Подпольная борьба против СССР после завершения Второй мировой войны

Завершение Второй мировой войны стало переломной эпохой для жизни русской эмиграции. В Восточной Европе и Северном Китае советские спецслужбы провели масштабные аресты. Правда, нельзя сказать, что «брали» всех, в первую очередь арестовывали тех, кто бежал уже при советской власти; из «старой эмиграции» тех, кто не был замечен в антисоветских деяниях, не трогали. Арестовывали тех, кто сотрудничал с немцами и японцами, видных белогвардейцев, членов антисоветских политических организаций.

В Праге арестовали руководство Трудовой Крестьянской парии (ТКП), в её архивах были найдены документы, говорящие об утечках сверхсекретной информации из Кремля в конце 1930-х годах. Правда, выяснить, по каким каналам она шла, не удалось – лидер ТКП А.Л.Бем во время допроса покончил с собой, выпрыгнув из окна. Было арестовано более сотни активистов Народно-Трудового союза (НТС).


Часть эмиграции под влиянием побед Красной Армии, дипломатических успехов СССР пересмотрели своё отношение к советской власти. П.Н.Милюков (лидер кадетов в Российской империи) в 1943 году, перед смертью, написал статью, которая оказала большое влияние на русские умы. Он отметил заслуги Советского правительства – укрепление государственности, создание мощной армии, развитие народного хозяйства. Ещё один кадет, депутат II-IV Госдум, бывший посол Временного правительства во Франции В. Маклаков и социолог П. Сорокин разработали теорию «конвергенции», думая, что между державами антигитлеровской коалиции неизбежно произойдёт сближение в политико-экономических, социальных формах.

Когда в Париже после его освобождения было открыто советское посольство, его посетили Маклаков, бывший министр Временного правительства Вердеревский, заместитель председателя Русского общевоинского союза (РОВС) адмирал Кедров, который заявил следующее: «Советский Союз победил, Россия спасена, и спасен весь мир. Новая государственность и новая армия оказались необычайно стойкими и сильными, и я с благодарностью приветствую их и их вождей». Советский посол А.С.Богомолов, с свою очередь, высказал похвалу русским эмигрантам: «Мы могли ожидать, что немцы в борьбе с Россией используют эмиграцию, но этого не случилось. Тех, кто пошёл на службу фашистам, было сравнительно мало. Наоборот, в разных странах эмиграция проявляла свои симпатии к советскому народу».

В честь Победы Москва сделала примирительные шаги к русской иммиграции: Президиум Верховного Совета объявил об амнистии, дал право получить советское гражданство тем, у кого было российское гражданство до 7 ноября 1917 года. Такое же право получили люди, утратившие советское гражданство, и их дети. Но реально вернуться в СССР решились немногие, так, во Франции выразили готовность получить советское гражданство 11 тыс. человек, но уехали в СССР только 2 тыс. Большинство, даже получив гражданство, предпочли остаться за рубежом, тут была привычная среда, круг знакомств, да и было недоверие к амнистии.

Для тех, кто остался за рубежом, исчез главный стержень их существования – сохранение «прежней России». Война показала, что СССР силён, как никогда, и рушиться не собирается. Теория «конвергенции» также себя не оправдала. В итоге организации эмигрантов стали превращаться в клубы по интересам, их дети быстро ассимилировались, становясь французами, американцами, англичанами и т. д., полностью утеряв русский менталитет.

Но в ходе войны за границу выплеснулась ещё одна волна эмиграции – остались на Западе часть бывших пленных, «остарбайтеров», ушедшие с немцами беженцы, националисты, власовцы, бойцы различных коллаборационистских подразделений. Точная цифра этой «волны» неизвестна, говорят о примерно 100 тыс. человек. У этих людей была совсем другая психология, чем у эмиграции «первой волны». Они не жили надеждами на возвращение, сберегая «старую Россию», они, наоборот, стремились быстрее стать «нерусскими» - канадцами, французами, американцами и т.д. Поэтому процесс их ассимиляции шёл намного быстрее.

Их антисоветские организации полностью ориентировались на Запад, в первую очередь в США. Вопроса не причинит ли их деятельность вред русскому народу и российской государственности они себе уже не задавали. Русскую службу «Голоса Америки» возглавил невозвращенец, советский дипломат и разведчик, сбежавший на Запад, Бармин, он был принят и в Управление Стратегических служб (будущее ЦРУ). Под патронажем США и его партнёров по НАТО создаются различные русские национальные антисоветские организации. Но главным направлением деятельности стала информационная война, против СССР были нацелены мощные радиостанции: «Голос Америки», ВВС, «Свобода», «Свободная Европа». Начались попытки переброски агитационных материалов в СССР, в гарнизоны советских солдат, расположенные в Восточной Европе.

К 1948 году восстановил свои структуры ранее разгромленный НТС, усилив ряды за счёт «второй волны» эмиграции. Нашлись финансы на издание газет «Эхо», «Новости», журналов «Посев», «Грани». Союз изменил свою идеологию в сторону Запада, так, под «народно-трудовым строем» стали понимать западную демократическую систему. Затем была открыта и своя радиостанция – «Свободная Россия». Для работы в среде советских солдат были созданы агитационные центры в Германии и Австрии. Аналогичную деятельность вели и в крупных портах, куда заходили советские суда. С 1951 года идёт заброска в СССР, с помощью воздушных аэростатов, миллионов листовок, газет, сотен тысяч журналов, брошюр. Советские спецслужбы отвечали: нескольких активистов НТС похитили в Берлине и Вене и осудили на различные сроки заключения. Внедрялись агенты в ряды этой организации, несколько раз взрывали здание, где размещалась радиостанция и «издательство «Посев». Но у НТС оказались хорошие покровители – покушения на лидеров срывались, происходили утечки информации, агентов разоблачали.


Пытались забрасывать группы в СССР, с помощью американцев и спецслужб союзников США. Большинство групп были пойманы, но некоторые смогли осесть и начать подпольную деятельность. Для подпольщиков председатель НТС В.Д.Поремский разработал «молекулярную теорию». Признавалась невозможность создания в СССР крупных групп подпольщиков, но можно было создать множество «молекул». Они не будут связаны с друг другом и зарубежными центрами, поэтому провал одной «молекулы» не повлечёт краха всей сети. Основные методы работы «молекулы» - «малые» формы, пропаганда среди друзей, знакомых, родственников, распространение литературы. Эти «молекулы» в итоге должны были разъесть тело СССР. Такие «молекулы» создавали не только заброшенные активисты, но уцелевшие в СССР люди, которые, послушав радио «Свободная Россия», решали путём «самоприёма» вступить в НТС.

Ситуация в СССР

Условия для антисоветской пропаганды после войны были довольно хорошие – произошли грандиозные миграции населения, многие люди были оторваны от привычной жизни, места жительства, старого круга знакомств и т.д. Миллионы людей - солдат, военнопленных, «остарбайтеров» - познакомились с западной жизнью, их взглядами на жизнь, бытом. А марксизм-ленинизм, как идеология, обладал не самым мощным иммунитетом против внешних воздействий. У части интеллигенции (особенно творческой) появились надежды на ослабление режима, послабления, сближение с Западом. Во многом это было связано с тем, что для интеллигенции фактически создали «тепличные» условия, по сравнению с простыми людьми. Они жили более сытно, имели всевозможные льготы, их ценили, оберегали, у них был доступ к иностранным фильмам, книгам, возможности посетить заграницу, в итоге у многих сложилось впечатление своей избранности, исключительности. Они хотели продолжения «банкета» - зарубежных «свобод».

Но приходилось опять «мобилизовывать» экономику, население (уже третий раз – сначала годы индустриализации и коллективизации, затем война) на быстрое восстановление страны. В итоге во второй половине 40-х годов были раскрыты молодёжные оппозиционные кружки и организации в Ленинграде, Москве, Воронеже. Их взгляды были сходны с позициями разгромленной в 20-30-е годы оппозиции, они были за коммунизм, но без «сталинизма». Тех, кто вообще отрицал коммунистические ценности, было ещё немного.

Сталин ответил кампанией борьбы против «низкопоклонства перед Западом», активно начали пропагандировать достижения русской науки, культуры, искусства. Работу с творческой интеллигенцией возглавил лично А.А.Жданов, многие его считали преемником вождя. Подвергли критике рад произведений, в том числе Зощенко, Ахматовой. Но никого не репрессировали – хотели сделать «предупреждение», вернуть дисциплину в разболтавшиеся ряды.


Националисты

Поддерживали западные спецслужбы и националистов – война закончилась, но несколько лет шла «лесная война» в Литве, Латвии, Эстонии, Украине. Вашингтон официально не поддерживал движение Бандеры, т.к. считал его «недостаточно демократичным», возложив эту функцию на «младшего партнёра» - англичан.

Западу было выгодно поддерживать «народное сопротивление» - СССР тратил на борьбы с ним значительные силы и средства, в западных регионах поддерживалась нестабильность, в западных СМИ можно было говорить о «сопротивлении народа» советскому режиму. Только после того, как в Чехословакии и Польше в 1947-1948 годах были установлены коммунистические режимы, стало возможно подавить движение УПА, банды которой скрывались от крупных облав на сопредельных территориях.

Подпольная борьба против СССР после завершения Второй мировой войны


ГУЛАГ

Именно в послевоенный период, а не в знаменитые 1937-1938 годы достигла своего максимума система ГУЛАГ – его «население» достигло 2,5 миллионов человек. Выросло за счёт «власовцев», «бандеровцев», прибалтийских «лесных братьев», различного рода коллаборационистов. Причём надо знать, что большинство заключенных лагерей и тюрем СССР были не «политические», а обыкновенные уголовники. Большая война всегда приводит к всплеску преступности. СССР после войны довольно успешно «очистили» от бандитов, мародёров, спекулянтов, воров, насильников, хулиганья, проституток. Причём весьма быстро и эффективно – положив конец мифу о том, что «мафия бессмертна». Советские граждане могли теперь гулять по улицам городов в любое время суток, не боясь быть убитыми, ограбленными, изнасилованными.

В 1948 году, чтобы выделить наиболее опасный элемент, создали лагеря особого режима, «каторжные». Но в этом же году во всех лагерях резко смягчились условия содержания – стали лучше кормить, внедрялись меры техники охраны труда, чтобы сберечь рабочую силу. Труд заключенных, плюс труд контингентов пленных немцев и японцев способствовали быстрому восстановлению страны.

Дальнейшие действия Запада

Западные спецслужбы работали по всем возможным направлениям, расшатывая Красную империю – поддерживали открытый антикоммунизм, неотроцкизм, национализм, рождались исторические мифы, направленные против России-СССР. В 1948 году ООН приняла Декларацию прав человека, началась игра на «правах человека».

Пытались воздействовать через западные стандарты потребления – его видимое изобилие, материальный достаток, удобства. В итоге это оружие стало практически самым эффективным – советских людей развели на «колбасу», что и не удивительно, идеология марксизма-ленинизма, при Сталине замещаемая целесообразностью, не могла защитить сознание советских людей от этой вирусной программы. Именно в тот период был принят знаменитый меморандум 20/1 СНБ США от 18 августа 1948, который представлял из себя подготовленный по запросу министра обороны Джеймса Форрестола аналитический документ о долгосрочных целях политики США в отношении Советского Союза (его ещё называют планом Аллена Даллеса).


Аллен Уэлш Даллес.

Источники:
Верт Н. История Советского государства. М., 1994.
НТС. Мысль и дело. М., 1999.
Пыхолов И. В. Спецслужбы США. СПб., 2002.
Семанов С. Н. Сталин. Уроки жизни и деятельности. М., 2002.
Шамбаров В. Антисоветчина. М., 2011.
http://www.sakva.ru/Nick/NSC_20_1R.html
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

43 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти