Групповой текст

В Кремниевой долине готовят солдат информационной войны

Внимание специалистов различного профиля уже много лет концентрируется на исследовании проблемы, именуемой информационной войной. Но в последние годы интерес к ней возрос. Два полюса противостояния в этой войне – Россия и страны Запада. Основная цель – дискредитация руководства РФ и ее разрушение. Задействованы самые современные технологии.


Нет необходимости перечислять все публикации по этой тематике, поскольку создается впечатление, что даже те, кто пишет о погоде и биологии, все равно участвуют в информационной войне. Такой всеохватности способствовали многие события, последние – на Украине и Ближнем Востоке. Даже лихорадка Эбола в этом ряду. За всеми событиями каждая из сторон видит козни другой и никаких компромиссов не признает. В информационную войну вовлечены практически все слои населения – от высоких руководителей до простых граждан. У каждого свои возможности: кто-то держит внимание многомиллионных аудиторий, кто-то способен только писать комментарии к информационным сообщениям, которые интересны нескольким людям, зависшим в это время в социальной сети. Но результат есть – мир все более раскалывается на две аудитории, причем глубина раскола и напряженность информационных баталий если не растут, то и не уменьшаются. Но для этого необходима постоянная энергетическая подпитка. Есть ли она в нынешней (и не только) информационной войне? Как достигается?

Строго по уставу

Понятно, что если западные информационные агентства будут постоянно доносить информацию на одной и той же волне: «Россия – агрессор», «Россия – недемократичная страна», то очень скоро острота восприятия этих посылов как в самой России, так и на Западе пропадет. Следовательно, необходима неутомимая армия журналистов, пропагандистов и агитаторов, которая денно и нощно будет вести информационные сражения, поддерживая напряжение в обществе. Но ведь «караул устает», полет фантазии иссякает, нужны какие-то решения, которые дополняли бы человеческие возможности. Реально ли создание технических средств и алгоритмов, способных если не в автоматическом, то хотя бы в автоматизированном виде вести информационные войны? Анализ ряда событий, фактов, сообщений показывает, что да. Более того – похоже, это уже делается. Внимательное рассмотрение характера действий информационных агентств Запада позволяет выделить некую их последовательность, так или иначе проявляющуюся в процессе информационных сражений. Причем эта последовательность весьма ярко свидетельствует о присутствии технических и технологических решений в тех действиях, которые ранее осуществлялись только людьми. Даже неудивительно, что она хорошо описывается всеми боевыми уставами: разведка, принятие решения, нанесение удара, контроль результатов, уточнение задания на последующие действия. В качестве замечания и отступления от темы: многие наши исследователи считают «изобретателем» этого цикла некоего полковника армии США Бойда. Хочется воскликнуть – почитайте советские (российские) уставы, там все уже написано еще до рождения Бойда. Видимо, Бойд их читал, а наши почитатели этого полковника – нет.

Групповой текстПервым этапом можно назвать анализ отношения аудитории к различным блокам информации. Важно понять, где и на чем сфокусировано внимание большей части обывателей. После этого следует задание на подготовку новостного сообщения, с одной стороны, связанного с самым обсуждаемым событием, с другой – преследующим цель информационной войны. И если сейчас Западу необходимо поддерживать негатив в отношении России, то такими вбросами на актуальной волне будут, например, сообщения типа: Кремль применил на Донбассе русское ядерное оружие, против украинской армии использованы суперпатроны с пробивающими все бронежилеты пулями, в распространении лихорадки Эбола виноваты русские. И неважно, что тех, кто сделал эти вбросы, затем, возможно, осмеют или даже отправят в отставку – интенсивность обсуждений (и осуждений) резко повышается.

Если такого рода событий нет или на основе происходящего поддержать внимание аудитории невозможно, используется другой алгоритм. Его нельзя назвать вторым этапом, он скорее самостоятельный, резервный – это провоцирование событий, потенциально способных привлечь, причем на долгое время, внимание аудитории, и организация таких провокаций. Если аудитория теряет интерес к событиям на Украине, значит, следует катастрофа малайзийского самолета, проходит Марш мира в Москве, в конце концов появляется не чья-нибудь, а именно российская подводная лодка у берегов Швеции (естественно, все это происходит «неожиданно», «спонтанно», «случайно»). Такие события дают новое дыхание информационной войне.

Если это громкое событие, то нет необходимости в поддержке накала страстей, цель достигнута как минимум на несколько дней.

А если интерес быстро угасает, как с той же лодкой или Маршем мира? Тогда следует третий этап – поддержание вброса в актуальном состоянии. Для этого формируются информационные блоки, осуществляются действия, к которым внимание СМИ будет приковано по определению: пресс-конференции, брифинги, пресс-релизы, интервью на высоком и не очень уровне – то есть те действия, мимо которых пройти невозможно. Событие долго и тщательно «пережевывается», окрашивается в разные оттенки, рассматривается под разными углами.

Вспомним зимнюю Олимпиаду: недостатки ее подготовки западными СМИ и окрашивались в голубые цвета (в смысле муссирования неких фактов ущемления известных меньшинств), и опускались до туалетных тем (вспомните два рядом стоящих унитаза в одном номере) – было все, что хоть как-то работало на умаление грандиозности события. Даже интеллектуальная беспомощность известной Псаки в том же ряду. Странные комментарии позволяют подогревать интерес к происходящему.

Как в любой другой войне, в информационной после нанесения удара следует оценка эффективности воздействия оружия на противника (четвертый этап). И для этого уже имеются все возможности. Сайты котировок новостей, в которых в автоматическом режиме оценивается частота обращения аудитории к тому или иному событию, – ярчайший тому пример. Кстати, этот четвертый этап аналогичен первому, характер действий здесь практически одинаков. То есть автоматизация первого и четвертого этапов – факт свершившийся. Но это не все. Количество комментариев события посетителями соцсетей – отличный показатель интереса к нему. И анализ, подсчет интенсивности реакции аудитории можно также сделать автоматически. В любом случае руководители информационных баталий пассивно за этим не наблюдают. Характер комментариев посетителей также очень важен, его анализируют и используют для генерирования дополнительных новостей (пятый этап).

Есть еще один немаловажный момент в войне в информационных сетях – наличие так называемых троллей. Кто это такие? Тролли – посетители сетей, имеющие намерение или специально ориентированные на внедрение в сознание других посетителей требуемого понимания комментируемого события либо разжигание нездорового ажиотажа вокруг него. Последнее встречается чаще. Многие посетители соцсетей вступают в ожесточенную информационную схватку, комментируя событие «по зову души». Но тролли изначально специализируются на таких схватках, это их задача. Соответственно у троллей-специалистов опыта побольше, чем у обывателей, их комментарии язвительны, разогревают градус споров до обмена самыми грязными выражениями. Тем самым цель троллинга достигается – событие обсуждается, актуализируется, интенсивность информационных битв не снижается. Тролль – муравей информационной войны. Хотя его действия локальны, на огромном количестве сайтов множество троллей делают свое дело. Интернет-война – самая ожесточенная, самая бескомпромиссная, самая грязная. И еще много всякого «самого» о ней можно сказать.

Виртуальный пакостник

Иногда работа тролля откровенно топорна. Комментарий не блещет качеством, не те падежи, ошибки в орфографии. Малограмотный тролль? Бывает. Но, может, это и не человек вовсе, а компьютерная программа, робот. В последние несколько лет американские новостные агентства все чаще прибегают к помощи таких «журналистов». Специальные программные комплексы способны самостоятельно собирать, анализировать и обрабатывать различную информацию. К примеру, американский финансово-экономический журнал Forbes публикует материалы о рынке акций, которые готовит к публикации алгоритм, разработанный в компании Narrative Science. Издание The Los Angeles Times использует ботов, созданных одним из сотрудников, чтобы моментально публиковать новости о землетрясениях, угрожающих местным жителям, а также о городских преступлениях.


Финансы и спорт – два основных направления новостных материалов, которые пока доверяются журналисту-роботу. Эти две темы считаются наиболее простыми для автоматической обработки, так как в основном включают в себя цифры из базы данных, которые преподносятся читателям в стандартизированной форме.

В этой «журналистике» используется Quill – сложный алгоритм, разработанный и продаваемый упомянутой компанией Narrative Science. Он управляется со спортивной статистикой, финансовыми отчетами, рейтингами и другими массивами данных. Для каждого случая анализирует данные, определяет тенденции и отношения между ними, а также зависимости, «точки перегиба», исключения и другие правила. На основе созданных зависимостей Quill формирует собственные суждения, оценки и «отвечает на вопросы, которые интересны читателю». На последнем этапе алгоритм оформляет суждения естественным языком. При этом он может создать графики и схемы для заметки, излагать данные в разных стилях. Quill имеет собственную ленту на сайте Forbes, пишет новости для сайтов The Big Ten Network и GW Sports. Корреспондент издания Deadspin не смогла отличить тексты Quill и настоящего журналиста, признав частичное превосходство алгоритма.

Судя по проведенным недавно исследованиям, читатели также не в состоянии отличить новости спортивной тематики, написанные обычным человеком, от того, что было сгенерировано ботом.

Основным плюсом такой журналистики считается то, что реальные сотрудники получат больше времени на репортажи, с которыми в силах справиться только человек. Роботы способны мгновенно и с невероятной точностью обрабатывать гигантские массивы данных, что исключает вероятность ошибок, а это очень важно в финансовых публикациях.

Но если робот способен сформировать новостной блок, то ориентировать его на троллинг еще проще. И пока журналист, с одной стороны, корпит над созданием сообщения, готовя прицельный инфовыстрел качественным материалом, робот-оппонент будет бить очередями. Может, и не прицельно, но кто кого перестреляет в этой схватке – вопрос.

Особенно эффективны такие роботы при развитии «информационного прорыва», когда нужно быстро нарастить тему, ставшую популярной, задавить противника валом. Здесь уже не столь важно качество сообщений, сколько их количество. И в такой работе робот, безусловно, превзойдет человека. Но и над повышением качества информационных блоков, генерируемых автоматически, исследования ведутся. Они нацелены как на создание продвинутых текстов, так и на формирование осмысленного видеоряда, который более эффективен, чем словесный. Так, в 2009 году сотрудники Северо-Западного университета (США) представили программу News At Seven. Она могла создавать информационные ролики по заданной теме. Для этого программа собирала изображения, видео и заметки по нужному новостному поводу в Интернете, самостоятельно монтировала их и составляла текст. Результат News At Seven оформляла в короткую передачу с двумя нарисованными ведущими, которые озвучивали материалы программы.

Но весной этого года на выставке в Японии был представлен первый в мире робот-андроид, способный выступать как диктор. Об этом писала газета The Japan Times. Презентация состоялась в Национальном музее передовой науки и технологии. Создатель робота Kodomoroid – профессор университета Осаки Хироси Исигуро. На экспозиции «Андроиды – что такое человек?» также представлены его разработки Otonaroid и Telenoid. Otonaroid отвечает на реплики и, как утверждается, способен поддержать разговор на общие темы. Чем не кандидат в тролли?

Итак, сражения уже могут вестись не только стрельбой текстовыми сообщениями, метанием информационных бомб, но и более приемлемым для широкой аудитории способом – с помощью голосового общения.

Можно было бы сказать, что подобные роботы-журналисты все-таки зависимы от той информации, которая поступает от репортеров-людей, соответственно неспособны в полной мере самостоятельно вести работу. Однако и здесь есть научные и технологические достижения, пусть пока робкие, но дающие шанс устройствам стать самостоятельным субъектом информационной войны.

Убийца «человеческой» журналистики

В 2010 году исследователи из токийской Intelligent Systems Informatics Lab представили роботизированного репортера. Испытательная модель могла самостоятельно перемещаться на местности и искать «изменения в ситуации». Заметив нечто новое, робот способен оценить важность изменения, после чего делает фото- или видеосъемку, расспрашивает прохожих и ищет дополнительную информацию в Интернете. Из собранных сведений он может написать текст и опубликовать его на сайте.

Ранее похожий проект представили в Массачусетском технологическом институте. Управляемый оператором робот Afghan Explorer должен был передавать видео и звук из горячих точек. Название не случайно. Предполагалось, что основным местом работы будет Афганистан. Построенный на основе марсохода Mars Explorer, робот имел GPS-модуль, спутниковый канал связи и веб-камеры для интервью. Предполагалось, что вопросы собеседникам будет задавать оператор по звуковой линии связи (что несколько уменьшает достоинства этого робота как самостоятельного сборщика информации). После бурного обсуждения инновационности конструкции последующих сообщений о ее эффективности найти не удалось, но, как говорится, лиха беда начало.

И наконец, обратимся к сообщениям последних месяцев. В Кремниевой долине началась гонка по созданию совершенных искусственных мозгов. Facebook, Google и другие ведущие техногиганты борются за лучших ученых и тратят серьезные деньги, чтобы создать компьютеры, думающие, как люди.

Они не строят человекоподобных роботов – во всяком случае пока. Но пытаются создать компьютерную систему, которая «будет понимать, что вы хотите, еще до того, как вы начнете хотеть». Ведущий нью-йоркский исследователь Ян Лекан, нанятый Facebook в декабре 2013 года, сказал: «Все вертится вокруг искусственного интеллекта, анализа данных и более умных способов взаимодействия людей и компьютеров».

Программы на основе искусственного интеллекта уже могут распознавать изображения и переводить человеческую речь. Инженеры хотят создать системы, которые будут обрабатывать сложные задачи на уровне человеческого мозга, понимать письменные и речевые сообщения, чтобы на основе их анализа предвидеть, какого рода сведения нужны пользователям. Последнее замечание весьма симптоматично, очевидно, что речь идет о создании систем сбора данных об информационных, культурных, материальных и т. д. запросах общества. Это будет уже не просто анализатор котировок новостей в соцсетях, а разветвленная система сбора и обработки данных о настроениях в обществе, способная формировать решения по их изменению или усилению для достижения нужного результата.

Роботы, выносящие мозг

Подведем итоги. Информационная война в настоящее время – явление постоянное. Она ведется с не меньшим ожесточением, чем реальные боевые действия. Это изнурительная работа, требующая постоянного внимания, предполагающая сбор и анализ огромных массивов данных, подготовку и нанесение непрерывных информационных ударов, оценку их эффективности, корректировку «огня» и массирование его на направлениях прорыва. И как в уже далекие годы прошлых столетий, на помощь физическим возможностям сражающихся приходят все более совершенные технические решения.

Недалек день, когда «выносить мозг» (или «промывать мозги» – как хотите) обывателю будут автоматизированные и роботизированные комплексы с искусственным интеллектом, ведя ожесточенную непрерывную войну в информационном пространстве. Роботизация и автоматизация уже стала свершившимся фактом, но пока применяется на отдельных этапах информационной войны, будучи слабосостыкованной в единую систему. Осталось немного – объединить осуществляемые действия в технологическую линию с прямыми и обратными связями, которая будет способна обеспечить замкнутый цикл борьбы в информационной сфере. И тогда искусственный интеллект получит шанс завладеть сознанием обывателя через информационные каналы всех видов: газеты, радио, телевидение, Интернет…
Автор:
Василий Буренок
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/22622
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти