Под крылом Пентагона

К середине 2020-х Соединенные Штаты получат новые средства доставки ядерного заряда

Несмотря на официальные заявления Вашингтона о снижении опоры на ядерное оружие, ему, как свидетельствует доклад о стратегии его применения, направленный в июне 2013 года министром обороны Чаком Хейглом американскому конгрессу, по-прежнему отводится критически важная роль в обеспечении национальной безопасности США, их союзников и партнеров.


В специальной фактологической справке Белого дома, сопровождающей указанный выше доклад, отмечено, что президент Барак Обама поддержал значительные ИНВЕСТИЦИИ по модернизации американского ядерного арсенала. Позднее, в декабре 2013-го Бюджетное управление конгресса США опубликовало данные о предстоящих расходах на поддержание в боеготовом состоянии имеющихся американских ядерных вооружений и на разработку новых. Согласно прогнозу в 2014–2023 годах на эти цели будет израсходовано 355 миллиардов долларов, а после 2023-го затраты на ядерные силы увеличатся, поскольку Министерство обороны начнет закупать новые носители и боеприпасы.

В связи с вышесказанным представляется интересным оценить современное состояние и перспективы развития ядерных сил США.

Современное состояние

В настоящее время ядерные вооружения имеются в двух видах ВС США – в военно-воздушных (ВВС) и военно-морских силах (ВМС).

На вооружении ВВС состоят межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) «Минитмен-3» с ядерной разделяющейся головной частью индивидуального наведения (РГЧ ИН), тяжелые бомбардировщики (ТБ) В-52Н и В-2А с ядерными крылатыми ракетами воздушного базирования (КРВБ) большой дальности и ядерными бомбами свободного падения, а также самолеты тактической авиации F-15Е и F-15С, -D с ядерными бомбами свободного падения.

На вооружении ВМС находятся баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) «Трайдент-2» с ядерной РГЧ ИН, которыми оснащены стратегические атомные подводные лодки (их общепринятое сокращенное название – ПЛАРБ) типа «Огайо». До недавнего времени на вооружении ВМС также состояли ядерные крылатые ракеты морского базирования (КРМБ) «Томахок», которые с 1992 года были складированы на военно-морских базах (ВМБ) «Кингс-Бей» (штат Джорджия) и «Бангор» (штат Вашингтон) и предназначались для оснащения многоцелевых атомных подводных лодок типа «Лос-Анджелес», «Сивульф» и «Вирджиния». Эти КРМБ сняты с вооружения в конце 2012 года.

Силы МБР организационно входят в состав 20-й воздушной армии, штаб которой дислоцируется на авиабазе (АвБ) «Уоррен» (штат Вайоминг). Административно эта воздушная армия подчинена Командованию глобальных ударов (КГУ) ВВС США, созданному в 2009 году. В оперативном отношении находящиеся на боевом дежурстве силы МБР подчинены Объединенному стратегическому командованию (Страткому) вооруженных сил США.

Основной организационно-штатной единицей сил МБР является крыло, состоящее из трех эскадрилий. В них – по пять боевых отрядов, в каждом из которых 10 шахтных пусковых установок (ШПУ) МБР (см. таблицу).

Под крылом Пентагона


Тяжелые бомбардировщики В-52Н и В-2А, предназначенные для непосредственного выполнения боевых задач, сосредоточены в 8-й воздушной армии (штаб на АвБ «Барксдейл», штат Луизиана), которая административно подчинена КГУ ВВС США. В составе этой воздушной армии три тяжелых бомбардировочных авиационных крыла (тбакр): 2-е (АвБ «Барксдейл»), 5-е (АвБ «Майнот») и 509-е (АвБ «Уайтмен», штат Миссури). В тбакр, которое является основным тактическим формированием стратегической авиации США, – две-три эскадрильи, в каждой из которых (в зависимости от типа ТБ, находящегося на вооружении тбакр) 12 бомбардировщиков В-52Н либо 8 бомбардировщиков В-2А. 2 и 5-е тбакр имеют на вооружении ТБ В-52Н, 509-е тбакр – ТБ В-2А. Оперативно развернуты 44 бомбардировщика В-52Н и 16 бомбардировщиков В-2А.

Передовые авиационные базы ВВС США за рубежом, на которых предусмотрена возможность временного размещения ТБ, включают АвБ «Фэлфорд» (Великобритания), АвБ «Андерсон» (остров Гуам), АвБ «Эль-Удейд» (Катар) и АвБ «Гарсия» (архипелаг Чагос).

Тактические истребители – носители ядерного оружия – F-15E и F-16C, -D входят в состав Боевого авиационного командования (БАК) ВВС США. Для оснащения этих самолетов в активном ядерном арсенале США содержится до 500 ядерных бомб В61-3, -4, -10, из которых примерно 200 единиц развернуто на шести американских авиабазах в пяти странах – членах НАТО: Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах и Турции. При этом в качестве носителей ядерных бомб наряду с американскими самолетами могут также использоваться сертифицированные для выполнения соответствующих задач самолеты союзников США по НАТО. Среди последних бельгийские, голландские и турецкие F-16, германские и итальянские «Торнадо».

ПЛАРБ административно подчинены командующим подводными силами Атлантического и Тихоокеанского флотов ВМС США и сведены в две эскадры – 20-я дислоцируется на ВМБ «Кингс-Бей», а 17-я – на ВМБ «Бангор». Каждая из этих баз рассчитана на обслуживание десяти ПЛАРБ. Там размещено оборудование для приема, хранения и выдачи боезапаса, технического обслуживания и текущего ремонта. Производственные возможности ВМБ «Кингс-Бей» по сборке БРПЛ «Трайдент-2» составляют 20 ракет в месяц, хранилище базы рассчитано на 57 ракет. ВМБ «Бангор» способна производить сборку 16 БРПЛ «Трайдент-2» в месяц и располагает хранилищами на 84 ракеты.

В настоящее время БРПЛ «Трайдент-2» оснащены 14 ПЛАРБ типа «Огайо» (336 пусковых установок). В составе 20-й эскадры – шесть лодок, в 17-й эскадре – восемь лодок. Обычно 12 из 14 лодок находятся в строю и имеют на борту в совокупности 288 БРПЛ, каждая из которых согласно оценке несет в среднем четыре ядерные боеголовки, что в общей сложности составляет 1152 боезаряда. Оставшиеся две лодки с выгруженным боезапасом находятся на плановом капитальном ремонте.



В среднем в каждый данный момент времени в море находится восемь-девять ПЛАРБ. При этом каждая лодка из числа боеготовых обычно выходит на боевое дежурство три раза в год на 70–100 дней и проводит в оперативном режиме время, сопоставимое с тем, что было в период холодной войны. Все ПЛАРБ, находящиеся на боевом дежурстве, передаются в оперативное подчинение Страткому.

Согласно данным последнего обмена информацией о стратегических наступательных вооружениях сторон российско-американского Договора СНВ-3 на 1 сентября 2014 года у США в стратегических наступательных силах (СНС) было развернуто 794 МБР, БРПЛ и ТБ, за которыми засчитывалось 1642 боезаряда, а количество развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРПЛ и развернутых и неразвернутых ТБ составляло 912 единиц.

Выступая 30 апреля на проходившей в Нью-Йорке третьей сессии подготовительного комитета конференции 2015 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия, заместитель государственного секретаря США Роуз Геттемюллер заявила: «На сентябрь 2013 года численность активного ядерного арсенала США сократилась до 4804 единиц, что составляет сокращение на 85 процентов от уровня 1967 года». В целом же с учетом примерно 3000 боезарядов, ожидавших демонтажа на октябрь 2013 года, совокупный ядерный арсенал США мог составлять порядка 7800 единиц.

По оценке, на этот же период в ядерном арсенале РФ имелось 8500 боезарядов, из них примерно 4000 единиц в очереди на утилизацию. Ядерные арсеналы других государств (Китай, Великобритания, Франция, Израиль, Индия, Пакистан, КНДР) несопоставимы с американским и российским. В двух последних – более 90 процентов от общего количества ядерных боезарядов в мире.

Таким образом, несмотря на проводимые сокращения арсенала, Соединенные Штаты наряду с Россией остаются ядерной сверхдержавой. С учетом подавляющего американского превосходства в обычных вооружениях США на сегодня являются единственной в мире полноценной сверхдержавой.

Перспективы

Стратегия дальнейшего развития ядерных сил США изложена в опубликованном Пентагоном в апреле 2010 года «Обзоре ядерной политики».

В этом документе (далее – «Ядерный обзор») указано, что Соединенные Штаты намерены сохранить ядерную триаду, состоящую из МБР, БРПЛ и ТБ, при одновременном сокращении их численного состава в соответствии с положениями Договора СНВ-3. Как следует из доклада министра обороны Роберта Гейтса, представленного в мае 2010 года американскому конгрессу, после выполнения мероприятий по сокращению стратегических наступательных вооружений по Договору СНВ-3 (февраль 2018 года) в СНС США планируется иметь 420 ШПУ МБР типа «Минитмен-3», 14 ПЛАРБ типа «Огайо» с 280 пусковыми установками БРПЛ типа «Трайдент-2» (количество ракетных шахт на каждой лодке намечено сократить с 24 до 20 единиц), 76 ТБ В-52Н и 20 ТБ В-2А. Всего – 796 стратегических носителей ядерного оружия (на четыре единицы меньше, чем допускается по Договору СНВ-3). В развернутом состоянии будут находиться 400 ШПУ МБР, 12 ПЛАРБ с 240 пусковыми установками БРПЛ, 44 ТБ В-52Н и 16 ТБ В-2А (при этом все МБР оснащены одной боеголовкой, а суммарное число боезарядов на БРПЛ не превысит 1090 единиц).

Действующей программой развития СНС США не предусмотрено в текущем десятилетии строительство новых МБР, ПЛАРБ и ТБ. Упор сделан на модернизацию существующих средств доставки и создание научно-технического задела для разработки в 2020-е годы новых образцов стратегических ядерных вооружений.

В конце 2013-го ВВС США в продолжение начатых еще в прошлом десятилетии исследований для выработки основных требований к перспективной МБР, которая должна прийти на замену «Минитмен-3», приступили к анализу альтернатив (Analysis of Alternatives) для определения концепции перспективной МБР. Однако к настоящему времени этот анализ не завершен, поэтому командованию ВВС США не представляется возможным определиться с обликом и началом разработки перспективной МБР и планов замены «Минитмен-3». Вместе с тем спешить в этих вопросах американцам нет надобности, поскольку срок службы МБР «Минитмен-3» продлен до 2030 года.

ВВС США в начале 2011-го получили разрешение на реализацию программы создания ударного бомбардировщика дальнего действия LRS-B (Long Range Strike Bomber), который со временем должен прийти на замену ТБ В-52Н и В-2А, а также ТБ В-1В, переоборудованного для выполнения сугубо неядерных задач. О требованиях, которые предъявляются к самолету LRS-B, мало что известно, поскольку программа его создания строго засекречена. Еженедельник «Авиэйшн уикэнд спейс текнолоджи» дает лишь обрывочные сведения о том, что самолет будет создаваться с использованием технологии обеспечения малозаметности («Стелс») и должен быть пригоден для доставки к целям как ядерного, так и обычного оружия. По оценке, начальная боеготовность бомбардировщика LRS-В может быть достигнута к 2024–2026 годам.

В декабре 2012-го ВВС США объявили конкурс на разработку перспективных КРВБ большой дальности LRSO (Long Range Standoff), по результатам которого должен быть определен единственный разработчик и поставщик новой крылатой ракеты. В 2013 финансовом году на разработку ее проекта ВВС США выделили два миллиона долларов, в 2014-м – пять миллионов, а в течение трех последующих лет ежегодное финансирование должно составить 41,7, 209,0 и 352,9 миллиона соответственно.

Принятие на вооружение КРВБ LRSO намечено на середину 2020-х, а к 2030-му она должна полностью заменить парк AGM-86B и AGM-129A, которые сохранятся до этого момента, пройдя модернизацию по программе LEP (Life Extension Program). Крылатая ракета LRSO будет совместима как с новым бомбардировщиком LRS-B, так и с В-52Н и В-2А. В настоящее время эти самолеты по программе модернизации оборудуются новой боевой информационной системой, что существенно улучшит их боевую эффективность.

По имеющейся информации, КРВБ LRSO должна изготовляться с использованием технологии «Стелс», ее дальность полета составит не менее 3000–3500 километров при средней скорости 800 километров в час, а оснащаться она должна как ядерной, так и обычной боевой частью. Вероятнее всего, управление полетом этой крылатой ракеты будет комбинированным, включающим инерциальную систему на лазерных гироскопах, корректируемую по данным космической радионавигационной системы (КРНС) «Навстар», корреляционно-экстремальную систему типа PTAN (Precision Terrain Aided Navigation) и систему конечного наведения. По оценкам, это обеспечит точность стрельбы (КВО) не хуже трех – пяти метров.

В январе 2013 года ВМС США выдали компании «Дженерал дайнэмикс» пятилетний контракт стоимостью 1,85 миллиарда долларов для продолжения научно-исследовательской и опытно-конструкторской работы (НИОКР) по созданию ПЛАРБ нового поколения по программе Navy Ohio Replacement Ballistic Missile Submarine Program. ВМС США намерены сформировать опережающий научно-технический задел и получить инновационные технологии, на основе которых будет вестись строительство новых лодок. Выступая в 2012 году на ежегодном симпозиуме Лиги подводного флота ВМС США в Маклине (штат Вирджиния), руководитель вышеупомянутой программы Дэйв Бишоп заявил, что новая ПЛАРБ получит принципиально новую схему полного электродвижения и Х-образный руль в кормовой оконечности (такая конструкция руля препятствует случайному «нырку» лодки и позволяет ей развивать максимальную скорость хода на больших глубинах).

Продленный с 30 до 42 лет срок службы ПЛАРБ типа «Огайо» начнет подходить к концу с 2027 года. Первоначально планировалось, что головная ПЛАРБ нового поколения должна быть спущена на воду не позднее 2029-го, чтобы избежать сокращения группировки ПЛАРБ ниже 12 единиц. В этом случае строительство новых ПЛАРБ должно было начаться в 2019 году. Однако в бюджетном запросе на 2013 финансовый год командование ВМС США перенесло этот срок вправо на два года. Таким образом, в начале 2030-х годов группировка ПЛАРБ временно сократится до 10 единиц, а ее обновление затянется до 2042-го. К этому сроку ВМС США будут располагать 12 ПЛАРБ нового поколения, каждая из которых сможет нести 16 модифицированных БРПЛ «Трайдент-2» (D-5LE).

Что касается нестратегических ядерных вооружений, то, как утверждается в «Ядерном обзоре», после консультаций Вашингтона с союзниками по НАТО был сделан вывод о необходимости сохранить на вооружении ВВС США истребитель двойного назначения (то есть способный доставить к целям как обычное, так и ядерное оружие) после замены F-16 общевидовым ударным F-35.

В соответствии с программами LEP будут модернизированы и ядерные боезаряды: W78 и W87 – для МБР, W76 и W88 – для БРПЛ, W61 – для ядерных бомб, W80-1 – для КРВБ.

С 2008 года ведется полномасштабное производство боеголовок Mk-4А с ядерным боезарядом W76-1 (мощность 100 кт) для модифицированной БРПЛ «Трайдент-2» (D-5LE). Производство новой ядерной бомбы В61-12, являющейся модифицированной версией, объединяющей характеристики бомб В61-3, -4, -7, -10, планируется развернуть в 2017–2021 годах. При этом в хвостовой части В61-12 вместо парашютной системы предлагается установить блок наведения, широко используемый сегодня на американских управляемых авиабомбах с обычным оснащением типа «Джидам», что, как ожидается, позволит им обеспечить при дифференциальном режиме действия КРНС «Навстар» точность бомбометания до пяти метров.

Вместе с тем работы по программам LEP в целом характеризуются высокой степенью неопределенности, поэтому ожидаемый срок их полного завершения – не ранее 2030 года.

Несмотря на риторику

Проведенная оценка состояния и перспектив ядерных сил США позволяет утверждать, что Вашингтон реализует крупномасштабную и весьма затратную программу по поддержанию их боеготовности, строительству и развитию. Она предусматривает качественное совершенствование ядерного арсенала при его количественном сокращении, главным образом в рамках действующих российско-американских соглашений. С этой целью предусмотрена модернизация ядерного оружейного комплекса (ЯОК), который, как отмечено в «Ядерном обзоре», оказался в забытьи.

Для исправления сложившейся ситуации предусмотрено реализовать следующие рекомендации, данные в «Ядерном обзоре»:

-укрепить научную, техническую и инженерную базы ЯОК, играющие важную роль в поддержании готовности арсенала и повышении комплексной эксплуатационной безопасности ядерного оружия и его сертификации без ядерных испытаний;
-увеличить финансирование персонала ЯОК, а также научных и производственных фондов для долговременного поддержания безопасного в эксплуатации, надежно защищенного от несанкционированного доступа и использования, эффективного ядерного арсенала;
-обеспечить финансирование проекта строительства в Лос-Аламосской национальной лаборатории химико-металлургического исследовательского комплекса на замену в 2021 году существующей 50-летней установки (возможен перенос указанного срока вправо на пять лет);
-создать новое производство по переработке урана на заводе Y-12 в городе Оак-Ридж (штат Теннесси) и запустить его в работу в 2021 году.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что несмотря на риторику Вашингтона о стремлении к безъядерному миру, на самом деле военно-политическое руководство США не собирается не только в обозримой, но и в далекой перспективе отказаться от ядерного оружия.
Автор:
Виктор Есин
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/22454
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти