«Надо делать. Время придет»

В этом году великому российскому конструктору-оружейнику Аркадию Шипунову исполнилось бы 87 лет

В апреле прошлого года ушел из жизни выдающийся ученый, конструктор и организатор производства академик РАН Аркадий Георгиевич Шипунов. Он создал и поставил на серийное производство десятки образцов вооружения и военной техники. У многих из них до сих пор нет аналогов в мире. Не имеет равных и диапазон разработок Шипунова: от пистолетов и снайперских винтовок до зенитных ракетно-пушечных комплексов и боевых модулей. Многие модели не только стоят на вооружении Вооруженных Сил Российской Федерации, но и экспортируются в десятки стран. Благодаря руководству холдинга «Высокоточные комплексы», организовавшего пресс-тур в Конструкторское бюро приборостроения, газете «Военно-промышленный курьер удалось ознакомиться с уникальными образцами российского оружия, разработанными Аркадием Шипуновым, и увидеть, как их производят.

Противотанковый ракетный комплекс «Корнет», зенитный ракетно-пушечный «Панцирь» сейчас хорошо известны не только отечественным и зарубежным специалистам, но и широкой общественности. В то же время далеко не все знают, что на счету Аркадия Шипунова и Василия Грязева создание успешной линейки стрелкового оружия, в том числе крупнокалиберных и специальных бесшумных снайперских винтовок. И это только маленькая часть наследия Шипунова.


Еще одна грань таланта Шипунова, раскрывшаяся в тяжелые 1990-е и в начале 2000-х годов – редкое умение чувствовать конъюнктуру рынка и грамотно распределять ресурсы предприятия.

Смертельная легкость

В филиале Тульского конструкторского бюро приборостроения – Центральном конструкторском исследовательском бюро спортивно-охотничьего оружия (ЦКИБ СОО), разрабатывающем и выпускающем различные стрелковые модели, начиная от пистолета и заканчивая снайперскими винтовками и гранатометами, а также широкую номенклатуру боеприпасов, есть уникальное помещение – так называемый технический кабинет. Это по сути музей, где собраны не только отечественные, но и зарубежные образцы стрелкового оружия более чем за столетний период.

В этот «кабинет» приходят конструкторы стрелкового оружия, чтобы на практике посмотреть и, так сказать, пощупать технические решения, заложенные в более или менее известных образцах. И особое место здесь занимают совместные разработки Аркадия Шипунова и Василия Грязева.

«Все образцы личного оружия, которые состояли на вооружении РККА, Советской армии и Вооруженных Сил России, созданы в наших стенах. Хотя если быть абсолютно точным, поначалу разрабатывались в ЦКБ-14, которое впоследствии трансформировалось в Конструкторское бюро приборостроения, подразделением которого и стало ЦКИБ СОО. Достаточно назвать пистолеты Макарова и Токарева, автоматический пистолет Стечкина. Люди, носившие эти легендарные фамилии, работали в нашей фирме от первого до последнего дня своей деятельности. Помимо хорошо известных всем изделий есть еще линейка пистолетов, которые разрабатывал Игорь Стечкин уже в свои зрелые годы. Это пистолет ОЦ-33, следующее его поколение – ОЦ-23 в калибре 5,45 миллиметра и ОЦ-27. Но сейчас на смену этим моделям пришел пистолет ГШ-18, который в настоящее время поставляется в большинство силовых ведомств», – рассказывает начальник отделения ЦКИБ СОО Юрий Амелин.

ГШ-18 – уникальная совместная разработка Аркадия Шипунова и Василия Грязева, решивших, создавая новый пистолет, отойти от традиционных технических решений. Примечательно, что в названии ГШ-18 зашифрованы инициалы его создателей: «Г» – Грязев, «Ш» – Шипунов.

«До момента создания ГШ-18 в пистолетах использовалась в основном традиционная концепция запирания перекосом ствола, которую придумал еще Браунинг. Считалось, что она уже окончательно сформировалась и вряд ли в ней появятся изменения. А вот в пистолете ГШ-18 на момент его создания была применена новаторская, очень остроумная схема запирания. Причем такое решение было не просто капризом конструкторов, которым захотелось чем-то отличаться, к примеру, от создателей «Глока» или от немецких разработчиков пистолетов. Запирание в ГШ-18 осуществляется поворотом ствола. Просто обеспечить характеристики, к которым стремились конструкторы, на традиционной схеме было невозможно», – продолжает Амелин.

«Надо делать. Время придет»

Коллаж Андрея Седых (фото Алексея Рамма)


В схеме запирания перекосом ствола, часто также называемой схемой Браунинга, ствол остается сцепленным с затвором до тех пор, пока не зайдет своим выступом в фигурный вырез или шарнирное сочленение – «серьгу», находящуюся на неподвижной раме. Под воздействием фигурного выреза («серьги») ствол опускается, и опорные поверхности затвора теряют с ним свой контакт.

Схема, предложенная Аркадием Шипуновым и Василием Грязевым, оказалась гораздо проще. Запирание и отпирание механизма производится поворотом ствола вокруг своей оси. Уже после создания ГШ-18 использовать такую схему стали конструкторы австрийской фирмы «Штайер», а также разработчики итальянской «Беретты».

Благодаря использованию механизма запирания поворотом ствола ГШ-18 стал уникальным для своего времени пистолетом, не имевшим аналогов в мире. Да у него и сегодня нет достойных конкурентов.

«Про ГШ-18 много написано, еще больше сказано. Но я берусь утверждать, что по совокупности боевых характеристик – это самый совершенный боевой пистолет в мире. В своем классе – боевых пистолетов – он самый легкий, его масса – полкилограмма без боеприпасов. Вместимость магазина – 18 патронов. На момент создания ГШ-18 это был рекордный показатель. Пистолет имеет отличную эргономику, что очень важно для личного оружия, которое применяется на максимально коротких дистанциях. Кто первый откроет огонь или у кого будет такая возможность – тот, в общем-то, и выходит победителем», – поясняет Юрий Амелин.

Высокой боевой готовности пистолета к применению способствует и автоматический предохранитель, отмечает мой собеседник. Это позволяет носить пистолет с патроном в патроннике. Автоматический предохранитель не требует дополнительных манипуляций для открытия огня, поэтому стрелок только нажимает на спуск и происходит выстрел, при этом он безопасен при ношении и обращении.

«То, что пистолет Грязева – Шипунова ГШ-18 принят на вооружение во все силовые структуры, говорит о его высочайшей надежности и техническом совершенстве. От всех иностранных аналогов ГШ-18 отличается еще и тем, что он прошел испытания по российским стандартам, которые многие из зарубежных образцов не выдерживают. А надежность – один из важнейших факторов для боевого применения. Пистолет Грязева и Шипунова принят на вооружение ВС, Министерством внутренних дел, всеми без исключения силовыми ведомствами. Хотя, надо сказать, процесс перевооружения идет постепенно. Крупного заказа на ГШ-18 пока нет, и мы его делаем не в таких крупных объемах, как нам бы хотелось», – отмечает Амелин.

В настоящее время головной пистолет в линейке продукции итальянской фирмы «Беретта» – РХ-4 Stormo («Шторм»), потеснивший модели «Беретта-92», в конструкции которого также используется схема запирания поворотом ствола. «Шторм» уже одобрен техническим комитетом НАТО для использования в качестве личного оружия для вооруженных сил стран – членов альянса. Итальянские разработчики предлагают РХ-4 в варианте как для военнослужащих, так и для правоохранительных ведомств. Также в линейке есть модель для подразделений сил специальных операций.

«Надо делать. Время придет»

Коллаж Андрея Седых (фото Алексея Рамма)


«Я был свидетелем создания пистолета ГШ-18. Тогда Василием Грязевым и Аркадием Шипуновым было рассмотрено и отработано очень много различных схем и концепций. В итоге выбрана концепция с поворотом ствола на небольшой угол, что обеспечило его оптимальные массогабаритные характеристики, надежность функционирования и т. д. Потом уже, после появления этого пистолета и западные разработчики начали рассматривать такую схему как перспективную. Появились соответствующие модели. Но я подчеркиваю, использованная в ГШ-18 схема запирания поворотом ствола была уникальной. Зарубежные аналоги разрабатывались гораздо позже нашего. Иногда приходится слышать мнение, будто российские конструкторы занимаются копированием западных конструкций. Создание ГШ-18 – очень яркий пример, доказывающий, что такое утверждение неверно. Причем это оригинальный во многих отношениях пистолет, без заимствований», – подытоживает Юрий Амелин.

Для ГШ-18, созданного под калибр 9х19 миллиметров, еще при проектировании был разработан бронебойный патрон, способный пробить восемь миллиметров стали на дистанции 10 метров. Если посмотреть на специальные мишени из бронированного листа, использующиеся для контрольного отстрела пистолетов ГШ-18 перед передачей партии заказчикам, то на их поверхности – характерные сквозные следы попаданий, напоминающие клепку. Пуля не только пробивает бронепластину, но и как бы «запечатывает» вход и проходит дальше, гарантированно поражая противника в индивидуальных средствах защиты. В современном мире, когда бронежилеты есть не только у военных и сотрудников правоохранительных органов, но и у преступников и террористов, такие возможности ГШ-18 становятся критически важными в случае вооруженного противостояния на ближней дистанции.

Но не только у силовых структур пистолет Грязева и Шипунова пользуется заслуженной популярностью. В линейке ГШ-18 есть спортивная модель ГШ-18 «Спорт», активно закупаемая многими любителями оружия во всем мире. Как ни удивительно, но один из самых больших рынков сбыта спортивного пистолета – Соединенные Штаты Америки, где не только весьма высокая оружейная культура, а вообще существует «культ оружия». Покупать не то что недоведенные, с низкими тактико-техническими характеристиками, но и просто неудобные, низкоэргономичные образцы в США никто не будет.

На базе ГШ-18, но уже под патрон 9х18 миллиметров Аркадий Шипунов и Василий Грязев разработали компактный пистолет П-96 весом всего 400 граммов без патронов.

«Вместимость П-96М – 14 патронов. В этом пистолете конструкторами также применена схема запирания поворотом, чтобы уменьшить его габариты и обойтись без затвора большой массы. Подходы и концепции при создании П-96 аналогичны ГШ, правда, этот пистолет появился позже ГШ-18. На П-96 автоматический предохранитель, за счет низкой посадки канала ствола относительно руки обеспечивается высокая эргономика. Сейчас на смену патрону 9х18 миллиметров идет патрон «Парабеллум», и на данном этапе мы П-96М пока не производим», – продолжает знакомить с уникальными образцами начальник отделения ЦКИБ СОО.

«Надо делать. Время придет»В техническом кабинете Центрального конструкторского исследовательского бюро спортивно-охотничьего оружия рядом с ГШ-18 и П-96М можно увидеть футуристического вида пистолет-пулемет под индексом П-2000, не только стоящий на вооружении отечественной полиции и подразделений внутренних войск МВД, но и прошедший испытания в качестве личного оружия экипажей бронетехники, артиллерийских расчетов и т. д. в Российской армии.

ПП-2000 пользуется большой популярностью в различных подразделениях специального назначения МВД и внутренних войск. Конечно, по огневой мощи он не сравнится с автоматами АК-74, но при штурме помещений пистолет-пулемет разработки Василия Грязева и Аркадия Шипунова за счет своей компактности и высокой точности становится незаменимым оружием. В частности, ПП-2000 дают так называемым щитовикам – бойцам спецподразделений, идущим за защитным щитом. Благодаря малой массе из ПП-2000 легко вести точный огонь даже одной рукой, прикрывая себя и товарищей щитом.

«Созданный Грязевым и Шипуновым ПП-2000 также использует патроны ГШ-18 – 9х19 миллиметров «Парабеллум» и бронебойный. Этот пистолет-пулемет имеет рекордно малую массу, без всякого дополнительного снаряжения он весит 1,4 килограмма. Фактически его масса и габариты сопоставимы с показателями современного боевого пистолета или чуть превышают их. ПП-2000 даже позволяет вести огонь «по-пистолетному». Этот образец является полноценным автоматическим оружием, к нему есть магазины как на 20, так и на 44 патрона, он позволяет поражать противника на дистанции 150–200 метров. За счет планок Пикатинни на него устанавливаются различные прицелы – ночной, коллиматорный, магнификатор. К передней ручке крепятся тактические фонари, лазерные целеуказатели, также есть место для глушителя. ПП-2000 – это компактные размеры и высокие поражающие характеристики», – констатирует Юрий Амелин.

Еще одной удивительной разработкой Аркадия Шипунова и Василия Грязева стал малогабаритный автомат 9А-91, использующий специальные боеприпасы калибра 9х39 миллиметров. Этот автомат хорошо известен бойцам различных подразделений специального назначения МВД и внутренних войск, куда они поставляются с начала 90-х годов. За это время 9А-91 неоднократно использовался при проведении различных специальных операций в городских условиях.

Это компактное оружие со складывающимся прикладом, массой всего 1,5 килограмма без боеприпасов с дозвуковой скоростью пули. Примечательно, что штатный глушитель может быть снят или установлен без всяких усилий за считаные секунды.

Важная особенность автомата 9А-91– у его штатных боеприпасов на порядок ниже рикошетирующее действие, чем у пуль АК-74 калибра 5,45 миллиметра. Это особенно важно при работе в городских условиях, а самое главное – в помещениях, в частности при действиях по освобождению заложников, когда рикошетирующая пуля может поразить не только бойцов спецподразделений, но и заложников.

Стоит отметить, что на базе 9А-91 создана снайперская бесшумная винтовка ВСК-94, отличающаяся использованием снайперских прицелов, в том числе и ночных, а также несъемным (так называемым скелетным) прикладом, по форме напоминающим СВД. Как и 9А-91, ВСК-94 активно закупается правоохранительными органами и уже неоднократно использовалась в различных специальных операциях. Примечательно, что ВСК-94 можно применять как с глушителем, так и без него.

Помимо бесшумной снайперской винтовки, Грязев и Шипунов разработали еще и крупнокалиберную снайперскую винтовку ОСВ-96, использующуюся не только для борьбы с вражескими снайперами, но и для уничтожения защищенных объектов на поле боя – начиная от легкой бронетехники и автомобилей и заканчивая огневыми точками. Возможно использовать ОСВ-96 и для поражения таких объектов, как командно-штабные машины, подвижные радиостанции, антенны радиолокационных станций и т. д.

«Эта винтовка была разработана Василием Грязевым и Аркадием Шипуновым в инициативном порядке. Впервые в нашей стране появилось такое снайперское оружие. В последние годы оно развивалось во всем мире наиболее активно. Почти все развитые страны в силу универсальности и возможности выполнения широкого круга задач на больших дальностях имеют на вооружении такие винтовки. Наша ОСВ-96 работает на дальности до 2000 метров. Винтовка самозарядная. Это снижает утомляемость стрелка, позволяет произвести серию выстрелов с малым интервалом, тратя на восстановление наводки значительно меньше времени. Надо признаться, что в мире не так много самозарядных винтовок в этом классе. Габариты ОСВ-96 приличные, но в конструкции используется специальный шарнир, благодаря которому она складывается до размера СВД. Поэтому стрелок с ОСВ-96 в сложенном состоянии легко сможет разместиться в машине, БТР, БМП. Хотя вес винтовки достаточно большой – почти 13 килограммов», – оценивает образец Амелин.

Правда, из-за отдачи для ОСВ-96 не подходили выпускавшиеся на тот момент снайперские прицелы. Также большинство приборов не могло обеспечить точную стрельбу на рабочую дальность винтовки. Поэтому помимо самой ОСВ-96 конструкторам пришлось еще и разрабатывать линейку специальных снайперских прицелов, включающую и ночные, с которыми стрелок может поражать цели даже в безлунную ночь на дальности до 800 метров.

«Надо делать. Время придет»

Коллаж Андрея Седых (фото Алексея Рамма)


Особо стоит обратить внимание на использующиеся для ОСВ-96 патроны. Помимо специальных снайперских боеприпасов из винтовки можно стрелять и обычными пулеметными патронами. Конечно, на большой дальности такие патроны дают сильное рассеивание, что неприемлемо для снайперской винтовки. Но нельзя забывать, что в критическом случае такая заменяемость боеприпасов может спасти снайперу жизнь. Когда штатные патроны израсходованы, имеющиеся пулеметные боеприпасы позволят продолжить бой, пусть и с ограниченными возможностями. Сейчас винтовка принята на вооружение МВД, частей и подразделений внутренних войск. Она неоднократно применялась в боевых действиях, заслужила лестные отзывы.

«Часто нашу ОСВ-96 сравнивают с американской крупнокалиберной снайперской М-82 калибра 12,7 миллиметра фирмы «Баррет». Но М-82 – это так называемая антиматериальная винтовка, то есть в первую очередь предназначенная для борьбы с автомобилями, бронеобъектами, огневыми точками противника и т. д. Она имеет меньшие габариты по сравнению с ОСВ-96, там используется другая схема, конструкция у нее сварная. М-82 у «Баррета» сама по себе очень простая. Правда, ОСВ-96 и тяжелее, но всего на килограмм. При этом ствол у нас более длинный. «Баррет» позволяет поразить джип на дистанции 1200–1300 метров, решать более сложные снайперские задачи с ней сложнее. Я считаю, что ОСВ-96 гораздо точнее, из нее можно поражать также такие цели, как личный состав противника», – высказывает мнение директор ЦКИБ СОО Алексей Сорокин.

«Эффективный менеджер» – не ругательство

Почти на выезде из Тулы, на территории бывшего завода по производству комбайнов сейчас располагается входящее в состав Конструкторского бюро приборостроения уникальное предприятие «Щегловский вал», выпускающее зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь» не только для Вооруженных Сил России, но и для иностранных заказчиков. Здесь также изготавливают боевые модули «Бахча-У», «Бережок», «Берег» и т. д.

Создание «Щегловского вала» стало очередным достижением выдающегося конструктора-оружейника и ученого Аркадия Шипунова. Именно ему этот уникальный промышленный комплекс обязан своим рождением. Здесь в полной мере проявился еще один уникальный талант Шипунова – организатора производства.

В современной России словосочетание «эффективный менеджер» звучит скорее не как похвала, а как ругательство. Таким эпитетом обычно наделяют руководителей, которые стремятся за счет доставшегося им производства как можно больше набить свои карманы, сэкономив под предлогом «оптимизации» на всем. Но в случае с Аркадием Шипуновым «эффективный менеджер» звучит не как проклятие, а как признание его уникального чутья, высокой работоспособности и желания бороться до конца за процветание родного предприятия.

В 90-х годах, когда экономическая ситуация в России была очень тяжелой, у Конструкторского бюро приборостроения появились первые доходы от поставок на экспорт противотанковых ракетных комплексов.

«Решение о создании собственного сборочного, а сейчас уже и механосборочного производства принимал лично Аркадий Георгиевич. И в этом была его великая мудрость. За что мы ему благодарны и ежедневно вспоминаем добрым словом. Это, я бы сказал без ложной скромности, стратегически правильное решение. В конце 90-х годов ситуация в ОПК была довольно сложная и вопрос размещения новых, уже разработанных к тому времени образцов вооружения и военной техники на заводах для серийного производства стоял очень остро. У Конструкторского бюро приборостроения в то время не было больших производственных площадей. Поэтому по зенитному ракетно-пушечному комплексу «Панцирь», разработка которого уже тогда завершалась, сразу встал вопрос, где его выпускать. Были предложения отдать на специализированные производства, например на Ульяновский завод. Конструкторы бронетанковой техники тогда заканчивали разработку боевого отделения для БМД-4. И опять встал вопрос, где эти отделения производить. Либо на базе Курганского завода или на Уралвагонзаводе. Но Шипунов тогда уже знал решение этой проблемы. И мы начали создавать собственное предприятие для выпуска серийной продукции», – вспоминает генеральный директор «Щегловского вала» Владимир Попов.

Это сейчас решение создать «Щегловский вал» кажется единственно правильным. Но надо понимать, что на тот момент твердый заказ ни на «Бахчу», ни тем более на «Панцирь» Минобороны России обеспечить Конструкторскому бюро приборостроение не могло.

Не стоит забывать, что работы по зенитному ракетно-пушечному комплексу КБП вело не только за счет частичного финансирования со стороны Объединенных Арабских Эмиратов, но и вкладывая собственные средства. Строить же завод для выпуска перспективных систем вооружения выглядело достаточно авантюрно – по крайней мере со стороны.

Как рассказал один из сотрудников КБП, в начале 2000-х годов, когда на очередном совещании с представителями Минобороны по «Панцирю» военные высказали претензии, что часть работ ведется за счет денежных средств ОАЭ, Шипунов резко парировал: «Если бы я только сосал вашу «сиську» и не подпитывался от других, то давно бы уже сдох».

Но в этом и проявился талант организатора, который, оценив перспективы своих комплексов, не только смог довести их до массового производства, но и создал в составе КБП предприятие для их серийного выпуска.

Аркадий Шипунов прекрасно понимал: мало создать производство. Только подготовленные кадры смогут обеспечить надежный и своевременный выпуск всей продукции. Поэтому с самого начала создания «Щегловского вала» подготовке специалистов уделялось особо пристальное внимание.

«Территория завода по производству комбайнов была выкуплена. На ней методом реконструкции начались работы по организации производства, и в кратчайшие сроки «Щегловский вал» приступил к производству продукции как на экспорт, так и по государственному оборонному заказу. В 2004 году началось производство модулей для БМД-4, а в 2006-м – уже и зенитных ракетно-пушечных «Панцирей». Коллектив рос ежегодно, чуть ли не помесячно. Новые специалисты требуются и сейчас. В прошлом году мы выросли на 200 человек, а в следующем, как ожидаем, готовы будем принять примерно столько же. Уже утверждена концепция развития «Щегловского вала» до 2020 года, согласно которой уже в 2017–2018-м производственные площади удвоятся или даже утроятся, мощности возрастут в два-три раза и вся продукция Конструкторского бюро приборостроения будет сосредоточена на этой площадке. «Щегловским валом» приобретена дополнительная площадь – оставшаяся территория комбайнового завода. В настоящее время идут активные проектные работы по созданию новых цехов. Для Тульского региона это крайне полезно и выгодно. Мы создаем новые рабочие места и готовим кадры. И тот потенциал, и опыт тульских оружейников, который идет со времен Левши, мы сейчас возрождаем и восстанавливаем», – рассказывает Владимир Попов.

От Сахары до Арктики

За последние несколько лет, по словам генерального директора «Щегловского вала», было выпущено более 200 зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь» как в рамках государственного оборонного заказа, так и на экспорт. По мнению не только отечественных, но и зарубежных экспертов, сейчас эта система вооружения – одна из самых динамично развивающихся в своем сегменте.

«Панцирь» – главная на сегодня гордость КБП и «Щегловского вала». Аналогов этой машине в мире пока нет. География применения наших зенитных ракетно-пушечных комплексов обширна – от Сахары до Новосибирских островов. В январе нынешнего года в ходе визита президента России Владимира Путина на наш завод в его присутствии мы показали подготовленные для эксплуатации на острове Котельном «Панцири», окрашенные в белый цвет. Настоящие полярные. Температура там уже ниже минус 20 градусов, а зимой будет за минус 50, рядом ходят белые медведи. Но «Панцири» работают прекрасно. Наша бригада с производства сейчас как раз на Котельном. До этого «Панцири» принимали участие в учениях, справившись со всеми поставленными задачами. Машина приобрела новые локаторы обнаружения, прошла модернизацию оптико-электронная станция. А к 2016 году мы рассчитываем выпустить «Панцирь» с радикально улучшенными тактико-техническими характеристиками», – делится планами Владимир Попов.

Первоначально создававшийся как стационарный комплекс ПВО для защиты объектов (в частности, по словам руководителя «Щегловского вала», одно время даже был проект устанавливать «Панцири» на строения в Москве для обеспечения противовоздушной и противоракетной обороны столицы), сейчас ЗРПК пересел на колесные и гусеничные шасси, стал высокомобильным и способным успешно отражать атаки противника даже на марше.

«В конце 90-х годов, когда начались поставки ПТУР в арабские страны, у КБП появились оборотные средства и ресурсы. Огромная заслуга Аркадия Шипунова в том, что он принял решение пустить деньги в разработку «Панциря». Он свято верил в этот комплекс. Можно долго рассказывать, сколько было недоверия к этой машине, сколько было противодействия. Но Шипунов вкладывал деньги в разработку ЗРПК. Как говорят производственники, «нас рассудит железо». Как видите, комплекс выпускается, и пока мы имеем только положительные отзывы. Все остальное от лукавого», – считает Владимир Попов.

По его словам, главная часть боевого модуля ЗРПК – это РЛС обнаружения. «Это полностью заслуга Шипунова, что радиолокационная станция появилась в свое время, на рубеже 2000-х годов. Изначально разработка РЛС была задана одному из московских предприятий. Но сделать станцию с заданными параметрами москвичи не смогли. Шипунов не только вложил деньги КБП, но и собрал все лучшие умы и силы, сам подключился к работе. И РЛС миллиметрового диапазона в нужных габаритах с фазированной антенной решеткой, а самое главное – с заданными характеристиками была разработана», – продолжает Владимир Попов.

Именно талант Аркадия Шипунова как конструктора, как организатора производства и его уникальное техническое чутье позволили создать во многом не имеющий аналогов в мире зенитный ракетно-пушечный комплекс.

Но не «Панцирем» единым живет КБП. На уникальной сборочной площадке «Щегловского вала» выпускаются боевые модули к различной бронетехнике: «Бахча», «Бережок» и «Берег».

«Мы все модули разрабатывали за деньги предприятия. Кроме разве что «Бережка», который делался по заказу ГАБТУ, но потом его «заморозили» из-за отсутствия финансирования. Однако Аркадий Шипунов сказал тогда, что нельзя эту работу бросать, такой модуль однозначно потребуется в самое ближайшее время. И, как всегда, он оказался прав», – вспоминает Лев Швец, главный конструктор по комплексам бронетанковой техники.

Сейчас ситуация изменилась, и модуль «Бахча-У» поставляется для новейших боевых машин десанта БМД-4М.

«В настоящее время в ВДВ 40 таких боевых машин. Это самая современная, на наш взгляд, и многие специалисты с нами согласны, боевая машина подобного класса. Десантники БМД-4 очень довольны. После двухгодичного перерыва мы восстанавливаем производство. Правда, сейчас наши модули уже ставятся на новые машины разработки Курганмашзавода», – поясняет Владимир Попов.

Боевой модуль «Бахча-У», оснащенный современным прицельным комплексом с автоматом сопровождения целей, тепловизором и обзорной панорамой для командира боевой машины, способен поражать 100-мм пушкой 2А70 и 30-мм 2А72 не только легкобронированные цели и живую силу противника, но и долговременные огневые точки, танки. За счет фугасных снарядов «Вишня» с дистанционным подрывом БМД-4М с установленной «Бахчой» может выполнять функцию мобильной артиллерии десанта.

Стоит отметить, что 2А70 и 2А72 разработаны также Аркадием Шипуновым и Василием Грязевым.

«В 100-мм пушку 2А70 ее создатели Грязев и Шипунов заложили ресурс в 500 выстрелов. Но уже чуть позже мы испытали образец на 1500 выстрелов. Проверили. Нет ни износа ствола, ни прогара затвора. Так что возможно довести ресурс и до трех тысяч», – убежден Лев Швец.

На момент создания «Бахчи» по возможностям своего прицельного комплекса она превосходила танки, стоявшие тогда на вооружении Сухопутных войск России. К примеру, панорама на рабочем месте командира боевой машины появилась относительно недавно на Т-72Б4, участвовавших в танковом биатлоне в этом году, но пока серийно не поставляемых в Вооруженные Силы страны.

Сравнивать же боевой модуль, стоящий сейчас на серийных БМП-3, с «Бахчой-У» даже не имеет смысла, настолько изделие КБП превосходит своего соперника. Правда, по словам Льва Швеца, не исключено, что в будущем на БМП-3 начнут устанавливать боевые модули КБП.

«Для установки «Бахчи-У» нам нужно только кабель питания 27 вольт и подключение к датчику скорости боевой машины. Больше никаких доработок не требуется. Такие условия обозначил Аркадий Шипунов, когда мы только начинали эти работы», – говорит главный конструктор по комплексам бронетанковой техники.

Одна БМП-2 с установленным на нее боевым отделением «Бережок» способна заменить до четырех немодернизированных машин. «Бережок» – модуль для БМП-2. Мы поставили новый прицел наводчика, на корме боевого отделения установили панорамный прицел командира в специальной корзине. Там стоит такая же система СУО, как и на «Бахче», но еще есть АГС с дальностью стрельбы до 2100 метров, а также мы повесили ПТУР «Корнет», которыми можно стрелять даже с ходу. Для особо опасных целей мы можем применять в одном луче две противотанковые ракеты. Этот вариант эффективен в использовании против бронетехники, оснащенной комплексом активной, а также динамической защиты. Панорама для командира – разработка нашего КБП. Пушки, снаряды и прицелы тоже созданы в Конструкторском бюро приборостроения», – подчеркивает Лев Швец.

Помимо «Бахчи-У» и «Бережка» сейчас на «Щегловском валу» уже ведутся работы по боевому отделению «Берег» для модернизации самой массовой машины российских ВДВ – БМД-2. Есть решения и для БРДМ.

Завещание великого мастера

Работы Аркадия Шипунова охватывают очень большой круг систем вооружения, начиная от стрелкового оружия и заканчивая зенитными ракетно-пушечными комплексами. Это удивительно, но конструктор разрабатывал пистолет ГШ-18 и тут же вел работы по малогабаритному 9А-91, делал мобильный «Панцирь». И на всех направлениях своей работы Аркадий Шипунов создавал истинные шедевры, во многом не имеющие аналогов в мире. Системы вооружения, рожденные талантом Аркадия Георгиевича Шипунова, пользуются спросом не только у российских, но и у иностранных военных.

И не надо забывать, что Аркадий Шипунов был не только блистательным конструктором, создателем разнообразных систем оружия, способным сделать правильный прогноз развития ВВТ на несколько поколений вперед, но и проницательным руководителем и организатором производства, стремящимся сделать все для своего коллектива. Даже в самые тяжелые 90-е годы он сумел не только сохранить КБП и создать «Щегловский вал», но и ценой неимоверных усилий довести до серийного производства уникальные зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь», боевые модули «Бахча-У» и «Бережок». Он говорил: надо делать, время этих систем скоро придет. И не ошибся.

Аркадий Георгиевич Шипунов навсегда войдет в историю российского оружия как великий конструктор, выдающийся ученый, мудрый и проницательный руководитель, талантливый организатор производства.
Автор: Алексей Рамм
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/22840


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. Игорь39 26 ноября 2014 08:06
    Легенды уходят...,но наследие остается.
    1. crazyrom 26 ноября 2014 22:13
      Какая статья хорошая, всё хорошо объяснено, информация новая, боды практически нет. Даже секрет рассказали, Бахчу ставят на Курганец видно.
    2. Комментарий был удален.
  2. Siberia 9444 26 ноября 2014 08:06
    Аркадий Георгиевич Шипунов навсегда войдет в историю российского оружия как великий конструктор, выдающийся ученый, мудрый и проницательный руководитель, талантливый организатор производства.



    Больше и сказать не чего !!! А тандем Грязева и Шапунова вообще нельзя ни чем измерить то что они сделали для обороны страны.
    1. 225chay 26 ноября 2014 08:30
      Цитата: Siberia 9444
      Шипунов навсегда войдет в историю российского оружия как великий конструктор,

      Значит классный оружейник. Талант...
      225chay
  3. parusnik 26 ноября 2014 08:18
    Добавить нечего,только спасибо сказать..
  4. смит7 26 ноября 2014 08:47
    Он был провидцем в самом лучшем смысле слова! Предугадывал направление развития вооружений и развивал у себя на фирме. Поддерживал невостребованные сегодня конструкторские направления по 15-20 лет. Так родился Панцирь и его компоненты. "Эффективные менеджеры" нынешнего времени исповедуют принципы "бабки здесь и сейчас, цель оправдывает средства". Это убивает ВПК. Но времена меняются, будет и на нашей улице праздник!
  5. kapitan281271 26 ноября 2014 10:26
    Вот эти люди и есть эффективные менеджеры и настоящий креативный класс а не шлю хи в норковых шубах на сцене болотной площади.
  6. TribunS 26 ноября 2014 11:51
    Вот яркий пример руководителя-профессионала, создававшего могущество нашей страны, которое сейчас транжирят руководители-назначенцы из рядов "эффективных" менеджеров, умеющих считать и "пилить" деньги, но не способные к генерированию новых технических идей в курируемой ими области техники...А, жаль, что в российской промышленности, науке и образовании произошёл коренной перелом в пользу управленцев-менеджеров...
    TribunS
  7. СамПоSебе 26 ноября 2014 14:01
    По иному и не скажешь: ЧЕЛОВЕЧИЩЕ!!!
    СамПоSебе
  8. Зэ Кот 26 ноября 2014 14:04
    Что за Т-72Б4 на "танковом биатлоне"?
  9. IAlex 26 ноября 2014 15:28
    Музей там прикольный...
  10. макс702 26 ноября 2014 19:45
    А есть отзывы от реальных людей о ГШ-18? О "Ярыгине" слышал мало хорошего, "Бердыш" экзотика , о прочих вообще тишина.. Да и Альфа и прочие спецназы щеголяют с "Глоками".. Кто нибудь реально пользовал ГШ-18 ? Отзовитесь! Интересно же!
  11. СуперЕнот 27 ноября 2014 00:05
    Молодец. Скольким людям дал работу и как эффективно использовал арабские деньги. Умница. ПАТРИОТ со всеми большими буквами.
  12. Петрови42202 27 ноября 2014 01:17
    ГШ- вегющь хорошая. Только мало кто о ней что может сказать. А вот про св не знал... Честно, уважаю конструктора. Он - своего рода Калашников в нашем мире. Такой же многогранный и с безумным количеством идей, опережающих время. Еше как вчера помню,как смотрел на пушки ГШ-23 на ил 76МД... Вечная память. И самое лучшее, что можно для него сделать- вписать его имя в историю. И чтобы каждый знал его.
    Петрови42202
  13. Velizariy 1 декабря 2014 09:44
    Произношение в слух фамилии этого выдающегося конструктора рядом с металлом, да и не только,уже деформирует его, а если произнести направленно в упор, то вовсе его пробивает!)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня