KNIL: на страже Голландской Ост-Индии

В XVII веке Нидерланды стали одной из крупнейших морских держав Европы. Несколько торговых компаний, ответственных за заморскую торговлю страны и занимавшихся по сути колониальной экспансией в Южной и Юго-Восточной Азии, в 1602 г. были объединены в Голландскую Ост-Индскую компанию. На острове Ява был основан город Батавия (ныне Джакарта), ставший форпостом голландской экспансии в Индонезии. К концу 60-х годов XVII века Голландская Ост-Индская компания превратилась в серьезнейшую организацию, обладавшую собственным торговым и военным флотом и десятитысячными частными вооруженными силами. Тем не менее, поражение Нидерландов в противостоянии с более могущественной Британской империи способствовало постепенному ослаблению и распаду Голландской Ост-Индской компании. В 1798 г. собственность компании была национализирована Нидерландами, носившими в тот период название Батавской республики.

Индонезия под властью голландцев

К началу XIX века Голландская Ост-Индия представляла собой, прежде всего, сеть военно-торговых факторий на побережье индонезийских островов, однако вглубь последних голландцы практически не продвигались. Ситуация изменилась в течение первой половины XIX века. К середине XIX века Нидерланды, окончательно подавив сопротивление местных султанов и раджей, подчинили своему влиянию наиболее развитые острова Малайского архипелага, входящие ныне в состав Индонезии. В 1859 г. в состав Голландской Ост-Индии были включены и 2/3 владений в Индонезии, принадлежавших прежде Португалии. Таким образом, португальцы проиграли соперничество за влияние на островах Малайского архипелага Нидерландам.


Параллельно с вытеснением англичан и португальцев из Индонезии, продолжалась и колониальная экспансия вглубь островов. Естественно, что индонезийское население встретило колонизацию отчаянным и многолетним сопротивлением. Для поддержания порядка в колонии и ее обороны от внешних противников, среди которых вполне могли оказаться колониальные войска европейских стран, соперничающих с Нидерландами за влияние на Малайском архипелаге, потребовалось создание вооруженных сил, предназначенных непосредственно для действий в пределах территории Голландской Ост-Индии. Как и другие европейские державы, обладавшие заморскими территориальными владениями, Нидерланды приступили к формированию колониальных войск.

10 марта 1830 года был подписан соответствующий королевский указ о создании Королевской голландской ост-индской армии (голландская аббревиатура — KNIL). Как и колониальные войска ряда других государств, в состав вооруженных сил метрополии Королевская голландская ост-индская армия не входила. Основными задачами KNIL были завоевание внутренних территорий индонезийских островов, борьба с повстанцами и поддержание порядка в колонии, защита колониальных владений от возможных посягательств со стороны внешних противников. В течение XIX — ХХ вв. колониальные войска Голландской Ост-Индии участвовали в целом ряде кампаний на территории Малайского архипелага, в том числе в войнах Падри в 1821-1845 гг., Яванской войне 1825-1830 гг., подавлении сопротивления на острове Бали в 1849 г., Ачехской войне на севере Суматры в 1873-1904 гг., присоединении Ломбока и Карангсема в 1894 г., завоевании юго-западной части острова Сулавеси в 1905-1906 гг., окончательном «замирении» Бали в 1906-1908 гг., завоевании Западного Папуа в 1920-е гг.

KNIL: на страже Голландской Ост-Индии«Замирение» Бали в 1906-1908 гг., проведенное колониальными войсками, получило широкое освещение в мировой прессе из-за зверств, творимых голландскими солдатами в отношении балийских борцов за независимость. Во время «балийской операции» 1906 г. были окончательно подчинены два королевства Южного Бали — Бадунг и Табанан, а в 1908 г. голландская ост-индская армия положила конец истории крупнейшего государства на острове Бали — королевства Клунгкунг. Между прочим, одной из ключевых причин активного сопротивления балийских раджей голландской колониальной экспансии стало стремление властей Ост-Индии поставить под контроль торговлю опиумом в регионе.

Когда завоевание Малайского архипелага можно было считать свершившимся фактом, использование KNIL продолжалось, в первую очередь, в полицейских операциях против повстанческих группировок и крупных банд. Также в задачи колониальных войск входило подавление постоянных массовых народных выступлений, вспыхивавших в различных концах Голландской Ост-Индии. То есть, в целом они выполняли те же функции, которые были присущи колониальным войскам других европейских держав, базировавшимся в африканских, азиатских и латиноамериканских колониях.

Комплектование ост-индской армии

В Королевской голландской ост-индской армии существовала собственная система комплектования личного состава. Так, в XIX веке комплектование колониальных войск осуществлялось, прежде всего, за счет голландских добровольцев и наемников из других европейских стран, в первую очередь — бельгийцев, швейцарцев, немцев. Известно, что для службы на острове Ява завербовывался и французский поэт Артюр Рембо. Когда колониальная администрация вела длительную и тяжелую войну против мусульманского султаната Ачех на северо-западной оконечности острова Суматра, численность колониальных войск достигла 12 000 солдат и офицеров, рекрутированных в Европе.

KNIL: на страже Голландской Ост-Индии


Поскольку Ачех считался наиболее «фанатичным» в религиозном отношении государством на территории Малайского архипелага, обладавшем давними традициями политического суверенитета и считавшемся «цитаделью ислама» в Индонезии, сопротивление его жителей было особенно сильным. Осознав, что колониальные войска, укомплектованные в Европе, в силу своей численности не могут справиться с ачехским сопротивлением, колониальная администрация приступила к набору на военную службу туземцев. Было рекрутировано 23 тысячи индонезийских солдат, прежде всего — уроженцев Явы, Амбона и Манадо. Помимо этого, в Индонезию прибыли африканские наемники с Берега Слоновой Кости и территории современной Ганы — так называемой «Голландской Гвинеи», остававшейся под властью Нидерландов до 1871 г.

Завершение Ачехской войны способствовало и прекращению практики найма солдат и офицеров из других европейских стран. Королевская голландская ост-индская армия стала комплектоваться за счет жителей Нидерландов, голландских колонистов в Индонезии, голландско-индонезийских метисов и собственно индонезийцев. Несмотря на то, что было принято решение не направлять голландских солдат из метрополии для прохождения службы в Голландской Ост-Индии, добровольцы из Нидерландов все же служили в колониальных войсках.

В 1890 г. был создано специальное ведомство в самих Нидерландах, в компетенцию которого входили найм и обучение будущих солдат колониальной армии, а также их повторная реабилитация и адаптация к мирной жизни в голландском обществе после окончания срока службы по контракту. Что касается туземцев, то колониальные власти отдавали предпочтение при наборе на военную службу яванцам как представителям наиболее цивилизованного этноса, вдобавок ко всему рано включенного в состав колонии (1830 год, тогда как многие острова были окончательно колонизированы только спустя столетие — в 1920-е гг.) и амбонцам — как христианизированному этносу, находящемуся под культурным влиянием голландцев.

Помимо этого, на службу набирали также африканских наемников. Последних вербовали, в первую очередь, среди представителей народности ашанти, проживающей на территории современной Ганы. Жители Индонезии прозвали африканских стрелков, состоявших на службе в Королевской голландской ост-индской армии, «черными голландцами». Цвет кожи и физические данные африканских наемников наводили ужас на местное население, однако дороговизна доставки солдат с западного побережья Африки в Индонезию в конечном итоге способствовала постепенному отказу колониальных властей Голландской Ост-Индии от комплектования ост-индской армии, в том числе, и африканскими наемниками.

KNIL: на страже Голландской Ост-ИндииХристианская часть Индонезии, в первую очередь Южные Моллукские острова и Тимор, традиционно считалась поставщиком наиболее надежного контингента военнослужащих для Королевской голландской ост-индской армии. Наиболее надежным контингентом были амбонцы. Несмотря на то, что жители Амбонских островов до начала XIX века сопротивлялись голландской колониальной экспансии, в конечном итоге они превратились в наиболее надежных союзников колониальной администрации среди туземного населения. Это было обусловлено тем, что, во-первых, не менее половины амбонцев приняли христианство, а во-вторых — амбонцы сильно мешались с другими индонезийцами и с европейцами, что превратило их в т.н. «колониальный» этнос. Принимая участие в подавлении выступлений индонезийских народов на других островах, амбонцы заслужили всестороннее доверие колониальной администрации и, тем самым, обеспечили себе привилегии, превратившись в наиболее приближенную к европейцам категорию местного населения. Помимо военной службы, амбонцы активно занимались бизнесом, многие из них разбогатели и европеизировались.

Яванские, сунданские, суматранские солдаты, исповедовавшие ислам, получали меньшее, по сравнению с представителями христианских народов Индонезии, жалованье, что должно было стимулировать их к принятию христианства, однако на деле лишь сеяло внутренние противоречия среди контингента военнослужащих, основанные на религиозной неприязни и материальной конкуренции. Что касается офицерского корпуса, то он комплектовался практически исключительно голландцами, а также европейскими колонистами, проживающими на острове, и индо-голландскими метисами. Численность Королевской голландской ост-индской армии к началу Второй мировой войны составляла около 1000 офицеров и 34 000 унтер-офицеров и солдат. При этом 28 000 военнослужащих являлись представителями туземных народностей Индонезии, 7 000 — голландцами и представителями других некоренных народов.

Восстания на колониальном флоте

Полиэтничный состав колониальной армии многократно становился источником многочисленных проблем для голландской администрации, однако как либо изменить систему комплектования вооруженных сил, дислоцированных в колонии, она не могла. Европейских наемников и добровольцев просто бы не хватило для покрытия потребностей Королевской голландской ост-индской армии в рядовом и унтер-офицерском составе. Поэтому приходилось смиряться со службой в рядах колониальных войск индонезийцев, многие из которых, по вполне понятным причинам, отнюдь не были в действительности лояльны колониальным властям. Наиболее конфликтогенным контингентом были военные моряки.

Как и во многих других государствах, включая Российскую империю, моряки были более революционны, чем солдаты сухопутных войск. Это объяснялось тем, что на службу в военно-морской флот отбирали людей с более высоким уровнем образования и профессиональной подготовкой — как правило, бывших рабочих промышленных предприятий, транспорта. Что касается голландского флота, дислоцированного в Индонезии, то на нем служили, с одной стороны, голландские рабочие, среди которых были и последователи социал-демократических и коммунистических идей, а с другой стороны — представители малочисленного индонезийского рабочего класса, которые усваивали в постоянном общении со своими голландскими сослуживцами революционные идеи.

KNIL: на страже Голландской Ост-Индии


В 1917 г. мощное восстание военных моряков и солдат вспыхнуло на военно-морской базе в Сурабае. Матросами были созданы Советы матросских депутатов. Разумеется, восстание с жесткостью подавила колониальная военная администрация. Однако на этом история выступлений на военно-морских объектах в Голландской Ост-Индии не прекратилась. В 1933 году вспыхнуло восстание на броненосце «Де зевен провинциен» («Семь провинций»). 30 января 1933 г. на военно-морской базе Морокрембанган произошло матросское восстание против низкого жалованья и дискриминации со стороны голландских офицеров и унтер-офицеров, подавленное командованием. Участники восстания были арестованы. Во время учений в районе острова Суматра созданный на броненосце «Де зевен провинсиен» революционный комитет матросов принял решение о поднятии восстания в знак солидарности с моряками Морокрембангана. К индонезийским матросам присоединилось несколько голландцев, прежде всего те, кто были связаны с коммунистическими и социалистическими организациями.

4 февраля 1933 г., когда броненосец находился у базы в Котарадиа, офицеры корабля отправились на берег на банкет. В этот момент матросы во главе с рулевым Кавиларангом и машинистом Босхартом обезвредили оставшихся вахтенных офицеров и унтер-офицеров и захватили корабль. Броненосец вышел в море и направился в Сурабаю. Одновременно радиостанция корабля транслировала в эфир требования восставших (кстати, не содержавшие налета политики): поднять жалованье матросам, прекратить дискриминацию туземных моряков голландскими офицерами и унтер-офицерами, освободить арестованных матросов — участников бунта на военно-морской базе Морокрембанган (этот бунт произошел несколькими днями ранее, 30 января 1933 г.).

Для подавления восстания была сформирована особая группа кораблей в составе легкого крейсера «Ява» и эсминцев «Пит Хейн» и «Эверест». Командовавший группой коммандер Ван Дульм повел ее на перехват броненосца «Де зевен провинсиен» в район Зондских островов. Одновременно командование военно-морских сил приняло решение о переводе в береговые части или демобилизации всех индонезийских матросов и укомплектовании плавсостава исключительно голландцами. 10 февраля 1933 г. карательной группе удалось настигнуть восставший броненосец. Высадившиеся на палубе морские пехотинцы арестовали руководителей восстания. Броненосец был отбуксирован в порт Сурабая. Кавиларанг и Босхарт, равным образом, как и другие руководители восстания, получили серьезные срока тюремного заключения. Восстание на броненосце «Де зевен провинсиен» вошло в историю индонезийского национально-освободительного движения и получило широкую известность за пределами Индонезии: даже в Советском Союзе спустя годы была издана отдельная работа, посвященная детальному описанию событий на броненосце Ост-индской эскадры голландских военно-морских сил.

Перед Второй мировой

Ко времени начала Второй мировой войны численность Королевской голландской ост-индской армии, дислоцированной на Малайском архипелаге, достигала 85 тысяч человек. Помимо 1 000 офицеров и 34 000 солдат и унтер-офицеров колониальных войск, в это число входили военнослужащие и гражданский персонал территориальных подразделений охраны и милиции. В структурном отношении Королевская голландская ост-индская армия включала три дивизии в составе: шесть пехотных полков и 16 пехотных батальонов; сводную бригаду из трех пехотных батальонов, дислоцированную на Барисане; малую сводную бригаду в составе двух батальонов морской пехоты и двух кавалерийских эскадронов. Помимо этого, в составе Королевской голландской ост-индской армии имелись гаубичный дивизион (105-мм тяжелые гаубицы), артиллерийский дивизион (75-мм полевые орудия) и два горно-артиллерийских дивизиона (75-мм горные орудия). Также был создан «Мобильный отряд», вооруженный танками и бронеавтомобилями — о нем несколько подробнее мы расскажем ниже.

KNIL: на страже Голландской Ост-ИндииКолониальные власти и военное командование предпринимали судорожные меры в направлении модернизации подразделений ост-индской армии, надеясь превратить ее в силу, способную отстоять голландский суверенитет на Малайском архипелаге. Было понятно, что в случае войны Королевской голландской ост-индской армии предстояло столкнуться с японской императорской армией — противником, многократно более серьезным, нежели повстанческие группировки или даже колониальные войска других европейских держав.

В 1936 году, стремясь обезопасить себя от возможной агрессии со стороны Японии (гегемонистские претензии «страны восходящего солнца» на роль сюзерена Юго-Восточной Азии были давно известны), власти Голландской Ост-Индии приняли решение о модернизационной реструктуризации Королевской голландской ост-индской армии. Было решено сформировать шесть механизированных бригад. В состав бригады должны были войти мотопехотные, артиллерийские, разведывательные подразделения и танковый батальон.

Военное командование считало, что использование танков значительно укрепит мощь ост-индской армии и сделает ее серьезным противником. Семьдесят легких танков «Виккерс» было заказано в Великобритании как раз в канун начала Второй мировой войны и боевые действия помешали доставить в Индонезию большую часть партии. Прибыло лишь двадцать танков. Британское правительство конфисковало остальную часть партии для собственных нужд. Тогда власти Голландской Ост-Индии обратились за помощью к Соединенным Штатам. Было заключено соглашение с компанией Marmon-Herrington, занимавшейся поставками в Голландскую Ост-Индию военной техники.

Согласно этому договору, подписанному в 1939 году, планировалось поставить к 1943 г. огромное количество танков — 628 штук. Это были следующие машины: CTLS-4 с одноместной башней (экипаж — водитель и стрелок); трехместный CTMS-1TBI и средний четырехместный MTLS-1GI4. Конец 1941 г. ознаменовался началом приемки первых партий танков в США. Однако первый же корабль, отправленный из США с танками на борту, сел на мель при подходе к порту, в результате чего большая часть (18 из 25) машин оказалась поврежденной и лишь 7 машин были годны к использованию без ремонтных процедур.

Создание танковых подразделений требовало от Королевской голландской ост-индской армии и наличия подготовленных военнослужащих, способных по своим профессиональным качествам служить в танковых частях. К 1941 г., когда Голландская Ост-Индия получила первые танки, в составе ост-индской армии было подготовлено по бронетанковому профилю 30 офицеров и 500 унтер-офицеров и солдат. Их обучали на ранее приобретенных английских «Виккерсах». Но даже для одного танкового батальона, несмотря на наличие личного состава, не хватало танков.

Поэтому 7 танков, уцелевших при разгрузке корабля, вместе с 17 «Виккерсами», приобретенными в Великобритании, составили «Мобильный отряд», в состав которого входили танковый эскадрон, мотопехотная рота (150 солдат и офицеров, 16 бронированных грузовых автомобилей), разведывательный взвод (три бронеавтомобиля), противотанковая артиллерийская батарея и горная артиллерийская батарея. Во время японского вторжения на территорию Голландской Ост-Индии «Мобильный отряд» под командованием капитана Г. Вульфхоста, вместе с пятым пехотным батальоном ост-индской армии, вступил в бой с японским 230-м пехотным полком. Несмотря на первоначальный успех, в конечном итоге «Мобильному отряду» пришлось отступить, оставив 14 человек убитыми, 13 танков, 1 бронеавтомобиль и 5 бронетранспортеров — выведенными из строя. После этого командование передислоцировало отряд в Бандунг и более не бросало его в боевые операции вплоть до сдачи Голландской Ост-Индии японцам.

Вторая мировая война

После того, как Нидерланды были оккупированы гитлеровской Германией, военно-политическое положение Голландской Ост-Индии стало стремительно ухудшаться — ведь были перекрыты каналы военной и экономической помощи из метрополии, вдобавок ко всему Германия, вплоть до конца 1930-х годов остававшаяся одним из ключевых военно-торговых партнеров Нидерландов, теперь, по понятным причинам, таковым быть перестала. С другой стороны, активизировалась Япония, которая давно собиралась «прибрать к рукам» практически весь Азиатско-Тихоокеанский регион. Японский императорский флот доставил подразделения японской армии к берегам островов Малайского архипелага.

Сам ход операции в Голландской Ост-Индии был достаточно стремителен. В 1941 г. начались полеты японской авиации над Борнео, после чего на остров вторглись подразделения японских войск, перед которыми была поставлена цель захвата нефтяных предприятий. Затем был захвачен аэропорт на острове Сулавеси. Отряд из 324 японцев разгромил 1500 морских пехотинцев Королевской голландской ост-индской армии. В марте 1942 г. начались бои за Батавию (Джакарта), которые 8 марта закончились сдачей столицы Голландской Ост-Индии. Командовавший ее обороной генерал Поотен капитулировал вместе с гарнизоном, насчитывавшим 93 000 человек.

KNIL: на страже Голландской Ост-ИндииВо время кампании 1941-1942 гг. практически вся ост-индская армия была разгромлена японцами. Голландские военнослужащие, а также солдаты и унтер-офицеры из числа христианских этносов Индонезии, были интернированы в лагеря для военнопленных, причем до 25% военнопленных погибло. Небольшая часть солдат, преимущественно из числа представителей индонезийских народов, смогла уйти в джунгли и продолжить партизанскую войну против японских оккупантов. Некоторым отрядам удалось совершенно самостоятельно, без какой-либо помощи со стороны союзников, продержаться до освобождения Индонезии от японской оккупации.

Еще одна часть ост-индской армии сумела переправиться в Австралию, после чего была присоединена к австралийским войскам. В конце 1942 г. имела место попытка усиления австралийских спецназовцев, ведших партизанскую борьбу против японцев на Восточном Тиморе, голландскими военнослужащими из ост-индской армии. Однако 60 голландцев на Тиморе погибли. Помимо этого, в 1944-1945 гг. небольшие голландские подразделения участвовали в боевых действиях на Борнео и острове Новая Гвинея. Под оперативным командованием ВВС Австралии было сформировано четыре эскадрильи Голландской Ост-Индии из числа пилотов ВВС Королевской голландской ост-индской армии и австралийского наземного персонала.

Что касается Военно-воздушных сил, то авиация Королевской голландской ост-индской армии изначально серьезно уступала японцам по степени оснащенности, что не мешало голландским летчикам достойно сражаться, обороняя архипелаг от японского флота, а затем перейти в состав австралийского контингента. Во время сражения за Семплак 19 января 1942 г. голландские пилоты на 8 самолетах «Буффало» дали бой 35 японским самолетам. В результате столкновения было сбито 11 японских и 4 голландских самолета. Среди голландских ассов следует отметить лейтенанта Августа Дейбеля, который во время этой операции сбил три истребителя японской авиации. Лейтенанту Дейбелю удалось пройти всю войну, выжить после двух ранений, но смерть нашла его в воздухе и после войны — в 1951 г. он погиб за штурвалом истребителя, в авиакатастрофе.

Когда ост-индская армия капитулировала, именно военно-воздушные силы Голландской Ост-Индии остались наиболее боеспособным подразделением, перешедшим под австралийское командование. Было сформировано три эскадрильи — две эскадрильи бомбардировщиков В-25 и одна — истребителей Р-40 «Киттихаук». Помимо этого, три голландские эскадрильи были созданы в составе британской авиации. ВВС Великобритании подчинялись бомбардировочные 320-я и 321-я эскадрильи и истребительная 322-я эскадрилья. Последняя, вплоть до настоящего времени, остается в составе ВВС Нидерландов.

Послевоенный период

Окончание Второй мировой войны сопровождалось ростом национально-освободительного движения в Индонезии. Освободившись от японской оккупации, индонезийцы более не желали возвращаться под власть метрополии. Нидерланды, несмотря на судорожные попытки сохранить колонию под своей властью, были вынуждены идти на уступки лидерам национально-освободительного движения. Тем не менее, Королевская голландская ост-индская армия была восстановлена и некоторое время продолжала существовать и после Второй мировой войны. Ее солдаты и офицеры принимали участие в двух крупных военных кампаниях по восстановлению колониального порядка на Малайском архипелаге в 1947 и 1948 гг. Однако все усилия голландского командования по сохранению суверенитета на Голландской Ост-Индией оказались тщетными и 27 декабря 1949 г. Нидерланды пошли на признание политического суверенитета Индонезии.

26 июля 1950 года было принято решение о расформировании Королевской голландской ост-индской армии. Ко времени расформирования в составе Королевской голландской ост-индской армии проходили военную службу 65 000 солдат и офицеров. Из них 26 000 были приняты на службу в республиканские вооруженные силы Индонезии, остальные 39 000 демобилизованы или перешли на службу в вооруженные силы Нидерландов. Туземным военнослужащим была предоставлена возможность демобилизации, либо продолжения службы в вооруженных силах суверенной Индонезии.

Однако и здесь вновь дали о себе знать межнациональные противоречия. В новых вооруженных силах суверенной Индонезии преобладали мусульмане-яванцы — ветераны национально-освободительной борьбы, всегда негативно относившиеся к голландской колонизации. В колониальных войсках основной контингент был представлен христианизированными амбонцами и другими народами Южных Моллукских островов. Между амбонцами и яванцами возникают неизбежные трения, приведшие к конфликтам в Макассаре в апреле 1950 г. и попытке создания независимой Республики Южных Молукк в июле 1950 г. Республиканским войскам удалось к ноябрю 1950 г. подавить выступления амбонцев.

После этого более 12 500 амбонцев, проходивших службу в Королевской голландской ост-индской армии, а также членов их семей, были вынуждены эмигрировать из Индонезии в Нидерланды. Некоторая часть амбонцев эмигрировала в Западную Новую Гвинею (Папуа), которая вплоть до 1962 г. оставалась под властью Нидерландов. Стремление амбонцев, состоявших на службе голландских властей, к эмиграции объяснялось очень просто — они опасались за свою жизнь и безопасность в постколониальной Индонезии. Как оказалось, не зря: периодически на Моллукских островах вспыхивают серьезные беспорядки, причиной которых практически всегда являются конфликты мусульманского и христианского населения.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. parusnik 7 ноября 2014 08:16
    Как всегда..отлично..спасибо Илья, как будто журнал "Азия и Африка сегодня" читаю..
  2. Арон Заави 7 ноября 2014 08:40
    Очень познавательно. Спасибо.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня