Балаклавское сражение

160 лет назад, 25 октября 1854 года, между союзными силами Англии, Франции и Турции, и русскими войсками произошло Балаклавское сражение. Это сражение вошло в историю в связи с несколькими памятными моментами. Так, в этой битве благодаря ошибкам британского командования погиб цвет английской аристократии (легкая кавалерийская бригада). Сражение не стало решающим. Русские войска не смогли разгромить британский лагерь и нарушить снабжение союзной армии. Союзники были вынуждены окончательно отказаться от штурма Севастополя, и перешли к долговременной осаде.

Предыстория


После первой бомбардировки Севастополя 5 (17) октября 1854 г. (Первая бомбардировка Севастополя) союзное командование некоторое время находилось в нерешительности. Союзники продолжали, не щадя снарядов обстреливать севастопольские укрепления, но это делали уже без четкой готовности к определённому сроку начать штурм.

Французский командующий Франсуа Канробер понимал, что терять время нельзя. С одной стороны, приближалась зима, когда армии придется более серьёзно подойти к вопросу жизни в полевых условиях и возникнет проблема снабжения войск по морю. С другой стороны, это в Париже было легко строить планы за чашкой чая или бокалом вина. Сражение при Альме (Сражение на Альме) и первая бомбардировка Севастополя показали, что русские великолепные воины и легкой прогулки по Крыму не будет. На что решиться?

Канробер не знал, что ему делать. Идти на штурм Севастополя или выйти на поиск армии Меншикова. Он даже ездил в Балаклаву, где был лагерь британцев, чтобы посоветоваться с английским командующим лордом Рагланом, который был ещё меньшим стратегом, чем французский генерал. Лорд Раглан уже привык подчиняться Сент-Арно (бывшему союзному командующему) и не проявлял инициативы.

Тем временем обе армии были усилены. Ещё до бомбардировки Севастополя французскую армию усилили переброшенные морем 5-я пехотная дивизия Лавальяна, и кавалерийская бригада д'Алонвиля. 18 октября прибыла бригада Базена. В результате численность французской армии выросла до 50 тыс. штыков и сабель. Англичане также получили подкрепления, и численность их экспедиционной армии выросла до 35 тыс. человек.

Русская армия также значительно усилилась. С 19 сентября по 9 октября (1-21 октября) прибыли: 12-я пехотная дивизия под началом генерал-лейтенанта Липранди с 4 артиллерийскими батареями; Бутырский пехотный полк из состава 17-й дивизии с одною батареей; запасные батальоны Минского и Волынского полков, 4-й стрелковый батальон; 2-й линейный резервный Черноморский батальон; Сводная бригада генерала Рыжова (2-й гусарский и 2-й уланский маршевые полки); Донской № 53 и Уральский казачий полки. Всего прибыло 24 батальона, 12 эскадронов и 12 сотен с 56 орудиями. Кроме того, в Евпаторию направили резервную уланскую дивизию генерал-лейтенанта Корфа, с двумя конными батареями. В результате силы русской армии выросли до 65 тыс. штыков и сабель. Также ожидалось прибытие 10-й и 11-й дивизий, что увеличивало русские силы до 85-90 тыс. солдат.

Это могло привести к паритету армий Меньшикова и Канробера с Рагланом, или даже некоторому превосходству русских войск. К тому же союзники могли оказаться между двух огней – гарнизоном Севастополя и серьёзно укрепившейся армией Меншикова. Союзная армия, осаждавшая Севастополь, значительно растянула свои порядки. Особенно удобно русским войскам было действовать от Чоргуна по направлению к Балаклаве, где располагались турецкие и британские войска. Выгоды такого удара побудили русскому командующего Александра Меншикова предпринять наступление на Балаклаву, не дожидаясь прибытия новых дивизий.

Балаклавское сражение

Рисунок Роджера Фентона. Атака легкой кавалерийской бригады, 25 октября 1854

Вражеский лагерь. Силы союзников

Если «столицей» французской армии в Крыму стал городок Камыш, построенный на берегу Камышовой бухты, то основная база англичан была в Балаклаве. Небольшое, преимущественно населённое греками, поселение во время войны превратилось в шумный европейский город. Из Англии доставляли орудия, боеприпасы, инструменты и даже древесину (французам дрова также поставляли из Варны). В городе появились огромные склады-магазины, была построена набережная, к порту построили даже железную дорогу. Для снабжения войск были пробиты артезианские колодцы, оборудовали водопровод. В бухте постоянно стояли боевые корабли и транспортные суда. Аристократы не забывали о маленьких радостях - в бухте было несколько яхт, где офицеры могли отдохнуть и выпить вина. В их числе была и яхта «Драйяд» лорда Джеймса Кардигана — командира легкой кавалерии.



Балаклаву защищала двойная линия укреплений. Внутренняя линия обороны (ближняя к городу) состояла из нескольких артиллерийских батарей. Они были соединены между собой сплошной траншеей. Правый фланг линии упирался в неприступную гору Спилию, а сама линия простиралась до дороги, которая вела из Балаклавы чрез Трактирный мост к Симферополю. Внешняя линия обороны шла по высотам, которые отделяли Балаклавскую долину от долины Черной речки. Здесь было оборудовано шесть редутов (по другим данным пять редутов). Правофланговый редут № 1 располагался на высоте, на расстоянии около двух верст к северо-западу от селения Комары. Остальные редуты были расположены левее первого, вдоль высот, часть вдоль Воронцовской дороги, частью — впереди деревни Кадикиой (Кадыкиой). На вооружении редута № 1 было три крепостных орудия, № 2 – 2 орудия, № 3 и 4 – по 3 орудия, № 5 – 5 орудий. Эти укрепления были небольшими и не создавали взаимосвязанной обороны. На острие русского наступления оказались четыре редута № 1-4.

Гарнизон Балаклавы и двух линий укреплений составлял 4,5 тыс. отряд (около 1 тыс. турок и 3,5 тыс. англичан). Более 1 тыс. британских матросов занимали Балаклаву и ближнюю линию укреплений. 93-й шотландский пехотный полк (650 солдат) и инвалидная команда (100 человек) впереди селения Кадикиой, влево от Симферопольской дороги. Британская кавалерия располагалась левее Кадикиой. Кавалерией командовал генерал-майор граф Джордж Лукан. В составе британской кавалерии (1,5 тыс. сабель) были тяжелая бригада бригадного генерала Джеймса Скарлетта (Скерлетта) - 4-й и 5-й гвардейские полки, 1-й, 2-й и 6-й драгунские полки (всего 10 эскадронов, около 800 человек). Тяжёлая бригада располагалась ближе к селению Кадикиой. Далее стояла легкая бригада под началом генерал-майора лорда Джеймса Кардигана. В её состав входили: 4-й, 8-й, 11-й, 13-й гусарские и 17-й уланский полки (10 эскадронов, около 700 человек). Лёгкая кавалерия, считалась элитной часть армии, в ней служили отпрыски самых знатных семей Англии.

Передовые редуты занимали турецкие войска (более 1 тыс. человек). В каждом редуте было примерно по 200-250 человек турок и по нескольку человек английских артиллеристов. Английские командиры презрительно относились к туркам, собственно они также относились и к своим простым солдатам. В английской армии офицеры составляли особую касту, спесивую, надменную и лишенную воображения, плохо осваивающую новые приемы боя (поэтому французские офицеры не уважали англичан). Британцы использовали турецких солдат в качестве рабочей силы, носильщиков, а также выставляли на опасных участках. Британцы оценивали их боеспособность как весьма низкую, поэтому задачей османов было принять первый удар и держаться в редутах до прибытия помощи.

Однако британцы не учли тот факт, что и турецкое командование не собиралось отправлять в Крым наиболее боеспособные подразделения. Лучшие силы турецкой армии были сконцентрированы на дунайском направлении под началом Омера-паши. И если французы превратили османов во вьючных животных, то британцы ещё хотели, чтобы они хорошо защищали наиболее опасные направления, были пушечным мясом. Турков превратили в передовой заградотряд, который должен был грудью остановить русских и защитить английский лагерь и склады в Балаклаве. При этом турок кормили по остаточному принципу, били смертным боем за малейшую провинность (система изуверских наказаний в британской армии и на флоте была весьма развита), не общались с ними, и даже их офицеров презирали, не сажали за общий стол. Османы для британцев были людьми второго сорта. Они обращались с ними с помощью хлыстов и палок.


Фото Роджера Фентона. Британский военный корабль у пристани в Балаклавской бухте. 1855

Фото Роджера Фентона. Британский и турецкий военный лагерь в долине под Балаклавой.1855

Русские силы. План операции

Меншиков не верил в возможность спасения Севастополя, но под давлением верховного командования решил провести демонстрацию, попытавшись нарушить вражеские коммуникации у Балаклавы. Петербург внимательно следил за ситуацией в Крыму. Государь Николай не допускал и мысли о сдаче Севастополя, ободрял Меншикова в своих письмах, поручал ему поддерживать боевой дух в войсках.

В начале октября русские войска начали концентрироваться на чоргунском направлении. На рассвете 2 (14) октября отряд подполковника Раковича (3 батальона, две сотни казаков 4 орудия) занял селение Чоргун. На следующий день отряд Раковича установил связь со Сводным уланским полком под началом полковника Еропкина, который был направлен для наблюдения за противником в Байдарскую долину. Затем к Чоргуну прибыла 1-я бригада 12-й пехотной дивизии с 1-м Уральским казачьим полком под началом генерал-майора Семякина 6-7 (18-19) была проведена разведка вражеских позиций.

11 (23) октября в Чоргуне был сформирован 16-тыс. отряд под командованием заместителя главнокомандующего русскими войсками в Крыму, генерал-лейтенанта Павла Липранди. В составе Чоргунского отряда находилось: 17 батальонов, 20 эскадронов, 10 сотен и 64 орудия.

Англичан решили атаковать на рассвете 13 (25) октября 1853 г. Русские войска должны были атаковать противника в трёх колоннах. На левом фланге наступала колонна под началом генерал-майора Гриббе – три усиленных батальона, 6 эскадронов, одна сотня и 10 орудий. Левое крыло должно было пройти по ущелью, которое вело в Байдарскую долину, а потом свернуть на дорогу в Комары и занять это селение. Средней колонной руководил генерал-майор Семякин. Она состояла из двух отдельных групп. Левая группа под началом самого Семякина состояла из 5 батальонов с 10 орудиями. Правая группа под началом генерал-майора Левуцкого, она состояла из 3 батальонов с 8 орудиями. В целом средняя колонна наступала в общем направлении на Кадикиой. На правом фланге наступала колонна под командованием полковника Скюдери. В её составе было 4 батальона, 4 сотни и 8 орудий. Правый фланг должен был наступать в направлении третьего редута.

Кавалерия под командованием генерал-лейтенанта Рыжова - 14 эскадронов и 6 сотен, 2 конных батареи, должна была форсировать Чёрную речку, выстроиться в колонах и ждать команды Липранди. В резерве остался один батальон и одна батарея. Кроме того, помощь отряду Липранди мог оказать 5-тыс. отряд под командованием генерал-майора Жабокритского. В его составе было около 8 батальонов, 2 эскадрона, 2 сотни и 14 орудий. Отряд Жабокритского был направлен для содействия Липранди и прикрытия его со стороны обращенной к французской армии, где стояли войска генерала Пьера Боске. Отряд Жабокритского был направлен правее Воронцовской дороги, на Федюхины высоты.


Генерал-лейтенант Павел Петрович Липранди. Командующий русским отрядом в Балаклавском сражении

Начало сражения

Сражение началось ранним утром. Ещё ночью русские колонны начали движение. Британцы заметили движение русских войск и выдвинули всю кавалерию к редуту № 4. Однако не атаковали русские войска, а только ограничились демонстрацией.

Турки, сидевшие в своих редутах, не ожидали удара и не смогли оказать серьёзного сопротивления. В шесть часов отряд Левуцкого вышел к Кадикиойским высотам и открыл артиллерийский огонь по редутам № 2 и 3. Одновременно генерал Гриббе, вытеснив вражеские посты из селения Комары, открыл артиллерийский огонь по редуту № 1. Под прикрытием артиллерийского огня и штуцерников генерал Семякин бросил в атаку Азовский полк. Ротные колонны первой линии по приказу командира полка Криденера бросились в штыковую атаку и, несмотря на упорное сопротивление турков, взяли редут № 1. Большая часть гарнизона редута была перебита, остальные в панике бежали. Было захвачено три орудия.

В это время егеря Одесского и Украинского полков атаковали редуты № 2, 3 и 4. Османы, дрогнули и бежали, бросив орудия, боеприпасы, шанцевый инструмент, всё имущество, бывшее в редутах. Русская кавалерия преследовала противника и часть турков была перебита во время бегства, а оставшиеся уносили ноги в полном ужасе. Редут № 4 находился на значительном удалении от русских позиций, поэтому бывшие там орудия были заклёпаны, лафеты испорчены, сами орудия сброшены с горы, а укрепления срыты.

Надо сказать, что неприятности для турок этим не закончились. Когда они добежали до города, британцы их буквально приняли на штыки. Османам не дали войти в город и стали избивать, обвиняя в трусости. Часть османов была перебита или избита британцами, другую часть включили в состав 93-го шотландского пехотного полка.

Стрельба на Балаклавских высотах встревожила союзное командование. Французский генерал Пьер Боске, который ранее отметился в боях в Алжире и в сражении на Альме, немедленно направил в Балаклавскую долину бригаду Винуа из состава 1-й дивизии, а за нею бригаду африканских конных егерей под началом генерала д'Алонвиля, которые отличились в борьбе с алжирскими племенами. Со своей стороны, британский командующий лорд Раглан послал за 1-й и 4-й дивизиями. В это время, пока подкрепления шли, 93-й шотландский полк занял оборону впереди селения Кадикиой. На левом фланге была сотня инвалидов, на правом – несколько сотен уцелевших османов. Британская кавалерия занимала позиции левее, за редутом № 4.

После занятия редутов, около десяти часов утра, генерал Липранди приказал Рыжову, с гусарскою бригадою и Уральским полком при 16 орудиях, спуститься в долину, и атаковать английский артиллерийский парк у селения Кадикиой. Судя по всему, во время рекогносцировки за вражеский артиллерийский парк приняли часть полевого палаточного лагеря английской лёгкой кавалерийской бригады. Выйдя к объекту атаки, русская кавалерия обнаружила вместо кавалерийского парка подразделения тяжёлой кавалерийской бригады Джеймса Скарлетта. Эта встреча, как отмечают современники этого боя и исследователи, была неожиданностью для русских и британцев. Так как пересечённый характер местности скрывал движение кавалерии. В ходе короткого, но ожесточённого боя, англичане отступили. После войны генерал-лейтенант Рыжов и участник этого кавалерийского боя офицер Ингерманландского гусарского полка штабс-ротмистр Арбузов, отмечали уникальность этого кавалерийского столкновения: редко такие массы конницы с равным ожесточением рубились на полях сражений.

Однако генерал Рыжов, посчитав, что его задача выполнена, не стал развивать успех, и отвёл свои силы на исходные позиции. Английские драгуны попытались было преследовать русскую кавалерию, но были встречены дружными залпами русских стрелков и отступили. Итоги этого кавалерийского боя остались неопределёнными, поэтому победу каждая из сторон приписала себе.


Источник: Тарле Е. В. Крымская война

Продолжение следует…
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти