Душа армии может и должна развиваться

Без духовного обновления вооруженные силы не приобретут нового облика

Душа армии может и должна развиваться


Российское воинство традиционно славилось высоким моральным духом, ратным искусством, патриотизмом. Русские полководцы всегда считали, что главная сила армии — в самих людях. Развивая личность, они создавали победоносное войско, духовно крепкое, верующее в Бога, способное малыми силами «творить великие дела».


Авторы данной статьи уже представляли «взгляд из истории» на ряд ключевых моментов современной военной реформы. Речь шла о том, что новую российскую вооруженную силу необходимо созидать с учетом «старых заветов», «не на песке — на камне», на прочном историческом фундаменте. Была изложена наша точка зрения на Кодекс чести офицера. Теперь рассмотрим очередной важнейший вопрос — о духовном укреплении войск.

ВОЗВЫШАЙТЕ ЧЕЛОВЕКА!

Российская армия никогда не была бездушной машиной. Всегда представляла собой живой организм, душа которого формировалась веками. Русские военные писатели тысячекратно подчеркивали, что «укоренение военного духа в армиях во все времена признавалось главной задачей военного устройства», «должное воспитание воинов есть краеугольный камень всего огромного, могучего военного организма». В эмиграции полковник Николай Колесников, разрабатывая «стратегию духа», писал: «Люди ассигнуют миллионы фунтов стерлингов, долларов, франков. Строят пушки, подводные крейсера, армии воздушного флота, танки, представляющие собой крепости. Но они забывают ассигновать на самое главное — на воспитание души тех, кто стоит у этих пушек, кто водит подводные лодки, кто скрыт за броневыми плитами танков и кто без этого воспитания повернет против них и танки, и пушки, и всю силу оружия».

Пока истине этой, не раз подтвержденной в истории, у нас не внемлют. В ходе достижения нового, перспективного облика Вооруженных Сил про душу армии словно забыли.

Между тем именно содержательная духовная реформа должна стать важнейшим направлением создания новой Российской армии. Откладывать ее недопустимо и опасно. С этой целью часть ассигнований на оборону следует направить на нравственное, умственное, культурное возвышение войск (личного состава), на возрождение духа и души Вооруженных Сил. На это требуется несопоставимо меньше средств, чем на боевую технику. Правда, нужно приложить максимум старания и ума.

Обратить взор на духовную сторону военного развития побуждают нас многие причины. Прежде всего — указания истории, заветы и советы выдающихся государственных и военных деятелей Отечества. Для них было очевидно, что Россия выживает, живет, борется, побеждает благодаря своей духовности, культуре, стойкости, честной верности. Что без развития личности и культа духовных ценностей у страны нет полноценного бытия, национального лица, суверенного будущего.

Столетиями утверждались простые, но важные аксиомы русского военного дела: военная мощь есть совокупность не только материальных, но и духовных сил; в здоровой армии двуедины «мораль» и «техника» — без творчества (явления духа) нет материальных достижений, обусловливающих в свою очередь моральное превосходство, а с ним и победы; в военном деле, как и во всем, дух движет материей (mens agitat molem), преобладает над ней. Этим и славилась русская армия — «христолюбивое российское воинство». Воспитание воина считалось наиболее важным «отделом» национальной обороны, а главнейшей из военных реформ полагалось духовно-нравственное возрождение армии.

В XVIII веке и начале XIX столетия русская армия добывала России за победой победу, не падала духом при неудачах, владела самобытным военным искусством, была лучшей в мире. Ее полководцы вели в сражения войска, вооруженные «наукой побеждать», основанной на вере в Бога, любви к Отечеству и военному делу, достоинстве, чести, других воинских добродетелях.

С гордостью записано Кутузовым в конце 1812 года: «Нет выше чести, как носить российский мундир. Я счастлив, предводительствуя русскими! Но какой полководец не поражал врагов, подобно мне, с сим мужественным народом! Благодарите Бога, что вы русские, гордитесь сим преимуществом…» Эта же мужественная твердость российского солдата, помноженная на военное искусство, спасла страну и в Великой Отечественной войне. Будем помнить об этом.

Но нельзя забывать и о печальных примерах. Когда дух Российской армии принижался и угашался, дело доходило до поражений, неудачных или кровопролитных кампаний, государственных крушений. Крымская война (1853-1856), Русско-японская и Первая мировая войны, катастрофы 1917 и 1941 годов, Гражданская война, распад Советского Союза (исторической России) в 1991-м — тому примеры. Царские и советские армии, а вместе с ними режимы, империи гибли потому, что у правителей, элит иссякала сила духа, отсутствовала творческая интуиция… «Угашенный дух мстил за себя, мстил за Румянцева, мстил за Суворова», — отметил военный историк Антон Керсновский.

В условиях ослабления России, в эпоху войн «шестого поколения», «мятежевойн», информационных войн и войн за ресурсы нельзя полагаться на спасительную роль массовых мобилизаций народа, на «географические доспехи», на «стратегию измора», на ядерное сдерживание, на миролюбие соседей. Эти факторы нужно учитывать и использовать. Но по-настоящему опереться можно лишь на «храбрые сердца», на людей, готовых и способных жертвенно защищать Отечество. И это также побуждает серьезно и неотложно заняться организацией духа армии.

Увы, деградация общества, особенно во времена «дикого капитализма» 90-х годов, псевдореформы, бесконечные унижения офицерства не в лучшую сторону повлияли на желание военного человека служить Отечеству честно, сознательно, инициативно. Вынудили его приспосаб-ливаться, выкручиваться, искать выгоду. Все это гибельно для того, кто идет по военной стезе, смертельно опасно для армии и страны.

Нынешние преобразования Вооруженных Сил уже весьма существенны. Но при этом крайне тревожит ситуация в духовной сфере. В сознании военнослужащих до сих пор нет надежных мировоззренческих, идейных, нравственных ориентиров и ясных идеалов. Взамен марксистско-ленинского не выработано современного учения о войне и армии, защите Отечества. Почти разрушена прежняя и не создана новая система воинского воспитания. Традиционные духовные ценности и национальное сознание под воздействием «рыночной» среды в значительной степени вытеснены потребительством и прагматизмом, переходящим в неприкрытый цинизм.

Все это может со временем взорвать ситуацию в Вооруженных Силах, свести на нет положительные нововведения. Этого допустить нельзя. Пора прислушаться к здравому смыслу, к заветам классиков. Ими со времен Суворова, его обличения «злоглупой» военной системы Павла I непрерывно внушалось: «Духа не угашайте!». Это гибель для армии, опасно для Отечества. Оснащайте новой техникой, новым оружием войска, модернизируйте их организацию, но прежде всего совершенствуйте дух, воинские добродетели, возвышайте человека — решающий фактор войны и военного дела. В этом залог качества армии, ее боевой ценности и технического совершенства.

Душа армии может и должна развиваться


ВОЕННО-НАЦИОНАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ

Армия без национального сознания — не армия, не «щит и меч страны». Национальное сознание — основа духа и души армии, ее мировоззрения, понимания ситуации и своих действий. В нем должны системно укореняться вера в Бога и Россию, идея самоотверженной защиты Отечества (служения), историческая память, уважение к прошлому и культуре страны, традиционные духовные ценности, национальные интересы и потребности; отечествоведение (знание-понимание России, ее государственных и военных сил); идеология — заветная, патриотическая, нравственная, человеческая, познавательная, информационная (не политическая, не партийная, не потребительская, не пропагандистская); стратегия национальной безопасности; российская геополитика; учение о войне и армии (как заветное, так и современное); «наука побеждать» как духовное военное искусство; творческая военная мысль как основа прогрессивного развития армии; национальная военная доктрина, которая «дочь истории»; идеал армии как самого здорового и сплоченного общим делом института общества, школы чести, «центральной цитадели нации»; воинский дух (военное сознание, «военная энергия», морально-боевые качества).

Без такого интегрального военно-национального сознания современной и надежной армии быть не может. Сознание указанного типа необходимо вырабатывать, собирать воедино, приводить в систему (в интеграл). Задача тяжелая, но облегчается тем, что в историческом плане значительная работа уже проделана. Основные идеи обозначены, идеалы начертаны. Их необходимо синтезировать, лишь дополнив современными знаниями и представлениями.

За отправную точку стоит принять важнейший — суворовский первоисточник. В частности, мировоззренческие установки «Российской армии Победоносца»: «Господь Покровитель бдит над Россией. Мы русские, с нами Бог. Горжусь, что я россиянин… Честь моя мне всего дороже. Доброе имя есть принадлежность каждого честного человека. Но я заключал доброе имя мое в славе Отечества, и все деяния мои клонились к его благоденствию. Я забывал себя там, где надлежало мыслить о пользе общей… Я не наемник, а отечественник. Я, Боже избавь, никогда против Отечества… Россия службою моею питалась, вашею питаться будет…»

На этой патриотической основе формируются и другие духовные черты военного человека, которые поэтически-чеканно сформулированы Суворовым же в его письмах-наставлениях (сокращаем до малого фрагмента): «Читай прилежно Евгения, Тюренна, записки Цезаря, Фридриха II… Языки полезны для словесности. Учись понемногу танцам, верховой езде и фехтованию… Будь чистосердечен с друзьями, умерен в своих нуждах и бескорыстен в поведении. Являй искреннюю ревность к службе, люби истинную славу. Обучай тщательно своих подчиненных и во всем подавай им пример. Будь терпелив в трудах военных и не унывай от неудач. Неприятеля не презирай, каков бы он ни был. Старайся знать его оружие и способ, как оным действует и сражается; знай, в чем он силен и в чем слаб…»

«Воспитание духа» — важнейший элемент формирования военно-национального сознания. Сегодня, как, впрочем, и 200 лет назад, в среде российского воинства следует в первую очередь развивать следующие воинские добродетели (свойства воинского духа): нравственность, патриотизм, служение, преданность военному делу, любовь к армии и своей части, достоинство и честь, знание отечественной истории, следование лучшим военным традициям, стремление к победам, сознательную дисциплину, войсковое товарищество, комплекс морально-боевых качеств.

Методы и способы воспитания в основе своей также не требуют особого обновления. Надо вернуться к «отеческому» воспитанию, культивируемому со времен Петра Великого и Суворова. Действительно формировать необходимые качества, а не имитировать деятельность, не пустословить. Воспитывать не только и не столько словом, но прежде всего делом (в процессе обучения, боевой подготовки, службы — самим образцовым воинским укладом, порядком), личным примером начальника, насаждением культуры отношений, созданием благоприятной среды. Уважая личность воспитуемого, опираться на позитивные свойства его характера, не на страх, а на совесть. Больше поощрять, чем наказывать.

И следует отказаться от леностного заблуждения, что воспитывать взрослых людей, которые приходят в армию, уже поздно. Армия — школа воспитания характера для жизненных и военных побед. Да и каждый рефлектирующий человек формирует себя, развивает свои творческие силы всю жизнь.

Никто не мешает нам жить, служить и воевать по петровским, суворовским заветам, творчески применяя их к современной действительности. Как и в целом использовать богатейшее духовное наследие Российской армии.

«НЫНЕ ВОЮЮТ… УМОМ»

Общественный прогресс все более определяется умственным трудом, объемом и качеством информации, технологий, инноваций. Тем более это касается армии. Она в значительной степени становится силой умственной, использующей не только военные, но и невоенные средства борьбы. Хотя в ней всегда требовались не только сила, доблесть, но и искусство, умение, творчество, мысль.

Еще в конце XIX века Достоевский ратовал за развитие «науки своей, самостоятельной», а не выписанной из-за границы. Особенно в армии, где требуются развитые творческие люди и «мозги», не просто меч, но ум: «Люди, люди — это самое главное. Люди дороже даже денег… Возьмите опять и то, что ныне воюют не столько оружием, сколько умом».

В еще большей степени это актуально и сегодня, когда важнейшие операции ведутся на информационно-психологических фронтах. К настоящему времени «воевание» уверенно перешло с суши, моря и воздуха в четвертое измерение — духовное. Что отметил в 50-х годах ХХ века выдающийся аналитик русского зарубежья Евгений Месснер. Сегодня противоборство принимает форму информационных и сетецентрических войн.

Все эти изменения требуют серьезного умственного развития вооруженной силы, качественного военного образования, культивирования военной мысли, подбора и подготовки подлинных профессионалов военного дела («добрых, ученых и искусных»).

И в этом отношении перед нами пример национальных военных гениев. Они воевали не числом, а умением, разумом, с опорой на сознательность воинов. Их творческая мысль развивалась не в форме схоластической теории, а как практическая «наука побеждать», отливаясь в военное искусство, приспособленное под российские условия.

Дореволюционная русская военная мысль в целом сохраняла данную научно-практическую направленность, была ориентирована на поиск решений насущных проблем военной защиты России. После 1917 года эту линию продолжали в Красной армии военспецы, а в русском зарубежье — военные изгнанники.

Всем этим богатым (во многом злободневным) наследием, этим примером умственной работы на Россию и следует руководствоваться в деле возрождения творческой военной мысли непосредственно в армии, а не только вне ее, как происходит сегодня.

Русский Генеральный штаб стремился быть «мозгом армии», органом «революции в военном деле». Генштаб нынешний старается сохранять и поддерживать эту традицию. Но в интересах изучения духовного наследия Российской армии, сбора и обобщения моря современной военно-политической информации целесообразно создать особую «творческую лабораторию» («мозговую корпорацию»). Она бы работала, например, над реализацией следующих проектов: «Русская военная классика» (до сих пор в забвении), «Духовное наследие Российской армии» (целостно не изучается), «Стратегия национальной безопасности России в прошлом, настоящем и будущем» (имеем весьма слабое представление), «Современная революция в военном деле» (тема сверхактуальная), «Войны будущего» (знания необходимы), «Кавказские войны Российской армии» (требуется деятельность целой военно-исторической комиссии), «Белая книга по вопросам национальной обороны России» (давно пора ее подготовить и опубликовать для самопознания и просвещения общественности), «Военная русофония» (не знаем своей военной культуры, не пропагандируем ее в войсках, своем обществе, в мире).

В нашу эпоху военный человек не может уже оставаться «полуинтеллигентным служакой». Он обязан не только «знать вести войну», но иметь глубокие знания и понимание окружающего мира, своей страны, армии, порученного ему дела. Должен заниматься самосовершенствованием, в том числе и «непрестанной той наукой из чтениев», чего требовал еще Суворов от своих офицеров. Возвышать свою военную специальность до мастерства и искусства.

РАБОТА С ЛЮДЬМИ

Во всех сферах военной жизнедеятельности центральное место отведено командиру-единоначальнику. Духовная — не исключение. Но ее современное содержание чрезвычайно усложнено.

Да, наш командный состав давно нуждается в более солидной гуманитарной подготовке. С учетом нашей специфики нужны и квалифицированные заместители командиров (начиная с роты), которые бы денно и нощно занимались решением обозначенных вопросов. А также соответствующие службы и аппарат.

Сознание, психика современных призывников, контрактников, профессиональных сержантов, молодых офицеров, психология воинских коллективов, их душевное состояние и умонастроение, как и все выше перечисленное, — вот поле их деятельности.

Они же должны заниматься военно-историческим просвещением, политической, идейной (военно-идеологической) подготовкой (без таковых армия вырождается в «охранную структуру»), повышением правовой грамотности, информационным, морально-психологическим обеспечением, кадровой (отбором и воспитанием персонала), социальной и культурно-досуговой работой.

Весь этот «функционал» и обязаны воплощать в жизнь заместители командира по работе с личным составом (так можно и назвать) — руководители широкого профиля, профессионалы «духовного дела».

Они должны быть серьезно подготовлены в сугубо военном отношении. Иметь все необходимые навыки и умения, чтобы поддержать или заменить командира в бою. Заметим, что в ротном, батальонном звене многие замполиты в Афганистане, заместители командиров по воспитательной работе на Северном Кавказе зачастую компетентно, даже героически руководили действиями подразделений. И конечно, их надо вооружать научно-практическими (подчеркнем это) философскими, историческими, политическими, психологическими, правовыми, социальными и иными необходимыми для их обширной деятельности знаниями-умениями. В том числе иностранными языками, что нехарактерно пока для большинства офицеров.

Любой опытный командир подтвердит необходимость такого заместителя. Вместо нынешнего сокращения «офицеров-воспитателей» (их и так осталось совсем немного) следовало бы всячески укреплять структуры, отвечающие за моральный дух, выстраивать новую систему воспитания войск, усиливать работу по духовному возрождению армии, развитию ее нравственных и умственных начал. Делать это с учетом указаний отечественной истории, зарубежного опыта, современных требований.

Имеется и учебное заведение, способное готовить квалифицированного специалиста указанного широкого профиля. Речь идет о Военном университете, обладающем соответствующим учебно-научным потенциалом и материальной базой.

Отрадно, что наконец положительно решен вопрос о военном духовенстве (при этом не следует уповать на всемогущество священников, всех обозначенных проблем они не решат). Это вековая традиция жизни российского воинства. Но потребуется время, пока она вновь сможет укорениться практически.

Важно глубоко продумать и широко развернуть работу по духовному возрождению армии, развитию ее нравственных и умственных сил. «Душа армии, — писал в эмиграции Генерального штаба генерал-майор Владимир Доманевский, — может так же развиваться, как ее техническая ценность. Но для этого „дух“ надо культивировать и в мирное, и в военное время».
Автор: Александр САВИНКИН, Игорь ДОМНИН
Первоисточник: http://www.vpk-news.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.vpk-news.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 2
  1. dred 5 января 2012 18:35
    Это единственное что пока нельзя отобрать у армии.
    dred
  2. kgbers 3 февраля 2014 23:46
    К большому сожалению, нынче, наши элиты,заботятся только о личном успехе. Отсюда и "угашение" патриотического духа в народе, в армии.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня