Венесуэла: здесь страшно жить



Венесуэлу захлестнула волна преступности, когда к власти пришел Уго Чавес. Если в 1998 году в стране было убито 4,5 тысячи человек, то в 2010 году можно говорить о более 20 тысячах убитых, причем в 91 % случаев убийцы остаются непойманными. Похищений людей происходит немногим меньше, по статистике пропадает около 17 тысяч человек в год. При Уго Чавесе Венесуэла стала первой в мире страной анархии.


Даже в Ираке, который постоянно участвует в войнах и превышает Венесуэлу только на 4 миллиона жителей (31 млн. в Ираке и 27 млн. в Венесуэле), за 2009 год было убито 4 644 человека, когда в стране Чавеса – 16 047 человек, по данным неправительственной организации Observatorio Venezolano de Violencia. В прошлом году эта цифра перескочила отметку в 20 тысяч. Каракас, столица государства, по праву считается самым опасным городом в мире, ежегодная убыль населения вследствие убийств составляет 130-200 человек на 100 тысяч жителей. Точнее сказать нельзя, поскольку сами власти Венесуэлы не могут назвать точное население столицы, оценки разнятся от 3 до 5 миллионов человек, если учесть пригороды, то можно говорить уже о 8 миллионах. Второе место в мировом рейтинге по криминогенности обстановки занимает южно-африканский Кейптаун (98 убийств на 100 тысяч человек). Боготу, столицу Колумбии, считают райским местом для всяческих бандитов, однако там эта цифра составляет только 22,7, а в Сан-Паулу в Бразилии – 14 человек.

По духу Венесуэла является близнецом России. Более 10 лет страна находится под управлением одного человека – Уго Чавеса, легко провести параллель с Путиным. Он точно так же поет на телевидении, всюду летает на вертолетах и считает Америку главной виновницей всех бед. На 80 % экспорт Венесуэлы состоит из нефти, она же – 30 % ВВП. Как и Россия, самые необходимые товары государство импортирует. Наука и промышленность совсем не развиты.

И все же по некоторым параметрам Венесуэлу можно считать более развитой страной, чем Россию. Средняя продолжительность жизни их мужчин составляет 71 год, когда в России этот показатель держится на уровне 59-61 года, с учетом молодежи из Средней Азии. Многопартийная система и конкурентные выборы в стране не только слова, в парламенте представлены три партии, причем одна из них (40 % кресел) занимает крайне оппозиционную позицию по отношению к политике Уго Чавеса. Женщины составляют около 60 % от общего числа муниципальных депутатов. На 93 % население страны проживает в городах, показатель урбанизации один из самых высоких в мире. В России он составляет 73 % по официальным данным и 50 % по расчетам отдельных экспертов.

Нефтяные доходы в стране распределяются таким образом, что социальная система является более гуманной. К тому же стоимость литра бензина составляет всего 3 российских рубля.

В то же время Венесуэле приходится очень жестоко расплачиваться за свои социальные эксперименты. Если минимальная зарплата в стране составляет около 170 долларов, то пособие по бедности и безработице – 300. Неудивительно, что большинство населения из низших классов работать не хочет, поскольку государство оплачивает ничегонеделанье. По официальной статистике, число безработных в стране составляет 6-7 %, на самом деле среди населения трущоб отказываются работать 70-80 % человек, притом что 30-40 % жителей страны находятся за чертой бедности. Как и в странах Второго мира, они предпочитают грабить остальное население, а самые жестокие и хитрые собираются в банды и занимаются куда более сложными преступлениями.

Убить могут случайного прохожего за горсть мелочи в кошельке, пожилых дам в собственных квартирах, владельцев небольших предприятий, которые отказываются платить дань. Рэкетом обложено до 60 % всего бизнеса. Исключения составляют крупные предприятия, имеющие серьезную охрану или принадлежащие революционным чиновникам.

До 70 % рыбаков с северо-восточного берега озера Маракайбо обложено данью, включая 2,5 тысячи лодок из муниципалитета Миранда. Бандиты позволяют нанести на борта лодок переводные картинки с огромным солнцем фирмы Nike в знак того, что дань уплачена. Эти хорошо заметные издалека обозначения спасают рыбацкие суда от убийств и разграбления.

В том же муниципалитете (районы Пунта-Вихия и Сабанета-де-Пальма) за два дня с рыболовецких лодок было снято 30 моторов общей стоимостью 16 тысяч местных боливаров каждый, что составляет примерно 2500 долларов.

В районах на юге озера (Вальмор Родригес и Баральт) промышляют банды, предпочитающие носить военную форму. Они требуют с рыбаков по 150 боливаров первого взноса и последующие 100 ежемесячно (23 и 15 долларов соответственно). Но и эти деньги гарантируют только неприкосновенность судна, а не самого рыбака, которого могут похитить для получения выкупа. Это еще одно любимое развлечение местной бедноты.

Только за 12 месяцев в период 2009-10 годов, по данным Национального института статистики, в Венесуэле было похищено 16 917 человек. С семьи похищенного требуют выкуп в размере 6-12 его месячных доходов, то есть 1-2 тысячи долларов за бедного человека.

Как уже было отмечено, 91 % убийств не раскрывается. Причем основной причиной можно назвать коренное изменение работы полиции при нынешней власти. Уго Чавес совершенно уверен в том, что полиция должна выполнять функции профилактические и воспитательные, а никак не репрессивные. До его прихода к власти, как и во всех государствах Латинской Америки, в полиции Венесуэлы существовали специальные подразделения, местные «эскадроны смерти». Они неожиданно врывались в кварталы бедноты и проводили скорую расправу за любое правонарушение, могли убить за единственный найденный патрон. Венесуэльский президент распустил эти «эскадроны».

Единственное, что еще хоть как-то способно удерживать банды из трущоб – это гражданские соединения военизированного типа из богатых кварталов. Как правило, они состоят из обеспеченной белой молодежи. Членов этих соединений местные леваки называют фашистами. В соседней Колумбии такие же «фашисты» борются с красными партизанами наряду с правительственными карателями.

Президент в этой ситуации способен только обвинять Америку и мировой империализм в разгуле преступности, охватившем страну. К ним добавляется соседняя Колумбия, ее Уго Чавес называет Израилем Латинской Америки. Буржуазное прошлое страны тоже считается «виновником» происходящих бед. В Венесуэле действует закон, который Россия применяет к чеченским боевикам, - банда может сложить оружие, «покаяться» в своих грехах и пообещать встать на путь истинный, прекратив совершать убийства и похищения. В 2003 году этот закон амнистировал «Сементеро» - одну из самых крупных банд в столице. Около 150 преступников сдались на милость властям и были отпущены на свободу.

Одной из причин, по которой преступники остаются на воле, являются переполненные тюрьмы, которые рассчитаны только на 14 тысяч человек. Однако в них уже пребывают 38 тысяч преступников. Каждый год погибает 400-450 арестантов венесуэльских тюрем.

Дополнительные сложности происходящему создает массовое бегство белого меньшинства, которое составляет примерно 20 % населения страны и по большей части принадлежит к среднему классу или верхушке общества. Количество негров доходит до 10 % всех жителей, остальную часть представляют метисы и чистокровные индейцы.

Венесуэльский институт анализа данных (IVAD) в недавнем времени проводил исследование, результаты которого показали, что 71,9 % населения страны считает основной проблемой страны преступность. А консул Испании в Венесуэле Анибаль Хименес поделился с венесуэльской прессой информацией о том, что все большее количество людей консультируются на тему необходимых документов для въезда в Испанию. За последнее десятилетие туда выехало 130-140 тысяч коренных венесуэльцев и потомков испанцев, еще 60 тысяч человек просто вернулись на свою родину.

Грегорио Кастро, социолог, говорит, что основными факторами, из-за которых население бежит в Испанию, являются высокий уровень преступности и деградация, социальная и политическая, которая больно отдается по среднему классу.

Только в Каракасе ежедневно испанское консульство посещает 1,5 тысячи человек и по 500-600 человек в других городах Венесуэлы. В консульства Италии и Португалии обращаются 300-600 человек в день.

Таким образом, можно говорить о том, что политика Уго Чавеса создала первое государство анархии в мире, в котором власти просто игнорируют многие процессы, а вопросами низов занимаются сами «трудящиеся». Такая ситуация похожа на СССР в 1920-е года. Следует ожидать, что власть Чавеса сменится реакцией, вплоть до полуфашистской диктатуры. Такое развитие событий весьма характерно для стран Латинской Америки.
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти