Британская легенда о Балаклаве: «тонкая красная линия» и атака лёгкой бригады

Тонкая красная линия

В это же время, пока гусарская бригада генерал-лейтенанта Рыжова рубилась с британскими драгунами, 1-й Уральский казачий полк подполковника Хорошхина (около 600 всадников) атаковал 93-й шотландский пехотный полк Колина Кэмпбелла (650 солдат, плюс 100 инвалидов и несколько сотен османов на флангах).


93-й шотландский полк выстроился в линию впереди селения Кадикиой. Солдат было мало, при этом необходимо было занять широкий фронт, поэтому командир 93-го шотландского пехотного полка баронет Колин Кэмпбелл отдал приказ солдатам построиться в шеренгу по два, вместо предусмотренной уставами в таких случаях шеренги по четыре. Считается, что Кэмпбелл сказал своим солдатам: «Парни, приказа отступать не будет. Вы должны умереть там, где стоите». Его адъютант Джон Скотт ответил за всех: «Есть, сэр Колин. Если понадобится, мы это сделаем». Солдаты были в красных мундирах, и корреспондент «Таймс» Уильям Рассел описал потом шотландцев в этот момент как «тонкую красную полоску, ощетинившуюся сталью». Выражение «тонкая красная линия» или «красная линия» вошло в историю.

Шотландские стрелки отразили атаку казаков. 93-й полк дал три залпа, с 800, 500 и 350 ярдов, и казачий полк отошёл. Надо сказать, что воспоминания участников сражения с русской стороны — генерал-лейтенанта И. Рыжова, штабс-ротмистра Е. Арбузова, а также исследования ряда российских историков, — ставят под сомнение британскую версию событий. Британцы уже тогда успешно вели информационную войну, и даже неудачи, провалы командования использовали в пропагандистских целях. В частности, есть данные, что шотландский полк атаковали не казаки, а 4 эскадрона гусар Саксен-Веймарского (Ингерманландского) полка. Их атака была отражена штуцерным огнем и картечью.


«Тонкая красная линия». Картина Роберта Гибба

Атака лёгкой кавалерийской бригады

Продолжались и кавалерийские схватки. Британская тяжелая бригада атаковала на Кадикиойских высотах нашу кавалерию, которая стояла неподвижно. Генерал Рыжов, теснимый драгунской бригадой, отступил. При этом Рыжов с умыслом прошёл между двумя отбитыми утром у турок редутами (вторым и третьим), завлекая англичан в опаснейшее положение. Неожиданно ударили справа и слева в колонну Скарлетта русские пушки. Английские драгуны, потеряв убитыми и ранеными несколько десятков человек, быстро отступили.

Французский и британский командующие Канробер и Раглан наблюдали за боем. Британский лорд увидел, что русские начали стаскивать пушки с взятых ими утром редутов. Раглан сказал Канроберу, что жаль отдавать русским орудия. Для Раглана это был позор — отдать английские орудия врагу. Канробер же мыслил более здраво и сказал: «Зачем идти самим на русских? Предоставим им идти на нас: мы на превосходной позиции, не будем отсюда трогаться!» Однако Раглан поступил по-своему. Канробер не имел авторитета Сент-Арно и Раглан его не послушал. 1-я и 4-я британские дивизии ещё не подошли, поэтому лорд приказал командиру британской кавалерией графу Лукану выдвинуть кавалерию вперёд и воспользоваться случаем для взятия высот. Кавалерию должна была поддержать пехота, которая получила указание наступать двумя колоннами.

Русские войска были расположены углубленной «подковой». Один её конец ее располагался у Кадикиоя около взятых утром редутов, второй — у подножия Федюхиных гор. Лукан понимая, что такая атака таит большую угрозу, вместо выполнения приказа ограничился демонстрацией. Командующий кавалерией приказал сесть верхом всей своей коннице, перевел легкую бригаду влево на некоторое расстояние, а драгун оставил на месте, в ожидании пехоты. Граф Лукан решил, что следует подождать подхода и наступления пехоты, а затем поддержать её кавалерией. Позднее Раглан и Лукан попытаются свалить вину за поражение друг на друга. Так, Лукана обвинили в том, что он якобы упустил удобный момент для атаки.

Чтобы побудить своего командира кавалерии к более активным действиям, Раглан прислал ему более определённый приказ. Лорд Раглан позвал начальника штаба английской армии генерала Эйри и дал указание, чтобы конница «выдвинулась к линии фронта, преследуя противника, и попыталась воспрепятствовать неприятелю увезти прочь орудия». Адъютант начальника штаба, капитан Нолэн передал приказ Лукану.

Лукан передал приказ командиру лёгкой бригады лорду Кардигану перейти в наступление. Бригада должна была нанести удар по долине между Федюхиными высотами и захваченными утром редутами. Джеймс Кардиган пытался возражать, говоря, что «Русские имели батарею в долине, против фронта английской кавалерии, а другие батареи и стрелков на обоих флангах». Лукан сказал: «Знаю, но нам ничего не остается, как исполнить волю главнокомандующего». Кардиган скомандовал: «В атаку!» В первой линии наступал 13-й легкий драгунский и 17-й уланский полки во второй — 11-й гусарский, в третьей — 4-й легкий драгунский и 8-й гусарский. Тяжёлая бригада, при которой остался Лукан, должна была поддерживать атаку бригады Кардигана.

Порядок в полках был блестящий, а сам командир бригады Кардиган ехал впереди. По вражеской кавалерии открыла огонь русская артиллерия. Сначала стреляли ядрами и гранатами, затем перешли на картечь. Затем к обстрелу подключились и стрелки-штуцерники, рассыпанные на склонах высот. Одним из первых был убит капитан Нолэн, ехавший в передней линии 17-го уланского полка. Около него разорвалась граната, выпущенная с Федюхиных высот. Осколок гранаты пробил грудь храброго англичанина. Когда русские ядра стали доставать тяжёлую бригаду, командующий кавалерией Лукан был ранен в ногу, его адъютант и племянник капитан Чартерис погиб. По приказу Лукана тяжёлая бригада Скарлетта остановилась, а затем в полном порядке вернулась на прежние позиции. В результате легкая бригада была лишена поддержки драгун.

Отборная английская кавалерия понесла некоторые потери от ружейно-артиллерийского огня. Но он не остановил конницу, а только разозлил англичан, которые мечтали добраться до русских орудий и отомстить за павших товарищей.

Британская легенда о Балаклаве: «тонкая красная линия» и атака лёгкой бригады


Атака лёгкой бригады. Английский художник Ричард Кейтон Вудвил

Как только было обнаружено движение вражеской кавалерии, Одесский егерский полк отошёл к редуту № 2 и построился в каре. Поэтому британская кавалерия атаковала донскую батарею, которая располагалась поперек долины. Русская батарея дала свой последний залп — картечью в упор. Но разъярённые англичане не остановились. Генерал Кардиган один из первых ворвался на батарею. Батарею прикрывали шесть сотен 1-го Уральского казачьего полка под началом подполковника Хорошхина. Они стояли всего в нескольких десятках шагов. Однако Уральский полк в этот день показал себя не лучшим образом. Казаки переоценили силы противника, внезапно запаниковали и побежали. Только часть казаков пришла на помощь товарищам. Короткий, но яростный бой завершился в пользу англичан. Англичане захватили два орудия, ещё два орудия русские артиллеристы спасли. От полного уничтожения донскую батарею спасла контратака 53-го Донского казачьего полка.



После этого британская бригада продолжила наступление. Далее стояли гусары Рыжова, русская кавалерия была готова к бою, но получила указание отступать, чтобы заманить англичан под перекрестный огонь наших батарей. Англичане стали преследовать русскую конницу в сторону Чоргунского моста. Пока английская конница, увлеченная первоначальным успехом, продолжала преследование русских гусар, русское командование готовилось захлопнуть ловушку. Генерал Липранди приказал полковнику Еропкину, командиру Сводного уланского полка (шесть эскадронов улан стояли у редутов № 2 и 3), ударить по врагу.

Когда английская конница возвращалась, русские уланы ударили во фланг врагу. Сам полковник Еропкин, окруженный тремя английскими всадниками, убил одного и свалил с коня другого. Одновременно по британцам открыла сильный огонь пехота и артиллерия (от её «дружественного огня» пострадала и русская кавалерия, которую по ошибке приняли за англичан). Офицерский состав английской бригады в несколько минут был наполовину перебит и изранен. Лёгкая бригада была разгромлена. Русские уланы преследовали остатки бригады противника до редута № 4. Поле битвы было усеяно трупами и ранеными. Этот бой продолжался всего около 20 минут, и за это время погибло и попало в плен 365 человек. Англичане потеряли и почти 500 своих лошадей. Поэтому остатки бригады отступали в значительно мере пешком.

Возможно, английскую бригаду уничтожили бы полностью, если на выручку не пришли африканские конные егеря генерала д'Алонвиля. Французские егеря атаковали двумя эшелонами: первый эшелон под командованием дивизионера Абделаля атаковал стоящую на Федюхиных высотах артиллерию отряда Жабокритского, а второй, под началом д' Алонвиля ударил по пехоте, прикрывавшей орудия. Кроме того, против отряда Жабокритского были направлены 4-я британская дивизия под началом генерала Джорджа Каткарта и бригада Эспинасса. 1-я британская дивизия Георга, герцога Кембриджского была направлена на редуты, против войск Липранди.

Первые два эскадрона д'Алонвиля прорвали стрелковую цепь, прикрывавшую артиллерию Жабокритского, и стали рубить артиллерийскую прислугу. Два других эскадрона ринулись на два батальона прикрытия. Но генерал Жабокритский успел построить солдат Владимирского полка, и они встретили врага дружными залпами. Французские егеря, поражаемые меткими выстрелами пластунов (2-й линейный (пластунский) батальон Черноморского казачьего войска) и стрелков, отошли к Сапун-горе. Таким образом, французская атака хоть и не достигла поставленной цели, но ослабила огонь отряда Жабокритского, направленный против британской лёгкой бригады. План же наступления союзной пехоты, был отменён с общего согласия Раглана и Канробера.

Дальнейшее сражение ограничилось перестрелкой частей дивизии Каткарта, которая вышла к редуту № 4 со стрелками Одесского полка. Бой прекратился в 16 часов. Союзное командование решилось ограничиться обороной внутреннего кольца укреплений и не идти на штурм внешних редутов. Подошедшие подкрепления были сосредоточены у Балаклавы. Генерал Липранди также довольствовался первым успехом и не стал развивать наступление. Русская пехота занимала линию редутов. Один батальон был в резерве у Чёрной речки. Отряд Жабокритского занимал Федюхины высоты. Конница располагалась за правым флагом отряда Липранди.

Таким образом, русские войска утвердились на левом берегу Черной речки. Они занимали позиции всего в двух с небольшим километрах от Балаклавы. Липранди ждал подкреплений и артиллерию, чтобы атаковать врага и взять город.


Поль Филиппото. Атака бригады во главе с генералом Аллонвиллем

Итоги сражения

Русские войска потеряли около 600 человек. Союзники сообщили о потере 600 человек. Однако эти цифры явно занижены. Турки только при взятии редутов потеряли 170 человек, ранено было около 300 человек. Надо отметить, что турецкий экспедиционный корпус, который и ранее не блистал, в ходе Балаклавской битвы был полностью деморализован и как самостоятельная боевая единица больше ничего из себя не представлял.

Безрассудная атака легкой кавалерийской бригады Кардигана стоила англичанам одними убитыми около трехсот человек, в плен попало около 60 человек. Всего английские войска потеряли в этот день только убитыми около 550 человек. Французские потери были небольшими — около 50 человек. Всего союзники потеряли около 1-1,5 тыс. человек. Русскими трофеями стало одно знамя, захваченное при взятии редута № 1, 11 орудий, десятки патронных ящиков, всё турецкое имущество и шанцевый инструмент.

Сражение принесло русской армии пользу и с тактической стороны. Англо-турецкие силы понесли чувствительный урон и были вынуждены ограничиться свой круг действий, сосредоточившись на обороне Балаклавы. Сражение укрепило боевой дух русской армии. Русская армия убедилась в том, что может противостоять сильному врагу и почувствовала вкус победы. В Севастополе и в армии Меншикова много говорили о сотнях погибших английских кавалеристах и о взятых трофеях. Пересказывались многочисленные случаи, которые показывали высочайшую храбрость, с которой в этот день билась русская армия. Так, ординарец генерала Жабокритского, казак и урядник Донского полка втроем опрокинули вражеских всадников, которые окружили генерала и спасли его.

Раненные солдаты массово отказывались уходить со своих позиций. Рядовой Днепровского пехотного полка Клим Ефимов участвовал во взятии селения Комары и был ранен осколком гранаты в лицо. Но после перевязки попросил врача отпустить его в роту, где пробыл до конца сражения. Рядовому 5-й егерской роты Дмитрию Комиссарову в бою оторвало два пальца на руке, но он не хотел оставлять позицию. Однако льющаяся кровь мочила патроны и мешала заряжать штуцер. Как отмечал Липранди в рапорте Меншикову, Дмитрий попросил офицера «пострелять пока из моего штуцера» и отправился на перевязку. Через несколько минут вернулся с перевязки и продолжал вести огонь до конца боя. Рядовой 4-й карабинерной роты Цветковский был тяжело ранен в ногу и лежал, когда разбитая английская кавалерия бросилась назад. Цветковский, увидев скачущего на великолепном коне англичанина и сказал: «Ах, батюшки, не дайте ему выскочить! Он славно напирал, пусть же хоть на отъезде попробует русского свинца!» Метким выстрелом рядовой свалил врага, а только затем разрешил отнести его на перевязку.

Таких случаев была масса. Солдаты и офицеры как во всех войнах и во все времена проявляли лучшие качества русского человека. Генерал Липранди отмечал, что всё войско горело нетерпением сразиться с врагом. «Все сражение можно назвать одним геройским подвигом, и вообще весьма трудно отдать кому-либо особое преимущество перед другими. Соревнование было общее как между каждым родом войск, так и между всеми чинами вообще», — писал генерал.

Союзное командование стало сомневаться в успехе осады Севастополя. Союзникам пришлось окончательно отказаться от планов немедленного штурма Севастополя и перейти к позиционной осаде. У англичан возникло ощущение поражения, причем болезненного, усугубленного осознанием бессмысленно загубленных жизней, потерь, вызванных бездарностью и военным невежеством генералов. Раздражение и недоумение вызывали не сотни погибших людей, на войне это было обычным делом, а легкомысленность командования, которая привела к поражению.

Обе стороны отметили храбрость английской лёгкой кавалерии. Однако справедливо отмечали неразумность и обречённость атаки конницы Кардигана. Французский генерал Пьер Боске подвел итог этому эпизоду сражения: «Это славно, но так нельзя воевать». Лорд Раглан свалил всю вину на подчиненных. Якобы они не поняли его правильных указаний. Лорду Кардигану он сказал, выражая своё недовольство: «как могли вы атаковать батарею с фронта, противно всем военным правилам?» А графу Лукану сказал: «Вы погубили легкую бригаду». Командование и пресса приняли сторону Раглана, чтобы не подрывать престиж армии. Общественное мнение в Англии обрушило на двух генералов вал критики. В результате генерал Лукан был вынужден просить об учреждении комиссии для расследования его действий в битве при Балаклаве.

При этом не стоит забывать и об ошибках русского командования. При более умелых действиях это сравнительно небольшое сражение могло привести к более решительным результатам. Александр Меншиков, не веря в успех дела под Севастополем, не привлёк к удару более серьёзные силы, что могло поставить англо-турецкие силы в Балаклаве на грань гибели. Их могли уничтожить до подхода подкреплений. Подождав подхода 10-й и 11-й пехотных дивизий, русский командующий мог устроить не атаку одного отряда, которому не ставили решительных целей, а дать врагу решительное сражение, создав на балаклавском направлении решительный перевес в силах. Англичане, как показала Балаклавская битва, не были готовы к нападению русских войск и не успели укрепить позиции у Балаклавы. Разгром британского лагеря поставил бы английскую армию в очень тяжёлое положение. Теперь же союзное командование определило свой слабый пункт и предприняло меры для его укрепления.

Весь мир благодаря этому сражению получил несколько великих легенд и расхожих крылатых выражений. Тонкая красная линия, атака лёгкой кавалерийской бригады и Балаклава вошли в историю.


Памятник Балаклавской битве к 50-летию Севастопольской обороны на высоте Араб-табиа (редут № 3)
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

31 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти