К 120-летию со дня рождения маршала бронетанковых войск Павла Семёновича Рыбалко

Рыбалко Павел Семёнович (23.10.(04.11).1894 г. с. Малый Истороп Харьковской губ. – 28 августа 1948 г., Москва), советский военачальник, маршал бронетанковых войск (1945), дважды Герой Советского Союза (1943, 1945).

Павел Семёнович Рыбалко – советский военачальник, маршал бронетанковых войск, дважды Герой Советского Союза, командующий танковыми армиями во время Великой Отечественной войны – родился 23 октября 1894 г. Он был третьим ребёнком в многодетной семье слесаря завода и единственным, кого родители смогли направить на учёбу в церковно-приходскую школу. Когда к 13 годам обучение завершилось, сельский священник устроил его как лучшего ученика в контору завода.

Но проработал там Павел недолго: отцу в результате аварии обварило ноги, и он сделался инвалидом. Теперь надо было думать о том, как прокормить младших братьев и сестру. Павел отправился в Харьков, где нанялся подручным токаря на паровозостроительный завод. С началом Первой мировой войны его призвали в армию и после нескольких месяцев военной подготовки отправили на Галицийский фронт. Летом 1916 г. он был тяжело ранен и контужен, находился на излечении, а затем снова направлен в действующую армию.


В июле 1917 г. в условиях разложения русской армии рядовой Рыбалко вернулся в родное село. Сахарозаводчик сбежал к тому времени, и рабочие для охраны предприятия от грабителей решили создать дружину, куда Павел вступил одним из первых. После Октябрьской революции эта рабочая дружина, уже возглавляемая Рыбалко, влилась в отряд Красной гвардии в г. Лебедин. В период оккупации Украины германской армией в 1918 г., когда повсеместно стали создаваться повстанческие формирования, Павел вступил в отряд Фролова и стал его помощником, а вскоре и сам возглавил партизанский отряд. После каждого налёта на германские гарнизоны или схватки с гайдамаками гетмана П. Скоропадского партизаны скрывались в лесах. Но однажды близ станции Кириковка они были окружены германскими регулярными войсками и, вооружённые лишь стрелковым оружием, понесли большие потери. Рыбалко, раненный в этом бою, в числе немногих оставшихся в живых был захвачен в плен. Несколько месяцев провёл он в харьковской тюрьме, со дня на день ожидая казни.

В начале января 1919 г. в Харьков вошли части Красной армии, и двери тюремных камер распахнулись перед смертниками. Павел Рыбалко вернулся в Лебедин, где из числа местных добровольцев шло формирование полка для борьбы с белогвардейцами и петлюровцами. Однако руководители уездного ревкома, зная его как грамотного и опытного солдата, назначили Рыбалко помощником начальника политпросвета Лебединского военного комиссариата. В марте он возглавил боевой отряд уездной ЧК, в том же месяце его приняли в партию большевиков. В июне П. С. Рыбалко вступил в Красную армию, стал командиром роты (в августе – командиром батальона) 1-го Лебединского стрелкового полка. Полк входил в группу А. Я. Пархоменко, известного большевика, бывшего луганского рабочего. В боях с белогвардейцами впервые проявился военный талант Рыбалко: не прошло и двух месяцев, как ему доверили командование полком. Однажды во время боёв за железнодорожную станцию его конь на скаку споткнулся о рельс. Упав, Рыбалко получил сильный ушиб почек. Последствия этого падения осложняли всю дальнейшую жизнь Павла Семёновича. В конце лета, в разгар боёв с деникинцами под Богодуховым, вражеская пуля настигла молодого комполка.

Вынесенный с поля боя, он был отправлен на санитарном поезде в Самару. Но уже в сентябре 1919 г., не долечившись, П. С. Рыбалко поступил в распоряжение Политуправления Туркестанского фронта. Исполняя обязанности заведующего агитпунктом на станции Бузулук Ташкентской железной дороги, он занимался политическим просвещением поступающего красноармейского пополнения. Сложная обстановка Гражданской войны не давала возможности долго оставаться на одном месте: в октябре Рыбалко становится командиром Самарского батальона ВОХР, вскоре входит в группу Ф. А. Сергеева («товарища Артёма») и назначается комиссаром полка при Башкирском наркомпроде. В Башкирии Павел Семёнович занимался важной задачей – сбором продовольствия для населения голодающей страны – и одновременно возглавлял чрезвычайную комиссию по борьбе с тифом, который свирепствуя, уносил тысячи жизней. В конце апреля 1920 г. его направляют для продолжения службы в Первую Конную армию. Но надежда Рыбалко снова оказаться в боевой обстановке оправдалась не сразу: при встрече командарм С. М. Будённый объяснил, что армия, быстро освобождая землю Украины, вынуждена оставлять у себя в тылу остатки белогвардейских войск, отряды махновцев и националистические банды всех мастей.

Во главе небольшого конного отряда Рыбалко должен был окончательно устанавливать советскую власть в освобождённых сёлах. В июне 1920 г. он стал военным комиссаром и председателем ревкома в только что отвоёванном городе Новоград-Волынский, а через месяц реввоенсоветом армии назначен на должность комиссара 1-й бригады 14-й кавалерийской дивизии. В конце октября в неравном ночном бою с врангелевскими войсками Рыбалко опять тяжело ранило.

По окончании Гражданской войны Первая Конная вошла в состав Северо-Кавказского военного округа. Рыбалко служил здесь до 1924 г. помощником комиссара 83-го, затем комиссаром 84-го кавполка 14-й кавдивизии. В составе «летучего отряда» он участвовал в боях с многочисленными бандами, был дважды ранен. В августе 1924 г. его переводят в Московский военный округ на должность комиссара 61-го кавполка 1-й особой кавбригады. В межвоенный период Рыбалко продолжал настойчиво овладевать военным делом, дважды окончив Курсы усовершенствования высшего начсостава при Военной академии имени М. В. Фрунзе (в 1926 и 1930 гг.). Полученное образование позволило ему вернуться на командные должности. В 1926 г. Рыбалко назначают командиром отдельного кавалерийского эскадрона при советском посольстве в Улан-Баторе. Здесь он познакомился с К .К. Рокоссовским, который служил инструктором в кавалерийской дивизии Монгольской народной армии.

Затем П. С. Рыбалко был командиром и комиссаром кавдивизиона в Сибири, временно исполнял должность командира кавбригады на Урале, а с октября 1928 г. по май 1931 г. был командиром и комиссаром 7-го кавалерийского Черниговского Червоного казачества полка 2-й кавдивизии. В 1931 – 1934 гг. П. С. Рыбалко проходил обучение в Военной академии им. М. В. Фрунзе. В ходе учёбы он близко знакомится с процессом механизации и моторизации Красной армии. Позднее Павел Семёнович вспоминал: «Особенно привлекали меня танки. Понимал, что этот род оружия в будущих войнах сыграет важную роль…». По окончании академии Рыбалко направляют в длительную служебную командировку в Китай.

В начале 30-х гг. прошлго столетия на северо-западе Китая в провинции Синьцзян вспыхнуло восстание. Местное население – уйгуры и дунганы, исповедовавшие ислам, начали уничтожать китайцев и многотысячную диаспору русских эмигрантов. Помощь восставшим оказывала Япония. Перспектива создания на южных границах СССР прояпонского государства не устраивала советское руководство. В Китай была направлена группа сотрудников IV (разведывательного) управления Штаба РККА, в которую включили и П. С. Рыбалко. С их помощью были разгромлены все противники местного губернатора, создана сильная регулярная армия, пресечены попытки японской и английской резидентуры поднять новый мятеж.

В декабре 1935 г. Павел Семёнович вернулся в Советский Союз, по-прежнему числясь в распоряжении Разведывательного управления РККА. В феврале следующего года его назначают помощником командира 8-й Туркестанской горнокавалерийской дивизии в Среднеазиатском военном округе. С июля 1937 г. Рыбалко служил военным атташе в Польше.

К 120-летию со дня рождения маршала бронетанковых войск Павла Семёновича Рыбалко

Полковник П.С. Рыбалко.


1938 г. 1 сентября 1939 г. эта страна подверглась нападению со стороны нацистской Германии. П. С. Рыбалко и полномочный представитель СССР в Польше Н. И. Шаронов первыми известили советское руководство о начавшейся войне. В связи с захватом немецкими войсками польской территории полномочия Рыбалко в этой стране в октябре 1939 г. были прекращены. В июне 1940 г. ему было присвоено воинское звание «генерал-майор». В декабре того же года Рыбалко вновь оказался в Китае, на этот раз в ранге советского военного атташе при правительстве Чан Кайши.
К началу Великой Отечественной войны генерал-майор Рыбалко продолжал состоять в распоряжении Разведывательного управления Генштаба Красной армии, а в сентябре 1941 г. он был назначен начальником кафедры разведки Высшей специальной школы Генштаба в Казани. Опытный военный, прошедший несколько войн, Павел Семёнович настойчиво стремился на фронт, в действующую армию, неоднократно обращался по команде, но всякий раз получал отказ. 25 мая 1942 г. он пишет своему другу генерал-полковнику (впоследствии Маршалу Советского Союза) А. И. Ерёменко письмо, где есть такие строки: «…Убедительно прошу, помоги мне, пожалуйста, выбраться из глубокого тыла. Я пойду на любую работу… Стыдно, хочу воевать». Наконец его просьба была удовлетворена, и в июне 1942 г. Рыбалко становится заместителем командующего 3-й танковой армией (командующий – генерал-лейтенант П. А. Романенко). В августе – сентябре Павел Семёнович исполнял должность командующего 5-й танковой армией, которая после жестоких кровопролитных боёв находилась на переформировании, а в октябре возглавил 3-ю танковую армию. До конца 1942 г. армия дислоцировалась в Тульской области, состоя в резерве Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК).

В январе 1943 г. 3-я танковая армия, переданная в состав Воронежского фронта, отличилась в ходе Острогожско-Россошанской операции. Командарм неожиданно для противника бросил в прорыв 12-й и 15-й танковые корпуса, которые вышли на оперативный простор и, не вступая в затяжные бои, стремительным броском замкнули кольцо окружения вражеской группировки. Москва, поздравляя танкистов с блестящей победой, отметила их заслуги: командующему армией Рыбалко присвоили очередное воинское звание генерал-лейтенанта, он получил высшую на тот момент полководческую награду – орден Суворова 1-й степени, многие воины 3-й танковой армии были награждены орденами и медалями.

Весной 1943 г. танковая армия Рыбалко сыграла важную роль в ходе наступательной и оборонительной операций под Харьковом. В этих боях танкисты понесли тяжёлые потери, им даже пришлось прорываться из окружения.

К 120-летию со дня рождения маршала бронетанковых войск Павла Семёновича Рыбалко

Командующий 3-й танковой армией генерал-лейтенант танковых войск П. С. Рыбалко среди воинов-танкистов. Верхний Дон. Весна 1943 г.


26 апреля Ставкой ВГК было решено преобразовать 3-ю танковую армию в 57-ю общевойсковую. Однако командарм и член военного совета армии генерал-майор С. И. Мельников не согласились с таким решением Ставки. С помощью командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии генерал-полковника танковых войск Я. Н. Федоренко им удалось доказать, что танковая армия способна воевать и дальше. В результате в мае 1943 г. началось восстановление армии, ей сохранили номер и присвоили гвардейское звание.

Суровое боевое крещение обновлённой армии пришлось испытать во время Курской битвы летом 1943 г., действуя в составе Брянского фронта. При проведении Орловской операции танкисты 3-й гвардейской, введённой в сражение из резерва Ставки ВГК, 20 июля перерезали шоссе Мценск – Орёл и захватили переправу на Оке. Сразу после этого по приказу командующего фронтом армия повернула на юг и оказалась в тылу у немецкой группировки, действовавшей восточнее и юго-восточнее Орла.

Однако вырваться на оперативный простор армии всё же не удалось, вследствие чего её вывели во второй эшелон, а затем направили в полосу Центрального фронта генерала армии К. К. Рокоссовского. О Рыбалко и его армии Рокоссовский впоследствии вспоминал так: «Командиром он был хорошим, боевым и решительным. Но ни он, ни его подчинённые ещё не успели оправиться после трудных боёв на Брянском фронте. Именно поэтому, несмотря на все усилия, танкистам не удалось преодолеть сопротивление противника. Чтобы избежать неоправданных потерь, я обратился в Ставку с просьбой вывести танковую армию Рыбалко в резерв».

Дальнейшая военная судьба 3-й гвардейской танковой армии до конца войны связана с 1-м Украинским фронтом (до 20 октября 1943 г. – Воронежским). Велика заслуга гвардейцев-танкистов во главе с П. С. Рыбалко в освобождении Левобережной Украины. В сентябре они первыми прорвались к Днепру, с ходу форсировали реку и захватили букринский плацдарм южнее Киева. Яркой страницей войны стала скрытная перегруппировка танковой армии с букринского на лютежский плацдарм. За 6 суток сотни танков совершили 200-километровый марш вдоль линии фронта, дважды переправились через Днепр и форсировали Днестр. Тяжёлый и напряжённый характер носили бои за Киев. 4 ноября 1943 г. для развития успеха командующий фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин ввёл в сражение армию Рыбалко. Чтобы не дать противнику возможности закрепиться, следовало наступать и днём и ночью, но этому мешали темнота и плотный осенний туман. Тогда командарм приказал: «В назначенный час атаки завести все моторы – танков, бронетранспортёров, арттягачей. Открыть интенсивный огонь из пушек, миномётов, пулемётов и ручного оружия. Включить свет во всех машинах и с зажжёнными фарами, с воющими сиренами решительно атаковать противника!». Генерал Мельников вспоминал: «Это было грозное и величественное зрелище. Внезапно вспыхнувшие снопы света, огненные трассы снарядов и пулемётных очередей высвечивали лавину надвигающихся танков. Оглушительно выли сирены и грохотали моторы. Всё это оказало на гитлеровцев сильнейшее психологическое воздействие…». 6 ноября танки ворвались в Киев и совместно с войсками 38-й армии генерал-полковника К. С. Москаленко очистили от врага столицу Украины. 17 ноября 1943 г. Павел Семёнович удостоился высокого звания Героя Советского Союза с вручением ему ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». 30 декабря того же года он стал генерал-полковником танковых войск.

П. С. Рыбалко отличался личным бесстрашием и героизмом. Бывший танкист, башенный стрелок М. Гайсин, вспоминал после войны: «…Рыбалко ходил в танковые атаки на «Виллисе». Причём, как правило, стоя во весь рост в сером комбинезоне. Из открытой кабины вездехода лучше видно поле боя. А в машине стояла радиостанция, вот он и руководил действиями экипажей…».

Во время проведения Львовско-Сандомирской операции 3-я гвардейская танковая армия обеспечила быстрое продвижение советских войск по так называемому «колтовскому коридору» (шириной всего 4 – 6 км) под шквальным огнём противника и тем самым фактически спасла Львов от полного разрушения.

Профессиональные качества Рыбалко как военачальника и бесстрашного командира-танкиста особенно ярко раскрылись на завершающем этапе войны, в ходе Берлинской и Пражской стратегических операций. При овладении Берлином командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И. С. Конев главную ставку сделал на гвардейцев 3-й и 4-й танковых армий, возглавляемых генералами П. С. Рыбалко и Д. Д. Лелюшенко (оба они, кстати, были внешне похожи и дважды Героями Советского Союза стали в один день – 6 апреля 1945 г.). Воины-танкисты армии Рыбалко 17 апреля преодолели реку Шпрее и к вечеру 22 апреля подошли к Берлину. В своих воспоминаниях «Удар с юга» Павел Семёнович писал: «С первого дня операции все наши действия можно охарактеризовать одним словом – стремительность… Эта стремительность была основана на высоком воинском мастерстве и на желании скорее закончить войну и уничтожить фашизм…». Штурмуя городские укрепления и неся большие потери от огня фаустников, танкисты упорно продвигались к цели – рейхстагу. Однако 28 апреля были вынуждены по приказу Ставки повернуть на запад. Объяснялось это стремлением не допустить перемешиванием частей двух наступавших фронтов. Рейхстаг предстояло штурмовать войскам 1-го Белорусского фронта Маршала Советского Союза Г.К. Жукова…

С падением Берлина война не окончилась. Танкисты Рыбалко и Лелюшенко в стремительном марш-броске поспешили на помощь восставшему населению Праги. Высокую оценку их действиям впоследствии дал чехословацкий военачальник Л. Свобода, которого, кстати, судьба не раз сводила с П. С. Рыбалко: «Советские танковые войска под командованием Рыбалко и Лелюшенко прибыли вовремя и спасли Прагу от уничтожения, а её жителей – от гибели. Пражские дружинники мужественно дрались на баррикадах, но они вряд ли смогли бы удержаться, если бы утром 9 мая к ним на помощь не пришли танкисты генерала Рыбалко». Освобождение столицы Чехословакии поставило окончательную точку в долгой и кровопролитной войне с Германией.

За годы войны П. С. Рыбалко прославился своим умением руководить крупными танковыми формированиями при нанесении глубоких оперативных ударов и стремительном форсировании водных преград. Он по праву считался одним из лучших танковых генералов Красной армии. «У нас было немало хороших танковых военачальников, – писал маршал Конев, – но, не преуменьшая их заслуг, я всё-таки хочу сказать, что, на мой личный взгляд, Рыбалко наиболее проницательно понимал характер и возможности крупных танковых объединений. Он любил, ценил и хорошо знал технику, хотя и не был смолоду танкистом. Он знал, что можно извлечь из этой техники, что для этой техники достижимо и что недостижимо, и всегда помнил об этом, ставя задачи своим войскам».

После войны П. С. Рыбалко продолжал командовать армией, а 1 июня 1945 г., ему было присвоено звание «маршал бронетанковых войск». В апреле 1946 г. его назначили заместителем командующего бронетанковыми и механизированными войсками Сухопутных войск, а через год – командующим бронетанковыми и механизированными войсками Вооружённых Сил СССР. Маршал Конев, возглавлявший в этот период Сухопутные войска, отмечал, что «на своём новом весьма ответственном посту Рыбалко должен был решать многие задачи, суммировать весь боевой опыт, накопленный бронетанковыми войсками за годы войны, наметить планы развития этих войск в мирное время с перспективой на будущее, правильно разработать всю техническую политику в области танкостроения…».

За заслуги перед Отечеством Павел Семёнович был удостоен 10 советских орденов: Ленина (1943, 1945), Красного Знамени (1923, 1944, 1948), Суворова 1-й степени (1943, дважды в 1944), Кутузова 1-й степени (1943), Богдана Хмельницкого 1-й степени (1944), а также удостоен ряда иностранных наград.

Полученные в боях многочисленные раны и травмы, гибель в 1942 г. в бою единственного сына, лейтенанта-танкиста Вилена Рыбалко, подкосили здоровье маршала. Павел Семёнович скончался 28 августа 1948 г. и был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. На его могиле сооружён памятник.

К 120-летию со дня рождения маршала бронетанковых войск Павла Семёновича Рыбалко

Памятник дважды Герою Советского Союза маршалу бронетанковых войск П.С. Рыбалко на Новодевичьем кладбище в Москве


Бюсты дважды Герою Советского Союза Рыбалко установлены на его родине и в Пражском пантеоне в Чехии.

Именем маршала Рыбалко названы улицы в Москве, Волгограде, Минске, Харькове и в ряде других городов России и ближнего зарубежья. Имя маршала бронетанковых войск П. С. Рыбалко носило Ташкентское высшее танковое командное училище. В 2013 г. памятник знаменитому военачальнику был воздвигнут в городе Россошь Воронежской области, в освобождении которого он участвовал.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 6
  1. bistrov. 12 ноября 2014 09:13
    Весьма уважаю маршала бронетанковых войск П.С.Рыбалко.По моему мнению,не только выдающийся военачальник,но и очень тактичный,хороший человек,что среди высокопоставленных военных довольно редкое явление.Воспитанником Рыбалко является Якубовский,впоследствии маршал Советского Союза,главнокомандующий объединенных ВС стран Варшавского договора,который написал очень интересную книгу "Земля в огне",где тепло рисует и командующего третьей гвардейской танковой армией П.С.Рыбалко. Рекомендую всем любителям мемуарной литературы.
    1. алексеев 12 ноября 2014 18:27
      Цитата: bistrov.
      очень тактичный,хороший человек

      В частности, именно маршал Рыбалко выступил в защиту Г.К.Жукова на послевоенном заседании Главного Военного Совета летом 1946 года призывая не верить “показаниям, вытянутым насилием в тюрьмах”.
  2. svp67 12 ноября 2014 09:57
    Рыбалко и Катуков - самые известные командующие наших танковых армий Великой Войны... А их, только к концу войны было шесть, не считая танковых армий раннего формирования...
  3. странник_032 12 ноября 2014 11:17
    Дальнейшая военная судьба 3-й гвардейской танковой армии до конца войны связана с 1-м Украинским фронтом (до 20 октября 1943 г. – Воронежским). Велика заслуга гвардейцев-танкистов во главе с П. С. Рыбалко в освобождении Левобережной Украины. В сентябре они первыми прорвались к Днепру, с ходу форсировали реку и захватили букринский плацдарм южнее Киева. Яркой страницей войны стала скрытная перегруппировка танковой армии с букринского на лютежский плацдарм. За 6 суток сотни танков совершили 200-километровый марш вдоль линии фронта, дважды переправились через Днепр и форсировали Днестр. Тяжёлый и напряжённый характер носили бои за Киев.
    «Это было грозное и величественное зрелище. Внезапно вспыхнувшие снопы света, огненные трассы снарядов и пулемётных очередей высвечивали лавину надвигающихся танков. Оглушительно выли сирены и грохотали моторы. Всё это оказало на гитлеровцев сильнейшее психологическое воздействие…». 6 ноября танки ворвались в Киев и совместно с войсками 38-й армии генерал-полковника К. С. енко очистили от врага столицу Украины. (цитата)

    Вот бы повторить это теперь,чтобы Поросёнок и Ко.,обделались бы так же как и нацисты тех лет.

    П. С. Рыбалко отличался личным бесстрашием и героизмом. Бывший танкист, башенный стрелок М. Гайсин, вспоминал после войны: «…Рыбалко ходил в танковые атаки на «Виллисе». Причём, как правило, стоя во весь рост в сером комбинезоне. Из открытой кабины вездехода лучше видно поле боя. А в машине стояла радиостанция, вот он и руководил действиями экипажей…».(цитата)

    Передвижной КП для командующего формированием такого уровня как ТА,жизненно необходим чтобы ход операции был под контролем.
    Сто офицеров связи штаба армии никогда не заменят своих глаз и ушей. Павел Семёнович отлично это понимал,поэтому так и поступал.
    А у экипажей боевой дух поднимался,они знали что их командир идёт в бой рядом с ними,на передовой,а не где нибудь в штабе сидит километров за "дцать" от передовой.

    «С первого дня операции все наши действия можно охарактеризовать одним словом – стремительность… Эта стремительность была основана на высоком воинском мастерстве и на желании скорее закончить войну и уничтожить фашизм…»(цитата)

    Как сейчас в наше время не хватает таких качеств некоторым нашим "рулевым".

    «У нас было немало хороших танковых военачальников, – писал маршал Конев, – но, не преуменьшая их заслуг, я всё-таки хочу сказать, что, на мой личный взгляд, Рыбалко наиболее проницательно понимал характер и возможности крупных танковых объединений. Он любил, ценил и хорошо знал технику, хотя и не был смолоду танкистом. Он знал, что можно извлечь из этой техники, что для этой техники достижимо и что недостижимо, и всегда помнил об этом, ставя задачи своим войскам»(цитата)

    И теперь в наши дни об этом так же стоит помнить,всегда.
    странник_032
  4. тундряк 12 ноября 2014 12:35
    Рыбалко ходил в танковые атаки на «Виллисе». Причём, как правило, стоя во весь рост в сером комбинезоне. Из открытой кабины вездехода лучше видно поле боя. А в машине стояла радиостанция, вот он и руководил действиями экипажей…».\\\
  5. alexandrpav2029 12 ноября 2014 23:13
    Статья слабовата откровенно. Рыбалко - это всё лучшее в наших танковых войсках в годы ВОВ. Это он добился увеличения моточасов на обучение мехводов, это он изменил уставы ведения танкового наступления (танки теперь шли вперёд не "лихой кавалерийской атакой",а лишь в комплексе с артиллерией поддержки, в частности), это он обеспечил победу на Курской дуге - Ротмистров просрал её южный фас под Прохоровкой, немцы отступили там лишь потому, что армия Рыбалко на северном фасе не только отбила немецкое наступление, но и сама пошла вперёд, и потому немецкий прорыв под Прохоровкой потерял смысл - не было встречного немецкого удара с севера с целью окружения всей советской группировки. Это его армия первой подошла к Берлину. Вы не прочитаете об этом нигде потому, что Сталин глубоко переживал "измену" своего соратника - Рыбалко после войны встал на сторону Жукова. Месть была жестокой: Рыбалко был вымаран из советской историографии почти напрочь, попробуйте найти его фото в архивах. Хрущёв продолжил дело Сталина всё из-за той же неприязни к Жукову и потому, что Рыбалко был сталинистом - был в кругу доверенных лиц Сталина. По этим причинам, например, в советское время вообще не была написана история Острогожско-Россошанской операции. По этой же причине извращена правда о Курской дуге: вовсб превозносится Прохоровка, где Ротмистров проиграл немцам и угробил свою армию, а о успешном ударе 3-й танковой армии - нигде ни слова. Фото подписано не верно: Павел Семёнович запечатлён на нё в освобождённом Харькове в феврале 1943 года. Слева от него, с Красной звездой на груди - сын Василия Чапаева Александр, который в ту пору командовал в звании подполковника или полковника (пишу по памяти, извиняюсь) атиллерийской противотанковой частью. Негоже выкидывать такие слабые, непроработанные статьи на всеобщий обзор. Просто позор какой-то, ведь речь идёт о лучшем маршале бронетанковых войск Советского Союза за период ВОв. Аминь.
    alexandrpav2029
  6. alexandrpav2029 12 ноября 2014 23:34
    И ещё. Это по мотивам его судьбы сценарий фильма "офицеры". Его сын Вилен (сокращённый Владимир Ленин) сгорел под Харьквом в мае 1942 года. Отец , в ту пору преподаватель военной академии, мог "отмазать" сына, но он был ПРИНЦИПИАЛЬНЕЙШИЙ человек. Это он не не побоялся ответить "в лоб" Сталину на вопрос "Почему Т-34 живут на поле боя в разы меньше от аналогичных немецких Т-4?" - "А потому, что наши механики водители не умеют даже на ходу переключать передачи., и это сделано по вашему приказу экномить моточасы тридцатьчетвёрок - на обучение отводить пять мехчасов, что мало". А песню по "По полю танки грохотали" знаете? Это переделка шахтёрской песни, сделанная именно в 3-й танковой армии. Вот так вот получилось - о Рыбалко и его армии почти ничего не говорили, лишь косвенно поминали его через фильмы и песни. Кстати "На войне как на войне" - тоже о 3-й танковой армии. Советская историография такова, что чем больше её изучаешь, тем больше хочется плеваться. В сёлах, освобождённых 3-й танковой армией в ходе Острогожско-Россошанской операции на братских могилах нет имён его танкистов, они "забыты". Недавно при моём небольшом участии найдены даже два "забытых" захоронения бойцов Рыбалко.(37-й отдельной бригады,и одного из батальонов 184-й стрелковой дивизии, погибли в январе 1943 года)
    alexandrpav2029
  7. Комментарий был удален.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня