Первый штурм Восточной Пруссии. Часть 3

Первый штурм Восточной Пруссии. Часть 3 Немецкий контрудар

22 октября части 2-го танкового корпуса и 11-й гвардейской стрелковой дивизии продолжили наступление на Гумбиннен. Немцы выдержали первый удар и перешли в контрнаступление. Наступление немецких ударных групп поддерживала авиация, которая группами по 20-30 самолетов постоянно наносила удары по советским боевым порядкам.

Северная группа (5-я танковая дивизия) имела в своём составе 40-50 танков и до двух полков пехоты. Она наносила удар из района Задвайтчен в стык наших 11-й и 16-й гвардейских дивизий в направлении на Вальтеркемен. В ходе яростного боя немцы заняли Аугштупененен, который оборонял 27-й стрелковый полк 11-й гвардейской дивизии. Однако полк успел уничтожить переправы через реку Роминте и обеспечить защиту правого фланга 11-й дивизии.


Немецкие войска продолжили движение в южном направлении. Однако взять Вальтеркемен они не смогли. Первую немецкую группу остановила 83-я гвардейская стрелковая дивизия, усиленная двумя противотанковыми истребительными артиллерийскими полками и одним полком САУ (армейский резерв). Ещё одна группа немецкой бронетехники атаковала штаб, специальные и тыловые подразделения 11-й дивизии и 2-го гвардейского танкового корпуса в районах Жургупхена и Шмулькена. Однако одна танковая рота организовала оборону и держалась до прихода подкреплений. Герои-танкисты погибли все, но сдержали врага до появления 252-го полка 83-й дивизии. Немцы были разбиты.

Окончательно прорыв немецкой 5-й дивизии закрыли части 11-й дивизии. 40-й стрелковый полк, который находился во втором эшелоне дивизии, спешно перебросили на рубеж реки Роминте. Усиленный артиллерией и САУ пехотный полк надежно закрыл переправы. Появившиеся немецкие танки уничтожили. Таким образом, удар северной немецкой группировки отразили.

Одновременно тяжелые бои шли с южной группировкой противника (бригада «Фюрер»). Немцы силами до двух полков и 80 танков прорвали боевые порядки 84-й гвардейской стрелковой дивизии и отбросили советские войска к реке Роминте. Однако дальнейшее наступление противника было остановлено. Чтобы ликвидировать угрозу прорыва, против южной группы бросили резерв 8-го гвардейского корпуса — 77-й полк 26-й дивизии, дивизион артполка, а также полк САУ. К борьбе с немецкими танками также подключили артиллерию 83-й гвардейской дивизии. Кроме того, удар по немцам должны были нанести части 5-й гвардейской стрелковой дивизии. К вечеру угроза со стороны южной группировки противника была устранена.

Таким образом, немцы смогли вбить танковые клинья на 5-6 км, создав серьёзную угрозу советским войскам. Но, немцам не удалось сомкнуть клинья и окружить войска 2-го танкового корпуса и часть армии Галицкого. Немецкие группировки понесли большие потери и выдохлись, не имея возможности продолжить наступление.

Одновременно продолжались тяжелые бои в районе Гросс-Тракенена. Здесь немцы нанесли вспомогательный удар по частям 1-й и 16-й гвардейских стрелковых дивизий, чтобы связать их боем и при успехе наступления, создать дополнительную фланговую угрозу 11-й гвардейской армии. На этом направлении при поддержке значительных сил артиллерии наступали части 1-й парашютно-танковой дивизии «Герман Геринг» и 102-й танковой бригады, которые имели около 70 танков. Кроме того, немецкие самолеты наносили бомбовые удары по советским позициям. Бои шли исключительно ожесточённые. Немцы, не считаясь с потерями, пытались прорваться через боевые порядки советских дивизий.

Однако и на этом направлении советские гвардейцы проявили исключительную стойкость и мужество. Они стояли насмерть. Некоторые части попали во временное окружение, но не оставили своих позиций продолжая бой с превосходящими силами противника, заняв круговую оборону. Так, мужественно выдерживали натиск врага воины 3-го батальона 43-го гвардейского полка майора Германа Павловича Коровкина.

Основной удар немецкая группировка нанесла по стыку 49-го и 43-го полков 16-й гвардейской стрелковой дивизии. После яростного боя немцы смогли прорваться в район Маттишкемена, где находился наблюдательный пункт комдива генерал-майора Михаила Пронина. Стоявшие здесь подразделения также вступили в бой с врагом. Дальше противник не прошёл. После полудня наша авиация нанесла мощные бомбовые и штурмовые удары по скоплениям немецкой техники и пехоты. Было уничтожено более 20 танков врага. Гвардейцев усилили противотанковой артиллерией, танками и САУ. Немецкое наступление выдохлось. К вечеру 16-я дивизия, поддержанная частями 1-й гвардейской дивизии, восстановила прежние позиции и даже оттеснила врага ещё на 2-2,5 км на север.

Первый штурм Восточной Пруссии. Часть 3

Первый штурм Восточной Пруссии. Часть 3

Первый штурм Восточной Пруссии. Часть 3

Солдаты вермахта в Восточной Пруссии. Октябрь 1944 г.

Сражение за Гумбиннен. Захват Гольдапа

Тем временем, пока часть 11-й гвардейской армии отражала контрудары противника, войска 11-й гвардейской дивизии и 2-го гвардейского танкового корпуса продолжали наступление на Гумбиннен. Преодолевая упорное сопротивление немецких войск наши части вышли непосредственно к городу. 26-я гвардейская танковая бригада наступала с юга, 4-я танковая и 4-я мотострелковая бригады — с юго-запада.

2-й гвардейский Тацинский танковый корпус был вынужден вести бой за крупный город, имевший хорошо подготовленную оборону. В результате танковый корпус потерял возможность использовать свои маневренные и ударные возможности. Крупное танковое соединение было предназначено для быстрого развития прорыва. В боях за крупный город, где даже одно крупное каменное здание представляло проблему, корпус увяз. Главную роль во взятии города должны была сыграть 11-я гвардейская стрелковая дивизия, но часть её сил была связана боем на рубеже р. Роминте, отражая удар 5-й танковой дивизии.

В это время улучшилась погода, которая в первую половину дня была нелётной. Советская бомбардировочная и штурмовая авиация нанесла сильные удары по юго-западной части города и по железнодорожным станциям вокруг Гумбиннена. 4-я танковая и 4-я мотострелковая бригады стремительным натиском смогли выйти к западной окраине города. Советские танкисты перерезали железную дорогу Гумбиннен — Инстербург. В результате были созданы благоприятные условия для дальнейшего наступления, взятия Гумбиннена и разгрома всей шталлупененско-гумбинненской группировки противника.

Однако корпус Бурдейного уже исчерпал свои ударные возможности, всего силы вели бои на разных направлениях. Часть 25-й бригады сдерживала натиск противника в районе Неммерсдорфа, где немцы бросили в бой до батальона пехоты и 20 танков, поддержанных артиллерией и авиацией, другая часть — прикрывала наступление основных сил корпуса на город с северо-западного направления. Армия Галицкого не могла поддержать наступление на город, так как всё резервы были связаны боями с тремя немецкими бронетанковыми клиньями.

Сильная противотанковая оборона и инженерные заграждения задержали советских танкистов на окраине города. Одновременно немецкое командование организовало наступление во фланг 4-й гвардейской танковой бригаде. Из глубины немецкой обороны подошли танки, штурмовые орудия и противотанковая артиллерия. Немецкую контратаку поддержала авиация.

Наступавшие южнее Гумбиннена 31-я, 26-я гвардейские дивизии продолжали наступление на юго-запад. 31-я гвардейская дивизия захватила серьёзный опорный пункт Дингляукен у реки Ангерапп. В ходе боя за поселение было захвачено 14 казематных и 12 противотанковых орудий. К исходу дня части дивизии прошли 8 км и захватили ещё два опорных пункта — Бальшкемен и Клайн Гробинен. Дивизия была в нескольких километрах от Даркемена. Немцы не имели на этом направлении значительных сил и не могли остановить наступление гвардейцев. 26-я дивизия также продолжала наступление и взяла опорный пункт Гросс Гуделлен.

Полки 84-й и 5-й гвардейских стрелковых дивизий в этот день отражали удар южной группировки противника (моторизованной бригады «Фюрер»). К концу дня угроза прорыва была ликвидирована и советские войска несколько потеснили противника. 18-я гвардейская дивизия в этот день встретила сильное сопротивление противника и почти не продвинулась. Успеха достиг только левофланговый 58-й гвардейский стрелковый полк 18-й дивизии. Полк под началом подполковника С. Г. Белова в 12 часов взял селение Шуйкен и, продолжая движение на юг, в 15 часу ворвался на северную окраину Гольдапа.

Город был подготовлен к обороне и за Гольдап завязался упорный бой. Однако штурмовые группы полка сломили сопротивление противника. Гвардейцы умело совершали обходные маневры (немецкий гарнизон не имел сил, чтобы создать сплошную оборону), заходили в тыл врагу, блокировали и уничтожали огневые позиции. Полковая артиллерия успешно давила пулемётные, минометные и артиллерийские позиции противника. Саперы расчищали путь, обезвреживали заминированные участки. К 18 часам Гольдап взяли. Ночью в город вошли части 61-й армии.

В итоге 22 октября немцы не смогли отрезать ударную группировку 3-го Белорусского фронта и уничтожить её. Более того, соединения 11-й гвардейской армии продолжили теснить врага, завязали бой за Гумбиннен, вышли на подступы к Даркемену и взяли Гольдап, важный опорный пункт немецких войск в Восточной Пруссии.

Первый штурм Восточной Пруссии. Часть 3

Источник: Галицкий К. Н. В боях за Восточную Пруссию

Завершение операции

Комфронта Черняховский, получив данные разведки о концентрации на флангах 11-й гвардейской армии до двух танковых и двух пехотных дивизий, то есть до 300 танков и штурмовых орудий с пехотой (их удары армий Галицкого уже отбила), приказал армии Галицкого перейти к обороне.

Однако генерал Галицкий, имея более точные данные о противнике (Черняховскому представили завышенные цифры), доказывал необходимость продолжать наступление. По его данным, немцы сделали последнюю серьёзную попытку остановить наступление 3-го Белорусского фронта, больше резервов и средств для того чтобы остановить и разгромить ударную группировку советского фронта у них не было. Для переброски новых сил требовалось время. Гумбинненская группировка противника понесла большие потери и держалась из последних сил. Командир германского 26-го армейского корпуса сообщал командующему армией, что все резервы истощены, нет даже обозных солдат. Для поддержания дисциплины в войсках приходилось расстреливать солдат. Командир корпуса просил командование дать приказ об отводе войск на следующий рубеж обороны. Оказывать мощное сопротивление, как раньше, немцы уже не могли. При этом части 11-й гвардейской армии сохраняли высокую боеспособность. Армия имела значительное число танков, САУ (2-й корпус сохранял ударную силу, имея в своём составе около 100 танков и 27 САУ) и артиллерии, а 1-я воздушная армия оказывала большую помощь в наступлении. К тому же наступление могла серьёзно усилить 28-я армия, и за счёт её соединений можно было серьёзно укрепить мощь ударной группировки фронта.

Черняховский некоторое время оставался на своей точке зрения. Однако Галицкого поддержали член Военного совета армии генерал П. Н. Куликов и начальник штаба генерал И. И. Семенов. Черняховский согласился продолжить наступление на флангах 11-й гвардейской армии. 2-й танковый корпус Бурдейного и 11-я дивизия должны были перейти к обороне в районе Гумбиннена. 23 октября левый фланг армии Галицкого должен был взять Даркемен, выйти на рубеж реки Ангерапп и разгромить моторизованную бригаду «Фюрер». Правый фланг армии должен был решить задачу разгрома немецкой 5-й танковой дивизии севернее Вальтеркемена.

К утру 23 октября корпус Бурдейного перешёл к обороне. Танки и САУ врыли в землю, создали позиции для артиллерии, для личного состава вырыли щели и окопы. Стрелковые дивизии на флангах были перегруппированы и готовились к продолжению наступления. Однако когда части 11-й гвардейской произвели перегруппировку и были готовы продолжить наступление, неожиданно поступил приказ командования фронта об общем переходе к обороне. Кроме того, для улучшения оборонительных возможностей, ударная группировка фронта получила приказ отойти на восточный берег р. Роминте. Наступление 11-й гвардейской армии было остановлено и её теперь надо было отойти назад на 15-18 км. Мнение Галицкого о нецелесообразности отвода войск ударной группировки на р. Роминте и необходимости обороны на уже занятых рубежах, в расчёт не приняли.

Во второй половине дня войска стали организованно отходить на рубеж реки Роминте. Их отход прикрывали арьергарды с артиллерией и авиация. Немцы активности не проявляли. Только вечером, поняв, что советские войска отступают, немецкое командование отменило все прежние приказы об отходе. К утру 24 октября войска 11-й гвардейской армии завершили отход на восточный берег р. Роминте. Армия Галицкого приступила к подготовке глубоко эшелонированной обороны. 2-й гвардейский танковый корпус вывели в глубину, в резерв командования фронта.

Надо отметить, что немецкое командование записало отход советских войск на свой победный счёт. Так, генералы К. Типпельскирх и фон Вутлар в своих воспоминаниях утверждали, что 4-й германской армии удалось с помощью фланговых ударов по русскому клину «отрезать значительную часть сил противника, вышедших к реке Ангерапп, уничтожить их...», и этим закрыть образовавшуюся брешь. Якобы в этих боях было уничтожено около 1000 русских танков (!) и более 300 орудий. Таким образом, немцы соврали о том, что им удалось отрезать и уничтожить ударную группировку 3-го Белорусского фронта, а также привели фантастические данные о русских потерях. Весь Белорусский фронт имел 688 танков, поэтому потерять 1000 танков только на гумбинненском направлении не мог.

На других участках фронта 3-й Белорусский фронт продолжил наступление. 28-я армия утром 23 октября пошла в наступление. Главный удар советские войска наносили в направлении на Гросс Тракенен, пытаясь с юга охватить Шталлупенен. Первый день наступления был успешным. Преодолевая мощную оборону противника и отражая немецкие контратаки соединения 28-й армии продвинулись на 5 км и к вечеру взяли опорный пункт Гросс Тракенен. Передовые части армии ворвались на окраину Шталлупенена. После упорного сражения, утром 25 октября город взяли. На следующий день 28-я армия продолжила наступление, но серьёзного успеха не добилась. Немецкое командование перебрасывало войска с более спокойных участков и уплотнило оборону.

31 армия 23 октября продвинулась до 12 км и взяла города Филипув и Сувалки. Однако затем наступление пошло на убыль. Немцы перегруппировали силы и в районе западнее и юго-восточнее Гольдапа оказали сильное сопротивление. 31-я армия прекратила наступление и перешла к обороне.

До 26 октября 5-я, 28-я и 31-я армии 3-го Белорусского фронта продолжали попытки прорвать оборону противника, но без особых успехов. 1-й Прибалтийский фронт ещё не форсировал Неман, а 3-й Белорусский фронт уже исчерпал наступательные возможности. Войска фронта понесли большие потери, резервов для продолжения наступления не было, а боеприпасы подходили к концу. Немецкое командование использовало передышку в связи с отходом 11-й гвардейской армии для усиления гумбинненской группировки. В район боёв перебросили 20-ю танковую дивизию. Из района Варшавы к Августову перебросили управление кавалерийского корпуса. Также начали переброску частей 50-й пехотной дивизии, 7-й танковой дивизии, танкового полка «Великая Германия». Кроме того, приготовили к отправке 212-ю пехотную дивизию резерва главного командования, которая располагалась в районе Летцена. Всего к 27 октября перед 3-м Белорусским фронтом немцы имели 16 дивизий (включая 5 танковых и моторизованных), 11 танковых и штурмовых бригад, 3 боевые группы, 28 отдельных батальонов и большое количество других подразделений различного назначения.

С учётом сложившейся обстановки, 27 октября по указанию Ставки принял решение об общем переходе к обороне. До 30 октября продолжались локальные столкновения. На этом Гумбиннен-Гольдапская операция была завершена.

Первый штурм Восточной Пруссии. Часть 3


Итоги операции

Гумбинненская операция отличалась тяжёлыми и ожесточёнными боями по всей полосе фронта. 3-й Белорусский фронт действовал против тильзитско-инстербургской группировки противник практически самостоятельно. Войска левого крыла 1-го Прибалтийского фронта прошли на тильзитском направлении до 15-20 км и не смогли форсировать Неман.

Первая попытка взять «крепость» Восточная Пруссия провалилась. В ходе операции армии 3-го Белорусского фронта прорвали несколько мощных оборонительных рубежей противника, вступили в Восточную Пруссию и взяли несколько важных опорных пунктов, включая Шталлупенен, Гольдап, Сувалки и т. д. В целом войска продвинулись на 50-100 км и взяли более 1000 населенных пунктов. Но разгромить восточно-прусскую группировку противника не удалось. Немцы превратили Восточную Пруссию в огромный укреплённый район и постоянно усиливали войска на гумбинненском направлении. Немецкие войска яростно защищались. Гитлер считал, что в битве за Восточную Пруссию решается судьба не только Кёнигсберга, но и Берлина. Войска получили приказ сражаться до последнего солдата.

К тому же советское командование совершило несколько ошибок, не использовав все возможности для разгрома вражеской группировки. Советские войска понесли большие потери — около 80 тыс. человек. Немецкие войска потеряли около 40 тыс. человек.

Был создан плацдарм для второго удара по Восточной Пруссии. Советское командование учло уроки этой операции, поэтому второй штурм Восточной Пруссии был подготовлен намного лучше. В ходе Восточно-Прусской операции (январь-апрель 1945 г.) в наступлении будут участвовать сразу нескольких фронтов, дополнительные силы артиллерии, инженерных войск и Балтийский фронт.

3-й Белорусский фронт привлёк к себе резервы германского командования. Немцы были вынуждены перебросить в Восточную Пруссию несколько дополнительных танковых и пехотных дивизий, других соединений. Это ослабило германские войска на варшавско-берлинском направлении.

Источники:
Афанасьев Н. М., Глазунов Н. К., Казанский П. А., Фиронов Н. А. Дорогами испытаний и побед. Боевой путь 31-й армии. М., 1986.
Галицкий К. Н. В боях за Восточную Пруссию. М., 1970.
Гольчиков С. А. Поле боя — Пруссия. Калининград, 2005.
Дайнес В. О. Генерал Черняховский. Гений обороны и наступления. М., 2007.
Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование / Под ред. Г. Ф. Кривошеева. М., 2001.
Шарипов А. А. Черняховский. М., 1980 // http://militera.lib.ru/bio/sharipov/index.html.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 7
  1. parusnik 24 октября 2014 10:03
    Да уж полита земля под Калининградом,кровью советских бойцов..Честь и Слава!
  2. Alexey RA 24 октября 2014 11:48
    Фото 45: или у меня глюки, или у немца в руках ППС. А рядом лежит ППД обр. 1940 г.

    Впрочем MG-08 на фото 34 доставляет не меньше. Конец войны - в войска проигрывающей стороны пошло всё, что удалось найти на складах.
    1. русс69 24 октября 2014 18:16
      Цитата: Alexey RA
      Фото 45: или у меня глюки, или у немца в руках ППС.

      ППС им нравился, они даже свой аналог сделали, МР-709
    2. rumpeljschtizhen 24 октября 2014 23:38
      посмотрите фото 1944-45..фермахт сплошь использует советское стрелковое оружие..германие уже выдохлась в бой шло уже все трофеи анчало войны и свежие. (СВТ они вообще с начала войны уважали)
      1. AKuzenka 25 октября 2014 13:21
        И АВС - 36 они любили.
  3. rumpeljschtizhen 25 октября 2014 18:35
    Да и АВС тоже кстати что удивительно на начало войны серийных аналогов они не имели
  4. Prager 29 октября 2014 17:20
    что ни говори, а к концу войны мы научились планировать стратегические наступательные операции так, что они с блеском воплощались на поле боя - грамотно работало всё военное звено от генштаба до партизанских отрядов.с удовольствием плюсую статью. спасибо автору.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня