Красные партизаны в стране Белого слона: почему коммунистам так и не удалось победить в Таиланде

Во второй половине ХХ века в большинстве стран Юго-Восточной Азии активизировались партизанские движения – в первую очередь, коммунистической и национально-освободительной направленности. Их активизация была связана с тремя последовательными причинами.

Во-первых, важнейшую роль в формировании многочисленных коммунистических партий и партизанских движений, находящихся под контролем коммунистов, сыграла Вторая мировая война. Именно в военные годы в джунглях Индокитая и Малайского архипелага сформировались настоящие партизанские армии, первоначально сражавшиеся с японцами, но потом не пожелавшие отказываться от свободы и выступившие против колонизаторов. Примечательно, что важную роль в этом процессе сыграли и сами колонизаторы – первоначально они вооружали повстанцев, рассчитывая, что последние помогут справиться с японскими оккупантами, а потом добровольно демобилизуются.

Во-вторых, примером для коммунистов Юго-Восточной Азии стал успех Коммунистической партии Китая, пришедшей к власти в результате народно-освободительной борьбы. Китайская революция воодушевила коммунистических активистов в других странах Юго-Восточной и Восточной Азии на революционную борьбу и заставила поверить в успех собственных сил.


В-третьих, немаловажную роль сыграла поддержка Китаем коммунистических партий региона, поскольку КНР после укрепления маоистского курса стала рассматривать страны Юго-Восточной и Южной Азии как свою сферу влияния, разумеется, перейдя при этом и к стимулированию деятельности местных коммунистов, которые практически все перешли на позиции маоизма (кроме Вьетнама и Лаоса). Во многом, китайское руководство, поддерживая маоистские повстанческие движения, преследовало не только идеологические, но и геополитические цели, стремясь упрочить свои позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе и получить рычаги влияния на местные правящие элиты.

С партизанскими движениями Второй мировой войны были так или иначе связаны коммунистические партии в Бирме, Индонезии, Малайе, на Филиппинах, во Вьетнаме и Лаосе. Пожалуй, исключением в этом ряду стала Коммунистическая партия Таиланда – она начала партизанскую войну сравнительно поздно, уже в 1960-е годы, прямо под влиянием успеха коммунистов в соседних Вьетнаме и Лаосе и при прямой поддержке последних, которые были заинтересованы в ослаблении таиландского королевского режима – одного из ключевых союзников США в Юго-Восточной Азии.

Королевство белого слона

В отличие от остальных государств региона Таиланд – страна с особенной историей. Начнем с того, что только это государство Индокитая не знало колониальной зависимости. Последнему фактору способствовало то, что Сиам, как раньше назывался Таиланд, находился между английской и французской сферами влияния в Индокитае – он делил регион на западную английскую часть (ныне – Мьянма, бывшая Бирма), и восточную французскую часть (Французский Индокитай, ныне – Вьетнам, Лаос и Камбоджа). Традиции таиландской монархии уходят в XVIII век, когда сформировалась последняя таиландская династия Чакри. С тех пор Таиланд не знал зарубежного господства, что оказало сильнейшее влияние на культуру страны и ее политические традиции.

Таиланд – традиционная индокитайская монархия. Большая часть населения здесь исповедует буддизм «южного» направления (Хинаяна, или Тхеравада), но есть и небольшое количество мусульман – малайцы, сконцентрированные в южных провинциях страны. Символом Таиланда считается белый слон. Это священное животное раньше считалось королевским – редких слонов – альбиносов, разумеется, отдавали королевскому двору. Орден Белого слона – высшая государственная награда Таиланда, установленная еще в 1861 г.

Нельзя не отметить, что Сиам связывали хорошие отношения с Российской империей. Еще в 1891 г. в Сиаме побывал наследник императорского престола цесаревич Николай Александрович, а в 1897 г. в стране было открыто российское представительство. В том же году Петербург посетил сиамский король. Россию сиамские монархи рассматривали как возможного посредника в отношениях с западными государствами, прежде всего Англией и Францией, которые рассматривались как потенциальная угроза территориальной целостности монархии.

После переворота в 1932 г. в Таиланде была значительно ограничена власть короля, значительный спектр полномочий получили премьер-министры. Некоторые историки даже считают произошедший переворот революцией, настолько сильно он изменил привычный уклад жизни таиландской монархии. В первую очередь, король перестал быть абсолютным правителем страны, была восстановлена таможенная независимость тайского государства и отменен ряд «кабальных» договоров с иностранными государствами. Утвердилась и специфическая модель политической организации Таиланда, который на протяжении всей последующей истории характеризовался постоянными военными переворотами, приводившими к власти новых премьер-министров – как правило, из числа военных.

На фоне распространения в Таиланде модернистских идей, заключавшихся в осознании необходимости совершенствования страны в соответствии с западными моделями развития, но при сохранении национальных культурных ценностей, и начали свою деятельность первые таиландские коммунисты. Первоначально они, как и в Малайе, в основном были представлены гражданами Таиланда китайского происхождения. Это объясняется тем, что многочисленная китайская диаспора в Таиланде была основным поставщиком торговцев, интеллигенции и квалифицированных рабочих, тогда как представители коренного населения были либо аристократами, либо буддийскими священнослужителями, либо крестьянами. Тем более, китайцы в Таиланде изначально держали курс на ассимиляцию – они принимали таиландские имена и старались не выделяться из основной массы населения страны.

Коммунистическая партия

История таиландского коммунистического движения началась с основания Сиамского специального комитета Коммунистической партии Южных морей в 1926-1927 гг. Коммунистическая партия Южных морей, как известно, объединяла марксистов из стран Индокитая и Малайского архипелага, в том числе – и из Сиама. В 1930 г. была создана Коммунистическая партия Сиама. 1 декабря 1942 года, после переименования Сиама в Таиланд, партия получила название Коммунистической партии Таиланда.

Вплоть до 1940-х – 1950-х гг. Коммунистическая партия Сиама представляла собой небольшой кружок столичных интеллектуалов в Бангкоке, преимущественно – китайцев, хотя постепенно среди членов партии появлялись и тайцы. К 1948 г. британская разведка доносила о увеличении численности коммунистов до 3000 человек, однако, скорее всего, эти цифры были преувеличены. В годы Второй мировой войны, как известно, Таиланд выступал на стороне Японии.

Красные партизаны в стране Белого слона: почему коммунистам так и не удалось победить в ТаиландеВоенный диктатор и премьер-министр Таиланда маршал Пибунсонграм поддержал Японию, надеясь отхватить значительные территории от соседних индокитайских владений Англии и Франции. Пибунсонграм принял на вооружение модель пантаизма, то есть объединения всех тайских народов Юго-Восточной Азии вокруг тайской монархии (то есть, собственно тайцев – кхонтаи, а также лаосцев – лао, шанов и других таиязычных народов Индокитая). Однако поражение Японии в войне с союзниками привело и к военному перевороту в Таиланде. В период с 1946 по 1948 гг. Коммунистическая партия Таиланда переживала период легализации. В декабре 1946 г. была установлена договоренность с СССР об обмене посланниками, однако уже в ноябре 1947 г. был произведен повторный военный переворот.

Праворадикальный маршал Пибунсонграм вернулся к власти. Коммунистическая партия Таиланда была запрещена и ушла в подполье. В 1952 г. была запрещена коммунистическая агитация в стране, закрыт действовавший под руководством коммунистов Центральный профсоюз, среди 50 тысяч активистов которого преобладали граждане смешанного китайско-таиландского происхождения. Несмотря на репрессии, Коммунистическая партия Таиланда продолжала свою деятельность в образовательных учреждениях. Прежде всего, она ориентировалась на агитацию китайского населения и жителей приграничных районов. В 1959 г. КПТ перешла к практике набора представителей горных народов – хмонгов (мео) – для обучения антиправительственной деятельности. Если в соседнем Лаосе хмонгов использовали французы, а затем и американцы, как антикоммунистический контингент, то в Таиланде у коммунистов не возникало проблем с агитацией в среде горных племен.

Районами повышенного внимания со стороны таиландских коммунистов традиционно оставались северо-восточные и южные провинции. Северо-восточные районы Таиланда примыкают к лаосской границе. В соседнем Лаосе вели успешную войну против колонизаторов, а затем и постколониального руководства, народно-патриотические силы из фронта «Патет Лао». Соответственно, и таиландские коммунисты надеялись заручиться поддержкой лаотянского меньшинства, проживавшего на северо-востоке страны, а также отсталых горных племен. Активная деятельность коммунистов в северо-восточных провинциях давала повод проправительственным средствам массовой информации обвинять КПТ в стремлении отторгнуть пятнадцать северо-восточных провинций и присоединить их к Лаосу.

Юг Таиланда также представлял интерес для коммунистов как место компактного проживания малайцев, недовольных дискриминацией со стороны таиландского правительства, но в первую очередь – по причине близости Малайи, где действовала крупная и боевая Коммунистическая партия Малайи. Агитируя среди малайского населения, коммунисты стремились отторгнуть южные провинции от Таиланда, создав там коммунистическое государство, или же присоединить их к Малайзии в случае победы в последней коммунистического движения. Мусульманское меньшинство малайских штатов Таиланда рассматривалось как потенциальный союзник коммунистов не только по причине национальных противоречий с центральной властью, но и в силу социально-экономической отсталости и обездоленности населения южных провинций королевства.

Однако, в Таиланде коммунистам не удалось получить такой поддержки населения как даже в соседних Бирме или Малайе, не говоря уже о Лаосе или Вьетнаме, где коммунисты в конечном итоге пришли к власти. Отсутствие широкой поддержки со стороны населения страны объясняется особенностями истории Таиланда. Поскольку страна не знала колониальной зависимости, коммунисты Таиланда, в отличие от вьетнамских, лаосских, малайских, бирманских товарищей не могли апеллировать к колониальной тематике и представлять свою борьбу как национально-освободительную. Устойчивые традиции монархии в Таиланде опирались на серьезную народную поддержку и переориентировать крестьянские массы с поддержки монархии на коммунистическую идеологию было очень сложно. Монархия и религия рассматривались как основа тайской буддийской идентичности, что сильно препятствовало усвоению коммунистической идеологии в простонародной среде.

Во-вторых, с 1970-х гг. в Таиланд направлялись большие потоки вьетнамских и камбоджийских беженцев, которые рассказывали о негативном опыте коммунистического правления (здесь надо сделать скидку на то, что беженцами были представители, как сказали бы в советское время, «эксплуататорских классов», естественно они и не могли видеть позитивных последствий в деятельности тех же коммунистов во Вьетнаме). Наконец, уровень жизни таиландского населения, по крайней мере, в крупных городах, был значительно выше, чем в Лаосе, Камбодже или Бирме. С помощью США Таиланд вкладывал большие средства в укрепление и модернизацию своей армии и полиции, которые были куда более хорошо вооруженными и подготовленными, чем силовые структуры других монархий Индокитая (Лаоса и Камбоджи).

Этой совокупностью факторов объяснялось существование Коммунистической партии Таиланда, в первую очередь, благодаря внешней поддержке со стороны коммунистических правительств Китая и Вьетнама, заинтересованных в ослаблении таиландской монархии.

Переход к «народной войне»

В 1959 г. Китайская Народная Республика и Демократическая Республика Вьетнам (Северный Вьетнам) приступили к подготовке тайских коммунистов в военно-прикладных видах деятельности, одновременно оказывая материальную помощь Компартии Таиланда. На территории Вьетнама, в контролируемых фронтом «Патет Лао» районах Лаоса и в южной китайской провинции Юньнань были созданы военные тренировочные лагеря. Из города Куньмин в провинции Юньнань в начале 1962 г. начала вещание радиостанция «Голос народа Таиланда», передававшая на тайском языке антиправительственные передачи.

В свою очередь, таиландское правительство перешло к контрмерам. Прежде всего, Бангкок озаботился вопросами социально-экономического развития северо-восточных провинций, где КПТ пользовалась наибольшей поддержкой. Были созданы мобильные подразделения развития, которые отправлялись в отдаленные районы и решали проблемы местного населения. Повысилась роль самоуправления в северо-восточных провинциях, возросла материальная помощь со стороны центрального правительства. Среди мер по противодействию коммунистическим настроениям на северо-востоке страны можно назвать строительство школ, больниц, магазинов и рынков, дорог, колодцев. Тем не менее, в 1965 г. активность Коммунистической партии Таиланда возросла в еще большей степени.

Следует отметить, что еще в 1960 г. Коммунистическая партия Таиланда принимала участие в международном Совещании коммунистических и рабочих партий в Москве. После советско-китайского раскола в мировом коммунистическом движении, Коммунистическая партия Таиланда заняла прокитайские позиции. В 1961 г. была сформулирована и принята на вооружение концепция вооруженного сопротивления по китайскому образцу, а в 1964 г. Коммунистическая партия Таиланда осудила Коммунистическую партию Советского Союза как ревизионистскую и социал-империалистическую. Переход на маоистские позиции способствовал постепенному ухудшению взаимоотношений с вьетнамскими коммунистами. Хотя вьетнамские коммунисты были ближайшими территориальными союзниками таиландских товарищей, последние, переориентировавшись на Китай, стали все чаще критиковать вьетнамскую компартию.

1 января 1965 г. был создан Патриотический фронт Таиланда, призвавший к формированию патриотического и демократического правительства, выводу американских войск с территории Таиланда. Создание Патриотического фронта стало звеном в народной военной стратегии триединства «партия – армия – фронт». В августе 1965 г. коммунисты Таиланда перешли к низкоинтенсивным боевым действиям. Радиостанция «Голос народа Таиланда» объявила о начале эры вооруженной борьбы. Боевые действия начались в районе Накхон Пханом. К этому времени в распоряжении партии находилось 1200 вооруженных боевиков.

Красные партизаны в стране Белого слона: почему коммунистам так и не удалось победить в ТаиландеОдним из наиболее знаменитых деятелей коммунистического движения Таиланда в этот период был Чит Пхумисак. Писатель, поэт, историк и филолог, он иногда называется в различных источниках «Таиландским Че». Схожесть в их биографиях – примерно один и тот же возраст гибели, участие в партизанских действиях. Чит Пхумисак родился 25 сентября 1930 года. С молодых лет он стал заниматься историей родной страны, опубликовав в 1957 г. книгу «Лицо тайского феодализма». Уроженец бедной семьи из восточной провинции Прачинбури, Пхумисак получил филологическое образование в университете Чулалонгкорна в Бангкоке.

В 1953 году он устроился работать в посольство США, где помогал американскому лингвисту Уильяму Гидни переводить Коммунистический манифест на тайский язык. Это странное решение посольства было продиктовано стремлением напугать тайское правительство «призраком коммунизма» и заставить Бангкок перейти к еще более решительным мерам против коммунистического движения. Однако Пхумисак сделал из перевода Коммунистического манифеста другие выводы. В 1957 г. Пхумисака арестовали и бросили на шесть лет в тюрьму.

После шестилетнего заключения его признали по суду невиновным и освободили. В 1965 г. писатель вступил в Коммунистическую партию Таиланда и обосновался в джунглях гор Фу Фан в провинции Сакхон Накхон. 5 мая 1966 г. он был застрелен возле села Нонг Кунг, тело писателя сожгли. Лишь в 1989 г., после либерализации политического режима, останки Пхумисака были захоронены в ступе в соседнем буддийском Ват Праситтисангвоне.

Организационная структура КПТ к 1970-м гг. включала в себя 7 членов политбюро ЦК, 25 членов ЦК, провинциальные и районные комитеты, местные организации. Имеется очень мало информации о деятельности КПТ и ее лидерах, поскольку партия всегда отличалась конспирацией и не особо стремилась афишировать свои действия. Известно, что в 1977 г. пост генерального секретаря ЦК КПТ занимал Пхайом Чуланонт. Пхайом Чуланонт родился в аристократической семье и в молодости был профессиональным военнослужащим, получив звание подполковника королевской армии. В 1947 г. он пытался совершить военный переворот, но мятеж не удался и Пхайом бежал в Китай. Судя по всему, именно в Китае он и перешел на маоистские позиции. После возвращения из Китая в 1957 г., Пхайом был избран депутатом, после очередного военного переворота ушел в подполье и стал членом ЦК Коммунистической партии Таиланда и начальником штаба Народно-освободительной армии Таиланда. Кстати, сын Пхайома Чуланонта Сурайод Чуланонт одно время занимал пост премьер-министра Таиланда. Пхайом Чуланонт в 1978 г. уехал в Пекин на лечение, в начале 1980-х гг. скончался.

Единственный момент, на чем коммунисты могли очень хорошо сыграть в рассматриваемый период, заключался в присутствии на территории Таиланда американских войск и участии королевских солдат во вьетнамской войне на стороне США. Коммунистическая пропаганда утверждала, что Таиланд превратился в колонию Соединенных Штатов под руководством неоколониального режима. Соответственно, была провозглашена борьба против неоколониализма. Однако в 1968 г., после окончательного утверждения в КПТ маоистской линии, Таиланд стал рассматриваться партией как полуколониальная страна, вследствие чего коммунисты отказались от концепции неоколониализма. В 1969 г. было сформировано командование Народно-освободительной армии Таиланда (НОАТ). Боевые действия партизанских отрядов начались в районах Северного Таиланда, а также на границе с Малайзией, где партия взаимодействовала с вооруженными силами Коммунистической партии Малайи. Тем не менее, властям удалось в июле 1969 г. арестовать девять высших руководителей КПТ, включая члена Центрального комитета партии.

Красные партизаны в стране Белого слона: почему коммунистам так и не удалось победить в Таиланде


Пик боевых действий партии пришелся на 1970-е годы. С 1970 г. Народно-освободительная армия Таиланда (НОАТ) стала получать значительную помощь от китайского и вьетнамского командования. Боевики НОАТ начали вооруженные нападения на американские военные базы. Следующим толчком к укреплению позиций коммунистов стала резня в университете Тхаммасат в 1976 г. В результате репрессий против левого студенчества, многие студенты и интеллигенты перешли в радикальную оппозицию. Свыше 1000 студентов вступили в ряды Коммунистической партии Таиланда. Значительная часть новобранцев отправилась проходить военную подготовку на тренировочные базы в Лаос, где преподавали вьетнамские и лаосские инструктора – ветераны народно-освободительных войн.

Университетская резня 1976 г. способствовала и массовой «таизации» Коммунистической партии. До 1976 г. партия была преимущественно этнически китайской. В основном в ней состояли люди китайского и смешанного происхождения. С 1976 г. в партии большинство активистов составили тайцы. Коммунистическая партизанская война стала неотъемлемой частью жизни в королевстве Таиланд. В свою очередь, правительство Таиланда при поддержке США тратило огромные средства на антиповстанческую борьбу. После того, как в середине 1970-х гг. США устранились от индокитайских проблем, ситуация ухудшилась. В 1974 г. было создано оперативное командование внутренней безопасности, которое возглавил Прем Тинсуланон. Одновременно таиландское руководство делало акцент на политических, а не военных методах в борьбе с повстанцами Коммунистической партии Таиланда. В первую очередь, речь шла об изменении мировоззрения жителей северных и северо-восточных провинций Таиланда.

Поскольку многие студенты прежде не имели опыта действия в джунглях, коммунистическое руководство решило разместить их в деревнях в труднодоступных районах страны. Новобранцев разделили на группы по 9-55 человек, распределенные в 250 «освобожденных деревнях», находившихся под полным контролем Народно-освободительной армии Таиланда. Численность НОАТ к 1977 г. оценивалась в 6-8 тысяч вооруженных боевиков, всего же Коммунистическая партия Таиланда обладала миллионом сторонников, что позволяло средствам массовой информации обвинять половину провинций страны в прокоммунистических настроениях («красный пояс»).

Однако успех таиландских коммунистов во многом сковывался происходящими событиями внешней политики. Коммунистическая партия Таиланда находилась в прямой материальной, военной и информационной зависимости от Китая. Естественно, что улучшение взаимоотношений Китая с королевским Таиландом, последовавшее в 1975 г., после установления дипломатических отношений двух государств, не могло не отразиться на уровне поддержки «красного повстанчества» в Таиланде со стороны китайских единомышленников.

Постепенный закат

После того, как в конце 1978 г. началась война между Вьетнамом и полпотовской Кампучией, Коммунистическая партия Таиланда оказалась в сложной ситуации. Ведь и вьетнамские, и камбоджийские коммунисты поддерживали партию, помогали ей тренировать боевиков и находились с ней в дружественных отношениях. Ситуация усложнялась тем, что Лаос, где находились основные базы Народно-освободительной армии Таиланда, принял сторону Вьетнама. Компартия Таиланда, действуя в фарватере китайской внешней политики, поддержала Камбоджу. В ответ лаосское правительство изгнало Коммунистическую партию Таиланда и Народно-освободительную армию Таиланда со своих военных баз, чем нанесло серьезнейший урон по военно-политическим позициям КПТ. Буньен Вортхонг и несколько других студенческих лидеров пошли на раскол с руководством КПТ и сформировали 22 октября 1979 г. в лаосском Вьентьяне «новую партию» - «Партию освобождения», находившуюся на коммунистических позициях, но поддерживавшую Вьетнам и Лаос.

По мере улучшения китайско-таиландских отношений, в первую очередь на почве совместной неприязни к вьетнамскому и лаосскому режимам, поддержка Коммунистической партии Таиланда со стороны Китая начала сокращаться. Китайские товарищи рекомендовали таиландским коммунистам смягчить критику бангкокского правительства и оказывать всестороннюю поддержку камбоджийцам в антивьетнамской борьбе. 10 июля 1979 г. радиостанция «Голос народа Таиланда» объявила о прекращении своего существования, а 11 июля выпустила в эфир последнюю передачу. Одновременно стала гораздо меньше освещаться деятельность Компартии Таиланда и в китайских средствах массовой информации. В 1980 г. правительство Таиланда приняло постановление об амнистии перешедших на его сторону коммунистических боевиков. В марте 1981 г. Социалистическая партия Таиланда, в конце 1970-х гг. блокировавшаяся с КПТ, порвала с последней отношения, обвинив коммунистов в работе на иностранные государства.

Красные партизаны в стране Белого слона: почему коммунистам так и не удалось победить в Таиланде


В 1981 г. были захвачены и уничтожены базиы Кхао Хоп на границе провинций Пхетчабун и Пхитсанулок в Северном Таиланде. Это был серьезный удар по коммунистическим партизанам. На юге страны таиландские вооруженные силы действовали еще более агрессивно, часто проводя совместные с малайзийскими войсками операции против тайских и малайских коммунистов. Параллельно с военными операциями таиландское руководство прибегало и к методам реального улучшения социально-экономической инфраструктуры в отдаленных районах страны, являвшихся местом деятельности коммунистических повстанцев.

В 1981 г. руководство компартии обратилось к таиландскому правительству с предложением о мирных переговорах. Правительство ответило требованием демобилизации всех вооруженных отрядов Компартии до начала переговоров. К этому времени война и так приближалась к концу, поскольку в северных и северо-восточных провинциях Таиланда были уничтожены практически все базы НОАТ. В 1982 г. премьер-министр страны Прем Тинсуланон обратился к коммунистам, предлагая амнистию боевикам НОАТ в ответ на их демобилизацию. К этому времени покинуть ряды вооруженного сопротивления были готовы и многие боевики, которые не видели в изменившихся условиях дальнейшего смысла оставаться в джунглях.

Одновременно начался постепенный отток активистов из рядов Коммунистической партии. Студенты и интеллигенты покидали партию, отказываясь от маоистских позиций. Одним из аргументов становилось превращение Таиланда в индустриальную страну, в связи с чем терялась необходимость в реализации стратегии крестьянской войны. Численность вооруженных отрядов сократилась с 12 000 боевиков в конце 1970-х гг. до менее чем 2 000 человек. Были арестованы два видных деятеля компартии – Дамри Руангсутхам – член политбюро ЦК КПТ, и Сурачай Сае Дэн, руководивший деятельностью коммунистов в Южном Таиланде, на малайзийской границе.

К середине 1987 г. в Таиланде действовало не более 600 вооруженных боевиков Коммунистической партии, в том числе около 65-70 партизан в северных провинциях Таиланда, 85-115 партизан – в северо-восточных провинциях, 55-60 партизан – в центральных провинциях. Самый крупный отряд из 260-350 партизан действовал в южных провинциях Таиланда – на границе с Малайзией. Несмотря на то, что большинство боевиков было разгромлено, отдельные революционеры оставались и в Таиланде, и в соседних странах. Руководство Таиланда в этой связи было очень обеспокоено возможным переходом коммунистов к тактике городской партизанской войны и террористическим актам в городах Таиланда (что представляло бы серьезную проблему для страны, учитывая важность для таиландской экономики туристического сектора). К началу 1990-х гг., в связи с окончанием «холодной войны», Коммунистическая партия Таиланда фактически прекратила свою деятельность как вооруженная организация, ведущая партизанскую борьбу. Так закончилась еще одна страница послевоенной истории. Коммунистам, взявшим власть во Вьетнаме, Лаосе и, на некоторое время, в Камбодже, так и не удалось сломить вековую сиамскую монархию.

Сегодня коммунистическая партизанская война осталась в прошлом Таиланда, хотя отдельные коммунистические группы продолжают действовать в стране и в настоящее время. Куда большую опасность представляют для современного королевства религиозные фундаменталисты, действующие в населенных малайцами – мусульманами южных провинциях Таиланда, а также национально-освободительные армии малых народов, действующие на тайско-бирманской границе (прежде всего, речь идет о каренских и шанских формированиях).
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. parusnik 21 октября 2014 10:37
    Спасибо Илья, очень информативно...
  2. Prager 31 октября 2014 15:15
    отличная статья, спасибо автору, с удовольствием проплюсовал!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня