По системе Райкина

Реформа военной науки заставляет вспомнить миниатюры великого сатирика

В непрерывном реформировании военной науки и системы военного образования России, продолжающемся уже более десяти лет, грядет очередная волна структурных преобразований. В докладной министру обороны РФ был предложен вариант создания новых образовательно-научных комплексов за счет объединения военных НИИ и вузов. Применительно к воздушно-космической обороне речь идет о расформировании недавно созданного ЦНИИ Войск ВКО и объединении НИЦ (Тверь) с Военной академией ВКО, а также о ликвидации двух НИЦ (Москва и Юбилейный) с передачей решаемых ими задач Военно-космической академии им. А. Ф. Можайского.


Намечаемые меры, возможно, являются итогом добросовестного поиска путей решения проблем неэффективности (по мнению авторов преобразований) военной науки и недогруженности научно-исследовательских учреждений МО. Выход предложен простой: эти непонятные НИУ (или то, что от них осталось) надо существенно преобразовать, вплоть до полного свертывания. Является ли простота данного решения гениальной, покажет только время, однако его радикальность пугает. Невольно возникает параллель с уже признанными ошибками, совершенными в ходе военного строительства за последние годы.

Процесс важнее результата

Не пытаясь объять необъятное, приглашаем заинтересованных читателей к размышлению только по двум вопросам: зачем расформировывать только что созданный ЦНИИ Войск ВКО (г. Юбилейный) и что нового и хорошего страна получит за счет передачи его функций военным академиям.

Авторам статьи неизвестны мотивы, которые легли в основу предложений о расформировании ЦНИИ Войск ВКО, со дня образования которого не прошло и года. Полагаем, что основные факторы, обуславливающие необходимость сохранения данной организации как самостоятельного научно-исследовательского института, не только не утратили своего значения, но и приобретают новую силу. Во-первых, создание системы ВКО остается одним из приоритетов строительства Вооруженных Сил и обеспечения военной безопасности Российской Федерации в воздушно-космической сфере, а резкое изменение геополитической и военно-стратегической ситуации в мире требует решения задачи в кратчайшие сроки. Во-вторых, для этого необходимо решить ряд сложных системных проблем, связанных с военно-научным и научно-техническим обоснованием, созданием материальной базы.

Научно-исследовательские центры ЦНИИ Войск ВКО обладают большим опытом строительства ПВО всей территории Советского Союза, в том числе С-50, С-51 и ракетно-космической обороны, от оперативно-стратегического обоснования, системного проектирования, научно-технической координации работ, организации испытаний до эксплуатации и применения. Создаваемые и модернизируемые системы по мере совершенствования механизмов их интеграции уже в 60–80-е годы приобретали основные черты ВКО.

ЦНИИ Войск ВКО имеет научно-методологическую базу системных исследований проблем строительства воздушно-космической обороны, обладает научными школами, которыми не располагают военные вузы и НИО, а также ни одна из организаций ОПК.

Институтом разработан ряд основополагающих документов для ВКО РФ, в настоящее время им осуществляется военно-научное сопровождение значительного количества НИОКР в рамках ГОЗ. За короткое время ЦНИИ принял участие в организации опытного боевого дежурства РЛС ВЗГ, подготовил заключение о готовности стартового комплекса к выводу ракеты-носителя «Ангара», обосновал порядок размещения средств ПВО на прикрытии объектов в районе Сочи. В настоящее время институт осуществляет военно-научное сопровождение всех НИОКР в интересах Войск ВКО и многих работ в интересах других видов и родов войск, а также участвует как головная организация в испытаниях разрабатываемых систем вооружения.

На чем базируется заявленная готовность ВКА им. А. Ф. Можайского осуществлять весь комплекс работ, проводимых НИЦ (Юбилейный) и НИИЦ (Москва)? Ответа на этот вопрос нет и, похоже, его не существует вообще. Есть ли достойный пример военно-научного сопровождения в строительстве ВС СССР или России крупных оборонных работ какой-либо военной академией? Так почему же предлагается к принятию важнейшее государственное решение о возложении непосильных задач на ВКА? Ответа на этот вопрос также нет. Если уж кому-то так необъяснимо хочется пойти на сомнительный эксперимент, может, стоит хотя бы назначить комиссию для изучения этих возможностей, чтобы не ошибиться в принятии столь важного государственного решения?

Возникает множество других вопросов. В частности, куда мы так торопимся с развалом института, который лишь полгода назад был сформирован? Только в июле 2014 года министром обороны принято решение о выделении субсидий на его содержание. Институт по сути дела еще формируется, получает лицензии на все виды деятельности.

Поспешный приговор

Чем же все-таки плох институт? Чем конкретно он не угодил реформаторам? Может быть, не выполнил поставленных задач? Или не получил нужных научных результатов? Или результаты недостаточно обоснованны? Отсутствует необходимая методическая база для проведения исследований? Таких претензий нет. К сожалению, сколь бы детальному изучению ни подвергался акт проведенной проверки, в «сухом» остатке – мелкая подтасовка фактов и поверхностный анализ, недостаточный даже для характеристики хозяйственных работ.

По системе РайкинаА вот, как говорят, комиссия Войск ВКО по проверке ВКА им. А. Ф. Можайского подобных выводов не сделала, хотя именно в данном случае они были бы как раз к месту.

Учитывая печальный опыт проведенных в разное время структурных преобразований НИУ, мы убеждены, что создание образовательно-научных комплексов Войск ВКО в Твери и Санкт-Петербурге путем объединения профильных вузов и НИО приведет к утрате уникальных научных школ и потере высококвалифицированных специалистов в области строительства ВКО РФ. А также к ликвидации дорогостоящей инфраструктуры и современной моделирующей базы, к разрушению сложившегося процесса военно-научного сопровождения разработки ВВТ. Восстановление разрушенных процессов потребует не менее десяти лет, а сроки выполнения ведущихся ОКР и как следствие – сроки создания системы ВКО РФ увеличатся на пять – семь лет.

В каком соотношении будут находиться полученные от ликвидации ЦНИИ Войск ВКО выгоды с перечисленными выше неизбежными издержками? Нам представляется, что дать четкий и однозначный ответ побоится даже отчаянный оптимист – сторонник и соавтор новых структурных преобразований.

Может быть, авторы реформ надеются компенсировать возможные потери за счет резкого прироста эффективности научной работы благодаря объединению ВА ВКО и НИЦ ПВО (Тверь) и созданию образовательно-научного комплекса? Попробуем разобраться, существуют ли потенциальные источники такого прироста и нет ли неких скрытых причин получения обратного эффекта.

Исходя из основной задачи военно-образовательного учреждения, ученые ВА ВКО ориентированы на подготовку высококвалифицированных специалистов по применению уже разработанных систем ВВСТ и для оснащенных ими войск. Соответственно ВА имеет лабораторную базу, в частности систему командных пунктов для проведения учебного процесса по существующим образцам ВВСТ. Работа по подготовке командных кадров у академических ученых поглощает почти все служебное время. В оставшееся они занимаются исследованиями в области проблем оперативного искусства, тактики и истории видов и родов войск, их оперативного, технического, тылового и морально-психологического обеспечения, организации управления и взаимодействия.

Существующие при ВА ВКО исследовательские подразделения неспособны вести общие системные изыскания да и по числу специалистов не идут в сравнение с НИУ. Но при нынешней организации знания ученых, работающих в вузах, находят применение при создании перспективного вооружения, нужные специалисты включаются в число соисполнителей по соответствующим вопросам. Кроме того, сотрудники НИУ могут ознакомиться с их разработками, поскольку новые методические результаты исследований активно публикуются в открытых и закрытых изданиях. Академические ученые имеют возможность доводить свои предложения непосредственно до конструкторских организаций и штабов.

Сотрудники НИЦ ПВО занимаются исследованием проблем строительства ВКО (ПВО) РФ, обоснованием состава, структуры и применения группировок войск (сил), направлений развития вооружения и военной техники ВКО (ПВО), предложений в ГПВ и ГОЗ и тактико-технико-экономических требований к ВВТ ВКО (ПВО). При этом опора делается в значительной степени на прогнозирование перспектив развития средств и способов вооруженной борьбы на основе результатов, накопленных фундаментальной и прикладной наукой. Исследования, проводимые сотрудниками НИЦ по обоснованию направлений строительства ВС РФ и разработки ВВСТ, направлены на ближайшую (до 5 лет) и дальнейшую (до 25 лет) перспективу.

Госсекреты – всему свету

НИЦ ПВО располагает мощной экспериментально-испытательной лабораторной базой, специально разработанной, созданной и совершенствуемой в интересах создания перспективных ВВСТ ВКО.

Занимаясь разработкой вооружения и техники, НИЦ действует в условиях жестких режимных ограничений. Сотрудники центра в зависимости от специализации располагают важнейшими сведениями как от органов военного управления, так и от конструкторских организаций. Их публикации в открытой печати по методологическим вопросам не могут дать достаточно полного представления обо всем объеме проблем, которые приходится решать во взаимодействии с конструкторами и военным руководством. Наиболее важные результаты исследований, полученные в конкретном подразделении, в значительной степени закрываются не только от сторонних организаций и учреждений, но и от сотрудников своего НИЦ.

Поскольку задачи, решаемые НИУ, связаны с прогнозированием на весьма отдаленную перспективу, возложение хотя бы части из них на профессорско-преподавательский состав академии нереально. Эти задачи невозможно решать на основе информации, являющейся предметом изучения в академии. Преподавателям, основная цель деятельности которых – обучение слушателей тому, что необходимо в войсках, самим пришлось бы заняться получением новых знаний, то есть пройти специальную и достаточно длительную подготовку к исследовательской работе.

Существенные различия в задачах и специфике деятельности обусловили формирование и закрепление различных подходов и требований к подготовке научных кадров в вузах и НИУ. В отличие от ученого-преподавателя исследователь должен обладать знаниями дисциплин, не являющихся предметом изучения в академии либо ограниченно рассматриваемых. К таким относятся прежде всего математическое программирование, теории систем, исследования операций, принятия решений, управления и др.

Чтобы овладеть фундаментальными основами, недостаточно прослушать лекцию или прочитать книгу. Освоение системного подхода происходит годами, в повседневной работе по решению задач в научном коллективе под руководством опытного руководителя-наставника, в результате чего и формируется системный аналитик.

Из сказанного выше следует, что, во-первых, попытка «догрузить» профессорско-преподавательский состав ВА ВКО задачами, которые в настоящее время решаются НИУ, была бы несостоятельной по причине несоответствия уровня его подготовки, а также специализации под задачи учебного процесса (вспомним предложение одного из героев незабвенного Аркадия Райкина о присоединении динамо-машины к ноге балерины). А во-вторых, все основное, что могут дать для разработки ВВСТ ученые ВА ВКО, уже используется. Есть и в-третьих: информация, которой располагают сотрудники НИЦ ПВО, имеет закрытый характер. Ее чрезмерное распространение (даже без злого умысла) в результате объединения (слияния) может привести к утечке сведений, содержащих государственную тайну. Для учебного процесса в вузах данная информация избыточна.

Таким образом, очередная перестройка НИО и вузов для разработки ВВСТ, обеспечивающих неожиданные для противника технические и технологические прорывы, ничего не дает. Более того, есть опасение, что независимо от первоначального и искреннего стремления сохранить все положительное, имеющееся в НИЦ ПВО (бывшем 2-м ЦНИИ МО), после его объединения с академией (и, разумеется, под ее «флагом») созданный образовательно-научный комплекс достаточно быстро утратит черты, необходимые исследовательской организации.

Печальный флотский опыт

Это опасение подтверждается практикой функционирования ВУНЦ ВМФ, поглотившего 1 и 24-й ЦНИИ МО РФ. В части повышения эффективности решения задач, возложенных на эти институты, никаких достижений не получено. Более того, с образованием ВУНЦ были утрачены или ослаблены ведущие научные школы, нарушена преемственность, серьезный урон нанесен кадровому потенциалу.

Разумеется, эффективность работы НИУ не может находиться вне критики, направленной на устранение имеющихся недостатков. Но как показывает опыт, жизненно необходимые, но кажущиеся устаревшими конструкции можно разрушать только после создания новых, работоспособность которых проверена. Ведь зачастую после ликвидации жизнеспособных структур сами же реформаторы неспособны создать на замену что-то эффективно действующее. В итоге приходится возвращаться к прошлой системе, которую вдобавок необходимо воссоздавать практически с нуля.

Конечно, не может быть противников у идеи поступательного, бережного реформирования, например создания отечественной сети «фабрик мысли», но для этого требуются время и движение с двух направлений: снизу – инициативное и сверху – организующее, при обязательном бережном отношении к существующей системе научного обеспечения решения задач обороноспособности Российской Федерации. Военная безопасность государства, элементом которой является институт военных НИУ, не может подвергаться поспешным и непродуманным экспериментам.
Автор:
Валерий Володин, Анатолий Сумин
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/22619
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти