Барометр интеграции

Барометр интеграцииТретья волна исследований общественного мнения «Интеграционный барометр ЕАБР», проводимых Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) и агентством «Евразийский монитор», выявила ряд новых тенденций в восприятии евразийской интеграции населением бывшего СССР.

Серия опросов «Интеграционного барометра» проводилась в апреле-мае 2014 г. на территории 10 стран Содружества (за исключением Туркмении) и Грузии, покинувшей СНГ после «пятидневной» войны 2008 г. В каждой стране было опрошено не менее 1 тыс. чел., а общее количество участников опроса превысило 13 тыс. Отношение жителей бывших союзных республик к интеграционным процессам изучалось в политическом, экономическом и культурном аспектах, позволившим охватить все основные моменты восприятия евразийской интеграции. В качестве инструмента анализа использовалось понятие притяжения, включавшее родственные и деловые связи, наличие интереса и симпатии к той или иной стране, а также готовность к взаимодействию с ней на разных уровнях.


Ключевой вопрос исследования – отношение населения стран СНГ к главным интеграционным проектам постсоветского пространства - Таможенному союзу (ТС) и Единому экономическому пространству (ЕЭП), на базе которых с 1 января 2015 г. будет создан Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Позиции населения России, Казахстана и Белоруссии, уже являющихся участниками этих объединений, и остальных государств СНГ в этом плане заметно различаются. В странах интеграционной «тройки» ТС и ЕП одобряют от 2/3 до 3/4 населения, что говорит об их широкой общественной поддержке. Наиболее высокий уровень одобрения евразийской интеграции зафиксирован в Казахстане (84%), за которым следуют Россия (79%) и Белоруссия (68%). Причем в Казахстане число одобряющих ТС по сравнению с прошлым годом выросло на 11%, в России – на 12%, а в Белоруссии – всего на 3%. Уровень общественной поддержки евразийской интеграции в Белоруссии – наименьшей экономике союза, сильно зависящей от России, остается на самом низком уровне начиная с 2012 г.

Среди тех стран, которые участниками ТС не являются, наиболее высокий уровень его общественной поддержки был зафиксирован в Таджикистане (72%) и Узбекистане (68%), которые являются лидерами Центральной Азии по числу работающих в России трудовых мигрантов. Между тем обе страны от участия в евразийской интеграции дистанцируются.
Особенно разительными различия между политикой правящих элит, последовательно отказывающихся от участия в любых интеграционных проектах, и позицией населения, 2/3 которого ориентированы на ТС, выглядят в Узбекистане. Уровень поддержки евразийской интеграции в Армении (64%), которая с 1 января 2015 г. станет участником ТС, ниже, чем в Таджикистане и Узбекистане, но значительно выше, чем в другом государстве-кандидате на присоединение к союзу – Киргизии (50%).

Ситуация в Киргизии выглядит все более тревожной. Несмотря на то, что о своем желании присоединиться к Таможенному союзу руководство республики заявило еще в 2011 г., на пути евразийской интеграции Бишкек заметно отстал от Еревана. Более того, уровень поддержки ТС жителями страны по сравнению с 2013 г. снизился с 67 до 50%. Экономика Киргизии после распада СССР строилась на реэкспорте китайских товаров, а также импорте тканей и фурнитуры из КНР для местной швейной промышленности. Ориентированы эти отрасли были на рынки России и Казахстана, доступ на которые после образования Таможенного союза оказался затруднен. Популярности идее евразийской интеграции эта ситуация отнюдь не прибавила. Недостаточно внимания работе с общественным мнением уделяют и сами киргизские власти. После состоявшегося 29 мая в Астане саммита ТС, на котором была подписана дорожная карта по присоединению Киргизии к союзу, в республике появилась масса публикаций, продвигавших проект евразийской интеграции. Однако затем их число вновь снизилось, что не замедлило сказаться на настроениях населения. Как отмечают авторы доклада, «в Кыргызстане идет снижение интереса к региону СНГ практически по всем показателям интеграционных ориентаций населения, а также рост показателей автономности».

Если в странах-участницах Таможенного союза положительное отношение к нему в среднем выразили 77% населения, то в Армении, Киргизии, Таджикистане и Узбекистане, которые являются кандидатами на присоединение к ТС, относятся к нему с симпатией – 63%, а в Грузии, Молдавии, Азербайджане и на Украине, ориентирующихся на Запад – всего 39%.
В основных чертах деление республик СНГ на сторонников и противников евразийской интеграции сложилось еще на рубеже 1990-х и 2000-х гг., когда оформились межгосударственные объединения ГУУАМ, с одной стороны, и ОДКБ и ЕврАзЭС – с другой. Членство в этих объединениях менял лишь Узбекистан, который с 1999 по 2005 г. был участником ГУУАМ, после чего покинул ее и присоединился к ОДКБ, вновь оставив ее ряды в 2012 г. Впрочем, принадлежность стран СНГ к числу про- или антироссийских определяется не столько отношением к России населения, сколько позицией ориентированных на Запад политических и экономических элит. Контролируя СМИ, они формировали общественное мнение в нужном для себя русле. Так, уровень поддержки ТС на Украине и в Молдавии вплоть до последнего времени был выше 50%, и лишь после начала активной PR-кампании за евроинтеграцию начал снижаться.

Примечательно, что присоединение к ТС до сих пор поддерживает более половины населения Грузии (53%), которое после «пятидневной» войны 2008 г. и окончательной потери Абхазии и Южной Осетии особых симпатий к России питать вроде бы не должно. Правда, за последний год уровень одобрения евразийской интеграции снизился в Грузии на 6%. К Таможенному союзу позитивно настроено и около половины населения Молдавии, численность которого (49%) более чем вдвое превышает долю противников евразийской интеграции (23%). В Азербайджане, главным ориентиром которого является Турция, и без того самый низкий в СНГ уровень поддержки ТС уменьшился с 37 до 22%, а негативное отношение к нему, напротив, увеличилось с 53 до 64%.

По отрицательному отношению к евразийской интеграции Азербайджан в два с половиной раза опережает Грузию, хотя военных конфликтов с РФ у него не было. Одной из главных причин этого, по-видимому, стало начало процесса вступления в союз Армении, которая из-за карабахского конфликта рассматривается Баку в качестве главного врага.
Негативный образ Армении проецируется и на ее основного военно-политического союзника – Россию.

Наиболее резким снижение пророссийских и евразийских настроений оказалось на Украине, которая во время проведения опроса (апрель-май) находилась в состоянии острого противостояния с Россией из-за потери Крыма. Поддержка идеи присоединения к ТС жителями республики за год снизилась с 50 до 31%, а его негативное восприятие увеличилось с 28 до 50%. Столь сильные сдвиги в общественных настроениях объясняются глубоким военно-политическим кризисом и массированной информационной кампанией, направленной на дискредитацию евразийской интеграции. Ее основная цель - ментально-психологическое перекодирование украинцев, главной национальной идеей которых планируется сделать русофобию. Информационная война против России в украинских СМИ ведется при активной помощи США и НАТО, представители которых в беседах с российскими политиками пообещали начать ее сразу после присоединения Крыма.

В экономическом отношении жители Украины, Молдавии и Грузии, подписавших соглашение о евроассоциации, ориентируются на ЕС. Казахстан, Киргизия и Таджикистан ориентируются как на страны СНГ, так и на внешний мир, а у России, Белоруссии, Армении и Узбекистана четко выраженная внешняя ориентация отсутствует. В качестве объекта трудовой миграции РФ представляет самый большой интерес для граждан Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Армении. Жителям «славянских» государств СНГ более интересна временная работа за его пределами – в странах ЕС.

Наиболее привлекательной страной происхождения товаров в пределах бывшего СССР оказалась Россия, которую упомянули от 18 до 55% опрошенных. Более всего на нее ориентированы страны Центральной Азии, где этот показатель составляет от 49 до 55%.

Тем не менее, в качестве однозначного экономического и научно-технического лидера СНГ Россия, не завершившая модернизацию своего народнохозяйственного комплекса, сегодня не воспринимается.
В политическом и военно-политическом плане большинство стран СНГ ориентируются на соседние постсоветские государства. Исключение составляет Грузия, ориентированная на США и ЕС, а также Азербайджан, считающий своим основным союзником Турцию. Резкое снижение уровня восприятия стран СНГ как дружественных зафиксировано на Украине, где резко выросла позитивная оценка Евросоюза (с 36 до 48%). При всем этом в качестве дружественных страны СНГ рассматривают более половины (53%) жителей Украины. В целом же самой дружественной страной население бывшего СССР считает Россию, которую поставили на первое место 87% жителей Армении, 83% – Белоруссии и 81-86% – республик Центральной Азии. На Украине число считающих Россию дружественной страной за год сократилось более чем вдвое (с 54 до 24%), в результате чего на первое место вышла Белоруссия. Кроме того, доля считающих РФ дружественной страной упала в Молдавии (с 72 до 56%) и Киргизии (с 93 до 81%), которая является участником ОДКБ и кандидатом на вступление в Таможенный союз.

Еще более сложная ситуация складывается в культурно-гуманитарной сфере, которая, в отличие от политики и макроэкономики, напрямую затрагивает обычных людей. За последние два десятилетия Россия явно потеряла позиции ведущего научно-образовательного центра на пространстве бывшего СССР. Российское образование воспринимается в качестве конкурентоспособного только жителями стран Центральной Азии, причем динамика здесь также, скорее, негативная.

А поскольку Россия является естественным политико-географическим центром СНГ, снижение ее культурно-гуманитарной роли способно оказать дезинтегрирующее воздействие не только на постсоветское пространство, но и на Таможенный и Евразийский союзы.
Именно различные образовательные проекты являются одним из ключевых элементов политики «мягкой силы», позволившей США организовать серию цветных революций в странах СНГ. Россия же в сложившейся ситуации вынуждена срочно искать вакцину от этого вируса.

Общая картина, которую рисует третья волна «Интеграционного барометра», выглядит противоречивой. Населением большинства стран СНГ Россия до сих пор воспринимается в качестве военного и политического лидера Содружества. Однако ее экономические и культурные позиции оцениваются далеко не столь однозначно. В интеграционном плане наибольший интерес друг для друга, как показали результаты опросов, представляют Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан. Однако Украина все более ориентируется на Запад, а Казахстан – становится все более интегрированным в евразийские структуры. При этом проекты Таможенного и Евразийского экономического союзов оказывают на постсоветское пространство интегрирующее, а украинский кризис – дезинтегрирующее воздействие. Оставляя за скобками гражданскую войну на Украине, средне- и долгосрочные последствия которой пока до конца не ясны, можно констатировать дальнейшую дифференциацию стран постсоветского пространства. Со временем она, скорее всего, приведет к образованию евразийского ядра во главе с Россией и группы «неприсоединившихся» государств, которые будут ориентироваться на США, ЕС, или, как Азербайджан, крупные государства Ближнего и Среднего Востока.
Автор:
Александр Шустов
Первоисточник:
http://www.stoletie.ru/geopolitika/barometr_integracii_845.htm
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

48 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти