Ачехские войны. Боевая история «самой исламской» провинции Индонезии

Сегодня Индонезия — одна из крупнейших стран мира по численности населения (четвертое место в мире, 253 609 643 чел.). Однако ее история как единого и независимого государства началась лишь 65 лет назад, после освобождения от голландской колонизации. Нидерланды (крохотная в сравнении с Индонезией западноевропейская страна) смогли на протяжении полутора веков удерживать практически весь Малайский архипелаг в колониальной зависимости. Причинами тому были как раздробленность индонезийских феодальных государств, так и их экономическая и военно-техническая слабость. Тем не менее, покорение территории современной Индонезии не было для голландцев простой задачей. На некоторых островах десятилетиями шли жестокие войны, что потребовало от Нидерландов содержания внушительной колониальной армии и привлечения в качестве наемных солдат не только европейцев, но и туземцев — прежде всего, христианизированных индонезийцев с Моллукских островов.

В советской исторической литературе особое внимание акцентировалось на Яванской войне. Книга о знаменитом вожде антиголландского сопротивления принце Дипонегоро вышла в серии «Жизнь замечательных людей». Куда меньше внимания уделялось другому примеру антиколониального сопротивления на территории Индонезии, более длительному и не менее ожесточенному — знаменитой Ачехской войне. А ведь именно она должна вызывать у русскоязычного читателя особый интерес — ведь в разгаре голландской колониальной экспансии султанат Ачех просил помощь у Российской империи, надеясь на то, что царь далекой белой страны поможет ему в защите своей политической независимости. Объясняется это, в первую очередь, тем, что на Ачехе народное сопротивление всегда носило религиозный характер и было идейно мотивировано исламом. Однако, прежде чем рассказать непосредственно о двухвековых перипетиях ачехского сопротивления, необходимо сделать краткий экскурс в историю этого уникального региона Индонезии.

Султанат Ачех


Историческая область Ачех (или Аче) располагается на северо-западе острова Суматра. Учитывая географическое положение Ачеха, неудивительно, что именно на этой земле ислам получил наибольшее распространение в Индонезии — сюда прибывали торговые суда с портов Ближнего Востока, местное население тесно контактировало с купцами, специалистами и проповедниками — арабами, персами, турками, сомалийцами. Местное население — ачехцы — говорят на ачехском языке, относящемся к австронезийской языковой семье, являющейся основной на всей территории Индонезии и ряда соседних государств (Малайзия, Филиппины, страны Океании). Среди ачехской аристократии имел определенное распространение и малайский язык — в силу непосредственной близости полуострова Малакка и общего культурного влияния малайцев и малайской культуры в регионе. Однако в этническом плане многие ачехцы несут в себе арабские, персидские, индийские крови, поскольку на территории региона издавна останавливались купцы, путешественники, ремесленники, дервиши, проповедники из стран Ближнего Востока и с полуострова Индостан. В ачехском языке много арабских заимствований, а сами ачехцы считаются наиболее исламизированным этносом в Индонезии, хранителем исламских традиций.

Ачехские войны. Боевая история «самой исламской» провинции Индонезии


Северная Суматра стала очагом распространения ислама на Малайском архипелаге и, соответственно, ретранслятором арабо-мусульманской культуры в культурную среду Малайского архипелага. Здесь сформировался султанат Ачех, который установил к XV веку контроль над Малайским проливом. Султанат поддерживал тесные торговые и культурные связи с ключевыми государствами мусульманского и немусульманского Востока — с Османской империей, Китаем, государствами Индостана и Индокитая.

Дружба султаната Ачех с Османской империей началась в 1530-х годах. Султан Алауддин Риаят-шах аль-Кахар, правивший в то время в Ачехе, ориентировался на укрепление дружественных отношений с Османской империей как с могущественным государством единоверцев. В середине 1560-х годов султан Ачеха отправил в Стамбул посольство, просившее помощи турецкого султана в борьбе с португальской колониальной экспансией. В 1566 г. турецкий султан Селим II отправил в Ачех морскую экспедицию под руководством адмирала Куртоглу Хызыр-реиса, доставившую индонезийским союзникам оружие и боеприпасы. Помимо военно-технической помощи, турецкие корабли привезли в Ачех инструкторов военного дела, мастеров — оружейников и артиллеристов. Именно благодаря Османской империи в Ачехе начали производство собственных артиллерийских орудий. Политическое значение османского рейса в Ачех заключалось в том, что благодаря поддержке турок султанат смог воспрепятствовать монополизации трансокеанской торговли в Индийском океане португальцами, укрепившимися в индийских портах и на Малакке.

Прибрежные районы Ачеха представляют собой пригодные для земледелия участки, внутренний Ачех — горы и долины, покрытые тропическими лесами. Крайний север Суматры занимал Великий Ачех — культурное и политическое ядро Ачехского султаната. Здесь находились родовые владения ачехских султанов и приближенной к ним феодальной знати, в частности — домен султана Далам. К югу от Великого Ачеха находились территории мелких княжеств и владений, находившиеся в вассальной зависимости по отношению к ачехским султанам. Ачехская традиционная знать подразделялась на светскую аристократию — улумбангов и духовную — улама. При этом в Ачехе отсутствовала регулярная армия, а функции вооруженных сил выполняли личные гвардии султана и других феодалов. В случае особой необходимости аристократы собирали феодальные ополчения, на которые и возлагались основные боевые задачи. Впрочем, большинство вооруженных конфликтов на территории Северной Суматры до колонизации региона голландцами носило междоусобный характер.

Ачехские войны. Боевая история «самой исламской» провинции ИндонезииНесмотря на то, что в Средние века Ачех был одним из наиболее развитых государственных образований на территории Малайского архипелага, по мере расширения европейской (португальской, голландской, английской) экспансии в регион его экономические и политические позиции постепенно слабели. К XIX веку Ачех лишился той роли в трансокеанской торговле, которую играл прежде, поскольку его торговый флот был вытеснен судами европейских компаний. С другой стороны, он оставался крупнейшим экспортером перца на европейский рынок и в этом качестве привлекал внимание европейских колонизаторов, в первую очередь — голландцев, которым удалось к 1830-м гг. колонизировать Яву и некоторые другие острова Индонезии.

Стремясь предотвратить возможную колонизацию Северной Суматры другими европейскими державами, Нидерланды, после того, как установили более-менее прочный контроль над территориями т.н. «Внутренней Индонезии» — Явой, Мадурой и некоторыми другими островами, обратили внимание на султанат Ачех. Колониальные планы Нидерландов поддерживались Великобританией, которая видела в голландцах наиболее желаемых колонизаторов Суматры, опасаясь завоевания этих земель более сильными соперниками и, как следствие, появления дополнительных конкурентов в акватории Индийского океана.

Голландское вторжение

В апреле 1873 г. на побережье Северной Суматры высадился голландский отряд, попытавшийся взять штурмом столицу султаната. Официальным предлогом для начала боевых действий послужила встреча посланников султаната с консулами Соединенных Штатов и Италии. Однако, первая попытка покорения Ачеха закончилась бесславным поражением Нидерландов. Голландский командующий генерал Й. Кёхлер погиб, оставшиеся в живых голландцы покинули территорию султаната. Поняв, что простым рейдом султанат не покорить, голландское командование приступило к наращиванию колониальной армии, сосредоточенной, прежде всего, на территории острова Ява. Помимо европейских солдат и офицеров, в нее нанимали христианизированных индонезийцев с Моллукских островов, прежде всего — амбонцев, а также выходцев с западноафриканского побережья — голландской фактории на территории современной Ганы, — которые получили у местного населения прозвище «черных голландцев». Общая численность сконцентрированных на Яве голландских войсковых подразделений достигла девяти тысяч солдат и офицеров.

В декабре 1873 года последовала повторная высадка голландского десанта на побережье Северной Суматры. В этот раз отряды ачехского султана и других феодалов не смогли оказать серьезного сопротивления превосходящему по силам голландскому контингенту. Тем более, что сильно «хромала» тактика — ачехцы не успели осознать, что с таким противником как голландцы следует воевать не привычными методами, отточенными многовековым опытом феодальных междоусобиц, а партизанскими. Боевые действия продолжались до весны 1874 года. В январе 1874 г. голландские войска захватили территорию султанского владения Далам, после чего сочли задачу по завоеванию султаната Ачех выполненной. Большая часть голландского контингента покинула Суматру, отбыв в места постоянной дислокации на Яве.

Ачехские войны. Боевая история «самой исламской» провинции Индонезии


Ачехский султан обратился за военной помощью к Османской империи, рассчитывая, что многовековые традиции союзнических отношений с турками помогут отстоять политическую независимость султаната. Однако в XIX веке Османская империя уже не представляла такой силы, какой обладала в XVI веке. Слабеющая Турция находилась под контролем европейских держав и следовала в фарватере их политики, поэтому когда англичане предупредили турок о нежелательности конфронтации с голландцами в Ачехе, османы были вынуждены подчиниться этому пожеланию. Не последовало реакции и от российского императора, к которому также обратился султан Ачеха, помятуя о том, что Российская империя не вела захватническую политику в регионе и более всех других мировых держав подходила на роль миротворца — заступника.

В 1874-1878 гг. ситуация в Ачехском султанате находилась в подвешенном состоянии. С одной стороны, голландцы вроде бы разгромили отряды ачехского султана, но с другой — вряд ли возможно было говорить о настоящем покорении Ачеха. Генерал ван Свитен, командовавший голландскими войсками, захватывавшими Ачех, отдал своему преемнику полковнику Йохану Пелу распоряжение об удержании Далама — султанского владения. Для этой цели в Даламе расквартировали 22 пехотные роты, из которых 10 было укомплектовано европейскими солдатами и 12 — туземцами. Кроме того, голландцы оставили здесь артиллерию с 42 орудиями и военно-морские силы из 18 кораблей.

Однако план по «умиротворению» Ачеха выполнен не был, поскольку покориться голландским колонизаторам отказались и народные массы, и религиозные лидеры, и феодальная знать султаната. Голландцам просто не на кого было опереться в вроде как захваченном ими государстве. Ачехцы перешли к партизанскому сопротивлению — они постоянно совершали диверсии, нападали на голландскую крепость в Кутарадже, что влекло за собой большие потери среди военнослужащих колониальных войск. В конечном итоге, подобная ситуация препятствовала дальнейшей экспансии голландцев на севере Суматры и вызывала большое недовольство как колониальных властей, так и правительства Нидерландов. Поэтому новый командующий колониальными войсками в Ачехе полковник Карел ван дер Хейден приступил к жесткой наступательной тактике. Для этого он затребовал дополнительные подразделения. Летом 1878 г. в Ачех стали прибывать голландские войска с Явы и Паданга: три пехотных батальона и полубатальон, батарея горной артиллерии и кавалерийский эскадрон. С лета 1878 по осень 1879 гг. продолжались наступательные операции голландской армии, завершение которых позволило ван дер Хейдену отчитаться об умиротворении Ачеха. К 1881 г. голландцам также удалось добиться прекращения сопротивления со стороны представителей большей части ачехской традиционной аристократии.

Партизанская война

Однако, убежденность голландцев в окончательном решении ачехского вопроса оказалась ошибочной. В декабре 1881 г. религиозный деятель улама (улем) Мохаммад Саман, известный также по этническому имени Теунгку Чик ли Тиро, возглавил народное восстание, которое, в отличие от предыдущего сопротивления ачехцев, уже носило религиозный характер. На территории, охваченной движением саманистов, возникло теократическое государство, идеология которого сочетала религиозные (защита ислама от неверных) и социальные (мечты о справедливом обществе ачехского крестьянства) компоненты. Саманисты развернули партизанскую войну против голландских колонизаторов, в результате которой уже к 1884 году голландцы перешли к обороне своих укреплений, отказавшись от прежней наступательной тактики.

Ачехские войны. Боевая история «самой исламской» провинции Индонезии


Будучи не в силах справиться с партизанским движением, голландские власти приступили к ужесточению политики в отношении местного населения. Прежде всего. Были введены комендантский час, запрет на хранение холодного или огнестрельного оружия, расстрел за появление на территории голландского форта без надлежащего разрешения, расстрел за разрушение коммуникационных линий. Вместе с этим вводился принцип коллективной ответственности за деятельность земляков, подозрительных ачехцев переселяли в особые кампонги (деревни) — под контроль колониальных войск. Тем не менее, подавить саманистское движение голландской колониальной администрации не удавалось. Ситуация стала меняться лишь в начале 1890-х гг. В 1891 г. умер Мохаммад Саман, что привело к обострению борьбы за власть в теократическом государстве саманистов. С одной стороны стояли сыновья Самана, с другой — «полевые командиры», одним из которых был Теуку Умар. В 1893 г. он перешел на сторону голландцев и на протяжении трех лет воевал против саманистов, значительно облегчив колонизаторам работу по покорению Северной Суматры.

Параллельно голландцы стали модернизировать и собственную тактику борьбы с повстанческим движением Ачеха. Прежде всего, был сформирован жандармский корпус, на который легла основная нагрузка по борьбе с партизанами, совершавшими диверсионные вылазки на коммуникационные линии. Жандармский корпус, штатная должность командира которого была капитанской, делился на отделения во главе с лейтенантами. В свою очередь, в каждое отделение входило 4 бригады по 18 жандармов. Рядовых и капралов набирали из числа наиболее боеспособных туземных солдат, офицеры были голландцами. Поскольку в борьбе с партизанами гораздо чаще встречались рукопашные схватки, голландское командование вооружило жандармов холодным оружием — традиционными индонезийскими крисами. Упор на комплектование жандармерии туземными солдатами и капралами, как правило яванцами или амбонцами, был сделан из соображений большей адаптированности их к климатическим условиям Северной Суматры, а также — готовности к рукопашным поединкам и большей жестокости. К 1897 г. в жандармском корпусе числилось 500 человек.

В результате контрпартизанских операций жандармского корпуса, отличавшегося особой жестокостью и производившего расправы не только над партизанами, но и над мирным населением, поддерживавшем саманистов, активность последних стала постепенно сокращаться. К 1898 г. голландцам удалось уничтожить государство саманистов в Великом Ачехе, после чего они уничтожили отряды Теуку Умара, к этому времени вновь выступившего против колонизаторов и базировавшегося в княжестве Пиди. Теуку Умар был убит. В 1903 году последний султан Ачеха Мохаммад Дауд официально сдался голландскому командованию. Отдельные партизанские отряды ачехцев продолжали сопротивление вплоть до начала Первой мировой войны. Лишь в 1910-1911 гг. голландцам удалось уничтожить отряды, действовавшие под руководством сыновей и внуков давно покойного Мохаммада Самана. Ачехцам голландская колонизация только в 1901-1907 гг. стоила 18 400 жизней, преимущественно — мирного населения.

Покорение Ачеха сопровождалось и определенной модернизацией системы колониального управления в Голландской Ост-Индии. Стремясь заручиться поддержкой традиционной аристократии, голландцы ввели в колонии систему косвенного управления, которая предполагала сохранение традиционных институтов управления при их полной подконтрольности голландской колониальной администрации. Фактически традиционная знать превратилась в низших чиновников голландской колониальной администрации, выполняя функции по поддержанию общественного порядка, решению споров между местными жителями, сбору налогов и т.д. Местная знать также была поставлена на финансовое довольствие колониальной администрации. Тем не менее, далеко не все аристократы действительно подчинились голландцам. Так, в 1907 году колониальные власти выяснили, что сдавшийся последний султан Ачеха Мохаммад Дауд участвовал в планировании партизанских атак на голландские укрепления, после чего султан был выслан на Яву, потом — на Амбон и лишь в 1918 г. смог поселиться в Батавии (ныне — Джакарта), где и умер в 1939 году.

Движение «Свободный Ачех»

По итогам Второй мировой войны Индонезия получила политическую независимость. Однако с новым устройством индонезийского государства были согласны далеко не все его регионы. Учитывая, что в Индонезии проживают представители многих десятков народов и этнических групп, часто имеющих значительные отличия друг от друга и богатую историю собственной суверенной государственности, не было ничего удивительного в том, что в стране распространились сепаратистские настроения. Наиболее сильные позиции сепаратисты приобрели на крайнем востоке — в провинции Ириан Джая, населенной папуасами и меланезийцами (она отошла от голландцев к Индонезии лишь в 1961-1963 гг.) и на крайнем северо-западе — в Ачехе.

Ачехские войны. Боевая история «самой исламской» провинции Индонезии


Ачехский сепаратизм базируется на двух столпах — исламском фундаментализме и исторической традиции ачехской государственности. Начиная со второй половины ХХ в. рост ачехского сепаратизма и национализма стал обусловливаться также увеличением количества выходцев с перенаселенной Явы в Ачехе (ачехцы опасаются, что многочисленные яванцы просто заселят регион) и недовольством деятельностью западных и индонезийских корпораций, ведущих разработку природных ресурсов на территории региона. Первой «ласточкой» предстоящей многолетней партизанской войны в Ачехе стало восстание Дарул Ислама в 1953-1963 гг.). Его возглавил Теунгку Дауд (1899-1987), бывший губернатор провинции Ачех в 1945-1953 гг. Причиной восстания стало невыполнение индонезийским правительством на территории Ачеха норм шариата и последовавшее в 1953 году официальное прекращение существования отдельной провинции Ачех. Восстание продолжалось десять лет, пока в 1963 году индонезийское руководство не пошло на восстановление провинции Ачех.

В декабре 1976 года Теунгку Хассан Мухаммад ди Тиро (1925-2010)- потомок легендарного религиозного вождя эпохи Ачехской войны с голландцами, — провозгласил политическую независимость Ачеха и основал движение «Свободный Ачех» (Геракан Ачех Мердека, сокращенно — ГАМ).

Ачехские войны. Боевая история «самой исламской» провинции ИндонезииВо время борьбы за независимость Индонезии Хассан Тиро воевал против голландской колониальной администрации, затем учился в США, где в 1953 году объявил себя министром иностранных дел в правительстве движения «Дарул Ислама». За это индонезийское правительство моментально лишило его индонезийского гражданства. В Ачехе он появился в 1974 году, вернувшись из эмиграции и приступив к созданию националистического подполья. Одной из личных причин, побудивших Тиро выступить против индонезийского господства в Ачехе, стала смерть его брата, которого лечил врач — яванец. Хассан Тиро был убежден в том, что яванец не оказал брату должной медицинской помощи по причине общего пренебрежительного отношения яванцев к ачехцам как к национальному меньшинству. Тем более, что ростом количества яванцев на территории Ачеха была недовольна значительная часть местного населения.

Практически сразу же после создания ГАМ, в 1977 году, Теунгку Дауд, лидер восстания Дарул Ислама, был арестован и до своей смерти в 1987 г. находился в Джакарте под домашним арестом. Тем не менее, движение перешло к террористическим актам, серию которых открыло нападение на инженеров компании Mobil Oil в 1977 году, в результате которого повстанцами был убит американский гражданин. В 1976-1979 гг. ГАМ переживало первый период расцвета своей активности, развернув повстанческую деятельность на территории Ачеха и одновременно вербуя новых активистов среди радикально настроенной ачехской молодежи, находившейся под влиянием своих духовных учителей.

Движение выступило за однозначную политическую независимость Ачеха, основывая свою идеологию на ачехском национализме. При этом, несмотря на религиозную подоплеку ачехского сепаратизма как стремления к построению суверенного исламского государства, живущего в соответствии с нормами шариата, руководители движения «Свободный Ачех» стремились не ассоциироваться с радикальными фундаменталистами. Что касается формы политического устройства предполагаемого Свободного Ачеха, то относительно нее у сепаратистов были разногласия — часть видела будущее Ачеха как светского исламского государства, другие выступали за возрождение султаната Ачех во главе с Хассаном Тиро в качестве султана. Однако они сходились во мнении, что сложившаяся в Индонезии политическая ситуация является ничем иным как малоприкрытой формой этнократии яванского большинства, то есть — тем же колониализмом, только в качестве метрополии теперь выступает Ява, а в качестве объекта колонизации — Ачех. Индонезия рассматривалась движением «Свободный Ачех» как реинкарнация Голландской Ост-Индии, существующая в искусственных границах и препятствующая возвращению народам Малайского архипелага тех территориальных границ и государственных образований, которые существовали до голландской колонизации.

Ачехские войны. Боевая история «самой исламской» провинции Индонезии


Поскольку силы ГАМ были не столь мощны, чтобы атаковать правительственные войска в лоб, движение осуществляло партизанские операции. Помимо представителей индонезийских силовых структур и административных органов, жертвами ачехских повстанцев становились также и мирные жители — переселенцы с Явы. Нападениями на яванцев ачехские партизаны стремились показать, что переселение на территорию Ачеха может быть небезопасным. Так ГАМ надеялось спасти Ачех от постепенного заселения яванским большинством, которое, по мнению ачехских националистов, смогло бы разрушить традиционную культуру и уклад жизни региона.

В 1979 году усилия правительственных силовых структур по противодействию деятельности ГАМ привели к тому, что большинство лидеров движения бежало из страны, кто остался — был вынужден уйти в подполье. Многих арестовали или уничтожили в столкновениях с полицией и армией. Эмигрировал в Малайзию и лидер движения Хассан Тиро. Впоследствии он смог перебраться в Швецию и проживал в Стокгольме почти тридцать лет, вплоть до возвращения в Индонезию после начала процесса мирных соглашений индонезийского правительства с ачехскими повстанцами.

Последующее возрождение активности ачехских повстанцев последовало лишь в 1989 году. Территория, на которой действовали повстанцы, была объявлена зоной особых военных операций. Тем не менее, в этот раз усилия силовых структур не принесли столь стремительных результатов, как на первом этапе противостояния индонезийского правительства и движения «Свободный Ачех». Объяснялось это, в первую очередь, качественно иным уровнем и новых боевиков ГАМ, и количеством вооружения и боеприпасов, находившихся в их распоряжении благодаря обновленным международным контактам организации.

При поддержке заинтересованных исламских структур, в том числе и таких государств как Исламская республика Иран и каддафистская Ливия, движению «Свободный Ачех» удалось создать партизанскую армию общей численностью до 5 тысяч вооруженных бойцов. В 1990-е гг. ачехские сепаратисты совершали акции прямого действия против филиалов западных кампаний. Оружие, материально-технические средства доставлялись в Ачех через территорию Малайзии, откуда морским путем перевозились непосредственно на Суматру.

Наиболее серьезные столкновения вооруженных сил Индонезии с движением «Свободный Ачех» начались в 1989 году. В этот период в Ачех прибыло несколько сотен хорошо подготовленных бойцов, обучавшихся в тренировочных лагерях на территории Ливии и партизанских баз мусульманских сепаратистов — моро на Южных Филиппинах. На протяжении девяти лет, с 1989 по 1998 гг., в Ачехе проходила контртеррористическая операция индонезийской армии и полиции, жертвами которых стало не менее 2,5 тысяч мирных жителей. Ситуация стала меняться в лучшую сторону лишь после ухода генерала Сухарто — многолетнего диктатора Индонезии. В первую очередь, ачехские повстанцы потребовали у индонезийского правительства перехода к введению шариатского законодательства на территории провинции.

Тем не менее, в 2002-2004 гг. боевики ГАМ продолжали сопротивление правительственным войскам, в котором потеряли до 50% активистов. Был убит и полевой командир Абдулла Диматанг. В 2005 г. правительство Индонезии и руководство ГАМ все же подписали мирный договор. Мир, который по замыслам подписавших его сторон должен положить конец тридцатилетней истории вооруженной борьбы на севере Суматры, был официально заключен 15 августа 2005 года. Правительство пошло на уступки не только в вопросе о введении норм шариатского законодательства, но и по вопросу о разделе прибыли от добычи полезных ископаемых. Было решено, что 70% доходов от эксплуатации природных ресурсов Ачеха будут оставаться в бюджете провинции. Свидетельством серьезности мирных намерений стало долгожданное возвращение на родину в 2998 году Хассана Тиро, проведшего в эмиграции около тридцати лет. Губернатором провинции в 2012 году был избран Заини Абдулла — один из ближайших сподвижников Хассана Тиро и его коллег по эмиграции в Европе.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1
  1. Кибальчиш 21 ноября 2014 09:00
    Ну что сказать? Свободу Ачеху и Западному Папуа!
  2. parusnik 21 ноября 2014 09:03
    Спасибо Илья, весьма интересно..

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня