“Уже двадцать лет как русскую авиацию убивают”

“Уже двадцать лет как русскую авиацию убивают”Герой России Магомед Толбоев дал откровенное интервью “МК” о проблемах отечественного авиапрома в преддверии открытия 10-го, юбилейного Международного авиасалона в Жуковском (МАКС)

К отечественным самолетам в этом году предъявляется как никогда много претензий. Между тем, не все так плохо, как может показаться на первый взгляд. О болевых точках отечественной авиации, а также о судьбе легендарных пилотажных групп “Русские витязи” и “Стрижи” рассказал “МК” Герой России заслуженный летчик-испытатель Магомед Толбоев.


— В этом году мы наконец-то впервые покажем “Т-50” — истребитель 5-го поколения. Он мог быть показан только с позволения Президента России. “Т-50” полетит в паре, — рассказывает Магомед Толбоев. — Генеральную репетицию с ними уже провели.

— А почему только легкий? А фигуры высшего пилотажа слабо?

— Сверхфигуры будут показывать “Су-30”, “Су-35”. “Т-50” еще в стадии испытаний, вы поймите. Он сейчас только-только учится летать. А то еще уроним, не дай бог! А через два года, в 2013-м, мы вам покажем такое, что все зарыдают...

— Объясните для дилетанта, чем концептуально отличаются истребители, скажем, четвертого поколения от пятого?

— Да вы что! Это принципиально иная машина. “Т-50” единственный во всем мире летает на сверхзвуке без форсажа. Это огромная экономия топлива. Все истребители тратят топливо в три раза больше, чтобы только выйти на сверхзвук. Топливо заканчивается — надо садиться. А у нас радиус боевых действий за счет этого увеличен в три раза.

Еще одно принципиальное отличие — особое покрытие и малозаметность. Конфигурация углов самолета создана так, что отраженные лучи, которые дают радары, не уходят назад, а рассеиваются в воздухе.

— А что касается гражданских новинок?

— “А-380” у нас каждый день будет летать. Самый большой в мире пассажирский аэробус, который свыше 500 человек перевозит одновременно. Этим пассажирским гигантом мы могли бы сразу закрыть тему Сахалина и Камчатки. Люди по две недели там сидят в аэропортах, чтобы вырваться в отпуск на материк. Но сейчас использовать “А-380” повсеместно не позволяет плохое состояние аэродромных комплексов.

— Почему бы вам прямо не сказать об этом премьер-министру?

— А ты думаешь, я не говорю? Ты думаешь, он не переживает? Путин очень озабочен состоянием современной аэродромной сети. Но и все сделать сразу невозможно. Сочи надо было срочно — построили аэропорт великолепный, постепенно до других доберемся.

— Но пока суд да дело — люди гибнут. После катастрофы в Петрозаводске, как сглазили, чуть не каждую неделю вынужденные посадки, аварии...

— Я не хочу об этом говорить, опять в политику ударимся... Есть Росавиация, Ростехнадзор — они обязаны следить, что за самолеты эксплуатируют частные авиакомпании. Что, нельзя запретить летать на изношенных машинах? Осень-зима — они опять начнут падать. Я предупреждаю, что так и будет. Ближнемагистральные самолеты “Як-40”, “Ан-24” полностью исчерпали свой срок, свой ресурс. Они должны немедленно прекратить свое существование. “Ту-134”, “Ту-154” когда-то перевезли весь СССР. Но нельзя старого ишака бесконечно нагружать, как молодого! Мне жалко погибших пассажиров, жалко летчиков, мне непонятно только отношение государства к проблемам гражданской авиации.

— Магомед Омарович, я вижу, что в углу вашего кабинета стоит траурный венок для Игоря Ткаченко, командира “Русских витязей”, который погиб в авиакатастрофе два года назад.

— Это был несчастный случай. Великолепнейший парень был, мой ученик, кстати, я его шесть лет вел, всем его представлял как “русского медведя”. У нас были майки — огромная красная звезда, в центре разорвана, а из нее высовывается морда медведя. Но... В данной ситуации он сделать ничего не мог. Ребята показывали “тюльпан”, был роспуск, самолеты становились и выпускали ракеты, затем шли вниз. Каждый ведомый искал своего ведущего. Они должны были четко это выполнять. Но ведомый следующей пары за Ткаченко промахнулся и упустил своего. Увидел другого и пошел к нему и, когда шел, накрыл Игоря. Ткаченко ничего не видел.

— Но официальное расследование пришло к другому выводу.

— Игорь не был виноват. Я на этом настаиваю. Это оскорбительно, когда обвиняют погибшего.

— Я слышала, что эта трагедия послужила поводом чуть ли не роспуска “Русских витязей”. Их и правда хотят уничтожить?

— Значит, так. “Русские витязи” и “Стрижи” — единая группа, две эскадрильи. И мы возложим Игорю Ткаченко траурный венок с вертолета.

Но сегодня я один сражаюсь за то, чтобы “Витязи” остались. Я один против министра обороны Сердюкова. Остальные молчат. Дело вовсе не в “Витязях”, а в аэродроме “Кубинка”, который хотят продать одному миллиардеру. Он хочет целиком эту территорию под какую-то свою базу скупить. “Кубинку”! Центральную базу ВВС Московского военного округа! Двадцать лет назад, когда мы только начинали, именно “Кубинка” являлась нашим конкурентом как место для проведения авиасалона. По подъездным путям, по открытости она еще лучше, чем мы. Этот человек купит “Кубинку”, купит остальное. Кто будет защищать Россию? Россия имеет огромную территорию, а покупает всего шесть вертолетов в год!

Как могу, я создаю общественное мнение, но я не могу приобретать для государства новые самолеты и вертолеты. У меня у самого, кстати, нет машины, я пешком домой с работы хожу. Самолеты есть — автомобиля нет. От моего кабинета до квартиры сорок минут напрямик. И в Москву я езжу на электричке. Мимо бабы Дуси, она у нас на вокзале торгует малосольными огурцами, а когда открывается авиасалон, сидит здесь, неподалеку. Настоящая русская баба, ничем ее не проймешь. На таких и держится еще вся страна. Уже двадцать лет как она к нам приходит, ставит табуреточку, расстилает одеяло и раскладывает на нем свои огурцы. Ей 82 года уже — а было 62, когда мы начинали. Сегодня приехали мои старые друзья-американцы, В-52, стратегический бомбардировщик. Шандарахнули за встречу боевые пятьдесят грамм водки и закусили бабыдусиными огурцами... За авиацию!.. Я летал на этой земле на всем, что шевелится. Такой школы, как была у русских летчиков, нет и не будет. Но уже двадцать лет как русскую авиацию убивают. Сколько можно? Я — офицер. Мне больно и стыдно за то, что происходит. Мы разбазарили все, что было сделано с запасом для внуков. И ничего не создали взамен.

— А как же новое поколение истребителей, невиданное, сверхсовременное...

— Да что такое пятое поколение истребителей — это 80-е годы, мы тогда летали на них! Их придумали тридцать лет назад, а показываем в 2011-м. Что сказать еще? Честь имею!
Первоисточник:
http://www.mk.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти