Дедушки Джеймса Бонда

Дедушки Джеймса Бонда


Британская разведка и контрразведка в Первой мировой войне

Британская разведка внесла, безусловно, самый весомый вклад в популяризацию и героизацию шпионского ремесла, и по числу «легенд шпионажа», наверное, с ней вряд ли кто сравнится. Именно в годы Первой мировой разведка стала считаться уделом джентльменов, героев и интеллектуалов, чему она обязана в первую очередь таким людям, как «Лоуренс Аравийский» или Сомерсет Моэм, посвятивший потом своему шпионскому опыту цикл рассказов. И, хотя Британия имела вековой опыт разведывательной деятельности, именно в те годы ее спецслужбы начался формироваться в их нынешнем виде.


Впрочем, каких-то выдающихся побед, если не считать создание «легенд», британским разведчикам в годы Первой мировой на свой счет записать так и не удалось. Успехов они добивались, по большей части, либо на периферии, либо в столь скучной и «негероической» сфере как перехват и дешифровка радио- и телеграфных сообщений.

Шпионская родословная

К началу Первой мировой войны Британская империя занимала господствующее положение на планете: ее территория (будучи в три раза больше Французской колониальной империи и в 10 раз — Германской) занимала приблизительно четверть мировой суши, а королевские подданные — около 440 миллионов человек — составляли примерно ту же четверть населения планеты. Вступая в войну, которую американский писатель Курт Воннегут позже назвал «первой неудачной попыткой человечества покончить с собой», Британия уже обладала развитой агентурной сетью на всех континентах и во всех без исключения странах. И хотя создание собственно королевской Службы безопасности (Security Service), в чьи функции вошла разведка и контрразведка, относится только к 1909 году, шпионаж широко использовался в интересах британских монархов еще в средние века.

Уже в правление Генриха VIII (XV-XVI века) в Англии существовала определенная градация разведчиков, работавших непосредственно под руководством короля. На тот момент шпионы уже классифицировались по своей специализации на «резидентов», «информаторов», «киллеров» и прочих. И все же родоначальником британской разведки считается министр королевы Елизаветы I, член Тайного совета Фрэнсис Уолсингем, создавший к концу XVI века разветвленную разведывательную сеть по всей Европе.

Не без помощи Уолсингема и десятков его шпионов Англия в царствование Елизаветы одолела католическую Испанию, окончательно порвав с папским Римом и утвердив себя в качестве ведущей европейской державы. Министр Елизаветы считается и первым организатором службы перлюстрации — перехвата почтовой корреспонденции и дешифрования кодированной переписки. Продолжателем дела Уолсингема стал руководитель секретной службы при Оливере Кромвеле Джон Терлоу, в течение долгих лет успешно боровшийся с попытками восстановления монархии Стюартов и предотвративший десятки покушений на жизнь лорд-протектора.

Первый бойскаут

«В качестве мировой державы Великобритании издавна уже приходилось поддерживать обширную разведку, — писал в своей книге «Тайные силы. Интернациональный шпионаж и борьба с ним во время мировой войны и в настоящее время» руководитель немецкой разведки в 1913-1919 годах Вальтер Николаи. — Значение ее она познала и оценила в борьбе за мировое господство».

Дедушки Джеймса Бонда

Вальтер Николаи. Фото: Höhne, Zolling: The General was a Spy


К концу XIX века специализированные разведывательные подразделения были созданы в британском военном министерстве и в Адмиралтействе. Одним из идеологов разведки в тот период был герой англо-бурской войны, основатель скаутского движения сэр Роберт Баден-Пауэлл, написавший несколько книг по этой тематике, в том числе широко известную «Разведку для мальчиков» («Scouting for Boys»). Баден-Пауэлл во многом переломил британскую традицию считать разведку и шпионаж делом грязным и малоподходящим для настоящего джентльмена, тем более офицера.

В первое десятилетие XX века департамент разведки при военном ведомстве Британии, по воспоминаниям Николаи, содержал самое большое шпионское бюро в Брюсселе под начальством капитана Рендмарта фон Вар-Штара. Это бюро имело отделения в Голландии, главным образом в Амстердаме, где происходило большинство переговоров со шпионами. В вербовке новых агентов, по данным Николаи, английская разведка заходила так далеко, что пыталась склонить к шпионажу заграницей даже немецких офицеров: «Это была чрезвычайно ловкая игра Англии, направленная на скрытие своего мирового шпионажа и на отвлечение подозрения на Германию».

«По разным странам в поисках информации путешествовали агенты всех крупных государств, в том числе и Англии, — описывает в книге «Шпионы Первой мировой войны» англичанин Джеймс Мортон обстановку в Европе на стыке XIX и XX веков. — Англичане шпионили за французами, а позже за немцами, итальянцы — за французами, французы — за итальянцами и немцами, русские — за немцами и за всеми другими, если было нужно. Немцы шпионили за всеми. Несмотря на все свои красивые слова и благонамеренные мысли, политики во всей Европе прекрасно знали о развитии политической ситуации и вполне были готовы использовать шпионов, если это требовалось».

Наконец, в 1909 году, как пишет Мортон, «начали осуществляться планы по созданию на улице Виктория-Стрит,64, на юго-западе Лондона бюро для наблюдения за вражеской разведкой в Соединенном Королевстве». Прикрытием для этого бюро, на базе которого впоследствии появились службы MI5 (Служба безопасности) и MI6 (Секретная разведывательная служба), было детективное агентство, которое принадлежало и управлялось бывшим сотрудником Скотланд-Ярда Эдвардом Дрю. Сооснователями бюро стали капитан южно-стаффордширского полка Вернон Келл и капитан королевского флота Джордж Мэнсфилд Смит-Камминг.

Главной задачей новой британской спецслужбы в преддверии Первой мировой стала борьба с немецкими шпионами — собственно шпионская лихорадка вокруг агентов Берлина и стала основанием для появления бюро на свет. Как позже выяснилось, опасения насчет масштаба деятельности немецкой агентуры в Британии оказались сильно преувеличенными. Так, 4 августа 1914 года, в день объявления Великобританией войны Германии, Министерство внутренних дел заявило, что властями арестован всего 21 немецкий шпион, при том что к тому времени на туманном Альбионе проживало более 50 тысяч подданных кайзера. Но именно годы войны была сформирована структура MI5 и MI6, которые в дальнейшем не раз демонстрировали свою эффективность.

По данным английского публициста Филлипа Найтли, опубликовавшего в 1987 году книгу «Шпионы XX века», МИ-5 разрослась от одной комнатки и двух человек персонала в 1909 году до 14 человек в 1914 году и до 700 к концу войны в 1918 году. Во многом этому способствовал и организаторский дар Келла и Смит-Камминга.

Другим направление деятельности английской разведки в предвоенный период стало также исследование возможности высадки войск на германском или датском побережье. Так, в 1910 и 1911 годах немцами были арестованы британские агенты — капитан военно-морского флота Бернард Тренч и гидрограф, капитан-лейтенант Вивьен Брендон из Адмиралтейства, которые занимались наблюдениями за Кильской гаванью, а также юрист-доброволец из лондонского сити Бертрам Стюарт по кличке «Мартин», интересовавшийся состоянием дел германского флота. Все они вышли на свободу до начала войны.

Зачистка метрополии

Как и в довоенные годы, первостепенной задачей британских спецслужб стала поимка вражеских, в первую очередь, немецких, шпионов на территории королевства. В период с 1914 по 1918 год в Великобритании было арестовано 30 немецких агентов (хотя в первые две недели войны, в самый разгар шпиономании, в Скотленд-Ярд только в Лондоне поступило более 400 сигналов об обнаружении вражеских агентов). 12 из них были расстреляны, один покончил с собой, остальные получили различные сроки тюремного заключения.

Дедушки Джеймса Бонда

Карл Ганс Лоди. Фото: mi5.gov.uk


Наиболее известным из пойманных на территории Великобритании немецких шпионов был Карл Ганс Лоди. Впоследствии после прихода нацистов к власти в его честь был даже назван эскадренный миноносец Кригсмарин — ВМФ Третьего рейха, воевавший с советскими и британскими кораблями в годы Второй мировой.

Первое задание Лоди в годы войны было связано со сбором данных о расположенной недалеко от Эдинбурга базе британского флота. Лоди под видом американца Чарльза А. Инглиза (паспорт был украден у гражданина США в Берлине), ожидающего пароход через Атлантику, организовал наблюдение за британскими кораблями. Собранную информацию он отправил немецкому резиденту в Стокгольме Адольфу Бурхарду. На основе полученных данных в Берлине приняли решение атаковать базу в Шотландии с помощью подлодок. 5 сентября 1914 года субмарина U-20 потопила британский крейсер «Патфайндер» и обстреляла артиллерийские погреба порта Сейнт-Эббс-Хэд.

После этого телеграммы Лоди стали перехватываться британской контрразведкой. В конце октября Лоди был арестован, а уже 2 ноября суд приговорил его к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение на следующий день, причем Лоди отказался признавать себя виновным, заявив, что, будучи офицером немецкого флота, лишь боролся с врагом на его же территории.

Остальные пойманные на территории британской метрополии немецкие шпионы, как пишет Филлип Найтли, имели мало что общего с настоящей разведкой. По большей части это были авантюристы, преступники или бродяги. По воспоминаниям Вернона Келла, в начале Первой мировой в Британии различалось шесть типов иностранных агентов: путешествующий (разъездной) агент, работающий под прикрытием коммивояжера, путешественника-яхтсмена или журналиста; стационарный агент, в их число входили официанты, фотографы, учителя иностранных языков, парикмахеры и владельцы пабов; агенты-казначеи, финансировавшие других агентов; инспекторы или главные резиденты; агенты, занимавшиеся коммерческими вопросами; и, наконец, британские предатели.

При этом из-за сурового наказания за шпионаж стоимость содержания одного агента в Англии была для немцев в 3 раза выше, чем, к примеру, во Франции (среднее жалование немецкого агента в Британии в начале Первой мировой войны составляло от 10 до 25 фунтов стерлингов в месяц, год спустя оно выросло до 100 фунтов, а в 1918 году — до 180 фунтов). «Как правило, несмотря на то, насколько кто-нибудь из этих шпионов мог быть потенциально опасен, их ценность для Германии являлась практически нулевой», — утверждает Найтли. В то же время, как пишет в своей книге «Секретный корпус» бывший работник английской разведки Фердинанд Тохай, к началу войны Британия расходовала на секретную службу 50 тысяч фунтов стерлингов, а Германия в 12 раз больше.

Автор множества исследований по истории разведки британец Сидни Теодор Фелстед в своей книге «Немецкие шпионы в бухте» (German spies at bay) приводит слова одного из офицеров MI5, который утверждал, что «ни один из немецких шпионов в Великобритании не получил сведений больше, чем мог почерпнуть из наших газет, значительная часть которых шла в Голландию, а оттуда уже в Германию».

С другой стороны, английские разведчики тоже не могли похвастаться особыми успехами на территории Германии. За время войны там было поймано всего три шпиона-британца, тогда как французов было изловлено 46 человек. По данным же Вальтера Николаи, за 7 лет, предшествовавшие войне, в Германии было поймано и осуждено 15 британских шпионов, из них только четверо были собственно англичанами.

Из всех европейских стран, по признанию Николаи, английские разведчики более других облюбовали Голландию. Именно отсюда осуществлялся военный шпионаж против Германии. В северных государствах — Дании, Швеции и Норвегии — также хозяйничали британские агенты. При этом они не столько занимались вопросами войны и политики, сколько следили за обстановкой в этих странах с целью хозяйственного и торгового шпионажа.

Территория оккупированной немцами Бельгии была поделена между разведками союзников — Англии и Франции — на несколько зон. Фердинанд Тохай так описывает систему разведки Антанты: «В каждой зоне помещали резидента — либо из опытных профессиональных разведчиков, либо из заслуживающих доверия патриотов. Резидент действовал по собственному усмотрению. Если считал целесообразным, — подкупал немецкого солдата; если рассчитывал на собственное обаяние, — привлекал хорошеньких подавальщиц к сбору сведений. Союзная разведка ничего не знала ни о нём, ни об его агентах. Разведка знала только одно: зона находится в ведении такого-то резидента и справляется ли он с работой. Сам резидент тоже ничего не знал о системе разведки; ему оставался неизвестным даже соседний резидент».

На периферии империи

Отдельное место в истории британской разведки периода Первой мировой войны занимает фигура Томаса Эдварда Лоуренса, более известного как Лоуренс Аравийский. Своей славой он во многом обязан профессору-востоковеду Дэвиду Джорджу Хогарту, который рекрутировал Лоуренса в ряды британской разведки и позже, скажем так, дал ему путевку в жизнь среди арабов.

Дедушки Джеймса Бонда

Томас Эдвард Лоуренс (Лоуренс Аравийский). Фото: Imperial War Museums


Томас Эдвард Лоуренс прожил среди арабских племен почти три года, войдя в доверие к принцу Фейсалу из Мекки (будущему королю Ирака Фейсалу I) и став его военным советником. Во многом благодаря именно деятельности Лоуренса англичанам удалось поднять на восстание и сделать своими союзниками против Османской империи арабские племена, оттеснив турок из Палестины и с Аравийского полуострова.

«Весь секрет обхождения с арабами, — писал Лоуренс Аравийский в своих «27 статьях», которые можно считать полноценным руководством для разведчика, — заключается в непрерывном их изучении. Будьте всегда настороже; никогда не говорите ненужных вещей, следите все время за собой и за вашими товарищами. Слушайте то, что происходит, доискивайтесь действительных причин. Изучайте характеры арабов, их вкусы и слабости и держите все, что вы обнаружите, при себе... Ваш успех будет пропорционален количеству затраченной вами на это умственной энергии».

Не меньшее, а, возможно, даже и большее внимание британских спецслужб в годы войны наряду с Ближним Востоком привлекала и ситуация в Индии. Здесь контрразведке Соединенного Королевства приходилось бороться с нарастающим освободительным движением, которое во многом подпитывалось немецкими агентами.

В Германии главным идеологом антибританского восстания мусульманского населения в Индии и на Ближнем Востоке был востоковед и археолог Макс Оппенгейм. Он стал во главе так называемого «Агентства восточных новостей» — общества, которое поддерживало Комитет за независимость Индии, созданный обучавшимися в Германии индийскими студентами. С их помощью и при содействии Оппенгейма немецкая разведка создала в Индии обширную агентурную сеть, метастазы которой распространились в Тибет и российский Туркестан. Во время войны британская разведка, в частности, получила в свои руки автограф письма кайзера к индийским магараджам Индии, которое должно было побудить их выступить против метрополии.

Но надежды на восстания против англичан под знаменем джихада оказались напрасными — все попытки немцев возбудить местное население на вооруженную борьбу были успешно пресечены британскими спецслужбами. Провалом также окончились попытки доставить оружие индийским повстанцам. В октябре 1914 года под давлением Великобритании власти США арестовали в Сан-Франциско шхуну «Annie Larsen», на которой находилось стрелковое оружие (около 11 тысяч единиц с патронами), закупленное Германией для индийской партии «Гхадар» («Восстание»). На следующий год британская контрразведка сорвала сделку по продаже немцами также предназначенных для «Гхадар» 9 тысяч единиц стрелкового оружия. Тогда же, в 1915-м году, британские спецслужбы раскрыли в Лахоре и штаб заговорщиков — около 200 человек были отданы под суд, из них 20 приговорили к смертной казни.

Дедушки Джеймса Бонда

Роджер Кейсмент. Фото: National Library of Ireland


Бороться с немецкой агентурой, подстрекавшей к бунту национальные окраины империи, англичанам приходилось не только в Азии и Африке. Не менее напряженная обстановка царила и в Ирландии. Руководитель местного освободительного движения Роджер Кейсмент уже после начала войны прибыл в Германию, где долгое время вел переговоры с рейхсканцлером Теобальдом фон Бетманом-Гольвегом. Он смог добиться от немцев посылки оружия, и в Ирландию отправилось судно с грузом в 20 тысяч винтовок и 10 пулеметов. Однако и тут британские спецслужбы оказались проворнее — они перехватили и задержали груз. Кейсмент же по прибытии в Ирландию (он был доставлен германской субмариной) был арестован и повешен по приговору суда.

Особое внимание в Лондоне также уделяли ситуации в России после произошедшей там революции. Специальную миссию там выполнял, например, штатный сотрудник британской разведки, а по совместительству — пианист Петроградской консерватории и один из ведущих популяризаторов йоги в Европе — Пол Дюкс, занимавшийся эвакуацией из Советской России противников большевизма. С августа по ноябрь 1917 года в России как агент MI5 находился и писатель Сомерсет Моэм — с заданием не допустить прихода к власти радикалов, выступавших за выход России из войны. В этом качестве он неоднократно встречался с главой Временного правительства Александром Керенским и министрами, но в итоге, понятно, миссию провалил.

Тайные знаки

Успехи английской разведки в области перехвата сообщений германских агентов связаны в первую очередь с расшифровкой книги с кодами, которую русские моряки обнаружили на трупе унтер-офицера с крейсера «Магдебург», севшего на мель и захваченного командами крейсеров «Богатырь» и «Паллада» 26 августа 1914 года. Британские аналитики сопоставили ее с данным еще двух шифровальных книги, добытых ранее. Одна из них, как пишет Найтли, была захвачена в начале войны на немецком торговом судне в Австралии, вторая найдена среди брошенных вещей немецкого дипломата Вильгельма Васмусса, скрывшегося от англичан в Персии в 1915 году (как агент Берлина он продолжал работать в регион до конца войны, став в итоге местным аналогом Лоуренса Аравийского). Благодаря этому британские специалисты смогли за время войны расшифровать более 20 тысяч немецких сообщений.

Правда, иногда это случалось слишком поздно. Так, в июне 1916 года англичане не успели вовремя расшифровать сообщение немцев о минировании участка моря к западу от Оркнейских островов, в результате чего на мине подорвался направлявшийся в Петроград крейсер «Хемпшир». Вместе с ним погиб находившийся на борту корабля военный министр Великобритании лорд Горацио Китченер.

Дедушки Джеймса Бонда

Телеграмма Циммермана. Фото: The Imperial German Ministry of Foreign Affairs


Создание в Англии специальной службы коммуникационной разведки и контроля связано с именем адмирал сэра Реджинальда Холла, известного по прозвищу «Моргун». Он был создателем на базе разведывательного департамента Адмиралтейства собственного офиса, известного как «Комната 40», в котором к концу войны работало более тысячи человек: радистов, криптографов, шифровальщиков, лингвистов и даже химиков. Именно люди Холла в 1917 году расшифровали знаменитую «телеграмму Циммермана» — депешу министра иностранных дел Германии Артура Циммермана, которая была использована США как повод для вступления в Первую мировую войну (в депеше давались указания послу Германии в США по вовлечению Мексики в войну против США).

По мнению Найтли, успехи английских дешифровальщиков были наибольшим достижением в разведывательной деятельности времен Первой мировой.

А вот с агентами-одиночками все было намного хуже, о чем, по мнению историков говорят, и всевозможные небылицы, сложенные вокруг имен тех, кто, действительно, отличился на этом поприще — Маты Хари и того же Лоуренса Аравийского. Руководство страны, отмечает Найтли, было не очень довольно действиями разведки, о чем может свидетельствовать и сокращение расходов на ее содержание: в 1919 году казначейство урезало бюджет СИС (будущей MI6) с 240 до 125 тысяч фунтов стерлингов, а бюджет MI5 — с 80 до 35 тысяч.
Автор: Петр Бологов
Первоисточник: http://rusplt.ru/ww1/history/dedushki-djeymsa-bonda-14396.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. А Нас Рать 22 ноября 2014 07:56
    Познавательно. good (особенно на фоне 2674-го, однообразно-тягомотного перемывания косточек "укромайдану", прям уже "утренняя молитва" какая-то no )
  2. pinecone 22 ноября 2014 08:52
    Интересная статья. Неправильно переведено название одной из книг, на которые ссылается автор статьи.
    Британец Сидни Теодор Фелстед в своей книге «Немецкие шпионы в бухте» (German spies at bay)

    German spies at bay означает "Немецкие шпионы в безвыходном положении".
    pinecone
  3. avt 22 ноября 2014 11:03
    ,,А вот с агентами-одиночками все было намного хуже,"----- laughing Да неужели !?? Таки усе плохо ?????А может автору ,для начала, ну коли решил про,, Дедушек Джеймса Бонда" поговорить , ознакомиться с биографией одессита Сигизмунда Розенблюма , более известного как Сидни О,Рэйли после замужества , ну который послужил прототипом главного героя ,,Овода" ???Ну коли уж сам отметил ------,,Особое внимание в Лондоне также уделяли ситуации в России после произошедшей там революции." bully Я уж молчу про убийство Распутина , организованное , контролируемое и фактически осуществленное кадровыми разведчиками английской короны . no Не вытянул тему автор согласно заявленным амбициям в заголовке статьи.
    avt
    1. Балу 22 ноября 2014 11:40
      А еще хотелось бы пожелать автору приоткрыть занавес над "заговором чекистов" 1927г-был ли английский след?
  4. jjj 22 ноября 2014 12:53
    Известные писатели охотно работали на разведку. В статье назван Сомерсет Моэм. Но были и автор Робинзона Даниэль Дефо (кстати бывавший и в России) и автор Джеймса Бонда Ян Флеминг
    jjj
    1. Алекс 22 ноября 2014 20:25
      Цитата: jjj
      Известные писатели охотно работали на разведку. В статье назван Сомерсет Моэм. Но были и автор Робинзона Даниэль Дефо (кстати бывавший и в России) и автор Джеймса Бонда Ян Флеминг

      А также небезизвестные Редьярд Киплинг и Артур Конан Дойл.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня