Ковпак или УПА?

Ковпак или УПА?


Конец октября и начало ноября ознаменованы для Украины двумя важными историческими датами. Первая из них, это 28 октября – День освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков, а вторая – 6 ноября, когда отмечается День освобождения Киева.


Разумеется, курс, проводимый нынешними властями Украины, подразумевает забвение всего, что, так или иначе, связано с советским прошлым. Но в эти знаменательные дни появляется желание проанализировать реальное мнение украинского общества о событиях Великой Отечественной войны. Отдельные факты свидетельствуют о том, что дела, в этом отношении, обстоят далеко не так однозначно, как хотелось бы некоторым националистическим пропагандистам.

В новейшей истории страны, после обретения ею независимости, неоднократно разгорались дискуссии, по поводу отношения к событиям Великой Отечественной. Как и во всех остальных ключевых вопросах мировоззрения, изначально линия раскола здесь проходила (условно) по реке Збруч. Именно за этим рубежом начинаются земли Западной Украины, где во времена ВОВ и послевоенный период была наиболее активной деятельность Украинской повстанческой армии (УПА). Как мы знаем, это националистическое формирование активно сотрудничало с нацистами во время войны и с западными разведками – после неё. Партизанскую войну и подрывные действия против советской власти на Западной Украине УПА продолжала до начала 1950- х годов.

Таким образом, с момента окончания деятельности УПА до обретения Украиной независимости прошло всего 40 лет. За это время память о тех событиях не успела стереться и в начале 1990-х на Западе страны отмечался новый подъём радикальных националистических настроений. Всевозможные диссиденты советской поры, потомки бойцов УПА, а также сами выжившие участники бандеровского подполья начали активно требовать признания Украинской повстанческой армии воюющей стороной во Второй Мировой. Согласно их логике, за этим должен был последовать пересмотр всей исторической доктрины. Сюда входил отказ от термина «Великая Отечественная война» и отказ от признания бойцов Красной Армии освободителями. В качестве финального штриха подобного переписывания истории потомкам старых националистов и коллаборационистов виделось признание советской власти «оккупационной», а самой УПА – единственной силой, сражавшейся за свободу Украины.

Но, тогда, в лихие 90- е, эти планы натолкнулись на серьёзное препятствие – мнение большинства граждан страны. В отличии от жителей западных регионов, население центральных и юго – восточных областей Украины придерживалось совершенно иной точки зрения на события военных лет. В период Великой Отечественной, большинство мужского населения этих территорий воевали в частях Красной Армии. Кроме того, во времена немецкой оккупации, здесь было крайне активно партизанское движение (все мы помним знаменитого Сидора Ковпака с его 1- ой партизанской дивизией) и советское подполье. Коллаборационисты, конечно, тоже имелись, но, в отличие от Западной Украины, тут они были маргинальным явлением. Сотрудничавших с немцами, земляки, обычно, презирали, а партизаны активно охотились за подобными отщепенцами и ликвидировали их. Нередки были также случаи сотрудничества коллаборационистов с советским подпольем, в целях сохранения собственной жизни. Что же касается УПА, то ввиду отсутствия сочувствующих в центральных регионах Украины (не говоря уже о Юго-востоке), её активность в этих областях ограничивалась периодическими бандитскими рейдами по сёлам Полесья, где бандеровцам активно противостояли советские партизаны.

Таким образом, большинство населения Центра и Юго-востока Украины вошло в период независимости, имея совершенно чёткое представление о событиях Великой Отечественной. И его основу составляли не только тексты советских историков, но и многочисленные воспоминания собственных родственников, всячески приближавших победу СССР в войне. У жителей этих регионов не возникает вопроса: - «А была ли победа?» Они с радостью чествуют ветеранов и отмечают памятные даты, связанные с освобождением собственных городов и областей.

Граждане, разделяющие подобные взгляды на период ВОВ, составляли (и до сих пор составляют, но об этом – ниже) большинство населения страны. Однако, в 90 – е годы они были заняты куда более насущными делами, чем рассуждения об истории и полемика с потомками коллаборационистов. Экономическое положение в стране было сложное. Люди заботились о том, как обеспечить своё существование.

Тем временем, пока гуманитарная сфера науки финансировалась по остаточному принципу (а, следовательно, считалась неприбыльной и не популярной), ключевые посты в профильных министерствах и исследовательских учреждениях стали занимать представители Западной Украины (те самые бывшие диссиденты и потомки коллаборационистов). Это было связано, прежде всего, с тем, что на Западе страны была значительно слабее развита промышленность, а значит и квалифицированных технических кадров (которые хоть как – то могли реализоваться на новом рынке труда) было меньше. Вот местные «интеллектуалы» и подались в гуманитарную сферу. Там они пришлись весьма кстати действующим властям, всячески пытавшимся обосновать необходимость существования независимого (от России) украинского государства.

Результатом этого штурма научной сферы выходцами с Галичины, стало постепенное смещение акцентов во внутриукраинских дискуссиях о событиях Великой Отечественной. Раз за разом в газетных публикациях и телевизионных передачах стали подниматься вопросы о признании УПА участниками войны. Как правило, эта тема не особо занимала читателей и зрителей. Большинство граждан страны отрицательно относились к деятельности УПА и просто напросто не видели нужды ввязываться в дискуссию с галицкими «учёными», считая их маргиналами в мире исторической науки.
Но последующие события показали, что игнорирование агрессивных нападок новой «научной элиты» на сложившуюся историческую концепцию, было в корне неправильной стратегией.

Укоренившись в кабинетах государственных образовательных учреждений, сторонники реабилитации националистов в глазах общественности, принялись за написание учебников. Сначала в пособия по истории Украины для учащихся школ и ВУЗов были внесены правки, устранившие из них упоминания о коллаборационистской деятельности украинских националистов в годы Великой Отечественной. Затем стали появляться отдельные разделы, посвященные Украинской повстанческой армии. В них УПА представлялась самодостаточной воюющей стороной, боровшейся за образование независимого украинского государства. При этом, преступления, совершённые украинскими националистами в годы Второй Мировой, упорно замалчивались, либо представлялись чем – то незначительным. Так, например, обстояли дела с освещением событий, известных историкам под названием «Волынская резня», когда бойцы УПА и сочувствующие им крестьяне принялись «решать польский вопрос» путём геноцида польского населения. Это военное преступление освещалось украинскими историками под нейтральным названием «волынская трагедия» с мотивацией, указывавшей на наличие ответных действий со стороны поляков. Однако, авторы такой трактовки событий, как правило, забывали упомянуть о том, что поляков, в результате описанных событий, погибло гораздо больше, чем украинцев. Кроме того, инициатором начала геноцида выступила именно УПА.

О преступлениях, совершённых украинскими националистическими формированиями после окончания Второй мировой войны, «патриотические» историки предпочитали и вовсе молчать.

Так положительная трактовка деятельности УПА укоренилась на страницах учебников и стала дурманить головы представителям подрастающего поколения граждан Украины.

Результаты этого мы видели во всех крупных массовых акциях последних нескольких лет, увенчавшихся трагическим для страны «майданом».

Неизменными атрибутами этих мероприятий стали националистические флаги, портреты Степана Бандеры и Романа Шухевича (Руководителей ОУН – УПА), а также агрессивные русофобские лозунги. Презрение к ветеранам Великой Отечественной стало распространяться среди молодёжи пугающими темпами. Тем не менее, нигде, кроме, всё тех же, западных областей оно не стало господствующим убеждением.

Как мы помним, именно во Львове 9 мая 2011 года произошло вопиющее событие – толпа разъярённых украинских националистов стала избивать людей, праздновавших День Победы, среди которых были женщины и старики, в том числе ветераны. После этого происшествия по стране прокатилась волна возмущения. Большинство граждан осуждало действия националистов. Но были и те, кто высказался в поддержку этого правонарушения. Подобные настроения выражали, кроме обывателей западной Украины, также и некоторые молодые жители центра страны. Сформировавшие своё представление об истории по новым учебникам, они сами не заметили, как оторвались от своих корней (ведь их предки воевали против украинских националистов) и стали продолжателями идей УПА.

Сейчас многих из этих людей можно увидеть в рядах «добровольческих» националистических батальонов, воюющих на Востоке страны. Некоторые данные свидетельствуют о том, что в жестокости они не уступают своим идеологическим предшественникам.

Но, всё же, и в нынешних условиях, когда накал русофобской пропаганды чудовищно велик, такие люди не составляют большинства даже в рядах воюющих силовиков.

Просматривая интервью с украинскими военными, можно довольно часто услышать из их уст упоминания о Великой Отечественной войне. Притом, отнюдь не в бандеровской трактовке её событий. Как ни парадоксально, но, воюя против людей, чьим символом является георгиевская ленточка (символ победы в ВОВ), многие из них, тем не менее, считают себя наследниками славы и боевых традиций Красной Армии.

Вероятно, такое положение вещей объясняется тем, что сейчас в Вооружённых силах Украины служит множество людей, в возрасте за 30 (и даже за 40), призванных из запаса. Они учили историю ещё по советским книгам. Кроме того, это поколение гораздо лучше помнит ветеранов ВОВ в относительно молодом возрасте и отлично усвоило их рассказы. Кадровые офицеры украинской армии тоже воспитывались на советских военных обычаях, а потому, придерживаются (в большинстве своём) традиционного взгляда на историю Великой Отечественной.

Очевидно, что все эти люди воюют без особого энтузиазма. Всевозможные инициативы правящего режима, направленные на дальнейшее продвижение героизации УПА и очернение памяти бойцов Красной Армии, далеко не прибавляют им боевого духа. А учитывая то, что таких людей в войсках большинство, официальной пропаганде приходится производить материалы, нацеленные именно на них.

Так и появляются репортажи украинского телевидения, в которых Владимира Путина сравнивают с Гитлером, а ополченцев ДНР и ЛНР – с фашистами. При всей абсурдности подобных сравнений, на аудиторию, изрядно обработанную пропагандой, они действуют почти безотказно.
Помимо СМИ, апеллировать к теме ВОВ, не стесняются в своих речах и политики. Так, Пётр Порошенко неоднократно в публичных выступлениях сравнивал силовиков, воюющих на Донбассе, с бойцами Красной Армии, освобождавшими Украину от нацистов.

Цель этой пропаганды, как мы уже говорили, предельно ясна – привлечь к делу гражданской войны массы населения, воспитанные на примере ветеранов Великой Отечественной. Пока что, этой цели она достигает с переменным успехом.

К чему бы ни апеллировали власти, основная масса мужского населения страны открыто игнорирует «волны» мобилизации одну за другой. В армию попадают, преимущественно, малограмотные и малоимущие сельские жители, которым просто некуда деваться от повесток. Но и они постепенно начинают противиться «забриванию в солдаты» (все мы помним митинги против мобилизации и сожжённые груды мобилизационных предписаний).

Несмотря на то, что нынешние власти, в вопросе трактовки истории ВОВ заняли позицию «усидеть на двух стульях», их действия, всё же, дают чёткое понимание того, на что будет делаться ставка в будущем. В этом плане показательным было празднование (если это можно так назвать) 9 – го мая в Киеве нынешней весной. Тогда, напомним, украинские власти отменили все праздничные мероприятия, кроме возложения венков к Вечному огню. Но и это событие они превратили в какой – то фарс. По всему пути следования желающих возложить цветы граждан, были выставлены кордоны из бойцов национальной гвардии. Тогда она была только что сформирована, и в её состав вошло множество националистов с «майдана». От этого создавалось впечатление, что желающие почтить память советских солдат, находятся под конвоем из последователей бандеровцев.

Такой же линии правящий режим придерживается и в отношении празднования нынешних памятных дат. Незадолго до 28 октября (Дня освобождения Украины, как мы помним), украинский Институт национальной памяти обратился к руководству местных СМИ с просьбой не упоминать в своих репортажах словосочетание «освобождение Украины от немецко-фашистских захватчиков». Этот термин руководство учреждения предложило заменить на другой – «изгнание нацистских оккупантов с Украины». И всё бы ничего (ведь смысл, вроде, сохраняется), но… Свою просьбу сотрудники Института национальной памяти аргументировали тем, что с изгнанием нацистов, Украина не была освобождена, а лишь попала под другую оккупацию. Настоящее же освобождение Украины произошло, по их мнению, в 1991 – м году, когда она обрела независимость.

Как нетрудно заметить, это обращение ИНПУ к средствам массовой информации полностью отражает линию на продолжение очернения памяти о победе в Великой Отечественной войне.

Кстати, проигнорировала его, редакция лишь одного телеканала. Это канал «Интер». В его эфире праздник называли по – старому. Когда- то «Интер» имел славу пророссийского телеканала. Вероятно, его руководство решило, таким образом, повысить рейтинги, вернув часть прежней аудитории.

В преддверии Дня освобождения Киева, украинскими пропагандистами был разработан и запущен на телевидение новый ролик. Его действия происходят в аэропорту (как и в одной из предыдущих социальных реклам). Сюжет заключается в следующем: в терминале аэропорта ожидает регистрации боец в форме «добровольческого» батальона «Киев – 1» (нашивка показана крупным планом), завидев его, один из пассажиров, сидящих в зале ожидания (мужчина преклонного возраста) встаёт со своего места и отдаёт солдату воинское приветствие. Ролик сопровождается закадровым голосом, читающим текст, вроде этого: «Потомки благодарны вам за то, что вы защищали нашу землю тогда. Мы не посрамим вашей памяти». При этом, ввиду того, что старик стоит в обычной гражданской одежде и без наград, совершенно непонятно, кто подразумевается под этим образом: то ли советский ветеран, то ли выживший боец УПА.

И такая двоякость на Украине повсюду. Речи политиков и должностных лиц о событиях военных лет могут отличаться кардинально, в зависимости от того, на какую аудиторию они рассчитаны, а также в какой день произнесены. В головах рядовых обывателей это порождает путаницу. Возникает стойкое ощущение того, что некоторые граждане скоро вообще перестанут различать воюющие в период ВОВ стороны.

Вне всякого сомнения, историческая наука не может существовать в отрыве от общественно – политических реалий. Но, когда официальная концепция истории, транслируемая в массы, меняется, едва ли, не каждый день в угоду пропагандистским нуждам, это уверенно ведёт народ в объятия шизофрении.
Подводя итоги статьи, хотелось бы сделать несколько выводов.

Во – первых: несмотря на методичные усилия по выбиванию из сознания украинских граждан памяти о героическом подвиге предков, они, в большинстве своём, продолжают чтить победу в Великой Отечественной войне и отдают ей огромное значение в своей картине мира.

Во – вторых: видя крепость памяти о событиях ВОВ в народном сознании, нынешний правящий режим всячески пытается использовать её в своих целях. Для этого штампуется различная пропагандистская продукция. Совмещая её с другими мотивами украинской пропаганды (направленными на героизацию УПА), обыватели формируют в своём сознании причудливый симбиоз двух несовместимых идей. Рано, или поздно, это начнёт сказываться на их психическом здоровье.

И, наконец, в – третьих: самое печальное, что следует из всего вышеизложенного – то, что в результате государственного переворота на Украине и последовавшей за ним волны пропаганды, одни потомки победителей нацизма натаскиваются на то, чтобы убивать других потомков победителей нацизма. При этом, большинство солдат украинской армии попросту не отдаёт себе отчёта в том, что настоящие (нео)нацисты стоят у них за спиной и вынуждают идти на бессмысленную гибель. Настоящие нацисты, посредством лобби во властных структурах, обратили их детей в себе подобных. И останавливаться они, увы, не собираются.

В эти памятные для Украины и её столицы дни, хочется пожелать гражданам несчастной страны, чтобы они опомнились от пропагандистского тумана и сделали, наконец, выводы из истории. Иначе она обречена повторяться вновь и вновь.
Автор:
Даниил Богатырёв
Первоисточник:
http://zavtra.ru/content/view/istoriya-i-ideologiya/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

31 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти