Страна гениев. Часть 2

Страна гениев. Часть 2Выражение «страна гениев» — вовсе не метафора или новое прочтение старой сказки про молочные реки в кисельных берегах. Слова из песни Игоря Талькова вполне могут оказаться пророческими. Если внимательно проанализировать за последний год высказывания Барака Обамы и Джо Байдена на тему американской исключительности, то станет ясно: у американского истеблишмента нет проблем с определением целей и задач на будущее, безусловный приоритет отдается одаренным людям. И это не просто декларации, появление в привычном обиходе среди прочих, например, понятия «креативный», что стало у нас почти ругательным, на деле является свидетельством того, что с общественным сознанием идет кропотливая работа. Пусть не всегда получается. А значит, есть время, может, и мы спохватимся.

Ох уж это общественное сознание, так забавно иногда слышать восклицания — «Караул, нас зомбируют!» Зомбируют? Да неужели? Что, только узнали? А вы в курсе, первое слово, что мы произносим в своей жизни, во младенчестве, уже есть неизбежное заимствование? Вы называете телевизор зомбоящиком, а маму с папой к ответственности привлечь не хотите? Уже будучи в зрелом возрасте мы сталкиваемся с другой стороной этой очевидности — на свете много мыслей, идей, истин, красивых и не очень, глупых и умных, но менее всего, менее всего — мыслей собственных.


Мы тотально зависим от той информационной среды, в которой находимся. Если при этом в кого-то не спрашивая вдалбливают разумное, доброе, вечное (к сожалению, иногда приходится), либо наоборот, пытаются навязать вещи дурные, то процесс информационного заимствования здесь ни в чем не виноват. Заимствование (и как её частность зомбирование) есть объективная реальность, очень возможно, характерная для возникновения и развития разумной жизни на любой подходящей для этого планете. Можно выразиться и дипломатичнее, каждый человек без исключения работает хранителем информации, её переносчиком. Вот с чего начинается Родина? Без принятия памяти других поколений никто за неё сражаться не будет. Подумать только, весь этот мир существует благодаря доверию. ВЕРЕ! По факту мы бьемся не столько за свой образ жизни или мировосприятие, а именно за веру!

И выходит, вопросы безопасности информационного поля являются очень важными. К сожалению, система уязвима к внешним воздействиям, да и сама информационная преемственность имеет массу недостатков, начиная от инертности и накопления ошибок, трудности восприятия понятий находящихся вне общего оборота идей, до следования откровенно самоубийственным моделям поведения. Каннибализм — нет проблем, только сколько так можно прожить? В том, что иногда целые страны и народы сходят с ума, нет ничего удивительного. Но такова плата за развитие, эволюцию разума. Жизнь человеческая есть труд по отделению зерен от плевел, а смерть предел ограниченности.

Возможно ли существование страны гениев? Вне всяких сомнений. Зная особенности нашего восприятия, разрешая проблемы информационного заимствования, можно раскрыть огромный потенциал развития человечества. И совершенно не важно, как будет называться работающая над этим наука, онтология, психософия или фундаментальная психология, если задача ясна, определен её статус, ей надо заниматься. И специалисты найдутся, а вот хотя бы я. Если кому интересно, некоторые элементы фундаментальной психологии рассмотрены в четвертой и первой частях «Психологического оружия» (ссылка: http://topwar.ru/52448-psihologicheskoe-oruzhie-chast-4.html). Как иллюстрацию этого закончу мысль, что начал в первой части цикла «Страна гениев».

Напомню в качестве основных тезисов.

Как можно непосредственно воздействовать на сознание и образ мыслей больших масс людей?

Через информационное поле повседневного общения, т.е. те же средства массовой информации и культуры.

А что будет главным инструментом воздействия?

Стиль, манера подачи материала. Вроде бы звучит безобидно. Рассмотрев достоевщину и гоголевщину в первой части, я специально оставил изучение творчества Льва Толстого для итогового заключения.

Талант Льва Николаевича очень многогранен, возьмем лишь одну из его хитростей. Кратко. «Севастопольские рассказы», глава «Севастополь в мае», эпизодический герой поручик Непшитшетский. Спрашивается, зачем автору включать в текст столь трудночитаемую фамилию? Как-то со знакомым учителем литературы провел эксперимент по чтению данного рассказа в 8-м классе, никто из учеников не смог прочитать данное слово с первого раза, а кто-то не смог вообще.

Данный творческий прием называется «ершик». Задача «ершика» заставить нас споткнуться, перестать привычно скользить по тексту и начать в него невольно (именно на рефлексии против своей воли!) вчитываться, перепрочитывать, а также напрячься и сконцентрироваться. Для этого с успехом сойдет не только трудно читаемая фамилия Непшитшетский, но и вставки из иностранных слов (у Толстого французских), ссылки, а то и умышленно неправильное грамматическое построение текста. В сибирском городе Бердске проживал Альберт Васильевич Скворцов, которому мы обязаны возникновением торговой марки «Эпам», так он использовал шрифт «ижицу» со сходным эффектом. Оказывается, выходит писать гладко, красиво, правильно и даже грамотно не главное, по-настоящему успешные авторы обладают даром убеждения, навязывания сопереживания (внушения, а значит и зомбирования).

Подумать только, что с нами может сделать простая бумага, а вы говорите, 25 кадр. В сравнении с наследием мировой литературы ребята, что ввели термин «нейролингвистическое программирование», жалкие недоучки и самопиарщики. Повторюсь, возмущаться по поводу того, что нас постоянно хотят обратить в свою веру бессмысленно и бесполезно, это объективный процесс, надо учиться с этим жить, понимать, вырабатывать моральные нормы поведения, защиту, правила, писать законы, допустимые ограничения.

В связи с этим я в очередной раз хочу задать наивный или очевидный вопрос филологам, почему у нас литературные конкурсы не проводят по стилям изложения? Вот у правоохранителей по этому поводу есть довольно четкое понимание — отсутствие ясных правил отбора и приоритетов означает мутную воду недобросовестной конкуренции. И в результате мы получаем очередное зрелище типа «Солнечного удара», «Утомленных солнцем» Михалкова, когда из 21 миллиона долларов народных денег отбивается зрителями неполных 2. Да Бог с ними, деньгами, хуже то, что ревнитель веры нисколько её, веру, не защищает, скорее от неё отвращает. Неужели искусство — оно такое искусственное, а духовность — она такая вся духовная? В условиях нашей тотальной зависимости от окружающей информационной среды жизнь заставит искать противоядие от вольной или невольной подмены понятий. И очень не хочется в идущей цивилизационной гонке видеть себя и своих детей неудачниками.

Кстати, пример, не связанный с литературой, тем не менее. Недавно ди-джей Смеш презентовал свой новый альбом, из которого буквально за несколько дней исключил все песни на русском языке, он это объяснил тем, что не любит повторяться, так как предыдущий альбом уже был с русскими композициями. Типа списал все на творческий замысел. Я бы с ним согласился, если до этого не увидел результаты европейского хит-парада на «Европе плюс», теперь и в этом сегменте России есть чем гордиться. Смеш углядел тренд, коммерция, ничего личного. Только вот такой мощный отток талантливой молодежи в англоязычный сектор вызвал у меня ощущение того, что следующая «Фабрика звезд» песенных исполнителей на русском языке будет проходить в составе: четыре — Стаса Михайлова, пять — Натали, «Бурановские бабушки» в обновленном составе и один Тимати. Я не против их как исполнителей, я просто хотел подчеркнуть этим обеднение культуры.

На этом можно было бы поставить точку, напал, укусил и отскочил в сторону. Нет. Я отвечу, какой литературный стиль будет определять будущее русской и мировой литературы.

Жюльверновщина, стиль исследователя. Вот только не лгите сами себе, что в детстве вы фанатели от «Каштанки» Антона Павловича Чехова. Энциклопедичность жюльверновщины позволяет добиться такого замечательного эффекта, как разделение труда между авторами произведения, а значит, вобрать в себя другие стили как составные элементы. Литература долго держалась, но время одиночек и в ней проходит. Это идеально для электронных книг, когда изложение буквально из однолинейного можно сделать объемным, и читатель, заинтересованный каким-то эпизодом или второстепенным персонажем, может его развернуть и выйти на соседнюю ветку повествования, даже если это будет лекция об уходе за садом или описание радуги в каплях росы. Тут я, наверное, никого не удивил, но это хорошо не только для учебников. Простая механика расширения кругозора увлекает в поиск, но главное, обыгрывая различные представления, ощущения, мнения, жизненный опыт, может вызвать у читателя ощущение открытия, чуда. Самые великие книги еще оказывается, не написаны.

Пелевин, говорите? Гарсиа Маркес? Я тут посмотрел на телеканале «Россия 24», как из обычного прогноза погоды делают шоу. Главный ведущий периодически вступает в диалог с соведущей, которая, в свою очередь, прерывается видеорядом от третьего лица. Разумеется, вам, возможно, неинтересно знать, какой вулкан сейчас извергается в Исландии или как образуются айсберги на гренландском шельфе. Я не спорю. Я указываю на сам принцип, организацию построения творческого процесса, наконец, взываю к вашей наблюдательности, новое время уже приходит. Индустрия, да, именно индустрия массовой культуры, в погоне за средствами воздействия на наше сознание создала нечто, что может вывести его на новый уровень восприятия действительности. Ирония божественного провидения.

И это здорово!

Предыдущий материал: Страна гениев. Часть 1 (http://topwar.ru/57904-strana-geniev-chast-1.html)
Автор:
Врачевский М.П.
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

26 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти