Тайна удостоверения младшего унтер-офицера Дьяконова

Мы немало знаем и пишем о героях прошедших лет. Но судьба большинства людей остается неизвестной. Особенно это касается рядовых солдат Первой мировой войны. По одной лишь фотографии и удостоверению удалось разузнать о боевом пути человека, который сумел из обычного солдата сверхсрочника стать военным авиатором.

Тайна удостоверения младшего унтер-офицера Дьяконова


В небольшом зале было сумрачно, плотные шторы занавешивали окна и через них пробивались узенькие полоски света, которые причудливым образом отражались в зеркальных витринах. И казалось, что в Ростовский краеведческий музей оживают тени забытых предков, воевавших во время Первой мировой войны. Судьба многих их них была незавидной, но каждый из них оставил для будущих потомков частицу своей жизни в виде писем, открыток, именно оружия, наград.


В 1916 году Гатчинскую военную авиационную школу покинул один из ее выпускников Александр П. Дьяконов (его отчество неизвестно). У него имелось удостоверение, полученное 1 июня 1916 года в котором говорилось, что он успешно прошел обучение при Гатчинской военной авиационной школе.

"Удостоверение сие от Военной Авиационной школы младшему унтер-офицеру 1-ого армейского авиационного отряда Александру Дьконову в том, что он при школе успешно окончил курс обучения полетам на аэропланах "Фарман Боевой" и "Вуазень" и выдержал 10 мая 1916 года (приказ по школе №186) полетные испытания на аппарате "Вуазень" на звание летчика, что подпись с приложением казенной печати удостоверяется".

Остается только догадываться, что Александр Дьяконов был талантливыми человеком потому, что в военной иерархии младший унтер-офицер считался "ниже прапорщика, свое место имеют, называются "унтер-офицеры", т.е. нижние начальные люди. Унтер-офицерский корпус рекрутировался из солдат, изъявивших желание остаться в армии по найму по истечении срока срочной службы. Назывались они "сверхсрочнослужащими".

Гатчинская военная школа считалась в то время одной из элитарных учебных заведений, подготавливающих военных летчиков (еще работали Одесская и Севастопольская авиационные школы). Гатчинская школа останется в истории как полигон, где впервые совершил свой полет Михаил Никифорович Ефимов. Также здесь взлетела на своем аэроплане первая русская женщина Лидия Виссарионовна Зверева. Именно в Гатчине открылся впервые в России первый военный аэродром. Начиная с 1910 года эту школу покидал не один десяток летчиков, воинская слава их подвигов помнят и бережно хранят в Гатчине до сих пор.

Тайна удостоверения младшего унтер-офицера Дьяконова


После объявления войны, командование в срочном порядке потребовало увеличить количество летчиков, обучение которых выстраивалось прежде всего с основой на знание современных моделей самолетов. Обычно это были два типа самолета, состоящих на вооружение Русской армии. Летчикам предстояло оказать сопротивление немецким военным асам. "В 1916 г. количество выпускников увеличилось: было обучено 146 летчиков (102 офицера и 44 нижних чинов)".

Поэтому занятия в Гатчинской школе проводили опытные военные летчики. Помимо изучения истории развития авиации, теоретических сведений по авиации, совершения полетов, военные летчики обучались в автомобильном классе, радиотелеграфном и фотографическом классах, разбирали автомобильные и авиационные двигатели внутреннего сгорания, проходили обучение в пулеметном отделении: курс стрельбы из Маузера и пулемета был одним из обязательных. Погода (метеорология) также считалась важной дисциплиной.

Особенное внимание уделялось изучению австрийских и немецких летательных аппаратов. Учебный курс ввиду военного времени проводили в ускоренном режиме и после завершения экзаменов, летчики сразу же направлялись в распоряжении действующих авиаотрядов. К середине 1916 года уже были сформированы 75 авиационных отрядов (эскадрилий). "Число полетов, произведенных русской авиацией с начала войны по 1(14) сентября 1916 г. по своей продолжительности составляло 20 315 часов" (данные из книги Вержховский Д. В. Первая мировая война 1914-1918 гг.). Они оказывали сопротивление немецким «фоккерами» в небе.

Тайна удостоверения младшего унтер-офицера Дьяконова
Немецкие самолеты, с которыми в небе воевал Александр Дьяконов


Фронту была нужна поддержка в виде хорошо обученных кадров. И поэтому все спешили, нередко во время тренировочных полетов возникали нештатные ситуации. Поскольку школа считалась элитной - находилась рядом с царской резиденцией - и если кто-то из обучающихся летчиков попадал в аварию, то лечить ссадины, ушибы и переломы их отправляли в Дворцовый госпиталь.

Экзаменационные выпускные полеты были назначены на 10 мая 1916 года. Один за другим в Гатчинское небо поднимались курсанты на аэропланах. Примечательно, что в этот день, как свидетельствуют архивные документы, произошла "авария самолета С-16 (это был новый самолет-истребитель, созданный Игорем Сикорским), летчик корнет Гильшер Ю.В. сорвался в штопор и столкнулся с землёй, лётчик тяжело травмирован. Причина - неисправность системы управления элеронами. В результате летного происшествия лётчику ампутировали левую ступню. Не желая расставаться с авиацией, он научился летать с протезом и впоследствии лично сбил 4 самолёта противника", (по другим данным Юрий Владимирович Гильшер уничтожил в своем последнем бою пятый самолет противника). Этот летчик стал для русских авиаторов примером мужества и героизма.

Александру Дьяконову повезло успешно пройти все экзаменационные требования, предъявляемые к такого рода полетам. После выполнения всех полетных испытаний он сфотографировался рядом с аэропланом "Вуазень", крылья которого были в нескольких местах пробиты пулеметной очередью: по всей видимости самолет ремонтировали на территории Гатчинской школы.

Тайна удостоверения младшего унтер-офицера Дьяконова
Уничтожение немецкого самолета


С фотокарточки на нас смотрит молодой человек одетый в кожаную двубортную черную куртку с металлическими серебристыми пуговицами и пробковый светло-коричневый шлем - такой была полетная форма. На передней части шлема обычно крепился номер боевой части, где проходили службу. Но такой значок Александр Дьяконов получил лишь через несколько дней, когда прибыл в распоряжение в распоряжение 35-ого корпусного авиационного отряда Юго-Западного фронта. Летал на своем боевом Фармане вместе с наблюдателем, чтобы засечь местоположение войск противника. Это было особенно важно накануне Брусиловского прорыва. "Фарман" развивал скорость более 136 км/час, на вооружении у самолета был только один пулемет и несколько бомб. Продолжительность полета иногда составляла четыре часа, но не более того.

Александру Дьяконову повезло уцелеть в ходе наступления с 22 мая по 22 августа 1916 г., когда начался знаменитый Брусиловский прорыв. Одним за другим товарищи Дьконова из 35-ого авиационного отряда погибали. Во фронтовых сводках писари выводили краткие отчеты о потерях и обстоятельствах гибели летчиков. "В воздушном бою с четырьмя самолетами сбит самолет 35 авиаполка летчика Охрименко с наблюдателем Греймом. Экипаж погиб". Наблюдатели, как правило, не имели диплома пилота и во время полетов делали на карте отметки о местоположении войск противника, фотографировали объекты, сбрасывали бомбы.

Одному из экипажей повезло остаться в живых, они сумели дотянуть на подбитом самолете до расположения русских войск. "В воздушном бою был подбит самолет летчика Волка 35 авиаполка с наблюдателем Санковским. Благополучно спустились на своей территории", - указывалось в отчете.

В сводках погибших летчиков во время Брусиловского прорыва Александр Дьяконов не значится.

О дальнейшей судьбе военного летчика Александра Дьяконова историкам не известно. Возможно, откликнуться его потомки и мы еще узнаем о жизни человека, воевавшего на фронтах Первой мировой войны.
Автор: Полина Ефимова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. parusnik 19 ноября 2014 08:02
    Большое спасибо за статью...
  2. A1L9E4K9S 19 ноября 2014 11:29
    Простой Русский Человек и таких было миллионы,что стало с ним в дальнейшем и как закончил он свой жизненный путь вряд ли мы когда нибудь узнаем.
    1. depart 7 августа 2016 14:38
      Хотела бы уточнить дальнейшую судьбу военного летчика Александра Дьяконова.
      Вот статьи из газеты "Молот" (Ростов-на-Дону) за 1945 и 1946 годы

      Старейший русский летчик («Молот». 1945. 20 ноября. № 231)

      В Ростовском аэропорту Гражданского воздушного флота работает один из старейших летчиков нашей страны, сын ростовского железнодорожника, Александр Петрович Дьяконов, начавший свою службу в авиации в 1914 году. Окончив гатчинскую военно-воздушную школу вместе с известными полярными летчиками Бабушкиным и Чухновским, он попал в действующую русскую армию на юго-западный фронт, которым командовал талантливый русский полководец Брусилов.
      Молодому летчику дали французский самолет «Фарман». Машина в воздухе едва развивала скорость в 100 километров в час. На этом самолете А. П. Дьяконов вылетал в глубокую разведку, фотографировал вражеские позиции, корректировал огонь русской артиллерии и провел несколько воздушных боев. Всего за время войны 1914—1918 гг. он сделал более 160 боевых вылетов. На город Луцк часто налетал немецкий самолет «Альбатрос». Однажды тов. Дьяконов, возвращаясь из разведки, заметил этот самолет и сбил его. Всего, за время войны он уничтожил три немецких стервятника.
      На самолете типа «Ньюпор» тов. Дьяконов принимал участие в брусиловском прорыве. В районе Ковель—Владимир—Волынск он с самолета корректировал огонь артиллерии, сыгравшей решающую роль в разгроме войск противника на этом участке.
      За храбрость, проявленную на фронте, тов. Дьяконов получил личную благодарность Брусилова и был награжден георгиевскими крестами всех четырех степеней и четырьмя золотыми медалями.
      Александр Петрович служит в авиации уже тридцать лет. Когда началась Великая Отечественная война, он добровольно ушел на фронт и был начальником штаба авиационного подразделения, авиаполка, награжденного орденами Богдана Хмельницкого и Александра Невского. Этот полк участвовал во взятия Берлина, и ему было присвоено наименование «Берлинский».
      За участие в Великой Отечественной войне А. П. Дьяконов награжден орденом Красной Звезды, двумя медалями «За боевые заслуги», медалями «За оборону Кавказа», «За освобождение Праги» и «За взятие Берлина».

      И вторая статья


      Бывалый летчик («Молот». 1946. 18 августа. № 165)
      Из-за невозможности публикации комментария большого объема только маленькая выдержка из статьи: "...Отгремела великая битва за независимость нашей любимой Родины. Тов. Дьяконов снова вернулся к мирному труду и опять служит в гражданской авиации. Вечерами, когда молодые пилоты Ростовского аэропорта, вернувшись из полета, сходятся в просторной комнате, где работает Александр Петрович, возникает задушевная беседа.
      Молодежь слушает рассказы бывалого летчика о героизме русского народа, о горячих битвах, которые выдержал наш народ в борьбе за свою честь и свободу."
  3. Quzmi4 19 ноября 2014 17:04
    Не могу промолчать.
    В русской традиции марка самолёта всегда обозначалась "Вуазен", без мягкого знака; более того, на увеличенной фотографии из статьи прекрасно просматриваются буквы "ер" (то есть твёрдый знак по-современному): "Вуазенъ".
    Неуважение к герою статьи выходит...
  4. Kapitan Oleg 19 ноября 2014 18:22
    Печально то, что в СССР история 1-й мировой рассматривалась всегда однобоко, а воины царской армии были перекрашены почти поголовно в белогвардейцев. Я удивляюсь, как еще сохранился на Соколе в Москве храм, на территории которого были захоронены офицеры. Надо все-таки поднимать покров забвения с героев этой войны которая разрушила четыре империи. А автору статьи спасибо, одним неизвестным героем стало меньше.
    Kapitan Oleg
  5. SlavaP 19 ноября 2014 21:52
    Надо Помнить! Как жаль, что во времена СССР о Первой Мировой говорили пренебрежительно : " империалистическая, захватническая, несправедливая.." . А ведь те кто воевал тогда , тоже исполняли свой долг - перед Родиной и интернациональный. У нас в Британии это помнят хорошо. К 100-летую начала 1-й Мировой в Лондонском Тауэре построили композицию из 888246 керамических маков - по одному на КАЖДОГО погибшего в той войне из Британии и Содружества.
  6. Комментарий был удален.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня