Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Под знаменем евроремонта

Военную науку громят сторонники бухгалтерского подхода и борцы с «устаревшей теорией»

Объективные исследования уступают место изысканиям по принципу «чего изволите». Кадровый голод обостряется реорганизацией. Эти тенденции определяют развитие отечественной военной науки.

В Государственной думе прошел организованный фракцией КПРФ «круглый стол» «Военная наука: состояние и перспективы». В чем основные проблемы? От чего необходимо отказаться, что сохранить, чем можно поступиться? «Военно-промышленный курьер» предоставляет слово участникам «круглого стола».


Ликвидационные маневры

В системе Министерства обороны затевается очередная реорганизация. Идея заключается в том, чтобы присоединить научно-исследовательские организации, давно существующие, к военным вузам.

Под знаменем евроремонтаНе буду говорить, от кого это исходит, но есть некий документ, в котором содержится анализ нынешнего состояния военного образования и научной деятельности. В нем говорится, будто все-то у нас не должным образом. Утверждается, что в настоящее время научно-исследовательские организации не позволяют в полной мере обеспечить решение задач в интересах Вооруженных Сил. Названы основные причины такого положения. Материально и физически устаревшая научно-лабораторная база. Низкая укомплектованность научными сотрудниками. Утеря преемственности, старение кадров. Отсутствие у большей части научных сотрудников войскового опыта навыков эксплуатации и применения военной техники.

В сложившейся ситуации реанимация существовавших научно-исследовательских организаций представляется малоэффективной и финансово-затратной задачей. Поэтому предлагается такая схема. Интеграция вузов и научно-исследовательских организаций. Ее предполагается провести по нескольким направлениям с учетом характера и специфики образовательных и научных задач.

Первое. Создание образовательно-научных комплексов с нулевого цикла. К примеру, объединить военную академию РВСН и 4-й ЦНИИ в образовательно-научный комплекс на единой площадке в Одинцовском районе Московской области.

Второе. Передача функций и задач НИИ в профильный вуз без создания новых структурных подразделений, то есть присоединение. Например, Военно-космическая академия уже в настоящее время способна решать задачи, возложенные на НИЦ РКО «Москва» и НИЦ ВКИ «Королев». В Воронеж передается ЦНИИ ВВС, который расположен в Щелкове.

Обосновывается, что интеграция вузов и научно-исследовательских организаций позволит совершить решительный скачок вперед.

Замысел понятен. Если по-крупному, речь идет о том, чтобы ликвидировать фактически существующие НИИ Министерства обороны. Мы уже видели, как это делается. С трудом отстояли Тверскую академию ПВО. Слава богу, она существует, хотя ее сливали, ломали. Не удалось отстоять Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского. Ее перемещение, включение в состав суперакадемии в Воронеже привели, на мой взгляд, к фактическому уничтожению, если учесть, что почти никто из профессорско-преподавательского состава туда не поехал. А евроремонт стен, потолков и полов не решает задач, которые стоят перед научно-исследовательским учреждением.

Насколько я понимаю, даже бывший глава Минобороны не покушался на эти учреждения, а сейчас нашлись головы, которые решили затеять очередную реструктуризацию.

В бюджете на следующий год заложено увеличение расходов на военную науку до 17 миллиардов. А в 2017-м – резкое сокращение до 13 миллиардов. На мой взгляд, возобладал бухгалтерский подход: давайте мы объединим, сократим, это приведет к одному, другому, пятому-десятому.

Надо посмотреть непредвзято с точки зрения военного опыта, к чему может привести очередная реформа, которая затевается в недрах Министерства обороны.

Вячеслав Тетекин,
доктор исторических наук, депутат Государственной думы

Заклинания вместо знания

Без серьезного военно-научного сопровождения невозможно эффективно решать задачи строительства Вооруженных Сил, проведения политики в области военного образования. Но при этом нужно учитывать одно из важнейших условий: используемые результаты являются беспристрастными, объективными, получены в поиске научной истины, а не для того, чтобы заработать деньги начальнику.

Под знаменем евроремонтаНа мой взгляд, таким требованиям отвечала военная наука в целом в 60–80-х годах. Судите сами: в этот период обоснована оптимальная численность ВС СССР, позволившая поддерживать баланс сил в Европе, что являлось реальным фактором... Разработаны основы подготовки ведения операций, их положения исследованы на практике, особенно что касается систем ядерного, огневого поражения противника. Уточнены нормативы и способы действия войск в различных видах боевых операций, в условиях применения ядерного оружия. Разработаны и приняты к руководству боевые уставы дивизий и нижестоящих формирований. Издано наставление по полевой службе. Научно обоснована и создана система боевой оперативной подготовки войск, вызывавшая зависть у потенциальных противников. Поступившие в этот период на вооружение образцы ВВТ являются непревзойденными до настоящего времени. И была создана эффективная система военного образования. Все это дало возможность нам, населению страны, чувствовать себя защищенными.

Начиная с 90-х годов прошлого столетия, к сожалению, не могу назвать сколько-нибудь внушающего уважения практического проявления научной мысли в развитии ВС России. Внешне все выглядит пристойно. Сохранились научно-исследовательские организации и учреждения, объединенные в единую систему. Они по-прежнему имеют задания, занимаются исследованиями, обоснованиями. Только непонятно, востребованы ли эти разработки с соблюдением принципа беспристрастности и объективности. Или от ученых добиваются обоснований уже принятых решений, что далеко не одно и то же. То есть сейчас, на мой взгляд, система перевернута с ног на голову. Наверху принимаются единоличные решения, и под это подводятся научные обоснования.

Так, к примеру, Центр военно-стратегических исследований обосновал численность ВС РФ в один миллион человек как достаточный для обороны страны. При этом доля в этой структуре Сухопутных войск – всего 300 тысяч. Но у нас только общая протяженность границ 61 тысяча километров, из них 22 тысячи – сухопутные. Получается где-то пять – семь, пусть даже 13 человек на километр границы. Я недавно встречался с работником этого Центра военно-стратегических исследований, и он убежден, что все это на самом деле обеспечивает безопасность страны.

Они обосновали, что в европейской части на трех стратегических направлениях достаточно одного военного округа, который имеет две дивизии и около семи бригад, вместо ранее существовавших четырех групп войск и семи военных округов – фронтовых объединений. Сейчас соотношение, возьмем грубо, составляет две дивизии в Московском военном округе против 65 в советский период. От Кольского полуострова, где расположена одна бригада, до Ростовской области – 3000 километров. На этом направлении Московский военный округ в угрожаемый период может прикрыть около 70–80 километров в одном эшелонном построении. А от Смоленска и примерно до Ростова – вообще брешь. И это якобы обеспечивает достаточную оборону на важнейшем направлении. Но мы же все прекрасно понимаем: Запад – это откуда к нам традиционно приходили войны. И мы на этом направлении просто обезоружены. Про Восточный военный округ и даже про Центральный говорить не приходится, там совершенно ничего нет.

Выдано научное обоснование на переход от дивизий к бригадным структурам и ликвидацию командований видами Вооруженных Сил, сокращение фронтовых комплектов. Но дивизия и бригада вообще-то несопоставимые вещи. В два с половиной раза уступает по боевой мощи бригада дивизии, но мало того, она не несет с собой ни боеприпасы, ни горюче-смазочные материалы, ни продовольствие, ни ремонтные силы и средства, ни тыловое обеспечение. То есть она сама по себе может выскочить в поле, что-то там сделать в течение четырех, максимум шести суток и на этом все закончить. И все ссылаются на избитую фразу: мол, повысили маневренность. Но этот термин только для неграмотного обывателя что-то значит, а на деле не несет никакого смысла. Маневренность – способность войск перемещаться в пространстве и занимать ту или иную позицию. При смешанном комплектовании войск тяжелым вооружением и легким, то есть танками, БМП, БТР, остается все то же самое – или железная дорога, или своим ходом. На самолетах их не перевозят. Своим ходом – 20–25 километров в час, быстрее не получится, хоть убейся. Железной дорогой – те же 25 километров в час. То есть маневренность никак не улучшается с переходом от дивизий на бригады. Но теряем боевую мощь.

Раньше каждый округ развертывался во фронтовое объединение численностью примерно 1,1–1,2 миллиона человек и имел фронтовой комплект. Что это значит? Несколько ракетных бригад – две, три. Несколько артиллерийских бригад, в том числе большой мощности, – две, три. Несколько зенитных ракетных бригад – две, три и т. д. Базы: ремонтные, тыловые, хранения, медицинские. Это все называется фронтовым комплектом. Он предназначается для усиления на важнейших направлениях. Допустим, проводит фронтовое объединение наступательную операцию. Там, где нужно, усиливается этими силами и средствами. А что сейчас? Вместо того чтобы иметь в каждом военном округе фронтовой комплект, оставили три на всю страну: на западе, в центре России и на Дальнем Востоке.

Но на западе три или даже четыре стратегических направления. И – один комплект. Командиры бригад просто дуреют – они не знают, как готовить войска, где им потом предстоит действовать. На северо-западе – это одно, на западе – другое, на юго-западе – третье, а на Кавказе – совсем иная ситуация. Практически к боевым действиям никто не готовится.

Но все это обоснованно, и я склоняюсь к мнению, что своего объективного голоса существующая система научных организаций не имеет. Она подстраивается под те решения, которые принимает единолично или начальник Генерального штаба, или министр обороны, или, может быть, политическое руководство.

Мне кажется, от таких научных подходов даже обывателя возьмет оторопь. Очевидно, тот, кто требовал такого рода обоснования, обманываться рад.

Еще один интересный момент. Разработчики идей, которые легли в основу принятых решений, действуют, как им кажется, как борцы с закоснелой наукой. Они считают, что оппоненты отстаивают устаревшие представления в ущерб новой теории. Отсюда утверждения об отсутствии противника (были и такие в 90-е годы). И до сих пор на «круглых столах» приходится слышать: «С кем вы собираетесь воевать?». Даже если противника нет, его нужно придумать, иначе невозможно готовить войска.

Помню, заместитель начальника Главного оперативного управления говорил: уже прошли времена массовых армий, массовых сражений и так далее, ничего такого не будет. Сейчас разрывы, бреши, рейдовые отряды, батальонные тактические группы и так везде.

Но посмотрите, как нарастает эскалация в военном конфликте. Возьмите ту же Украину. Американцы уже пересмотрели свою концепцию. Раньше они ратовали за бесконтактные войны. Но без солдата Райана нигде ничего не удалось. Пока сухопутные войска (я их называю силами присутствия) не пришли, установить какой-то порядок, выполнить задачу невозможно.

Но нынешняя наука повторяет в унисон руководству, что не будет ни массовых армий, ни сплошного фронта. Как заклинание произносятся слова «мобильность», «компактность», «управляемость», которые завораживают, но не несут никакой смысловой нагрузки.

Думаю, нужно разобраться в том, что за кадры сейчас наполняют научные организации, где они черпают военные знания, кто их изначально готовит. Можно узнать много интересного. Как и с преподавательским составом в военных академиях, ведь наука и образование шагают рядом. Недавно повстречался с бывшим начальником военной академии. Говорю: «Дай характеристику обычного среднего преподавателя? Кто эти люди? Откуда приходят?». Отвечает: «В основном это старшие лейтенанты, капитаны с должностей командира взвода или роты, реже – начальники штабов батальонов, единицы – комбаты, которые поступают, три года учатся, выпускаются и остаются в академии преподавателями». В теоретическом плане сносно подготовлены, их там напичкали различной теорией и прочее, но они же ничего не знают о службе в войсках и даже не представляют, что могут передать слушателям, будущим командирам, из личного опыта. А мы сейчас еще и переподчиним им военные НИИ вместе с научными ротами (появилась у нас и такая структура).

Чтобы обосновать численность Вооруженных Сил, организационные штаты, структуру, нужно очень четко представлять себе, какие задачи предстоит выполнять в различных видах боевой обстановки. Как этот мальчишка, который не знает, с какого боку подойти к этой проблеме, может двигать науку. Только по указке. А обосновать можно все. Поэтому, забегая вперед, скажу: пустая затея.

Сейчас невозможно взять офицера с боевым и служебным опытом в академию. Почему? Я года три, наверное, одно и то же твержу на различных уровнях, что всем военным учебным заведениям, которые расположены в Москве, нужно немедленно организовать строительство служебного жилья, чтобы можно было привлекать офицеров с опытом и определять их в преподаватели. Во Франции, например, запрещено больше четырех лет работать в академии. Попреподавал – и назад в войска. Постоянно идет ротация, соединение теории с практикой в обязательном порядке. А у нас, если попал в академию преподавать, – все, до тех пор, пока не вынесут.

Вторая проблема – откуда взять этих с опытом. В 60–70-х годах была установка: на должность преподавателя тактической группы в академиях брать с должности заместителя командира дивизии. И приходил полковник – 45-летний, умудренный опытом, организатор боевой подготовки и так далее. В Академию Генерального штаба привлекали не ниже первого заместителя командующего армией. Преподаватель тактической группы обучает 10–15 человек. Сейчас неоткуда взять специалиста. Потому что органы управления сокращены донельзя. Семь армий, четыре объединения оперативно-стратегических. Даже на должность заместителя министра обороны неоткуда взять.

Отбора нет никакого. А представьте, где-то кадровая ошибка, кто-то не тянет…

Все это сказывается на профессиональном уровне командиров. Свидетельство тому – недавние тактические учения в Дальневосточном военном округе. Репортажи красивые. Но телевизионная картинка беспристрастна, там ничего не выдумаешь. Всего два эпизода показывают, как морской десант вопреки всем элементарным правилам осуществляет высадку с кораблей, беспрепятственно подошедших вплотную к берегу. Представляете: противник в самом уязвимом месте спокойно выгружается. И тут же подлетают два вертолета – садятся перед носом обороняющихся на бережок. Это не просто незнание – невежество. Уважающий себя противник никогда не сделает такие вещи, поскольку существуют определенные нормативы, правила высадки морских десантов.

Во-первых, корабли после морского перехода занимают внутренние районы стоянки и маневрирования. Это за горизонтом, за 8–12 миль. Затем выстраиваются на свои направления, переходят во внешние районы стоянки и маневрирования. Потом спускают на воду десантные средства. БТР, БМП на плаву выходят на свои направления. После этого под мощнейшим прикрытием – побережье пять суток обрабатывается авиацией, иначе никакой высадки не получится, – все это десантируется. На море работают минные тральщики. На берегу на глубину до пяти метров должны быть организованы минно-взрывные заграждения. Но чтобы вертолет высадился перед носом, когда ураганный огонь, все средства работают прямой наводкой, – это только в кино.

На учениях, конечно, можно какие-то допуски сделать. Но я не увидел у обороняющихся ни одного инженерного заграждения – ни колюче-проволочных, ни минно-взрывных, ни траншей.

То есть десантники просто прогулялись. А инженерные войска тренировались в другом месте. О чем это свидетельствует? Те, кто организует, планирует и проводит учения, ничего не соображают.

Вся мировая практика и опыт советских ВС свидетельствуют: строительством, развитием в основном занимается и несет за это ответственность видовая структура. Если мы это признаем, значит, нужно наделять соответствующими полномочиями.

Какой здесь принцип? Любой орган управления считается оптимальным, если он занимается развитием и строительством своей структуры. Только то должностное лицо, которое в последующем будет нести ответственность, сама служба заставит беспристрастно подходить к научным изысканиям, к исследованиям и в условиях ограниченного количества денежных средств выбирать приоритеты развития. А какой-то дядя так и будет по старинке воспринимать вооружение Сухопутных войск как набор людей, танков, самолетов, артиллерии, ПВО и т. д., когда все давно от этого отошли. Вооружение Сухопутных войск рассматривается как система, причем строго сбалансированная между средствами поражения и управления, разведки, связи и навигации. Иначе что получается? На сегодня – переизбыток средств поражения, а за ним – пропасть. Управлять нечем, разведку вести нечем. Стреляем на 70 километров, видим в разведке на три – пять километров в горах, на 10 – на равнине. Теряются все тактико-боевые свойства и способности средств поражения.

Кто будет готовить обоснования, предложения по верстке гособоронзаказа? Конечно, наука должна свое слово сказать, не говоря уже о разработке образцов ВВТ. Этим всегда занимались рода войск совместно с промышленностью, с генеральными конструкторами, с предприятиями ВПК, тогда получался результат.

Сейчас поручили видам Вооруженных Сил заниматься строительством, развитием. Но они ничего не могут, рычагов влияния никаких. Бюджета нет, научно-исследовательской организации тоже. Какой-то дядя сверху занимается всеми разработками, предложениями, версткой гособоронзаказа.

Получается, что один отвечает за строительство и развитие, но не имеет никакой возможности заниматься этим делом. Другое должностное лицо готовит войска, третье – применяет, и на сегодня нет ответственного за состояние видов Вооруженных Сил. Возложить это на главкомов? Но им не подчинены войска. Они через оперативно-стратегическое командование замыкаются на Генеральный штаб и министра обороны. Представляете? У четырех различных должностных лиц разделены все обязанности и ответственность, как в басне Крылова. Мы знаем, что из этого получается.

Генеральному штабу надо все-таки вернуться к исполнению своих основных обязанностей, включая применение ВС. А повседневное руководство войсками, в том числе строительство, развитие, подготовку и ответственность, возложить на виды Вооруженных Сил. Не сможет Генеральный штаб объять необъятное. А главкоматы видов Вооруженных Сил сейчас хиреют, властных полномочий никаких, влиять на положение дел в войсках нет возможности. Деградирует весь командный состав. Погоны и форма есть, но содержанием они, к сожалению, не наполнены.

Известен лишь противник

Давать оценку состоянию военной науки может только руководство страны и Вооруженных Сил. Со стороны заниматься этим, на мой взгляд, невозможно. «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны…» Но военные специалисты и эксперты обязаны знать фактическое (по доступной информации) состояние Вооруженных Сил во всем объеме этого термина, проводимую работу по их подготовке и совершенствованию, оснащению вооружением и военной техникой, видеть достигнутые результаты на крупных учениях и маневрах.

Под знаменем евроремонта

Коллаж Андрея Седых


Еще три года назад нам было легко. Мы видели всю непродуманность реформ и к чему они приводят. А так как это в нашей стране по традиции, законам и правилам не могло происходить без научного обоснования и сопровождения, то было понятно, каким интеллектуальным потенциалом обеспечивалось.

С новым руководством Вооруженных Сил многое поменялось сразу, и эти положительные явления вроде бы продолжаются. Надо полагать, что все обосновывается, достижения военной науки сейчас востребованы и внедряются в Вооруженные Силы: и в области оперативного искусства, и в создании новых видов ВВТ.

Проведенные маневры и учения показали положительные результаты, правда, и то, что мы должны были бы иметь, но не получили, тоже видно. В ВМФ наиболее наглядно, так как флот в большей мере решал задачи ограниченными нарядом силами – тактическими группами надводных кораблей.

Мы долго не могли определиться с вероятным противником. Но он сам нам помог. Министр обороны США назвал противника НАТО, и это оказались мы – наша страна и Вооруженные Силы. Теперь мы с полным основанием можем говорить о своем вероятном противнике.

Для Военно-морского флота положение такое. Противник как был, так и остался: в таком же количестве, с теми же боевыми возможностями (даже возросшими), кораблями и средствами. А у нашего ВМФ боевые возможности уменьшились в разы, если не в десятки раз. Главные потери в ударной силе флота: в подводных лодках (и атомных, и дизельных) и морской ракетоносной авиации. За 23 года построена одна многоцелевая ПЛ в Северодвинске и то еще неокончательно.

Поэтому я вижу главную задачу военной науки для ВМФ в ближайшее время – на основе исследований определить направления программ и конкретных планов строительства кораблей, других сил и средств с учетом возможностей нашего оборонно-промышленного комплекса. А может быть, необходимо повысить эти возможности. И добиться принятия такой программы и реального выполнения ее, чтобы в ограниченные сроки сформировать оперативные соединения для решения задач морских операций.

Вроде бы для Черноморского флота строятся дизельные подводные лодки в Петербурге, хотя по проектам еще старым. Первая должна скоро поступить. Фрегаты в Калининграде строятся тоже для Черноморского флота. И на Тихий океан могут прийти новые ракетные подводные крейсеры стратегического назначения.

Но нужна реальная убедительная программа. Если будет укрепляться ВМФ, то и те направления военной науки, которые должны определять тактические приемы при решении оперативных задач и способность флотов имеющими силами планировать и проводить морские операции, скажут свое слово.

На мой взгляд, научный потенциал для этого еще есть и в Военно-морской академии, и в наших вузах, НИИ. Надо прямо сказать, что сейчас оснащение ВМФ кораблями и средствами не позволяет развивать оперативное искусство.

Теоретизировать или фантазировать нельзя. Как вы знаете, в ВМФ существовал морской научный комитет, сейчас такой есть только в Министерстве обороны. Было девять научно-исследовательских институтов, теперь – четыре. Правильно ли это? Скажу так: можно и в четырех сосредоточить всю науку, если это сделать правильно. Но то, что главком и Главный штаб не командуют флотами, представить трудно. Так же, как и в других видах Вооруженных Сил. Везде военная наука проверяется на практике. А действия сил ВМФ заставляют военную науку работать дальше.

Кадры могут прийти в науку, только пройдя определенную практику службы на соответствующих командных и инженерных должностях. Поэтому надо выстроить (и не тянуть с этим делом) программу с конкретными исполнителями и отчетами, с ответственностью за результаты. Организовать оценку достижений, стимулировать людей.

Валентин Селиванов,
адмирал, первый заместитель командующего ВМФ, начальник Главного штаба ВМФ

От перестановки букв смысл не меняется

Концепция воздушно-космической обороны принята в 2006 году. В 2010-м президент поставил задачу объединить все силы и создать стратегическое командование ВКО. Но к ее выполнению мы даже не приблизились. Происходит это потому, что многие руководители до сих пор не разобрались в понятийном аппарате. Известный историк и теоретик Карл Клаузевиц говорил: «Первая задача всякой теории – привести в порядок смутные и чрезвычайно спутанные понятия и представления, и лишь условившись относительно названий и понятий, можно надеяться ясно и легко преуспевать в рассмотрении вопросов».

Что в этой связи можно сказать о воздушно-космической обороне? В военном словаре читаем: «ВКО представляет собой систему политических, экономических, военных, военно-технических, правовых и иных мер по подготовке и ведению военных действий в воздушно-космическом пространстве». В свою очередь под обороной мы понимаем принужденный удар или отражение удара противника (в данном случае космического). То есть речь идет о ведении боевых действий. Соответственно командующий, оценив предварительно обстановку, уяснив задачу и отработав замысел, принимает решение на боевое применение.

Противник при этом находится не на земле, не на воде, не под водой, не где-то там еще, а в воздушно-космическом пространстве. И дальше – или я его убью, или он меня вместе с моим объектом. Вот как следует принимать решение и – шире – понимать суть воздушно-космической обороны.

Далее, если говорить о ВКО страны или объекта, командир, военачальник должен осуществить комплекс мероприятий по ведению боевых действий. Каких именно? Он должен знать, как будут организованы информационное обеспечение, оповещение, предупреждение. Кому этим заниматься. Кто закажет и обеспечит технику, научит ею пользоваться и подготовит боевые документы.

В Вооруженных Силах должна быть создана какая-то материальная основа. Для ВКО ею являются Войска воздушно-космической обороны.

Гений во всем Леонардо да Винчи писал: «Знания, не проверенные опытом, матерью всякой достоверности, бесплодны и полны ошибок». Уже не одно десятилетие мы имеем дело именно с этим явлением. Притом что сегодня все должно быть поставлено на научную базу. Институты, академия, межведомственный экспертный совет по проблемам ВКО – все единодушно вышли с материалами создания полнокровной, полноценной воздушно-космической обороны. И вдруг на этом фоне вмешиваются определенные силы и вместо ВКО придумываются в конце концов ВКС.

Была ПВО в ВВС, стала в ВКС. Буквы поменяли – смысл и содержание остались прежними и даже хуже, потому что прибавилась еще одна – уже третья ступенька.

Любое воинское формирование, вид, вплоть до взвода имеет свое предназначение. Никому не требуется разъяснять, что такое, например, ПВО Сухопутных войск. Это силы и средства, которые обеспечивают выполнение боевой задачи, разбивая воздушного противника на фронте.

А что такое ВКО, ВКС? Каково их предназначение? Люди путают его с задачами. Потому все так непонятно. Например, предназначение ПВО или ВКО – обеспечить защиту объектов страны от ударов воздушно-космического противника. А прикрыть объект или не допустить удара – это уже задачи, то есть составные части предназначения.

Не менее важный вопрос связан с театром военных действий (ТВД). Начиная с середины 80-х годов в научных конференциях родилось такое понятие, как воздушно-космический театр военных действий. Во время войны ТВД включал в себя и воздушную зону. Сегодня противник диктует другие условия: сотни километров по высоте, тысячи – в глубину. Соответственно здесь должны быть специальные войска, роль авиации при этом не отрицается.

Что происходит с наукой? Вначале создается Академия ПВО, потом сделали университет, затем вернули Академию ВКО. Но в 2011 году, когда создаются Войска воздушно-космической обороны, она разрушается – передается в Военно-космическую академию имени А. Ф. Можайского. Это отличное по всем статьям учебное заведение, но оно же к совершенно другому готовит. Как там обучали в первые годы? Брали из нашей академии преподавателей, те садились на поезд и ехали со всеми бумагами. Почитали лекции и обратно. Но ведь так только нефть добывают...

Не лучшим образом обстоят дела и с нынешним Ярославским филиалом Военно-космической академии имени А. Ф. Можайского. Какое отношение к «Можайке» имело Ярославское училище? Не пришей кобыле хвост. Присоединили только потому, что там было слово «космос», а готовят ракетчиков и локаторщиков.

Анатолий Хюпенен,
генерал-полковник, доктор военных наук, профессор, действительный член Академии военных наук, председатель президиума Объединенного совета межрегиональной общественной организации «Союз ветеранов Войск ПВО», председатель Военно-научного общества культурного центра ВС РФ

Компетентная дурь

То, что происходит сейчас в военной науке, такое отношение к ней началось с появления младореформаторов, которые объявили, что подобной науки не существует. Нынешний этап – следствие разрушения Российской академии наук, профильных институтов и переход к утилитарной системе, которая практически только обозначает проблемы, но ничего не решает.

Вот только несколько примеров – фрагментов происходящего сейчас в нашей науке как таковой. Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) объявило, что руководитель научной школы не может быть старше 60 лет. Академиков РАН – долой. Предприятиям, которые не имеют соответствующего заключения Фонда перспективных исследований, наука не засчитывается.

НИИ и КБ упраздняются, создаются Центры компетенций. Не профессионалов, а именно компетенций. Профессионал – тот, кто знает, что такое Австрия и Австралия и где они находятся. Человек же компетентный слышал, что такое Австралия и Австрия, но не знает, где они находятся. Дурь продолжается.

Развал науки – это последний этап разрушения основ промышленности, ликвидация перспектив развития. Мы идем к пятому поколению вооружения, где обоснования, аналитика и принятие решений базируются на выводах научных организаций, на методиках. Но вместо всего этого мы полностью устраняем эту сферу из Вооруженных Сил. Представления о том, что можно дать деньги институтам и университетам и они разработают «Тополь-М», примитивны. Тем временем в Москве продаются базовые предприятия, ликвидируются научно-испытательные базы. Мы фактически уже потеряли энергетику, основы связи, элементную базу, теперь добрались до Вооруженных Сил и уже многое успели в них наделать. Подорваны начала образования. Сейчас физически некому написать техническое задание на разработку даже не комплексов, а просто новых изделий.

Что мы имеем на данный момент? То, чем занимались в начале 90-х. Только сейчас начали подходить к пониманию необходимости создания единого информационного пространства. Вспомнили, что, оказывается, у нас было 372 спутника. Сегодня летают 52. Метео дают немцы, связь – американцы.

Мы должны очень жестко говорить о важности сохранения науки и профильных институтов. Необходимы как специализированные по каждому направлению, так и способные синтезировать все эти работы.

Полностью разрушена структура в промышленности, которая готовила решения по реализации наших предложений. Звучали предложения уничтожить, не разрабатывать «Тополь-М» и вообще ликвидировать тактическое ядерное оружие.

Ан-124 «Руслан» – 26 штук, летают четыре. Ил-76 – более 75, в рабочем состоянии – 12–16. ГАЗ-66 не производится 20 лет. Завод, выпускавший ЗИЛ-131, уничтожен. О какой мобильности войск можно говорить? И надо ли вспоминать о том, что ни одно из подобных решений не было обосновано?

Нельзя соглашаться на слияние НИИ и вузов, потому что в результате не будет ни науки, ни обучения. Конечно, РАН уже не спасти, на ней поставлен крест. Значит, надо обратиться к министру обороны, он человек разумный, с тем, чтобы восстановить полномасштабные вузы и профессионально ориентированные научно-исследовательские организации.

В 1984 году Международный институт стратегических исследований – известный центр по вопросам военно-политических конфликтов со штаб-квартирой в Лондоне дал заключение, согласно которому Советский Союз имеет немного возможностей в развитии вооружения и техники, но по всем направлениям практически не уступает западному миру. Специалисты института, анализируя работу Главного ракетно-артиллерийского управления, Главного управления вооружений ПВО, Управления Военно-морского флота и так далее, сделали заключение, что именно наличие научных организаций, научно-технических комитетов позволяло нам аккумулировать все лучшие достижения в реализации перспективных образцов. Так что учиться – экономически правильно. Мы же вместо этого все у себя разрушили и теперь пытаемся равняться на Америку.

Но Америка далеко, а нам жить здесь. У нас все должно быть свое. Без науки ни Вооруженные Силы, ни государство существовать не могут, и ее надо укреплять и развивать, а не сокращать. Не искать, на чем сэкономить: найдешь пять копеек, а потеряешь миллионы. И, безусловно, ничего хорошего не стоит ожидать без восстановления великолепной школы подготовки офицеров. Начинать надо с кадров.

Анатолий Ситнов,
генерал-полковник запаса, председатель совета директоров ЗАО «Двигатели «Владимир Климов – Мотор Сич»

Разгром на пороге войны

Отсутствие каких-то угроз и вероятного противника сделало целью известных реформ превращение наших ВС из готовых отразить серьезную агрессию в силы, способные воевать с отрядами боевиков. Отсюда и уничтожение науки, разгром РАН и всего остального.

Президент Соединенных Штатов подсказал, что у нас есть противник. Обама обозначил Россию как одну из главных мировых угроз наряду с лихорадкой Эбола и боевиками группировки «Исламское государство».

Картинка последних учений «Восток», когда совершенно необученные солдаты стреляют из гранатомета, причем даже не из укрытия, удручает. В целом вообще непонятно, что это было. Проявление элементарного военного невежества.

У нас нет субъектов стратегии оперативного искусства. Бригада к ним не относится, она может оборонять населенный пункт. Так, кстати, и учения проводятся. То спецназовцы какой-то населенный пункт захватили, а десантники их уничтожают, то наоборот.

Никто из политиков не решится на применение ядерного оружия, поэтому реальным сдерживающим фактором является баланс сил на том или ином стратегическом направлении. У нас же по всем системам, видам вооружения соотношение сил и средств на западных стратегических направлениях 1 к 20, 1 к 15.

Нужно восстанавливать наши Вооруженные Силы – полки и дивизии, всю систему управления. Необходимо поднимать военные округа. Мы должны быть способны отразить агрессию серьезных геополитических противников, которые у нас, как подсказывает президент Соединенных Штатов, появились.

Мы стоим на пороге войны. Нам просто необходимо поднимать из руин разрушенное, в том числе и науку. И делать это нужно высокими темпами, мобилизуя все возможные средства.

Виктор Соболев,
командующий 58-й армией (2003–2006), генерал-лейтенант

Где были дельфины, теперь шакалы

У нас продолжается практика невыполнения директив. Созданные президентским указом войска ВКО каким-то образом уже преобразованы в воздушно-космические силы. Как и насколько качественно он был выполнен, никто не доложил в высшие эшелоны власти – ни Верховному главнокомандующему, ни министру обороны.

В прошлом году вышел указ о создании Центрального научно-исследовательского института в составе Войск ВКО. Он начал набирать обороты. На основании чего, с какими аргументами проводятся сегодня мероприятия по расчленению и интеграции вузов, научно-исследовательских центров или институтов? На какой основе это все творится? Кто и к чему нас толкает? Какие цели и задачи преследуются? По моему мнению, военная академия должна заниматься делами обучения и одновременно науки. А научно-исследовательское учреждение обязано работать над теми перспективами, которые обеспечат безопасность страны на протяжении 50 лет. Справится ли с этим военная академия? Думаю, нет.

Чрезвычайно важна и сложна сегодня тема испытаний. В настоящее время идет разработка зенитного ракетного оружия для Военно-морского флота. Известные полигоны: Балтийский, Северный и на Белом море. Все три реально не могут выполнить те задачи, которые стоят перед конструкторами, а именно – полностью испытать оружие и поставить его на корабль. Полигон Балтийского флота имеет одни ограничения – предназначен для боевой подготовки. Северный крайне скован погодными условиями (штормы, ветры, туманы).

В Крыму, в Феодосии есть известный полигон. К великому удивлению выехавшей туда группы Черноморского флота, вся измерительная аппаратура оказалась сохранена и здесь реально организовать полноценные испытания зенитного ракетного оружия без особых финансовых и технических затрат. В Двойной бухте, где экспериментировали с торпедами и боевыми дельфинами, можно проводить комплексные испытания всех видов оружия. Но никому ничего не надо. На 54 гектарах вокруг уже сидит стая шакалов.

Александр Горьков,
генерал-лейтенант, начальник зенитных ракетных войск (2000–2008)

Порох уже рассыпан

Наличие четкого понятийного аппарата действительно очень важно в наше время. Надо говорить на одном языке. Что такое военная наука? Согласно общепринятому определению это система знаний о войне и армии. Объектом исследования является война, а предметом – вооруженная борьба.

Война представляет собой сложнейшее общественно-политическое явление, исследовать которое исключительно ведомственными учреждениями нельзя. Более того, им должны заниматься специальные государственные научные структуры.

Прекрасно, когда наша Государственная дума обращает внимание на такие вещи, ведь депутаты – это люди, которые ходят с палкой, и когда кто-то пытается заработать на государстве, бьют ему по рукам, а некоторым дуракам – и по голове, убирая с вышестоящей должности.

Мы не стоим на пороге войны, потому что третья мировая давно идет. Началась она с атомной бомбардировки Японии, Нагасаки и Хиросимы. И дальше – ее этапы, которые проводили «американские империалисты»: Корея, Вьетнам, Египет, Ливия, Югославия, Ирак, Афганистан, развал Советского Союза, Югославия, Украина. Всем понятно, что дальше – Белоруссия и мы. Приближаются к реализации те планы, которые Америка начертила себе в далеких 40-х. С учетом огромного федерального долга война для нее – панацея от всех бед, прекрасная возможность его списать.

Из 32 лет службы в Вооруженных Силах последние девять я был начальником кафедры в Академии Генерального штаба. 95 процентов времени моего и всего профессорско-преподавательского состава уходило на учебный процесс. И только пять процентов – на участие (не проведение) в каких-то НИР, которые нам дала ВНК или еще кто-то. Просто участие, причем минимальное.

Я говорил с начальником Академии Генерального штаба генерал-полковником Сергеем Афанасьевичем Макаровым и его заместителем по науке Сергеем Васильевичем Чварковым. Оба категорически против соединения научно-исследовательских учреждений с академией.

Главнейшая задача учебного заведения – организация учебного процесса. Для того оно и создано. Другое дело, что там можно открыть, например, какую-то научную лабораторию (кстати, она-то сейчас и создана в Академии Генерального штаба), которая будет заниматься дальше развитием военного искусства, вносить определенные предложения.

При этом наука, исследования должны быть строго независимыми, иначе теряется смысл. Когда, например, убрали хорошего министра обороны Игоря Родионова и вместо него поставили господина ракетчика, который для поддержания штанов выдернул РКО из состава ПВО к себе, то военная наука тут же обосновала, что от этого эффективность ракетных ударов увеличится. Непонятно, правда, за счет чего.

Или свежий пример: создание нового вида – воздушно-космических сил. Это мертворожденный ребенок. Мы все это уже проходили, когда объединяли ВВС и ПВО. В лучшем случае это – глупость, в худшем – преступление. После того как я высказал эту мысль вслух, меня решили уволить. Сразу не получилось – возраст не позволял. Так что я сам написал рапорт, когда объединили две кафедры – ВВС и ПВО.

Виктор Петрович Иванов, будучи помощником президента, сказал, что погорячились с объединением. Но поезд уже ушел. Разломать можно быстро, а создать иногда невозможно.

Я уверен, все нормальные люди понимают: этого делать нельзя. Но сверху давят со страшной силой, лоббируют. Потому-то в руках депутатов Госдумы и должна быть палка. Вы – независимые. Бейте палкой по башкам тех, кто давит сверху.

ВВС уже практически не существуют, развалены. Это не преобразования, а преступные действия. И ВКО тоже развалится. А мы стоим на пороге войны. Порох-то уже рассыпан, нужна только искра.

Мне кажется, что флагманом военной науки должна быть соответствующая академия. Ей следует придать государственный статус с тем, чтобы она объединила не только оборонные, но и гражданские НИИ. Вот тогда военная наука будет существовать.

Александр Герасимов,
генерал-лейтенант, экс-начальник кафедры ВКО Академии Генерального штаба

Космос после драки

В Центре подготовки космонавтов (ЦПК) им. Ю. А. Гагарина я проработал 25 лет. Сначала прошел все сам, затем был начальником отдела испытаний и подготовки космонавтов к экспериментальным работам. И уже 18 лет являюсь профессором двух кафедр Военно-воздушной академии им. Ю. А. Гагарина – боевого применения космических средств и тактики разведывательной операции.

Под знаменем евроремонтаВ ЦПК я занимался подготовкой экипажей всех перспективных и настоящих космических кораблей и станций для решения военных задач с 1969 по 1994 год. Это был единственный отдел, накопивший серьезный опыт по совмещению подготовки, науки и ее применения, чем я и хочу поделиться.

В отделе работали 40 человек – инженеры и командиры, лучшие из лучших, в том числе из Академии имени Жуковского. Те, кто внимательно читал дневники Николая Петровича Каманина, помощника главнокомандующего ВВС по космосу с 1960 по 1971 год, должны были заметить, что в них впервые открытым текстом описывается все, что происходило тогда между нами – между военными и гражданскими. Мы погубили сами себя. Трения между армией и промышленностью усугублялись тем, что в драке за космос приняли участие РВСН, ВВС, противовоздушная оборона, другие примкнувшие. А затем гражданские их одолели. Сегодня в ЦПК никакой военной подготовки не ведется. Притом что на заказы наполовину частной организации НПО «Электротехнический холдинг «Энергия» тратятся триллионы.

Из ЦПК я ушел в 1994 году, когда там появились американцы и военная тематика была закончена.

В ВВС нет понятия «военная деятельность», только «военное дело» – то есть нечто подобное ремеслу. Военная деятельность включает в себя все виды человеческой активности, но проявляется в особо экстремальных условиях, в вооруженной борьбе. И в этом плане мне бы хотелось вернуться в те добрые времена, когда мы готовились по «Восходу», «Союзу» и так далее в военно-прикладном исполнении. Уже тогда мы работали вместе с ПВО. Начальник 2-го ЦНИИ Министерства обороны Сергей Сергеевич Сапегин принимал в этом активнейшее участие, и была дружба. А потом… перегрызли друг друга. Ликвидация Военно-воздушной академии – это уничтожение мозгов ВВС. Когда из-под противоракетного зонтика уводят лучшее, иначе как предательством это назвать нельзя. Во время войны академию спрятали на Урале, успели подготовить кадры, летчиков. А что сейчас? В Воронеже никого не готовят. Через год-два командиров звеньев не найдем, не говоря уже о командирах полков. Можно наклепать сколько угодно техники, а летать будет некому. Это планомерное, целенаправленное уничтожение – разве не вредительство?

Нельзя одновременно быть и педагогом, и ученым. Даже у космонавтов есть испытатели, а есть исследователи. Совместить это невозможно.

Геннадий Колесников,
заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор военных наук, профессор, полковник запаса

Советский запас исчерпан

Многолетний опыт военного строительства показывает, что принятию наиболее важных решений – будь то создание ПВО страны, систем противоракетной обороны, формирование ядерного щита, разработка образцов вооружения Сухопутных войск, ВМФ, ВВС – всегда предшествовала огромная научная работа. Она организована в Вооруженных Силах для того, чтобы ни одно решение не принималось без глубокой проработки, а значит, ее результативность зависит от того, как и чем будет обеспечиваться национальная безопасность.

В последние годы сформировался целый ряд совершенно новых угроз и вызовов национальной безопасности. Продолжается планирование расширения НАТО с целью все большего охвата наших границ. Страна вынуждена принимать меры по парированию угроз. Роль военной науки здесь чрезвычайно велика, чем и объясняется то внимание, которое ей уделяется в последнее время.

Для решения вновь возникших задач необходимо осуществить качественный переход системы ведомственных НИИ от советской организации научной работы к модели, предлагающей полноценную интеграцию военной науки в научно-образовательное пространство Российской Федерации. Необходимые меры принимаются. В соответствии с решением министра обороны в 2013 году начата реорганизация военно-научного комплекса Вооруженных Сил, созданы шесть научных институтов. Во многих вузах образованы подразделения, которые активизируют интерес к научному творчеству у курсантов. Появляются новые формы взаимодействия с предприятиями ОПК. Созданы научные роты. Это один из механизмов формирования кадрового резерва для институтов и вузов. День инноваций Министерства обороны стал ежегодной открытой площадкой для демонстрации последних достижений как предприятий, так и научных организаций.

Для определения направлений сосредоточения усилий в апреле 2014 года проведена оценка эффективности военных НИИ. Результаты показали, что институты обладают достаточными ресурсами для решения всего объема задач военного строительства. Назову основные проблемы:

-система постановки задач, которая не обеспечивает широкое обсуждение экспертным сообществом планов научной работы с целью сосредоточения усилий на решении действительно актуальных вопросов;
-консервативность подходов к организации и ведению работы, несовершенство механизма вовлечения ведущих ученых, научных коллективов РАН и других организаций в проведение исследований в интересах обороны и безопасности;
-недостаточная обеспеченность НИИ кадрами высшей квалификации, их старение, непривлекательность научной работы для молодежи, несовершенство механизмов пополнения. Сегодня почти исчерпан научный и кадровый запас, доставшийся нам от Советского Союза.

22 мая 2014 года на коллегии Министерства обороны отмечена необходимость кардинальных мер по исправлению сложившейся ситуации. Цель – такой уровень деятельности, который позволил бы обеспечить органы военного управления проработанными предложениями, проектами их решений и выполнить первоочередные задачи:

-формирование и реализация плана обороны на очередной период;
-создание Государственной программы вооружения на 2016–2025 годы и ее выполнение;
-выработка форм и способов применения ВС, обеспечивающих урегулирование вооруженных конфликтов, как это было наглядно продемонстрировано в Крыму;
-прогнозирование геополитической обстановки в Европейском и Дальневосточном регионах, угроз войны за ресурсы в Арктике;
-реализация концепции глобальной активной обороны;
-противодействие системе ПРО США;
-создание новых высокотехнологичных систем вооружения, включая роботизированные комплексы.


11 сентября 2014 года Министерством обороны принято решение по интеграции науки и образования, в том числе в форме объединения некоторых вузов и НИИ. Это повысит познавательную активность курсантов, обеспечит вовлечение кафедральной профессуры в научную работу по ГОЗ, придаст диссертационным исследованиям актуальность и практическую ценность.

Сергей Попов,
представитель Военно-научного комитета Вооруженных Сил

Возможно, тайный план уже подписан

Грандиозный план совершенствования и оптимизации учебных заведений России, разработанный и утвержденный министром обороны Анатолием Сердюковым в 2010 году за 10 дней, сводился к тому, чтобы превратить примерно 59 существующих в стране вузов в 12. Планировалась, в частности, реорганизация, то есть уничтожение Военной академии воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Г. К. Жукова в Твери, но мы за нее сражались и она волею судеб сохранилась. Вспоминаю об этом не потому, что пепел академии Жуковского стучит в мое сердце, а потому, что во всем происходящем прослеживается метод.

Говоря о современных проблемах отечественной военной науки, мы должны отдавать себе отчет в том, что и сегодняшняя, и будущая война – это противостояние роботов пятого и даже шестого поколения. Посмотрите, что творится в мире. Идет микроминиатюризация, современные роботы – это пчелы, которых сложно заметить в полете. И в разработке этого вооружения главную роль играют инженеры. Командиры же, летный состав и т. д. должны быть способны умело эту технику использовать. Дополняют картину нашей новой реальности информационные войны, которые требуют высочайшего развития соответствующих технологий.

Таким образом, мы имеем дело с двумя факторами: с одной стороны, роль авиации повышается, а с другой – уничтожаются инженерные школы. В отечественной авиации сохранился один-единственный инженерный вуз – воронежский военный учебно-научный центр ВВС «Военно-воздушная академия имени проф. Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина». И то это даже не вуз, а просто хорошее техническое училище. Хотя, конечно, очень многие поют ему аллилуйю. Они видят там научные роты, и кажется, что сейчас все сдвинется и пойдет куда-то вперед. Ничего не будет. Научные роты – место, созданное для своих детей, для благоприятного продолжения их службы.

Если говорить о научных ротах серьезно, нам надо вернуться к изучению опыта советской военно-технической школы. Раньше в Академии имени Н. Е. Жуковского проводился серьезный отбор отличников из ведущих вузов страны – МГУ, физических. И после учили их военному делу в течение двух-трех лет, а затем эти ребята шли работать в НИИ, в КБ, в приемку.

Как поступал Суворов, когда хотел разобраться в том или ином вопросе? Шел к старикам – то есть пытался провести независимую экспертизу. Вот и нынешним начальникам и командирам не стоит ждать объективных оценок происходящего от военнослужащих. Они ничего не знают, потому что находятся под гнетом, фактически являются рабами.

Так чего же стоит наше сегодняшнее обсуждение? И что это за сила такая, которая способствует реализации планов, подобных оптимизации сети учебных заведений 2010 года? И кто знает, может, сегодня уже существует – разработан и подписан очередной план по созданию какой-нибудь перспективной сети научных учреждений, повышающей эффективность, оптимизацию и прочее? Возможно даже, он уже подписан и вступил в действие, и нас ждет очередное безумие – такое же, как включение в состав вузов научно-исследовательских организаций с тем, чтобы в результате лишиться и того, и другого, так как они решают разные задачи.

Владимир Ветошкин,
полковник, начальник кафедры АСУ Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Е. Жуковского (с 1990 по 2005 год), доктор технических наук, профессор

Направить на негодный объект

Пример объединения ВВС и ПВО показал, как легко разломать и то, и другое. Теперь же мы становимся свидетелями попыток соединить военную науку и военное образование. Результат будет тот же. Раз ничего изобрести не удается (и С-400, и С-500 – продукты советского времени), занялись имитацией бурной деятельности. Чтобы отвлечь внимание от истинного положения дел – как говорили в КГБ, «направить на негодный объект». Зачем? Все себя военачальниками считают, уверены, что лучше других разбираются во всех вопросах.

Александр Тарнаев,
депутат Государственной думы

Вероломство Минфина

Здесь был задан вопрос: что это за сила, которая так корежит военную науку? Отвечу: это Минфин. Лично я голосовал против военной части бюджета по ряду причин. Первая – невыделение средств на ведомственное жилье. О каких контрактниках можно говорить, если оно не строится? То есть рушится основа Вооруженных Сил в нынешней концепции. Что касается расходов на военную науку, сейчас их повышают до 17 миллиардов, а через два года опять снижают до 13 миллиардов. Мы должны очень громко напомнить о том, что современная война – это робототехника. С калашниковым уже не бегают, хотя роль пехоты и сохраняется в определенных обстоятельствах. Но мы всегда должны иметь в виду возможность столкновения с более крупным соперником. Именно поэтому очередная реорганизация недопустима. Она, как показывает наш богатый негативный опыт (одна Академия имени Жуковского чего стоит), опять приведет к ликвидации чего-то. И эту коллективную точку зрения нашего экспертного совета мы обязаны довести до высшего руководства. Мы направим выдержки из соответствующего доклада для ознакомления начальнику Генерального штаба. Нужно довести до сведения руководства тот факт, что позиция «все одряхлело, все разрушилось» неверна. Кто создал нашу могучую боевую технику? Те самые НИИ, которые сейчас подвергаются «реконструкции». Если забор обветшал, его необязательно ломать. Можно отремонтировать.
Автор: Вячеслав Тетекин, Юрий Букреев, Василий Москвин
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/22538


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 27
  1. pavel_SPB 26 ноября 2014 18:49
    уффф,большая статья)к сожалению не полностью прочитал(((
    1. матРосс 26 ноября 2014 19:14
      Цитата: pavel_SPB
      уффф,большая статья)к сожалению не полностью прочитал(((

      Ну ничего, главное, написать успел! fool
      А статья страшноватая. Учения "Восток" всю осень прославляли, оказалось... показуха очередная. Столько военных вузов закрыли... Научные роты эти с самого начала было ясно, что лажа для "сынков" и телепередач. Вот те и Шойгу Кожугетыч в красивой фуре... А военная наука уже того... там же, где и гражданская - в .опе. Сухой самолетов наклепает, лоббисты рулят, распильщики пилят - кто летать будет? Хотя что там - продадим индусам, купим у французов, если не кинут!
      1. Лопатов 26 ноября 2014 21:08
        Цитата: матРосс
        Учения "Восток" всю осень прославляли, оказалось... показуха очередная.

        Все учения такого уровня это показуха, балет.
        1. Удав КАА 27 ноября 2014 01:52
          Цитата: Лопатов
          Все учения такого уровня это показуха, балет.
          Маленькая ремарка.
          Учения "Восток" -- это СКШУ! Стратегическое командно-штабное учение по переброски (межтеатровому маневру силами) войск с одного ТВД на другой. Задействованы губернаторы, РЖД, авиация и тп. Все вскрыли пакеты, вынутые из мобкомнат администраций и тд. Это то, что отрабатывалось ФАКТИЧЕСКИ в органах военного управления.
          А вот "балет" -- это шоу сил ОБОЗНАЧЕНИЯ, как правило, для власть придержащих. Хотя и здесь отрабатываются нормативы и снимаются временные характеристики. Но "режиссеры" сознательно идут на нарушение тактических нормативов (о чем говорил адм. В.Селиванов)ради "наглядности" и "эффектности" демонстративных действий сил высадки. К сожалению, это так.
      2. sovetskyturist 26 ноября 2014 23:41
        . Вот те и Шойгу Кожугетыч в красивой фуре... А военная наука уже того... там же, где и гражданская - в .опе.
        за каждым троном всегда нечто больше нежели лиш король, или как там hi
        1. studentmati 26 ноября 2014 23:52
          Цитата: sovetskyturist
          всегда нечто больше нежели лиш король, или как там hi


          Весьма и весьма!!! good
          1. sovetskyturist 27 ноября 2014 00:02
            Тут[ЧР ]кто то вчера Земана заступился, я решил перечитать статью получил 404 - Stránka nenalezena Při provádění Vašeho požadavku došlo k této chybě: 404 - Stránka nenalezena. информация цензурируется и лишнее сразу блокируют,демократия однако.Знания власть, только как инфо адекватно офильтровать.Фактов много но главное как их подать и интерпретировать.....
      3. user 27 ноября 2014 19:33
        А статья страшноватая.


        Ну и что нового Вы в этой статье узнвли?
        Просто всё обобщили и всё.
    2. денис fj 26 ноября 2014 19:31
      Да никто в военно-политическом руководстве России не верит в масштабную войну с Западом. При том, что обывателям-электорату через контролируемые СМИ внушают совершенно противоположное. С учетом этого и следует рассматривать логику действий власти.
      денис fj
      1. Гигант мысли 26 ноября 2014 19:41
        Всё , что происходит в стране, то же самое происходит и в армии, это аксиома, и чего тут удивляться этому бардаку, вспомните советские времена, в стране был порядок, был порядок и в армии.
      2. Комментарий был удален.
  2. AVA77 26 ноября 2014 18:56
    бла бла бла караул всё пропало!
  3. Marssik 26 ноября 2014 19:02
    Ниче ,снова кровищей землю удобрим там и опыт появиться у отцов-командиров ,кто в живых останется. Достаточно на них взглянуть на учениях и все сразу ясно ...
    1. Лопатов 26 ноября 2014 20:59
      Цитата: Marssik
      Достаточно на них взглянуть на учениях и все сразу ясно ...

      Это не показатель. Их банально проводили не вовремя. Призывают сейчас на год, так что половина срочников на учениях имели уровень прошедшего КМБ
  4. A1L9E4K9S 26 ноября 2014 19:04
    Господи спаси и сохрани бедную,несчастную Россию,как тебя достали все эти перемены,реорганизации,пертурбации,когда же наконец страна заживёт спокойно и когда уберут из руководства страной не понимающих ни уха,ни рыла долб.....в,когда же вы идио...ы закончите издеваться над страной и народом?
    1. Vulpo 26 ноября 2014 19:28
      Цитата: A1L9E4K9S
      Господи спаси и сохрани бедную,несчастную Россию,как тебя достали все эти перемены,реорганизации,пертурбации,когда же наконец страна заживёт спокойно и когда уберут из руководства страной не понимающих ни уха,ни рыла долб.....в,когда же вы идио...ы закончите издеваться над страной и народом?

      cryingпппрастите crying а за кого вы голосовали, если не секрет? crying
      Vulpo
    2. Per se. 26 ноября 2014 19:47
      Цитата: A1L9E4K9S
      когда же наконец страна заживёт спокойно и когда уберут из руководства страной не понимающих ни уха,ни рыла долб...
      Когда? Тогда, когда буржуины и предатели-плохиши рулить страной перестанут. Янки не зря обнаглели, пробил их час "Х", который был давно просчитан, но, надо понимать, их "санкции", это лишь далёкая прелюдия, "ягодки", надо полагать, ещё впереди... Печальная статья. Наверное, без мобилизации всех сил уже не обойтись, а на это нужно сплочение и моральный подъём народа. Найдёт ли Путин ту национальную идею, что поднимет Россию, даст мобилизацию всех сил, от этого зависит быть или не быть России.
  5. saag 26 ноября 2014 19:19
    Цитата: A1L9E4K9S
    когда же наконец страна заживёт спокойно и когда уберут из руководства страной не понимающих ни уха,ни рыла долб.....в,когда же вы идио...ы закончите издеваться над страной и народом?

    Пару дней назад читал на политобзоре статью связанную с нынешним кризисом, там попались такие слова что Путин оценивает продолжительность кризиса в 10 лет, в то время как нынешние либералы Улюкаев там. Набиуллина в 1-3 года, т.е. пока Путин будет у власти все это и будет длиться
    1. Vulpo 26 ноября 2014 19:34
      Цитата: saag
      Пару дней назад читал на политобзоре статью связанную с нынешним кризисом, там попались такие слова что Путин оценивает продолжительность кризиса в 10 лет, в то время как нынешние либералы Улюкаев там. Набиуллина в 1-3 года, т.е. пока Путин будет у власти все это и будет длиться

      Ну обычно то что попадается, надо надвое делить,а то что с "Пу" каши не сваришь!, это и к гадалке не ходи!
      Vulpo
  6. денис fj 26 ноября 2014 19:31
    Эксперт ноющий про отсутствие производства ГАЗ-66 и ЗиЛ-131 из нафталина выбрался? Пусть еще потребует восстановить производство ЗиС-5 и ГАЗ-АА. Чего уж там мелочиться.
    денис fj
    1. andrey_kz 26 ноября 2014 20:50
      Так ничего лучше не сделали за 40 лет, только показуха с супер пупер джипами
    2. Лопатов 26 ноября 2014 21:04
      Ну, со 131 ладно... Однако у "Газ-66" нет сейчас аналогов. Их меняют на "Камазы" двухосные, которые явно тяжелее.
  7. денис fj 26 ноября 2014 19:32
    Верно, что соединение военно-учебных заведений с научно-исследовательскими - дело не нужное и просто вредное. Непонятно тогда, каким же образом флагманом военной науки должна стать военная академия пусть с государственным статусом и объединением оборонных и гражданских НИИ? Это подразумевается некий аналог российской академии наук, но с уклоном в сторону военно-прикладных исследований? Будет ли толк от такого монстра и не сведется ли все опять к бесконечным реорганизациям и дезорганизации работы военных и оборонных НИИ и Центров?
    денис fj
  8. Балу 26 ноября 2014 20:00
    Обидно за кулибиных. Вопрос к штирлицам: почему молчим? Чего ждем? Оборона должна быть обороноспособной. У нас есть резерв потенциальных кадров для оборонки и военной науки?
    Интересно, что думает по поводу статьи Рогозин? what
  9. maxbrov74 26 ноября 2014 20:11
    Пока дошёл до середины, забыл, что было в начале. Так, ни чего из контекства выдергивать не буду.А вообще- я не против перемен, если только они ведут к лучшему.
    1. Пенелопа 26 ноября 2014 20:14
      Армия должна быть монолитной , как пушечное ядро.
    2. Комментарий был удален.
  10. басмач 26 ноября 2014 20:33
    Данная статья-очень хороший ответ апологетам ВВП и Шойгу. Я всего лишь капитан ВВС, тактике обучали поверхностно( но хорошо учили готовить вооружение и суо), но даже мне, глядя на нынешнюю армию, становится жутко.Я помню, как в 90-е уходили в академию-хороших спецов не пускали, самим нухны в полку, видел и приходивших( яркий пример-мой нач группы в ТЭЧ, 3 месяца не мог сдать зачёт на допуск к самостоятельной эксплуатации), помню, как уходили грамотные молодые офицеры( из 14 летёх ИТС, пришедших в 90 к 94 осталось только 2).
    Я научился читать между строк и все радостные дифирамбы про нашу армию и её обеспечение вооружением будят во мне лишь горечь и злость.
    1. Добрый 26 ноября 2014 21:26
      Напишу Вам в унисон, что когда на должность командиров ставят жополизов и угодных командованию идиотов- вся боевая подготовка сводится на цирковые учения.
    2. OldWiser 27 ноября 2014 11:14
      "Либерально-рыночная" политика наших властей - все распилить на части и загнать по дешёвке. Главное чтобы Деньги - Сейчас!
      А интересы обороноспособности страны?
      А сколько это стоит и сколько от этого можно положить в свой карман?
  11. assam4 26 ноября 2014 20:47
    Найдёт ли Путин ту национальную идею, что поднимет Россию, даст мобилизацию всех сил, от этого зависит быть или не быть России.
  12. zero12005 26 ноября 2014 20:56
    Цитата: Vulpo
    а за кого вы голосовали, если не секрет?

    уже говорили:-важно кто и как считал...
  13. 1goose3 26 ноября 2014 21:33
    Объемная статья, по диагонали кое как осилил. Надеюсь те для кого она написана услышат "вопиющего в пустыне". Писали специалисты и судить статью должны так же специалисты, но фраза:"То, что происходит сейчас в военной науке, такое отношение к ней началось с появления младореформаторов, которые объявили, что подобной науки не существует." меня убедило в правдивости происходящего в ВС. То что младореформаторы сотворили в целом с Россией мы знаем не по наслышке.
  14. A1L9E4K9S 26 ноября 2014 21:49
    Цитата: Vulpo
    а за кого вы голосовали, если не секрет?


    Не секрет,я голосовал за Путина,но не за тех идио.....в что сидят сейчас в правительстве.
  15. O_RUS 26 ноября 2014 22:13
    "В бюджете на следующий год заложено увеличение расходов на военную науку до 17 миллиардов. "

    Выделят 17, а сколько в карманах осядет. Преемственности нет, старение кадров и в школах образование ниже среднего. То что есть бы удержали на должном уровне.
  16. htlernjh 27 ноября 2014 12:02
    Получается генералы понимают к чему может привести буйная реформаторская( а по сути разрушающая деятельность) Правительства РФ в сфере управления армией! А вот Путин и Медведев не понимают этого? У меня несколько вариантов понимания ситуации:
    вар1. Генералы полностью глупы и не догоняют стремительность полета военной мысли Правительства РФ.Просто Правительство РФ является сосредоточением современных Кутузовых и Жуковых. Только мы об этом не знаем.
    вар2. Правительство РФ - суть предатели и враги народа?
    вар.3 Имеется ТАКОЕ (!!!) оружие о котором никто не знает кроме правительства РФ, но которое делает не нужными дивизии, армии,стратегические управления!!!!!
    Если вар.1, то возможно нам простым людям и не надо беспокоится о повторении 1941г. и миллионах жертвах, а вдруг Правительство РФ ошибется немножко в расчетах.? Но не беда, потом извинится за ошибочку, как это сделал Ельцин.Воздвигнем монументы павшим в неравной борьбе с захватчиками(если победим).
    Если вар.2, то нам к сожалению остается только уповать на Бога и на милость победителя, ну можно заранее выкопать могилки для нас.
    если вар.3, то нам можно спокойно спать.
    Вот знать бы какой из этих вариантов имеет место быть!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня