«Итальянцы» против японцев

«Итальянцы» против японцев


Как «сталинские соколы» в 1934 году разогнали японскую эскадру


Принято считать, что первый конфликт СССР с Японией произошел в 1938 году в районе озера Хасан. Но еще 80 лет назад начались первые провокации, в том числе и на море. Тогда «сталинские соколы» обратили в бегство целую военно-морскую эскадру Японии.

Военно-морская «крыша» для браконьеров

История вопроса началась еще в годы гражданской войны, когда и без того обескровленный во время русско-японской войны Тихоокеанский флот прекратил свое существование. Его и Сибирскую флотилию (вернее то, что от них осталось) увели в Китай и другие страны азиатско-тихоокеанского региона белоэмигранты. За последующее десятилетие Япония, напротив, нарастила мощь своего военно-морского флота до невероятных размеров, имея четыре авианосца, 33 крейсера, десять линкоров, 100 подлодок, более ста эсминцев, сотни сторожевых, патрульных и прочих военных катеров, не говоря уже о большом вспомогательном флоте.

Обладая таким поистине громадным потенциалом, японцы чувствовали себя на Тихом океане и, в частности, в Охотском море настоящими хозяевами. Это прямо пропорционально отражалось на их более чем активной хозяйственной деятельности в этом регионе. Ведь еще Владимир Ильич Ленин говорил о том, что политика – есть концентрированное выражение экономики. Так что к концу 1920-х годов Япония фактически оккупировала Камчатку и ее побережье, устроив на всем его протяжении свои поселения в виде баз, факторий, рыбоперерабатывающих заводов, складов и прочих точек и зон хозяйственной деятельности. Вся их кипучая работа весьма точно напоминала картинку из фильма 1966 года «Начальник Чукотки». Только вместо американцев (по сюжету фильма) местных жителей, ительменов, спаивали как раз японцы. Мало того, что оккупанты варварски вылавливали подчистую все, что попадало в их тралы, нарушая все возможные конвенции и квоты. Они еще и выменивали у ительменов за «огненную воду» меха, редкие лекарственные травы и прочие дары природы. Вырубали лес, истребляли выдру, морских котиков и других животных. Нужно ли говорить о том, что вся эта кипучая деятельность была незаконной и не могла не обратить на себя внимания Кремля. Тем более что японских промысловых судов в районе Охотского моря было не один-два и не десять-двадцать, а тысячи! И они, если говорить прямо, просто грабили СССР, выгребая каждый год ресурсов на несколько миллионов полноценных золотых рублей – а это десятки тонн золота!

Противостоять такому открытому грабежу республике, только-только оправившейся после трех войн и революций, было нечем. Несколько пограничных сторожевых кораблей (ПСКР) проблемы не решали. Тем более что рыболовный промысел шел под строгой охраной («крышей») Императорского флота Страны Восходящего Солнца. Примечателен тот факт, что японские военные, защищая браконьеров, в то же самое время фактически «отжимали» свои же рыболовецкие суда, владельцы которых честно покупали у Советской России лицензии на законный лов рыбы и краба. И вынуждали их уходить из района промысла, по сути поощряя браконьерство.

Летят итальянские лодки…

Точку этому экономическому и экологическому беспределу поставил товарищ Сталин, распорядившийся перебросить во Владивосток 66-ю отдельную эскадрилью из двенадцати самолетов, которая базировалась к тому моменту на одной из баз Черноморского флота в Крыму. Командовал ею комэск Михаил Пармичев. Понятное дело, что переброска осуществлялась в атмосфере чрезвычайной секретности. Надо еще добавить, что подразделение это было не совсем обычным и выгодно отличалось от других эскадрилий тем, что в нем «служили» летающие лодки итальянского производства «Савойя» С-62Б, что немаловажно для патрулирования морских просторов. Причем, дальность их полета составляла тысячу километров, а развивали скорость они до двухсот км/ч. «Савойи» могли нести бомбы, а на случай воздушного боя у них имелись по два спаренных пулемета.

После акклиматизации и необходимых тренировочных полетов осенью 1933 года эскадрилья взяла курс на Камчатку. Все это время, пока летчики готовились вступить с браконьерами в противостояние, японские рыболовецкие флотилии продолжали бесконтрольный вылов даров моря. Нельзя утверждать, что советские пограничники совсем уж пустили этот процесс на самотек. При любой реальной возможности наши сторожевые корабли проводили-таки задержания нарушителей с конвоированием браконьерских шхун и составлением необходимых в таких случаях протоколов.
А летом 1934 года и экипажам «Савой», наконец, представилась возможность проявить себя в борьбе против этой тихой интервенции. Во время задержания очередного рыболовецкого судна на горизонте появилась японская боевая эскадра с явно не мирными намерениями.

«Савойи» идут в атаку

Осознавая всю серьезность сложившейся ситуации, с пограничного катера, производившего задержание, дали радиограмму в Петропавловск-Камчатский, откуда в срочном порядке в море вышло подкрепление в составе трех кораблей. Пришедшие на подмогу ПСКРы уже подошли к противнику на расстояние артиллерийского выстрела… И тут случилось невероятное: один из японских эсминцев просигналил нашим пограничным сторожевым кораблям… следовать за ним. Ни много, ни мало. И это в наших территориальных водах. Видимо, убедившись в огневом превосходстве своей эскадры, самураи уверовали в собственную безнаказанность и окончательно обнаглели, что вскружило им головы и сподвигло на захват наших кораблей. Даже человек, не знакомый с морским правом, не мог не понимать, что это уже являлось прямым нарушением всех международных соглашений и законов. А попросту говоря – пиратством.

И тут в самый напряженный момент в небе появились наши «Савойи», которые уже разворачивались для атаки на эсминцы противника. А через мгновение они уже имитировали бомбометание по кораблям противника. Это вызвало настоящую панику в стройных рядах японской эскадры. Забыв о потенциальной «добыче» - советских пограничных сторожевиках, одни самураи дружно кинулись кто куда, другие описывали круги по волнам, боясь, видимо, что, двигаясь прямым курсом, корабль гораздо сильней рискует подвергнуться бомбардировке. Более того, охваченные животным страхом, японские моряки включили на полную мощность корабельные сирены, взывая о пощаде. Страх горе-вояк был, по-видимому, настолько велик, что, удирая в сторону нейтральных вод, они унизились до крайности, передав через сигнальщика: «Счастливого плавания!».

После этого инцидента браконьерские «набеги» на наши территориальные воды резко прекратились. 66-я эскадрилья сделала свое важное дело, отвадив нарушителей соваться в чужой огород. «На чужой каравай рот не разевай», - гласит русская народная мудрость. И в 1934 году «сталинские соколы» разъяснили ее смысл японской военщине. Потом были уроки Хасана и Халхин-Гола, которые преподала милитаристам Красная Армия. Все это вместе взятое, видимо, и привело к тому, что Япония поостереглась вступать в полноценную войну с СССР в 1941 году. Что ж, как говорится, обжегшись на молоке, дуешь и на воду.
Автор:
Виталий Карюков
Первоисточник:
http://svpressa.ru/war21/article/104528/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

25 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти