Нуланд обещает отменить санкции в обмен на Крым. Что ждёт Россию в ближайшие годы

Помощник госсекретаря США Виктория Нуланд, посетившая недавно Киев в компании вице-президента Байдена, сказала, что отмена санкций против России возможна лишь после возвращения Крымского полуострова Украине, сообщает Свободная пресса со ссылкой на латвийское издание «Медуза».

Нуланд обещает отменить санкции в обмен на Крым. Что ждёт Россию в ближайшие годы



«Мы говорили, что готовы отменить санкции, принятые в сентябре. Разумеется, были также санкции, принятые раньше, в ответ на Крым. Это были менее серьезные санкции, и они будут сохраняться до тех пор, пока мы не сможем восстановить украинский суверенитет в Крыму», – заявила корреспонденту латвийского издания Нуланд.

По её словам, «самые болезненные санкции», введённые в сентябре, могут быть отменены в случае выполнения Москвой договорённостей, достигнутых в Минске.

Создаётся такое впечатление, что американские дипломаты вообще не следят за ситуацией. Иначе они бы уже поняли, что торг в отношении Крыма неуместен. Как сказал российский президент, «Крым наш» и это «стратегическое решение». Трудно представить, что оно когда-либо будет подвергнуто ревизии.

К чему же всё-таки готовиться России и как вести себя в данной ситуации? Эти и другие вопросы корреспондент «Свободной прессы» задал старшему научному сотруднику Института российской истории РАН Андрею Марчукову.

«Заявление Нуланд, как и целый ряд других заявлений, исходящих от американской администрации, от еврочиновников, от канцлера ФРГ Меркель, являются на самом деле банальным шантажом, – сказал Марчуков. – Этот шантаж Запад использовал фактически с февраля этого года, заставляя Россию отказаться от любой политики в ее интересах на территории Украины (в границах на тот момент), отказаться от собственной политики в Крыму и в Донбассе.
Собственно, и сами санкции носят точно такой же характер политического шантажа. Не случайно, все эти ограничения вводились постепенно, сопровождались большой шумихой и большой идеологической кампанией.
Они преследуют простую цель – взять политическое руководство России, что называется "на слабо". Недавно Сергей Лавров, выступая на заседании Совета по внешней и оборонной политике, примерно то же самое сказал…».

Корреспондент: «Он, кажется, сказал, что западные страны хотели заставить Россию "проглотить унижения"».

Марчуков: «И надо заметить, что отчасти такая политика Запада, шантажирующего российское руководство и российский правящий класс, она приносила свои плоды. Мы помним, в частности, что вся весна и начало лета проходили под такой негласной кампанией "не стоит ссориться с Западом ради Украины" (тут можно поправлять "ради Донбасса", "ради Новороссии" и т.д.)
Запад, действительно, рассчитывает с помощью шантажа, которому, безусловно, подвержена определенная часть российской элиты, добиться конкретных целей».

Корреспондент: «Что значит, подвержена? Почему?»

Марчуков: «Потому что четверть века, фактически с 1991 года, нынешний российский правящий класс (хотя в отдельных лицах он и поменялся, но в целом, как корпорация, остался неизменным) только и делал, что пытался интегрироваться в западную политическую, экономическую и идеологическую систему. Прежде всего, на личном уровне – тут и счета в банках, и собственность, недвижимость в Европе и США. Тут и учеба их отпрысков в престижных европейских и американских вузах. Собственно, там и многие семьи живут. Они, по большому счету, на территории России только деньги зарабатывают, а все их интересы находятся там.

И кроме личного стремления в Европу он активнейшим образом втягивали туда, интегрировали и Российскую Федерацию, то, что осталось после распада Советского Союза, под названием Россия. Активно вмонтировали её в западные наднациональные и межнациональные структуры, прививая господствующую на Западе либеральную идеологию и т.д.

Поэтому в раз отказаться от всего этого, "потом" достигнутого жизненного блага эти люди не хотят. Тем более, ради чего они будут это делать? Ради какого-то Донбасса, Крыма, Новороссии?


Понятно, что эта среда для влияния тех же самых США и еврочиновников очень благоприятная, и она с большой неохотой следует тому курсу, который, проводит российский президент. А Путин, как мы знаем, неоднократно заявлял о том, что он будет защищать русско-мыслящее население на территории Украины. Что не бросит этих людей на произвол судьбы, на растерзание украинским националистам и американо-украинскому олигархату.

Эти люди очень недовольны вот такой политикой. Они очень недовольны санкциями, которые, прежде всего, направлены на ущемление их экономических интересов - даже не столько интересов России, как государства, а на ущемление интересов вот этих корпораций, и в том числе их представителей, топ-менеджеров, владельцев, акционеров и т.д.

Запад справедливо, на мой взгляд, видит в этих кругах своих союзников, способных повлиять, а если не повлиять, то, в крайнем случае, пересмотреть весь российский внутриполитический контекст, и сделать так, как выгодно Западу – США, Европе и т.д.».

Корреспондент: «Но у нас вроде прошли времена, когда политику страны определяла "семибанкирщина"? »

Марчуков: «Да. Уровень поддержки нынешнего российского президента народом сейчас высок, как никогда. Ему доверяют, на него надеются.
Поэтому для Путина и для людей, которые являются, условно говоря, его командой, свернуть с этого курса равносильно самоубийству. Во-первых, это будет означать полных крах их самих, как политической правящей группы. Во-вторых, это вызовет возмущение среди народа. Сдача Донбасса, сдача Крыма, уже вошедшего в состав России, будет воспринято обществом как прямое предательство.
Понятно, что доводить ситуацию до такого результата не хотелось бы ни Путину, ни его единомышленникам. С другой стороны, постоянное давление извне и изнутри страны – со стороны Запада и, так называемой "шестой колонны" – оно сильно ощущается».

Корреспондент: «Россию в последнее время часто упрекают в невыполнении минских договоренностей. Но очень хотелось бы понять, что имеют в виду те, кто нас учит, когда говорят об эскалации конфликта? Полное уничтожение украинской армией населения Донбасса?»

Марчуков: «Минские договоренности, прежде всего, нарушает украинская сторона, которую подстрекают Соединенные Штаты. Уже закономерность просто наблюдается: как только приезжают эмиссары из-за океана, то усиливаются обстрелы, усиливается военная напряжённость.
Что в их понимании должна сделать Россия? Сдать Донбасс и Новороссию. Прекратить всякую поддержку, в том числе политическую - какой-бы половинчатой она ни была, и признать суверенитет Украины над этими территориями. Причём, суверенитет в понимании Киева – это полнейшая "зачистка", уничтожение несогласных и установление бандеровской диктатуры.
В отношении русских и пророссийских сил такое понятие, как геноцид, на международном уровне не действует и не рассматривается. Запад будет в любом случае аплодировать действиям Порошенко, Яценюка и прочих».

Корреспондент: «Что делать?».

Марчуков: «России надо прекращать вот эту половинчатость в отношении Донбасса и Новороссии. Прекратить их называть Юго-Востоком и Востоком Украины. Признать Донецкую и Луганскую народные республики по примеру Южной Осетии и Абхазии (я думаю, найдется целый ряд стран, которые последуют за Россией в их признании), и уже строить отношения с ними соответствующим образом – защищать и помогать. Поддерживать экономически, потому что все равно придется их спасать экономически из того положения, в которое их завел Киев, уничтожая всю инфраструктуру и людей. Строить отношения с Донбассом, как с частью Украины, это позиция гибельная».

Другой собеседник здания – Руководитель Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин – предположил, что ближайшие годы будут для России непростыми:

«Сейчас стоит вопрос о том, что необходимо в новых условиях менять модель развития экономики. Министр финансов Силуанов на днях заявил, что та экономическая модель, которая сохранялась в стране последние пятнадцать лет, она себя исчерпала. Поэтому стоит вопрос о том, какую экономическую, а, соответственно, в связи с этим политическую модель выберет России в новых условиях.

С одной стороны, есть мобилизационная модель, которую лоббируют определенные круги. А есть модель полной либерализации, по принципу НЭПа, когда экономика либерализуется по максимуму, а контрольно-политические рычаги остаются под надзором власти (как большевики в свое время сделали)».

Корреспондент: «И какая модель предпочтительней?»

Салин: «Сейчас вокруг этих двух проектов идет борьба. Каждый предоставляет определенные шансы противостоять санкционной политике, но и несёт в себе определенные риски.
Тем не менее, совершенно определенно, что в следующем году уйдет экономическая модель, которая существовала последние пятнадцать лет».

Корреспондент: «А хватит ли сил, ресурсов, чтобы провести столь важную реформу? Главное: к лучшему перемены будут?».

Салин: «Это основной вопрос. Что касается мобилизационного проекта, то сейчас в России гораздо меньше ресурсов человеческих по сравнению с прошлыми этапами, когда мобилизационный проект имел у нас определенный успех.

У проекта либерализации тоже очень серьезный риск. Потому что может повториться сценарий негативный: началась экономическая либерализация, а потом рухнула вся политическая система.
Поэтому вопрос, конечно, открытый. И риски очень существенные, с учетом того, что Россия сейчас гораздо слабее, чем была даже несколько десятков лет назад.

Власти говорят: готовьтесь затягивать пояса. Это совершенно верно. Вопрос в том, как туго их придется затягивать? Я боюсь, что очень туго».

Корреспондент: «Крым-то отдадим?».

Салин: «Нет, конечно. Такая постановка вопроса абсолютно неприемлема. С Востоком Украины еще возможны какие-то варианты компромисса. Здесь отыграть назад не получится».
Использованы фотографии:
svpressa.ru
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

113 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти