Противодействие педофилии в России

Национальная безопасность начинается с возможности государства и общества защитить своих детей. Чем эффективнее защита от посягательств тех, для кого дети – это лишь материал, сырьё, тем более цивилизованным и ответственным можно считать государство. Перед тем как начать разговор о такой защите, стоит обратить внимание на заголовки прессы последних дней, уделившей внимание такому вопросу как защита ребёнка от посягательств сексуального характера со стороны взрослых.




«Комсомольская правда» - «Мужчина надругался над шестилетней девочкой в детском саду»;

«Друг для друга» (Курск) - «В Курске задержан педофил, напавший на школьницу»;

«Новости Якутии» - «Педофил напал на девочку в центре Якутска»;

«54Новости.рф» - «Курьер-педофил попросил девочку «помочь достать котёнка» и изнасиловал её»;

ФАП – «Казанский педофил насиловал 6 лет свою падчерицу»;

ФАП – «Нижегородский педофил надругался над пятью малолетними детьми»;

«Хазария 24» - «В Астрахани 39-летний местный педофил совершил в отношении 10-летнего мальчика насильственные действия».

Этот ужасающий список можно продолжать долго. А ведь это, пожалуй, лишь 10-я часть подобных заголовков газет и электронных ресурсов последней недели. Кто-то из читателей может заявить, что СМИ «по обыкновению» искусственно нагнетают обстановку, но о каком искусственном нагнетании может идти речь, когда буквально ежедневно десятки детей в самых разных регионах страны становятся жертвами сексуальных посягательств. Причём до половины проявлений педофилии относятся к действиям рецидивистов. Это в очередной раз доказывает тезис о том, что после освобождения из мест заключения существенная часть педофилов снова ищет для себя жертв среди малолетних детей, к которым можно легко войти в доверие.

Чтобы такое доверие было «железобетонным», извращенцы, как показывают сводки правоохранителей, готовы идти на самые различные ухищрения. Педофилы работают «под прикрытием» тренировочных центров для юношей и девушек, инструкторских курсов, всевозможных баз отдыха и агентств по реализации так называемых детских и подростковых туров. То есть педофилия в нашей стране – это не только отдельно взятые проявления похоти взрослых мужиков (хотя называть этих существ мужиками язык не поворачивается), но и целая бизнес-индустрия, на которой криминальные сообщества зарабатывают немалые деньги. Деньги на пороках одних и горе других.

Один из примеров того, как на детской невинности делали большие деньги, проявил себя буквально на днях. В Подмосковье сотрудники полиции задержали преступную группу, которая создавала в регионе фирмы, работающие якобы для предоставления детям в возрасте от 9 до 16 лет возможности отдохнуть (в т.ч. за рубежом). На самом деле отдых предполагал встречу детей с людьми, которые желали удовлетворить свои грязные сексуальные фантазии. При этом всё пытались обставить так, чтобы дети не поведали о своих «приключениях» родственникам – мол, сами пошли на половой контакт, а потому лучше молчите, чтобы избежать позора. Но молчать не стали, и преступная группа была разоблачена.

Однако, как выясняется, задержать педофилов - это одно, а вот совершить правосудие так, чтобы после отбывания срока те не смогли вернуться к своему преступному прошлому – совсем другое. Ещё сложнее, как выясняется, привлечь к ответственности организатор бизнеса, в котором оказываются соответствующие услуги состоятельным гражданам (российским или иностранным). При наличии деятельного адвоката у обвиняемых такие процессы просто рассыпаются, так как «туристических дел мастера» заявляют, что к состоявшемуся «на отдыхе» акту насилия над ребёнком их турфирма не имеет никакого отношения – мол, несчастный случай…

На тему того, какое наказание для педофилов стоило бы внедрить в Российской Федерации на фоне роста числа упомянутых преступлений, стали размышлять государственные чиновники. На данный момент в России преступления сексуального характера в отношении детей относятся к рассмотрению в рамках ст.134 УК РФ. Статья эта выглядит следующим образом:
Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста.

С одной стороны, наказание по этой статье может быть суровым – вплоть до пожизненного заключения за повторное преступление сексуального характера в отношении ребёнка (лицом, имевшим судимость по этой же статье). Но с другой стороны статистические данные говорят о том, что даже после ужесточения наказания по ст.134 количество преступлений сексуального характера в отношении детей существенно не пошло на спад. В 2003 году число таких преступлений (данные «Российской газеты») оценивалось в 769, в 2008 – 5281, в 2013 – не менее 4,8 тыс. При этом существенно вырос процент именно рецидивистских проявлений. Такие сведения говорят о том, что педофилов не пугает даже пожизненное заключение за их деяния.

В ходе рабочей поездки в Воронеж уполномоченный по правам ребёнка в РФ Павел Астахов заявил, что поддерживает идею о медицинском решении проблемы педофилии. Астахов отметил, что если педофилов многие называют не преступниками, а больными, то впору привлечь к их нейтрализации и медиков. В частности, предлагается химическая кастрация. Вариант! И этот вариант вполне способен стать препятствием к реализации преступных замыслов. Ведь если лицо будет сознавать, что оно не только загремит в колонию, но ещё и попрощается со своей сексуальной функцией, то это вполне может подействовать отрезвляюще.

Депутат Госдумы РФ Елена Мизулина – глава комитета по делам семьи, женщин и детей - предлагает снабжать специальными электронными браслетами тех лиц, которые вышли на свободу, отбыв наказание за педофилию. По мнению Елены Мизулиной, с помощью таких браслетов правоохранители смогут контролировать перемещения педофилов и не допустить их контакта с детьми. Депутат считает, что браслет даст понять педофилу, что он под постоянной слежкой, и тот откажется от совершения преступления.

Честно говоря, инициатива Елена Мизулиной не выглядит панацеей от активности преступников. Ведь при том количестве педофилов, которые уже есть в стране, для контроля над ними понадобится создавать отдельный штат полицейских. Да и сможет ли этот браслет каким-то образом предотвратить совершение насилия над ребёнком. Кто реально отследит, что педофил, отбывший срок, приблизился к ребёнку, и с какой целью он к нему приблизился? Единственная возможная польза от такого браслета – психологическая. Но это лишь в том случае, если браслет действительно создаст «эффект присутствия» - преступник будет понимать, что все его действия контролируются. Но вот надолго ли его хватит при таком подходе – отдельный вопрос. Разве что устроиться на работу, где имеет место общение с детским коллективом, такой человек вряд ли сможет.

Радует то, что этот вопрос как противодействие насилию над детьми поднят на государственном уровне, но не радует, что обсуждение ведётся несколько разрозненно и при отсутствии систематичности. Пока нет единой государственной и общественной стратегии. А мешает появлению этой стратегии то, что есть люди в нашей стране, которые считают педофилов исключительно больными людьми, которым нужно устраивать терапевтические и реабилитационные курорты. Мол, люди не виноваты, что больны… Судить строго – нельзя, кастрировать – тоже нельзя. Кругом, понимаешь, нарушение прав человека… То есть права педофила выше прав ребёнка? Ну, дела... И если этот крайне либеральный подход сохранится, то вряд ли придётся удивляться новому росту числа преступлений против детской невинности.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

121 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти