В мире мёртвой дипломатии

В текущем году исполнилось 105 лет со дня рождения и 25 лет со дня смерти выдающегося советского дипломата, многолетнего министра иностранных дел СССР (1957-1985) Андрея Андреевича Громыко. Так уж сложилось, что как только Громыко покинул пост главы внешнеполитического ведомства СССР в 1985 году, у Советского Союза начала иссякать самостоятельность в принятии важных политических решений на международной арене. То есть формально решения принимались Москвой, но вот только всё складывалось так, что эти решения приближали страну к самоуничтожению на радость Западу, который вдруг оказался «хорошим другом» советского руководства и, конечно же, советского народа…

Какие дипломаты в верхушке внешнеполитического ведомства сначала СССР, а затем и России, сменили Андрея Андреевича, говорить, честно говоря, не хочется. Их фамилии, как и специфику внешнеполитической деятельности, наши читатели прекрасно знают. В ноябре 1991-го даже название министерства получило говорящее: вместо министерства иностранных дел в стране появилось министерство внешних СНОШЕНИЙ. Такое название красноречиво подчёркивало то, на каком уровне находилась отечественная дипломатия, и что с этой дипломатией делали наши иностранные «партнёры». Министерство с таким названием хотя и просуществовало недолго, зато задало направление для «развития» российского внешнеполитического ведомства на годы вперёд. С первым российским министром иностранных дел сильные мира зарубежного не взаимодействовали, а простите, сношались, что можно было наблюдать по тому однозначному внешнеполитическому курсу, к которому власти России того времени тяготели.


В течение лет 10 с того момента как МИД СССР покинул Громыко формировалось устойчивое пренебрежение Западом самого факта существования каких-либо интересов у СССР (России) на международной арене. Сначала эти интересы учитывались, но одновременно с этим делалось всё, чтобы они ни в коем случае не реализовались. А потом Запад, сознавая, что «партнёр» и сам ложится под него, начал откровенно любые советские (российские) интересы игнорировать. Мол, если ложитесь сами, то про честь забудьте, а ваши внешнеполитические интересы становятся нашими во всех смыслах этого слова… Западные «друзья» настолько привыкли к такому положению дел, что потом любое внешнеполитическое (да и внутриполитическое тоже) взбрыкивание России вызывало у них, в лучшем случае, недоумение. Мол, это ещё что такое! Нам ваша инициатива не нужна – решение примем сами, а потому – исполняйте!

Ну, приучили мы западных «партнёров» к этому… А когда за десятилетие что-то входит в привычку, то из категории привычки вычеркнуть это «что-то» не так просто. Именно с такой ситуацией сталкивается сегодняшний состав российского МИД. Министерством «сношений», слава богу, отечественный МИД давно не выглядит, но именно это, мягко говоря, и не приветствуется заокеанскими «товарищами». МИД РФ в Вашингтоне воспринимают как «свою бывшую», на которую предъявляют права, учитывая прошлые «заслуги» советской и российской (шеварднадзевской и козыревской), прости господи, дипломатии. От риторики в стиле «ты моё министерство сношений и всё тут!» Штаты никак не могут отказаться, чувствуя уязвлённость тем, что российский МИД демонстрирует полноценную самостоятельность при решении внешнеполитических вопросов.

Одно из событий, которое показало, что российская дипломатия воскресла из бесчестия и пепла 90-х, связано с тем, что Башар Асад и сегодня президент Сирии. И, пожалуй, именно это событие заставило западных партнёров начать формировать полномасштабную антироссийскую «коалицию», чтобы привести МИД РФ и всю Российскую Федерацию «в чувства». В свою очередь формирование такой «коалиции» Западом показало то, что окончательно канула в Лету вся та глобальная дипломатическая система, которая выстраивалась в течение нескольких послевоенных десятилетий. Все международные институты, созданные для политического диалога, функционально превратились в прах. Де-юре они существуют, но де-факто пользы от такого существования – ноль, причём ноль абсолютный…

ООН? ОБСЕ? Да бросьте… Эти многочленные конторы за последнее время ничего продуктивнее саморасширения не придумали. Десятки комитетов, сотни кабинетов, тысячи сотрудников… Длинные коридоры. Многочисленные двери с красивыми табличками. Дорогие автомобили, умные речи… И что? Мир спокоен? Нигде нет вооружённых конфликтов? Выставлены стены для распространения наркотиков? Все сыты и довольны?

А ведь это и есть обратная сторона того, что сталось с мировой дипломатией, после того как министерство иностранных дел СССР де-факто уже после ухода с его главного поста Андрея Громыко превратилось в министерство сношений.

Мировая «демократическая» дипломатия вдруг решила, что в мире вообще один «дипломат», а остальное - массовка. А слушая речи этого «дипломата» и обращая внимание на его деятельность можно заявлять, что дипломатии (в общепринятом смысле этого слова) в мире нет. А если не так, то разве можно назвать дипломатией принятие в НАТО таких государств как Чехия и Венгрия, когда опросы общественного мнения в этих странах накануне решения парламентов давали 27% и 32% поддержки «натовского курса»… Или дипломатия – это топорная работа по признанию Западом независимости Косово без проведения референдума? Или дипломатия – это одностороннее принятия решений о необходимости перекраивать Югославию, Ирак, Ливию, Сирию?

В мире мёртвой дипломатии


Последняя точка – Украина. Именно Украина с её непрекращающимся кровавым представлением окончательно доказывает, что дипломатии в мире нет как таковой. Как нет никаких незыблемых правовых норм на международной арене. Нормы есть, но их никто не соблюдает, находя миллион причин своей исключительной правоты. Клоуны в украинской власти вместе с их лозунгами – это яркая картинка того, к чему приводит дипломатический нигилизм и желание удержать в мире один силовой полюс. Это не балансирующая у положения равновесия система, это нечто, вышедшее из-под контроля только потому, что на одну чашу весов сознательно наваливается всё, чтобы подчеркнуть весомость. В итоге система либо заваливается на бок, либо опрокидывается.

От пессимистических прогнозов хотелось бы оставаться подальше, но по большому счёту до оптимизма далеко. Если нет полноценной многополярной мировой дипломатии, если все вопросы решаются в обход международных норм, если в отношении появления (возрождения) уравновешивающего силового полюса делаются попытки игнорирования, то вряд ли стоит ожидать того, что ситуация успокоится. В очередной раз призывать к продуктивному диалогу в нынешних условиях – наивно. Диалога не будет, так как нас никто не собирается слушать.

Единственная «дипломатия», на которую обращает внимание наш «партнёр» - это исключительно звук учебных пусков МБР или гул масштабных военных учений. Ну, не слышат они от нас ничего другого и даже не хотят слышать… Такая уж у них болезнь: нас либо побаиваются, либо их тянет на «сношения»… Какие-то животные инстинкты – не иначе…

Правда, в мире животных всяк знает свою территорию и на инстинктивном уровне понимает, что на чужой территории ему лучше не появляться, так как можно вернуться с поломанным хвостом и без глаза… Мало того, оставшись с переломом хвоста и без одного глаза, у существа из мира животных не возникнет патологического желания влезть не в своё дело снова и остаться слепым (в лучшем случае – слепым), хромым и бесхвостым навечно… Что ж, если в мире людей кое у кого такие инстинкты с ходом последних лет «эволюции» прекратили себя проявлять, то сие прискорбно… Усыплённые инстинкты приводят к вымиранию популяции. И это вовсе не милитаризм, это банальная биология…
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

31 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти