Былинное имя аса

Былинное имя асаВозможно, из-за своей «древнерусской» фамилии он стал самым известным асом России тех лет. Имя Крутеня знали не только в дореволюционной России, его хорошо помнили и советские асы Великой Отечественной войны.
Он родился в Киеве 17 декабря (5 дек. по ст. ст.) 1890 года в семье кадрового офицера, полковника русской армии. Отец с матерью развелись, когда Крутеню не было и 15 лет. Он остался жить с отцом.

Евграф Крутень окончил Владимирский Киевский кадетский корпус в 1908 году. Несколько ранее тот же корпус окончил военный дипломат генерал А.А. Игнатьев, автор книги «50 лет в строю». По окончании кадетского корпуса Е. Крутень был направлен в Константиновское артиллерийское училище, которое окончил в 1911-м. Он получил звание подпоручика и назначение в 4-ю конно-артиллерийскую батарею. В апреле 1912 года был переведен во вторую батарею 2-го конно-горного артиллерийского дивизиона. Увлекшись авиацией, Крутень засыпал начальство рапортами с просьбой о переводе из артиллерии в новый род войск. В конце концов, 6 августа 1913 года он был направлен для подготовки в качестве летнаба (летного наблюдателя) в 3-ю Киевскую авиационную роту. 31 августа ему было присвоено звание поручика.

Весьма характерно, что к новому месту службы он прибыл в тот самый день, когда Петр Нестеров совершил свою "мертвую петлю», 9 сентября 1913 года. Это был день, положивший начало высшему пилотажу. Крутень получил назначение в 9-й корпусной авиаотряд, однако затем сумел перевестись в 11-й, возглавляемый Нестеровым. Евграф Николаевич был хорошо знаком с Петром Николаевичем и совершил с ним несколько полётов в качестве лётчика-наблюдателя. Твёрдо решив овладеть пилотажем, Крутень в январе 1914 года добился перевода в Гатчинскую авиашколу. Там он быстро выдвинулся на первый план, завоевав уважение не только однокурсников, но и начальства. Успешно продолжив обучение в школе, незадолго до окончания курса, Евграф дважды повторил над Гатчинским аэродромом "мертвую петлю" Нестерова.


24 сентября 1914 года Крутень был прикомандирован к 21-му корпусному авиационному отряду. С 25 марта 1915 года – старший офицер 2-го армейского авиаотряда. Первоначально Крутень воевал на Вуазене III, способным поднять до трёх пудов бомб и углубиться за линию фронта почти на 200 км. Это был тяжёлый двухместный биплан. Главной задачей, поставленной перед Крутенем, была воздушная разведка, а через месяц, по его собственному предложению, и бомбардировка противника.

В 1915 году его имя стало появляться в печати. Многие недостатки в планировании боевой подготовки, организации и технического оснащения российских ВВС были затронуты в работе Крутеня «Кричащие нужды русской авиации». Как горький, но справедливый упрек звучали его слова, брошенные в адрес многих своих коллег:

«Наши летчики, как мотыльки, беспечно порхающие с аппарата к женщине, от женщины на бутылку, потом опять на аппарат, потом на карты. Отжарил боевой полет - и брюшко вверх. Внеполетной работы нет».
Это был, наверное, первый в русской авиации призыв к разбору полётов, то есть совершенно необходимому в боевой работе тактико-теоретическому осмыслению и планированию вылетов, взаимодействию в воздухе с наземными войсками и другими летательными аппаратами.

Призыв Крутеня был услышан, тем более что сама логика жизни заставляла русских лётчиков относиться к своим обязанностям с большей ответственностью, осмысливать их, придумывать и применять новые тактические приемы.

25 мая 1915 года он был назначен исполняющим обязанности, а 12 ноября 1915 года утвержден в должности командира 2-го армейского авиаотряда, ему было присвоено звание штабс-капитана. В воздушном бою 30 июля 1915 года одержал свою первую воздушную победу.

В начале весны 1916 года, прибыв в Москву на завод "Дукс", он некоторое время занимался испытанием и приемкой новых самолетов. Здесь, на «Дуксе», он познакомился с другим выдающимся русским лётчиком – К.К. Арцеуловым. Константин Константинович оставил бесценные воспоминания о Крутене:

«Небольшого роста, коренастый, плотно скроенный, с приветливым открытым лицом, всегда одинаково спокойный, сдержанный в жестах, он производил очень приятное впечатление.

Очень скромный в быту, Крутень вёл спартанский образ жизни, весь уклад которой был направлен на развитие лётных способностей. Всё свободное время Евграф Николаевич проводил на аэродроме, наблюдая полёты других, и пользовался каждым случаем полетать на самолётах разных типов…».

Вернувшись на фронт, Крутень немедленно обосновал необходимость и поставил перед командованием вопрос о создании так называемых «специальных истребительных авиагрупп».
Первое из таких соединений появилось в начале сентября 1916 года и именовалось – 1-я Боевая авиационная группа. Ее возглавил лучший русский ас капитан А.А. Казаков.

Сам же Крутень с марта 1916 года – командир вновь созданного 2-го авиационного отряда истребителей. 11 августа он сбил «Альбатрос С.III», опустившийся у позиций русских войск. Ещё через два дня (14 августа по н.ст.) – сбил разведывательный «Румплер», совершивший вынужденную посадку на русской территории, в районе станции Столбы. Экипаж пытался сжечь машину, но не успел и был захвачен в плен казаками.

29 августа 1916 года штабс-капитан Е.Н. Крутень высочайшим повелением был удостоен ордена Св. Георгия IV степени. В документе, в частности, говорилось: «…будучи начальником 2-го армейского авиационного отряда, 22-го июля 1915 г., вылетев на самолёте с наблюдателем, захватив, несмотря на неблагоприятные условия погоды 8 бомб, выполнил воздушную разведку, во время которой подвергся сильнейшему огню неприятельской лёгкой и тяжёлой артиллерии, пробившему аппарат в восьми местах. Несмотря на порчу мотора, долетел до намеченной цели и сбросил две бомбы в подвезённые противником к р. Висле понтоны, остальные шесть были сброшены в бивак неприятельской пехоты. Ценные сведения, добытые разведкой, обнаружение подхода к нашим позициям под г. Варшавой неприятельской дивизии, - своевременно донесённые в штаб армии, послужили основанием для принятия оперативного решения, повлекшего успех последующих действий».

В ноябре 1916 года Евграф Николаевич, как один из лучших российских истребителей, был направлен "по обмену опытом" во Францию, где воевал в прославленной эскадрилье "Аистов".

Былинное имя асаВо Францию он был послан с другим известным русским асом – георгиевским кавалером подпоручиком И.А. Орловым. Орлов возвратится из командировки вместе с нашим героем, одержит семь воздушных побед, будет награждён тремя Георгиевским крестами, орденом Св. Георгия IV степени, Георгиевским оружием, пятью другими русским орденами и французским «Военным крестом», и погибнет в воздушном бою за день до Крутеня – 17 июня 1917 года.

В эскадрилье «Аистов» Крутень сражался под командованием капитана А. Брокара. В боях под Амьеном и Нанси, летая на «СПАДе», он одержал одну бесспорную и одну вероятную победы. Эскадрилья «Аистов» прославила себя на весь мир целым созвездием великолепных асов: Гиннемер, Брокар, Герто, Дорм, Деллэн, Ведрин, Наварр, Гарро... И рядом с этими героями сражались русские лётчики: Е.Н. Крутень, И.А. Орлов, В.Г. Федоров.

За бои во Франции Е.Н. Крутень был представлен, а вскоре и награждён французским «Военным крестом».

В феврале 1917-го Евграф Николаевич, в качестве консультанта, на две недели был направлен в Англию, где предполагалось закупить новые аэропланы.

В марте 1917 года он вернулся на Родину, возвращён на должность командира 2-й истребительной авиагруппы, состоявшей из трёх корпусных авиаотрядов.

Теоретически Евграфом Крутенем были предложены двадцать способов атаки неприятельских самолетов как одиночных, так летящих в паре или в группе, описанные в брошюре «Воздушный бой». Этот труд он разработал еще и на основании опыта французских летчиков Ж. Гиннемера, Брокара, Гарро...

Именно Крутень первым предложил проводить боевой вылет парой аэропланов, справедливо считая именно пару наиболее эффективным боевым средством.

Евграф Николаевич – автор первых девяти работ по тактике истребительной авиации. Среди его трудов: "Наставление лётчику-истребителю", "Военная авиация во Франции", "Что думалось в Лондоне", "Нашествие иноплеменников", "Кричащие нужды русской авиации". В своих трудах он описывает основные требования к истребительному самолету: хорошие показатели скорости как в вертикальном, так и в горизонтальном направлениях; высокая маневренность; возможность подниматься на большую высоту.

В «Нашествии иноплеменников» он патриотично критикует безмерное восхищение зарубежными приёмами ведения воздушного боя, заслуженно делая ставку на природную отвагу российских лётчиков.
Командир 2-й авиагруппы в отношении личной скромности, дисциплины, готовности к самопожертвованию, был эталоном для своих подчиненных. Так, 30 июля 1916 года на глазах сотен солдат и офицеров он подбил над передним краем немецкий аэроплан, совершивший вынужденную посадку на территории, занятой русскими войсками. За этот подвиг он был награждён Георгиевским оружием. Вот как говорят об этом бое сухие строки приказа по армии и флоту от 22 марта 1917 года: «...когда над расположением наших войск появился немецкий аэроплан, поднялся на своём самолёте, с бесповоротной решимостью атаковал врага и вынудил его опуститься в нашем расположении, причём неприятельские лётчики и аппарат были захвачены в плен».

Командующий 2-й армией генерал от инфантерии В.В. Смирнов, ставший свидетелем этого боя, так отозвался о нем: «1 августа этого года, примерно 19 часов, над Несвижем появился неприятельский самолёт. Командир 2-го авиационного отряда истребителей штабс-капитан Е. Н. Крутень, всего только 30 июля сбивший германский самолёт в районе Своятичи, сразу же поднялся на своём "Ньюпоре", нагнал немца…

Я, многие чины моего штаба и весь городок любовались смелым поединком двух самолётов. Штабс-капитан Крутень коршуном налетал на немца и после этого короткого, но крайне эффектного боя сшиб германский "Альбатрос", вынудив раненого лётчика спланировать вблизи от города.
Население, с захватывающим интересом следившее за смелыми и искусными действиями нашего героя - лётчика, ликующе кинулось за городок, где и устроило ему овации. Штабс-капитану Крутеню за проявленную им исключительную выдающуюся удаль, бесповоротную решимость и доблесть в борьбе с врагом объявляю мою сердечную признательность. Приказываю представить его к награде».

В отношении побед Е. Крутеня, как никого другого, имеются значительные разногласия. Очень часто указывается, что он одержал 15 и более побед в воздушных боях, но эти данные невозможно проверить: значительная часть документов русской военной авиации погибла в годы Гражданской войны. Достоверными сегодня принято считать 6 личных побед летчика.

19 июня 1917 года (по н. ст.), при возвращении с очередного боевого задания аэроплан Крутеня (он летел на «Ньюпоре-XVII») неожиданно перешел в пикирование и врезался в землю. Пилот погиб.

Соратник Крутеня известный лётчик, впоследствии генерал-майор авиации И.К. Спатарель считал, что Крутень получил в бою тяжёлое ранение. Один из первых русских лётчиков, С.А. Ульянин, 2 июня 1917 года вступивший в должность начальника Полевого управления авиации и воздухоплавания при штабе Верховного главнокомандующего (ПУАиВ), то есть, де-факто, в должность Главкома ВВС Российской республики, откликнулся на гибель кавалера ордена Святого Георгия IV степени и Георгиевского оружия телеграммой в штаб Авиагруппы: «6 июня с.г. на фронте погиб доблестный командир 2-й боевой группы капитан Евграф Николаевич Крутень, который своей неутомимой боевой работой стяжал себе неувядаемую славу и бесспорно может считаться гордостью нашей родной авиации…».

Былинное имя аса


Похоронен Е.Н. Крутень на Лукьяновском кладбище города Киева, перезахоронен стараниями Героя Советского Союза А.Н. Грацианского (нашедшего запущенную могилу Крутеня) рядом с другим выдающимся русским лётчиком П.Н. Нестеровым. Памятник на могиле аса поставлен на средства советского авиаконструктора О.К. Антонова.

Важно отметить, что фигура аса Первой мировой войны, первопроходца истребительной авиации была очень интересна великому асу Второй мировой, создателю тактики советской истребительной авиации – Александру Ивановичу Покрышкину.
Как отмечают биографы А.И. Покрышкина, ссылаясь на Героя Советского Союза, ведомого прославленного аса Г.Г. Голубева, Крутеня Покрышкин вспоминал в беседах с лётчиками ещё в 1943 году. Более подробную информацию о первых русских лётчиках и асах Александр Иванович почерпнул, по-видимому, из книги Г.В. Залуцкого «Выдающиеся русские лётчики М. Ефимов, П. Нестеров, Е. Крутень, К. Арцеулов», выпущенной в серии «Научно-популярная библиотека солдата и матроса» в 1953 году. Это было первое популярное сочинение, где называлось имя забытого аса. Покрышкин нашёл труды Крутеня, внимательно ознакомился с ними, старался популяризировать забытое тогда имя, ссылался на него в собственных работах.
Автор: Николай Бодрихин
Первоисточник: http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/bylinnoje_ima_asa_415.htm


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. parusnik 20 ноября 2014 08:13
    Доблестный лётчик!
  2. svp67 20 ноября 2014 08:43
    Еще один возвращенный Герой Отечества. Есть легенда, согласно которой наш ас, на спор с французами, зарядив в пулемет ленту с 10 патронами, прямо на глазах всех сбил немецкий самолет...
  3. miv110 20 ноября 2014 09:47
    Ещё один пазл, закрывший ячейку в общей картине истории нашей страны. Хорошо, что галерея Российских героев постоянно пополняется за счёт таких публикаций. Автору благодарность за труд.
  4. RoTTor 20 ноября 2014 10:46
    В 1969 году слушатели Киевского ВИАВУ ВВС собрали деньги и сами обиходили могилы, установили скромные, но памятники на могилах наших великих лётчиков Нестерова и Крутеня на Лукьяновском кладбище Киева, где они похоронены. Эти памятники так и стояли там до недавнего времени.
    Инициаторами этого были герой войны инженер-подполковник Белодед и секретарь комитета комсомола КВИАВУ ВВС инженер-майор Кошлачёв.
    Автор ошибся: по инициативе О.К.Антонова прекрасный памятник П. Нестерову установлен на проспекте Победы у проходной серийного авиазавода "Антонов", который за 23 года суверенной Украины не построил ни единого самолёта.
    Укро-фашисты до него ещё не добрались?
    Замечательный советский лётчик Грацианский похоронен на центральной аллее Байкового кладбища (самое престижное, вроде Новодевичьего) в Киеве. СССР по-настоящему ценила сталинских соколов.
    Киев должен гордиться таким киевлянином, как Евграф Крутень, но его славное имя не были никак увековечено и в советское время, тем более после распада СССР. Нестерову повезло больше: на доме где он жил была(может осталась?) мемориальная доска, была улица Нестерова (хотя, может в честь художника Нестерова?). Теперь нынешняя временная власть там уничтожает и переименовывает всё, что связано с Россией и СССР). Дай Бог, они ненадолго!
    1. valokordin 20 ноября 2014 16:20
      Цитата: RoTTor
      Киев должен гордиться таким киевлянином, как Евграф Крутень, но его славное имя не были никак увековечено и в советское время, тем более после распада СССР. Нестерову повезло больше: на доме где он жил была(может осталась?) мемориальная доска, была улица Нестерова (хотя, может в честь художника Нестерова?). Теперь нынешняя временная власть там уничтожает и переименовывает всё, что связано с Россией и СССР). Дай Бог, они ненадолго!

      Киев гордится только Бандерой. Всех знаменитостей, если ополченцы не освободят Киев, перезахоронить у кремлёвской стены.
  5. nvn_co 20 ноября 2014 11:16
    Хорошая статья. Спасибо большое автору! Побольше нужно раскапывать и вспоминать великих людей. Давшим доругу в небо целым поколениям...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня