Тайна удостоверения младшего унтер-офицера Дьяконова

Мы немало знаем и пишем о героях прошедших лет. Но судьба большинства людей остается неизвестной. Особенно это касается рядовых солдат Первой мировой войны. По одной лишь фотографии и удостоверению удалось разузнать о боевом пути человека, который сумел из обычного солдата сверхсрочника стать военным авиатором.




В небольшом зале было сумрачно, плотные шторы занавешивали окна и через них пробивались узенькие полоски света, которые причудливым образом отражались в зеркальных витринах. И казалось, что в Ростовский краеведческий музей оживают тени забытых предков, воевавших во время Первой мировой войны. Судьба многих их них была незавидной, но каждый из них оставил для будущих потомков частицу своей жизни в виде писем, открыток, именно оружия, наград.

В 1916 году Гатчинскую военную авиационную школу покинул один из ее выпускников Александр П. Дьяконов (его отчество неизвестно). У него имелось удостоверение, полученное 1 июня 1916 года в котором говорилось, что он успешно прошел обучение при Гатчинской военной авиационной школе.

"Удостоверение сие от Военной Авиационной школы младшему унтер-офицеру 1-ого армейского авиационного отряда Александру Дьконову в том, что он при школе успешно окончил курс обучения полетам на аэропланах "Фарман Боевой" и "Вуазень" и выдержал 10 мая 1916 года (приказ по школе №186) полетные испытания на аппарате "Вуазень" на звание летчика, что подпись с приложением казенной печати удостоверяется".

Остается только догадываться, что Александр Дьяконов был талантливыми человеком потому, что в военной иерархии младший унтер-офицер считался "ниже прапорщика, свое место имеют, называются "унтер-офицеры", т.е. нижние начальные люди. Унтер-офицерский корпус рекрутировался из солдат, изъявивших желание остаться в армии по найму по истечении срока срочной службы. Назывались они "сверхсрочнослужащими".

Гатчинская военная школа считалась в то время одной из элитарных учебных заведений, подготавливающих военных летчиков (еще работали Одесская и Севастопольская авиационные школы). Гатчинская школа останется в истории как полигон, где впервые совершил свой полет Михаил Никифорович Ефимов. Также здесь взлетела на своем аэроплане первая русская женщина Лидия Виссарионовна Зверева. Именно в Гатчине открылся впервые в России первый военный аэродром. Начиная с 1910 года эту школу покидал не один десяток летчиков, воинская слава их подвигов помнят и бережно хранят в Гатчине до сих пор.



После объявления войны, командование в срочном порядке потребовало увеличить количество летчиков, обучение которых выстраивалось прежде всего с основой на знание современных моделей самолетов. Обычно это были два типа самолета, состоящих на вооружение Русской армии. Летчикам предстояло оказать сопротивление немецким военным асам. "В 1916 г. количество выпускников увеличилось: было обучено 146 летчиков (102 офицера и 44 нижних чинов)".

Поэтому занятия в Гатчинской школе проводили опытные военные летчики. Помимо изучения истории развития авиации, теоретических сведений по авиации, совершения полетов, военные летчики обучались в автомобильном классе, радиотелеграфном и фотографическом классах, разбирали автомобильные и авиационные двигатели внутреннего сгорания, проходили обучение в пулеметном отделении: курс стрельбы из Маузера и пулемета был одним из обязательных. Погода (метеорология) также считалась важной дисциплиной.

Особенное внимание уделялось изучению австрийских и немецких летательных аппаратов. Учебный курс ввиду военного времени проводили в ускоренном режиме и после завершения экзаменов, летчики сразу же направлялись в распоряжении действующих авиаотрядов. К середине 1916 года уже были сформированы 75 авиационных отрядов (эскадрилий). "Число полетов, произведенных русской авиацией с начала войны по 1(14) сентября 1916 г. по своей продолжительности составляло 20 315 часов" (данные из книги Вержховский Д. В. Первая мировая война 1914-1918 гг.). Они оказывали сопротивление немецким «фоккерами» в небе.


Немецкие самолеты, с которыми в небе воевал Александр Дьяконов


Фронту была нужна поддержка в виде хорошо обученных кадров. И поэтому все спешили, нередко во время тренировочных полетов возникали нештатные ситуации. Поскольку школа считалась элитной - находилась рядом с царской резиденцией - и если кто-то из обучающихся летчиков попадал в аварию, то лечить ссадины, ушибы и переломы их отправляли в Дворцовый госпиталь.

Экзаменационные выпускные полеты были назначены на 10 мая 1916 года. Один за другим в Гатчинское небо поднимались курсанты на аэропланах. Примечательно, что в этот день, как свидетельствуют архивные документы, произошла "авария самолета С-16 (это был новый самолет-истребитель, созданный Игорем Сикорским), летчик корнет Гильшер Ю.В. сорвался в штопор и столкнулся с землёй, лётчик тяжело травмирован. Причина - неисправность системы управления элеронами. В результате летного происшествия лётчику ампутировали левую ступню. Не желая расставаться с авиацией, он научился летать с протезом и впоследствии лично сбил 4 самолёта противника", (по другим данным Юрий Владимирович Гильшер уничтожил в своем последнем бою пятый самолет противника). Этот летчик стал для русских авиаторов примером мужества и героизма.


Александру Дьяконову повезло успешно пройти все экзаменационные требования, предъявляемые к такого рода полетам. После выполнения всех полетных испытаний он сфотографировался рядом с аэропланом "Вуазень", крылья которого были в нескольких местах пробиты пулеметной очередью: по всей видимости самолет ремонтировали на территории Гатчинской школы.


Уничтожение немецкого самолета


С фотокарточки на нас смотрит молодой человек одетый в кожаную двубортную черную куртку с металлическими серебристыми пуговицами и пробковый светло-коричневый шлем - такой была полетная форма. На передней части шлема обычно крепился номер боевой части, где проходили службу. Но такой значок Александр Дьяконов получил лишь через несколько дней, когда прибыл в распоряжение в распоряжение 35-ого корпусного авиационного отряда Юго-Западного фронта. Летал на своем боевом Фармане вместе с наблюдателем, чтобы засечь местоположение войск противника. Это было особенно важно накануне Брусиловского прорыва. "Фарман" развивал скорость более 136 км/час, на вооружении у самолета был только один пулемет и несколько бомб. Продолжительность полета иногда составляла четыре часа, но не более того.

Александру Дьяконову повезло уцелеть в ходе наступления с 22 мая по 22 августа 1916 г., когда начался знаменитый Брусиловский прорыв. Одним за другим товарищи Дьконова из 35-ого авиационного отряда погибали. Во фронтовых сводках писари выводили краткие отчеты о потерях и обстоятельствах гибели летчиков. "В воздушном бою с четырьмя самолетами сбит самолет 35 авиаполка летчика Охрименко с наблюдателем Греймом. Экипаж погиб". Наблюдатели, как правило, не имели диплома пилота и во время полетов делали на карте отметки о местоположении войск противника, фотографировали объекты, сбрасывали бомбы.

Одному из экипажей повезло остаться в живых, они сумели дотянуть на подбитом самолете до расположения русских войск. "В воздушном бою был подбит самолет летчика Волка 35 авиаполка с наблюдателем Санковским. Благополучно спустились на своей территории", - указывалось в отчете.

В сводках погибших летчиков во время Брусиловского прорыва Александр Дьяконов не значится.

О дальнейшей судьбе военного летчика Александра Дьяконова историкам не известно. Возможно, откликнуться его потомки и мы еще узнаем о жизни человека, воевавшего на фронтах Первой мировой войны.
Автор:
Полина Ефимова
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

7 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти