Румынский национализм: от «Железной гвардии» до наших дней

События на Украине оживляют страницы истории давно минувших дней и заставляют обратить более пристальное внимание на историю распространения праворадикальной и фашистской идеологии в странах Восточной Европы. Восточноевропейский фашизм имел собственное лицо, значительно отличавшее его от фашизма более развитых и самодостаточных стран Западной Европы. Говоря о Новороссии, сложно не вспомнить другой уголок русского мира, двадцать лет назад отвоевавший право на независимое существование, — Приднестровскую Молдавскую Республику. Само появление этого государства как раз и было во многом связано с оживлением ультранационалистических и фашистских настроений в Молдавии. Молдавский русофобский национализм и тогда, и почти столетие назад основывался на румынофильских настроениях и инспирировался Румынией.

Румыния — интересная страна. Находясь на задворках Европы и никогда не отличаясь высоким уровнем социально-экономического и культурного развития, она тем не менее дала миру нескольких «звезд» мировой величины — писателей, поэтов, мыслителей, культурологов. И стала родиной уникальной интерпретации фашизма — т.н. «гвардизма». Сегодня мало кто вспомнит о существовании в первой половине ХХ века (1920-1940-е гг.) «Железной гвардии». Хотя среди правоконсервативных кругов до сих пор не угасает интерес к идеологии гвардизма и фигуре ее лидера — Корнелиу Зеля Кодряну.

Румыния: стремление к величию


Прежде, чем перейти к рассмотрению истории и идеологии румынского фашизма, в том числе и в гвардистской интерпретации, необходимо обратиться к его истокам. Что представляла собой Румыния к началу ХХ века? Во-первых, это была достаточно молодая страна. Вплоть до конца XIX века на протяжении нескольких столетий два основных румынских княжества — Молдавия и Валахия — признавали сюзеренитет турецкого султана. Одновременно, как православные страны, они во многом смотрели в сторону Российской империи, надеясь на то, что русский царь поможет им освободиться от гнета иноверцев и получить долгожданную независимость.

Первые шаги к независимому румынскому государству были сделаны в 1859 году, когда Валахия и Молдавия объединились в Объединенное княжество Валахии и Молдавии под руководством князя Александру Иоана Кузы. В 1861 г. объединение Валахии и Молдавии признал турецкий султан. К этому времени очень сильными позициями в стране обладали бояре, ограничить власть которых и попытался Иоан Куза. Бывший молдавский военный министр, ставший князем Объединенной Валахии и Молдавии, Куза стремился модернизировать страну, освободив крестьян, секуляризировав монастырские земли и проведя ряд реформ всей государственной системы. Это вызвало резкое недовольство бояр, решивших расправиться с князем и не допустить ущемления своих прав. В 1866 году Куза был свергнут в результате дворцового переворота и покинул страну. С этого времени и на 80 лет в стране воцарилась немецкая династия Гогенцоллернов — Зигмарингенов. Ее первый представитель — Карл Эйтель Фридрих Людвиг фон Гогенцоллерн-Зигмаринген, отпрыск министра-президента Пруссии и дочери герцога Баденского, — занял румынский престол под именем Кароля I. В результате русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Румыния получила долгожданную независимость и в 1881 г. была провозглашена королевством.

К началу ХХ в. это было одно из наиболее отсталых государств Европы. Румынское общество было крайне поляризовано в социальном и культурном отношении: аристократия и интеллигенция ориентировались на Западную Европу, прежде всего на Францию или Германию, крестьянство хранило традиции, одновременно находясь в очень плачевном (преимущественно) экономическом положении. Неоднократно вспыхивали восстания румынских крестьян, жестоко подавлявшиеся властями. Помимо феодалов, недовольство румынского населения вызывал нарождавшийся класс капиталистов, среди которого было много евреев. Евреи издавна играли особую роль в румынском обществе — именно они держали значительную часть румынской торговли, являлись ростовщиками и корчмарями, вызывая негативные эмоции со стороны среднего румынского крестьянина. Разумеется, была и еврейская беднота, населявшая румынские города и находившаяся в не лучшем положении, чем румынские крестьяне.

Социально-экономические проблемы Румынии с одной стороны и влияние западноевропейской политической и культурной жизни с другой стороны во многом и стали причинами распространения в румынском обществе националистических настроений. Румынская нация, стремившаяся подражать западноевропейским нациям и активно занимавшаяся мифотворчеством (то выведение румынского этноса от героических даков, то от еще более героических римлян), чувствовала себя обделенной. Особенно на фоне того, что экономическое положение страны оставляло желать лучшего, а многие земли, которые румыны считали своими, оставались под властью соседних государств, в том числе и России. Несмотря на то, что именно Россия сыграла одну из ключевых ролей в появлении румынской суверенной государственности, а также являлась «старшим братом по вере» румынского государства, румынский национализм в значительной степени носил русофобский характер.

В отличие от других европейских государств, праворадикальные идеи в Румынии доминировали над левыми. В том числе и среди румынских интеллектуалов. Такие выдающиеся представители румынской культуры как Октавиан Гога, Мирча Элиаде, Эмиль Чоран, Эжен Ионеско, Ион Мынзату и целый ряд других в разные периоды жизни тяготели к фашистской идеологии. В ней они усматривали единственный вариант сохранения румынской национальной идентичности, сплочения румынской нации и занятия ею подобающего места в европейской истории. У истоков румынского национализма стояли такие значимые для культуры страны фигуры как крупнейший румынский поэт XIX века Михаил Эминеску, историк Николае Йорга, философы Нае Ионеску и Никифор Крайник, поэт Лучиану Блага.

Румынский национализм: от «Железной гвардии» до наших днейКо времени окончания Первой мировой войны в Румынии уже действовали радикальные националистические организации. Это были кружки профессора Александру Куза, известного своими антисемитскими взглядами, и Константина Паску — рабочего, бывшего убежденным противником марксистской и социалистической идеологии. Профессор Куза считался идеологом румынского национал-консерватизма антисемитского толка и пользовался авторитетом среди праворадикальных студентов. Группа Паску называлась Гвардией национальной совести и состояла примерно из тридцати рабочих, специализировавшихся на штрейкбрейхерстве во время забастовок, организованных румынскими левыми.

Большое влияние на румынский национализм и активизацию праворадикальных движений в стране оказала победа фашистов в Италии. В начале 1920-х годов в Румынии появилось две организации, прямо ориентировавшиеся на итальянский опыт. Румынская национальная фасция во главе с Титом Вифором возникла в 1921 г. на базе Национальной фашистской партии и объединяла до полутора тысяч активистов. Она действовала в Молдавии, Буковине и Банате, придерживаясь корпоративистской идеологии. В том же 1921 г. появилось и Национальное итало-румынское культурное и экономическое движение, в котором было лишь сто человек. Возглавлявшая его журналистка Елена Бакалоглу была замужем за итальянцем — очевидно, именно по этой причине идеология движения основывалась на подчеркивании тесного родства между румынской и итальянской нациями.

Одновременно мода на национализм формировалась и в румынских интеллектуальных кругах. В 1920-е годы в Румынии появилось несколько националистических изданий и кружков интеллектуалов, симпатизировавших ультраправым. Молодые интеллектуалы группировались вокруг журнала «Чувинтул», который издавал философ Нае Ионеску (1890-1940). Именно там начал печататься молодой Мирча Элиаде, к журналу примыкали философ Константин Нойку и писатель Мирча Вулканеску. Философ Нае Ионеску, как и профессор Куза, не был чужд антисемитским настроениям, но предпочитал подводить под них научную базу, являясь одним из крупнейших специалистов по иудаизму в стране. Поэт Октавиану Гога, уроженец Трансильвании, был активен не только в литературной, но и в политической жизни страны. Ему удалось на некоторое время (в 1937-1938 гг.) даже стать премьер-министром Румынии, отметившись откровенно прогитлеровским курсом и введением нацистских законов вроде лишения лиц еврейской национальности румынского гражданства. Таким образом, к третьему десятилетию ХХ века в румынской политической и культурной жизни не было недостатка в знаменитых представителях националистических идеологий.

Железная гвардия капитана Кодряну

Однако оставить румынский фашизм в истории именно оригинальной и, во многом, уникальной идеологией, сумел другой человек — Корнелиу Зеля Кодряну. Будущий капитан Железной гвардии родился в 1899 году и с юных лет проникся националистическими и антикоммунистическими идеями. В 1919 году во время учебы в Яссах на факультете права местного университета Кодряну сблизился с профессором Куза, который оказал на него значительное идеологическое влияние. В марте 1923 г. возникла организация, получившая название Лиги национальной христианской защиты. Далее вчерашние союзники стали размежевываться. Куза настаивал на создании политической партии, а Кодряну — на формировании полувоенной организации с жесткой дисциплиной, по типу военно-религиозного ордена.

Румынский национализм: от «Железной гвардии» до наших днейПомимо идеологических дискуссий, Лига отмечалась и т.н. «акциями прямого действия». Так, 8 октября 1923 г. нескольких ее активистов арестовали по подозрению в планировании убийств известных еврейских политиков, журналистов и предпринимателей. Ион Мота — один из арестованных активистов — застрелил прямо в зале суда бывшего соратника, обвиненного Лигой в предательстве. Среди арестованных был и Кодряну, который именно в тюрьме окончательно пришел к идее создания религиозно-мистического ордена националистической направленности. Он создал кружок «Братство Креста». Позже Кодряну сотоварищи был освобожден, однако 25 октября 1924 года вновь попал в тюрьму — на этот раз за убийство префекта полиции. Тем не менее, лидер Лиги был оправдан. На этом настояла румынская общественность, которая откровенно негативно оценивала деятельность убитого префекта Манку по преследованиям политически активной молодежи.

Тем временем, разногласия между Кузой и Кодряну продолжали нарастать и 24 июня 1927 года Корнелиу Кодряну вышел из Лиги национальной христианской защиты. Помимо недовольства стремлением Кузы превратить Лигу в политическую партию, Кодряну не разделял и «зоологического антисемитизма» профессора, считая, что корень проблем румынской нации и государства лежит несколько в иной плоскости. Здесь необходимо обратить внимание на тот факт, что Лига национальной христианской защиты была наиболее влиятельна на северо-востоке страны, причем — в городах. Именно в городах евреи составляли значительный процент населения (от 23,6% в Молдавии до 30,1% — в Буковине), что и влияло на антисемитизм Лиги и ее лидера Кузы. Кодряну же был противником урбанизации румынского общества и выступал за традиционные ценности румынской нации.

Политические воззрения Кодряну приближали его к сторонникам крестьянской автаркии. Сельскую общину Кодряну считал идеалом социального устройства для румынского общества, особо подчеркивая ее антифеодальный и одновременно антимодернистский характер. Крестьяне в этом контексте рассматривались как движущая сила румынского общества, почему Кодряну и стремился работать прежде всего с ними, проводя агитацию в сельской местности. На базе «Братства Креста», созданного Кодряну в тюрьме, в 1927 году был основан Легион Архангела Михаила. Святой Михаил Архангел считался покровителем «Братства Креста». Его идеология базировалась на православии, убежденности в собственной священной миссии и братских взаимоотношениях между членами организации.

В Легионе была установлена жесткая дисциплина, при этом все мероприятия носили религиозно ориентированный характер. «Дисциплина производит Личности и требует их — так как каждый акт послушания может быть актом команды, с помощью которой можно превзойти себя, инстинкты и внутреннюю анархию. Акт послушания дает команду превозмочь животное в себе, который стремится к отговоркам, к продолжению комфортабельного маскарада. Дисциплина укрепляет, создает Личность», — писал активно поддерживавший легионеров румынский интеллектуал Мирча Элиаде, впоследствии получивший всемирную известность как философ и один из крупнейших специалистов по теории религии (Мирча Элиаде. Почему я верю в победу легионерского движения).

Легион был разделен на «гнезда» численностью от трех до тринадцати человек — очень дальновидное деление, существенно облегчавшее процесс управления ячейками и в то же время приучавшее их к самостоятельности и инициативности. В январе 1929 года был собран Сенат легионеров, в который вошли активисты организации в возрасте старше пятидесяти лет, которые были призваны своим авторитетом осуществлять воспитание более младшей поросли легионеров. Униформой Легиона стали зеленые рубашки (по аналогии с итальянскими черными рубашками фашистов). Несколько позже в составе Легиона было создано более закрытое и жесткое подразделение — «Железная гвардия», по имени которой и получили название и все движение, возглавлявшееся Кодряну, и его идеология, известная как «гвардизм».

Румынский национализм: от «Железной гвардии» до наших дней


Легион Архангела Михаила пользовался симпатиями и поддержкой многих румынских интеллектуалов. Мирча Элиаде, в частности, видел в Легионе принципиально новое для того времени политическое движение, в первую очередь религиозного, мистического характера: «В то время как все современные революции являются политическими, легионерское движение — это скорее революция ментальная и религиозная… В то время как все современные революции имеют своей целью захват власти общественным классом или определенным человеком, легионерская революция ставит целью Спасение нации, примирение народа с богом» (Мирча Элиаде. Почему я верю в победу легионерского движения).

Легионеры и королевское правительство

В отличие от других ультраправых организаций, к Легиону Архангела Михаила королевские власти относились с большим подозрением. Им не нравились антиолигархические и антикапиталистические устремления Кодряну, одновременно они негласно стимулировали его политических оппонентов — в первую очередь, профессора Куза с его Лигой национальной христианской защиты, поскольку сваливание всех проблем страны на евреев представляло для власти шанс переключения народного внимания со злоупотреблений и коррупции собственных чиновников на национальное меньшинство. Кодряну же, на антисемитизме не зацикливавшийся, представлял большую опасность, поскольку называл вещи своими именами и винил в сложившейся в стране экономической ситуации не столько евреев, сколько королевское правительство и правящий класс капиталистов и землевладельцев.

Однако, несмотря на противодействие со стороны королевских властей, в августе 1931 года Кодряну, недавно освобожденный после очередной полуторамесячной «отсидки», был избран в румынский парламент. Его политическая программа выглядела пугающе для румынского руководства. Гвардисты требовали: смертной казни для мошенников, конфискации имущества олигархов, суда над коррумпированными политиками, исключения политических деятелей и чиновников из директоратов банков и предприятий, изгнания пришлых эксплуататоров, провозглашения румынских земель собственностью румынского народа. На следующих выборах Легион получил пять мест в парламенте.

Параллельно с идеологической деятельностью и укреплением собственной организации, Легион осуществлял и ряд интересных практических проектов. Во-первых, симпатии Кодряну к крестьянству проявлялись в участии легионеров в сборе урожая, помощи крестьянским хозяйствам, организации обучения грамоте крестьянских детей. Во-вторых, Легион основал собственные сельскохозяйственные производства, сеть ресторанов, магазинов, мастерских. В-третьих, легионеры активно занимались благотворительностью и помощью бедным. Все это способствовало росту симпатий к Легиону со стороны румынского крестьянства и других беднейших слоев населения.

Ко второй половине 1930-х годов относится дальнейшая радикализация Легиона и одновременно ужесточение противостояния легионеров с их политическими соперниками. Так, в 1936 году был убит бывший легионер и депутат от Легиона Михаил Стелеску, создавший собственную организацию «Румынский крестовый поход». В том же 1936 году первые семь легионеров отправились в Испанию для участия в Гражданской войне на стороне Франко. Спустя короткое время, в январе 1937 года, лидеры Легиона Ион Мота и Василе Марин, погибли в Испании, а их тела, привезенные на родину, торжественно захоронили при большом стечении народа.

В 1937 году началось и изменение легионерской политики. Во многом, причиной этого стало сближение Корнелиу Зеля Кодряну с генералом Ионом Антонеску, известным своими праворадикальными позициями. В румынском правительстве генерал занимал должность министра коммуникаций, однако пытался приобрести более серьезное политическое влияние. Со временем именно Иону Антонеску было суждено возглавить ту самую «фашистскую Румынию», которая в союзе с гитлеровцами напала на Советский Союз. Однако в конце 1930-х годов генерал лишь начинал свой путь к вершине политического олимпа предвоенной Румынии.

Румынский национализм: от «Железной гвардии» до наших днейИон Антонеску родился в помещичьей семье в 1882 году. На момент описываемых событий ему было уже далеко за пятьдесят, за плечами — многолетний опыт службы в румынской армии. В 1907 году молодым лейтенантом Антонеску участвовал в подавлении крупнейшего крестьянского восстания, к моменту Второй Балканской войны в 1913 году был уже начальником оперативного отдела штаба кавалерийской дивизии, а Первую мировую встретил командиром учебного эскадрона кавалерийской школы. Первая мировая война принесла будущему «кондуктэрулу» («вождю») румынского государства быстрый служебный взлет. В 1923 году он был военным атташе в Париже, затем в Лондоне. В 1027 и 1931 гг. Антонеску возглавлял Высшую военную школу, затем командовал полком и бригадой, в 1933 был начальником Генерального штаба, в 1937 — министром обороны Румынии.

Праворадикальные взгляды Антонеску и его сближение с «Железной гвардией» вызывали большие подозрения со стороны румынского монарха Кароля II. В 1938 году Кароль узнал о том, что во время его заграничного визита Антонеску пытался подготовить путч, после чего сместил его с должности министра обороны и назначил командующим военным округом (на арест влиятельного генерала Кароль не решился). Антонеску критиковал политику Кароля II за ущемление, как он считал, румынских национальных интересов — Кароль уступил Венгрии часть Трансильвании, Советскому Союзу — часть Бессарабии и Северной Буковины. Королевское правительство, опасаясь волнений, заключило Корнелиу Кодряну в тюрьму, а генерал Антонеску был фактически отстранен от должности. Румынская полиция организовала обыски в домах тридцати тысяч активистов Легиона Архангела Михаила. Все руководство «Железной гвардии» и Легиона было арестовано. Одновременно Кароль II пытался подчинить все румынские праворадикальные движения своей власти, надеясь сам встать во главе диктатуры фашистского типа и видя в Кодряну и других легионерских вождях опасных конкурентов. В этот период капитаном Легиона был избран Хориа Сима. При его руководстве легионеры начали участвовать в акциях против еврейского населения, вернулись к террору против государственных служащих. Хориа Сима ориентировался на нацизм гитлеровского образца и стремился превратить Легион в подобие нацистской партии.

30 ноября 1938 года Корнелиу Кодряну и тринадцать его соратников были расстреляны в сельской местности. Показательно, что Гитлер, первоначально достаточно негативно отреагировавший на убийство лидера легионеров, которого он считал потенциальным союзником, очень быстро вернулся к сотрудничеству с королевским правительством Румынии. Зато продолжали действовать низовые команды — «гнезда» «Железной гвардии». 21 сентября 1939 года был убит Арман Калинеску — премьер-министр Румынии, во время убийства Кодряну занимавший пост министра внутренних дел и считавшийся основным проводником политики Кароля II в стране. В отместку власти уничтожили не менее 400 легионеров, находившихся в концентрационных лагерях страны. Впрочем, командовавший резней легионеров министр внутренних дел Румынии генерал Георге Аргезану спустя некоторое время также был убит легионерами.

Конец «Железной гвардии»

Кароль II для организации собственной поддержки в народе создал Партию нации. Однако это решение уже не могло спасти его авторитет. Последней каплей недовольства его политикой со стороны румынских националистов стала уступка значительной территории Венгрии, произведенная по настоянию Гитлера, стремившегося удовлетворить аппетиты венгерского диктатора Миклоша Хорти. По всей Румынии начались массовые демонстрации. 5 сентября 1940 года Кароль II был вынужден назначить генерала Иона Антонеску премьер-министром страны и последний приступил к формированию национал-легионерского правительства, в которое вошли не только известные румынские политические и военные деятели, но и активисты «Железной гвардии», к тому времени возглавлявшейся Хориа Симой.

Румынский национализм: от «Железной гвардии» до наших днейПоследний был назначен вице-премьером Румынии. Новая «Железная гвардия», руководимая Симой, практически ничем, кроме названия и внешней символики, не напоминала структуру, руководимую Кодряну в 1920-е — 1930-е годы. Однако, и эта «Железная гвардия» не была довольна официальной политикой нового румынского руководства. 21-23 января 1941 года произошла попытка военного переворота со стороны гвардистов, более напоминавшая еврейский погром. Главными объектами мятежа выступили не государственные учреждения, а еврейское население, в ряде случаев — и простые прохожие, румыны по национальности. Массовая резня евреев завершилась надругательством над их телами.

Для Иона Антонеску эти действия «Железной гвардии» стали прекрасным предлогом для ее запрета, тем более что в подавлении вышедших из-под контроля гвардистов его полностью поддержал Адольф Гитлер, пообещавший всевозможную помощь, в том числе и военную. Гитлер счел Антонеску более приемлемым партнером для союзнических отношений, тем более лояльным к проникновению германских капиталов в Румынию. Правительственные войска начали подавление выступления легионеров. Девять тысяч бойцов Легиона и «Железной гвардии» было арестовано и помещено в концентрационные лагеря и тюрьмы. Национал-легионерскому государству, существовавшему с сентября 1940 по январь 1941 года, пришел конец.

Румыния оказалась во власти генерала Антонеску, нейтрализовавшего в лице «Железной гвардии» опасных политических соперников и получившего всю полноту власти и действий. В политическом плане Антонеску вернулся к поддержке старых румынских националистов — поэта Октавиана Гога и профессора Александру Куза. Идеология, некогда пропагандировавшаяся в Лиге национальной христианской защиты Александру Кузой и его фракцией, восторжествовала в Румынии Антонеску. Лидер «Железной гвардии» Хориа Сима, впрочем, не был убит, а смог покинуть страну и спастись от вынесенного ему заочно смертного приговора. До 1942 года Сима содержался в Бухенвальде, затем бежал в Италию. Он — один из немногих участников тех событий — дожил до глубокой старости и скончался в 1993 году, до последних дней проживая в эмиграции в Испании.

Не прекратила своего существования и «Железная гвардия». Гвардисты под руководством Хориа Сима вновь пытались обрести активную роль в румынской политике, возглавив прогитлеровское «правительство Румынии в изгнании», существовавшее в Вене с декабря 1944 по май 1945 гг. — после перехода Румынии в состав антигитлеровской коалиции. Послевоенная «Железная гвардия» в числе ее уцелевших членов была немногочисленной организацией и базировалась в Испании. Генералиссимус Франко, помнивший участие румынских добровольцев — легионеров в Гражданской войне, предоставил политическое убежище Хориа Сима, Василе Яшински и другим видным активистам «Железной гвардии», уцелевшим после ее разгрома и покинувшим Румынию.

Крупнейший румынский интеллектуал Мирча Элиаде, поддерживавший «Железную гвардию», в силу своего авторитета не подвергшийся серьезным репрессиям, также покинул страну, и в годы Второй мировой войны находился в Португалии. Здесь он работал главным советником по печати в румынском посольстве, параллельно изучая особенности фашистского корпоративного режима Салазара и подготавливая книгу о салазаровской «революции». Из Португалии Элиаде перебрался во Францию, где и оставался вплоть до эмиграции в США. Элиаде получил всемирную известность как историк и теоретик религии и впоследствии несколько дистанцировался от легионерских убеждений молодости.

Возвращение национализма

По иронии судьбы, идеи румынского национализма спустя некоторое время возродились в годы правления Николае Чаушеску. Несмотря на приверженность коммунистической идеологии, Чаушеску к 1970-м годам обратился и к националистическому дискурсу, надеясь тем самым повысить единство румынского общества. Вновь началась героизация и мифологизация румынской истории, возведение румынской государственности к древним дакам, на неимоверной доблести которых делался акцент в официальной печати. Румыния как наследница воинского духа Дакии противопоставлялась окружающим странам Восточной Европы. В начале 1980-х гг. Чаушеску пошел даже на предоставление румынского гражданства давно покинувшему страну и проживавшему в США Мирча Элиаде, который, разумеется, на родину не вернулся. Сам этот жест свидетельствовал о желании румынского руководителя подчеркнуть не только значимость крупнейшего румынского интеллектуала, но и важность некоторых его идей для Социалистической Румынии.

После распада социалистического блока ультранационалистические идеи получили в Румынии новое рождение. Во-первых, румынские националисты вновь прониклись идеями возрождения румынской государственности в территориальных границах «Великой Румынии». Это означает, что аппетиты румынских националистов простираются на всю Молдавию, Черновицкую область Украины, часть Одесской области, на некоторые районы Венгрии. В самой Румынии еще в 1991 году была основана партия «Великая Румыния», выступающая с антивенгерских, антисемитских и антицыганских позиций, за возрождение Румынии в границах до 1940 года (то есть до уступок Советскому Союзу и Венгрии). Во-вторых, в Румынии активизировались русофобские настроения. Румыния и в годы правления Чаушеску не отличалась особыми симпатиями к Советскому Союзу, по крайней мере стремилась несколько дистанцироваться от официального советского курса, хотя и не так открыто, как Югославия или Албания.

После крушения Советского Союза и появления независимой Молдовы русофобия румынских националистов усилилась. В первую очередь по причине их территориальных претензий на Приднестровскую Молдавскую республику, которая, по мнению румынских националистов, остается оккупированной румынской землей. Во-вторых, румынские националисты в самом существовании Молдовы видят следствие влияния России, поскольку не признают существования отдельной молдавской нации, а считают молдаван частью румынского этноса, только подвергшейся «чуждому» славянскому влиянию. Маршал Антонеску, Мирча Элиаде, Октавиану Гога и другие видные представители румынского национализма и фашизма первой половины ХХ века возведены в современной Румынии в ранг национальных героев, большой интерес практически весь спектр румынской политики испытывает и к феномену «Железной гвардии» Корнелиу Зеля Кодряну. Показательно, что эти фигуры усиленно пропагандируются и в Молдавии — в противовес тем политическим и культурным деятелям, уважение к которым воспитывалось в республике в годы советской власти.

Румынский национализм: от «Железной гвардии» до наших дней


Сам процесс получения Молдовой независимости сопровождался открытой националистической вакханалией. Русских и представителей других «нетитульных» народов угрожали «утопить в Днестре», а в Кишиневе и других городах страны проходили многочисленные митинги под русофобскими и антисемитскими лозунгами. Предприняли молдавские националисты с прямой поддержкой их румынских коллег и попытку силового подавления народных волнений в Приднестровье, однако ополченцам и пришедшим им на помощь казакам и добровольцам со всего постсоветского пространства удалось отстоять Приднестровье и создать уникальную республику, остающуюся оплотом русской идентичности в регионе.

Известно, что современная Молдавия испытывает целый ряд социальных и экономических проблем. Это одно из наименее развитых в экономическом отношении государств постсоветского пространства, наряду с республиками Средней Азии являющееся одним из ключевых поставщиков дешевой рабочей силы и в Россию, и в страны Восточной и Западной Европы. Местные националистические организации стремятся социальному недовольству молдаван придать национальный характер, одновременно романтизируя прошлое Молдавии в составе румынского государства и демонизируя страницы истории советской Молдавии. Воссоединение с Румынией рассматривается националистическими силами как единственный выход для страны, восстанавливающий историческую справедливость и позволяющий улучшить экономическое положение (из чего делается последний вывод, не очень ясно, тем более если учитывать, что и сама Румыния является бедной по европейским меркам страной с большим количеством собственных проблем).
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 7
  1. parusnik 23 октября 2014 09:26
    Спасибо,интересно..вывод один..историю никто не учит,история ни чему не учит..
  2. Робертъ Невский 23 октября 2014 10:46
    Интересная историческая статья. Румыния напала на Болгарию в июнье 1913г., зато не люблю ее.
    1. ilyaros 23 октября 2014 11:01
      она напала и на Россию вместе с Гитлером. Румынские солдаты отметились мародерством. у нас на Дону старики рассказывают, что румынские фашисты крали и забирали все вообще - вплоть до тряпок старых, венгерские фашисты были специалистами по изнасилованиям всего, что движется, ну а немцы - те просто стреляли кого хотели и когда хотели... Хотя были и румыны, и венгры, и немцы, кто героически сражался с фашизмом в своих странах, рискуя жизнью.
  3. xeim 23 октября 2014 11:07
    А я считаю, что национализм это скорее хорошо, чем плохо.
    xeim
    1. ilyaros 23 октября 2014 12:31
      национализм относителен. Для румын румынский национализм хорошо, а для русских - плохо. Особенно для тех, кто жил в Молдавии, для приднестровцев.
    2. vicontas 23 октября 2014 23:36
      Как сказал С.Джонсон - "Национализм - это последнее прибежище негодяев"! Украина это высказывание неплохо иллюстрирует! В Молдавии таких ушибленных на всю голову не более 12%!О чем горько хныкал Бэсеску в Бухаресте,сожалея что нет достаточного количества народа желающего обьединиться с Румынией!
      vicontas
  4. Prager 30 октября 2014 15:31
    отличная статья, спасибо автору, с удовольствием проплюсовал!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня