Украинский гамбит. Часть 2. Эндшпиль

Украинский гамбит. Часть 2. ЭндшпильНачало

Но расчеты Кремля вновь не оправдались. Запад явно сорвался с тормозов и толкал укрофашистов во все усиливающиеся атаки. В этой ситуации было лишь два выхода. Либо отступать и проиграть войну, как это описано в «Мертворожденных», либо нанести мощный удар и самим разгромить врага. Но для удара необходимо время на подготовку, которая проводилась на базах «Оплота», «Востока» и «Зари». И ведь действительно, без умелых экипажей техника — просто груда железа. А без слаженности подразделений и единого командования войска являются легкой добычей противника, как показал начальный период ВОВ.


Поэтому Стрелкову, Безлеру, Ходаковскому и Мозговому с Плотницким было необходимо продержаться до тех пор, пока в тылу сформируется достаточно боеспособных сил, чтобы одним ударом разгромить укропную группировку. Очевидно, это заняло больше времени, чем ожидалось первоначально. Ведь укрофашисты тоже наращивали свою группировку. И приходилось реагировать на усиление противника как увеличением своей группировки, для которой было уже недостаточно сил одних лишь «вежливых», привлечением «отпускников». Также усиливали по ходу дела подразделения, удерживающие фронт в Новороссии. Естественно, в такой ситуации, когда приходится реагировать на действия противника, помощь всегда запаздывала. И когда три танка, которые вчера могли решить проблемы ополчения, появлялись на фронте, укропы выступали против них уже с десятком танков.

Тем не менее, враг прекрасно понимал, что Россия может наращивать мощь группировки в Новороссии гораздо быстрее, чем это может делать полупарализованная черной немочью фашистская Руина. И поэтому единственным вариантом, при котором можно рассчитывать на победу, являлся вариант окружения Новороссии с контролем границ и последующего ее постепенного удушения. Но поход для взятия под контроль границы обернулся на юге «прогулкой» внутри узкого коридора. Поскольку укрофашисты не имели здесь базы снабжения, сравнимой с изюмской, то не могли развернуть и достаточную группировку войск. Что позволило ополчению удержать ключевые пункты Степановку, Мариновку и высоту Саур-Могила. Именно этот плацдарм стал надгробием над могилой южной группировки укропов. Но это в будущем. Пока же, в мае-июне, укрофашисты совершают свой победоносный марш вдоль границы, приближаясь к Луганску с севера и юга. А ополчение героически удерживает Славянск и Северодонецк и из последних сил отбивается под Красным Лиманом и Ямполем.

О дальнейшем говорить тяжело. Так и хочется задать извечный русский вопрос «кто виноват». Кто виноват в том, что укропы форсировали линию Славянск-Северодонецк и прорвались к Дебальцеву, Шахтерску и Торезу? Если рассматривать военную науку как точную, то за все отвечает командующий. Так, за Цусимский погром отвечает, безусловно, адмирал Рожественский, за поражение Манчжурской армии от уступающих в силах японцев ответственен генерал Куропаткин, за гибель трех корпусов своей армии в сражении под Танненбергом отвечает генерал Самсонов, а за проигранное Приграничное сражение — конечно, тогдашний НГШ РККА Г. К. Жуков. Поэтому за поражение ополчения в оборонительной операции в Новороссии в мае-июне 2014 года отвечает ИИС.

Но, если рассматривать те сражения объективно, то во многом против всех этих полководцев действовали непреодолимые трудности, совершенно от них независящие. Так, адмирал Рожественский никак не мог заставить изношенные почти кругосветным переходом машины броненосцев с обросшими ракушками днищами выдать больше узлов, чем давали подготовившиеся к бою в своих базах броненосцы Того. Равно как и не мог решить проблему «легкого» снаряда, который становился слишком слабым на дальних дистанциях боя. Куропаткин не виноват, что хваленые казаки оказались никуда не годными разведчиками и в условиях практически полного господства нашей кавалерии на ТВД не смогли дать командованию реального соотношения сил. Генерал Самсонов не знал, что немцы не бегут в сторону Берлина, как ему сообщали из штаба фронта, а развертываются против его флангов. А Жуков руководил в Приграничном сражении неотмобилизованной, недостаточно снабженной РККА, дивизиями которой руководили вчерашние комбаты, не имеющие опыта боевых действий. Против него выступали мощнейшая в мире мыслительная военная машина — ОКВ, и лучшая армия мира, полностью развернутая, окрыленная военными успехами в Европе и еще и имеющая двойное превосходство в личном составе.

По факту ИИС «открыл» укрофашистам фронт, отведя свои войска из Славянска. Что, вкупе с провалом под Ямполем, позволило укропам захватить Артемовск и начать наступление на Дебальцево, не имея угрозы с флангов. Почему так получилось? На это также проливает свет интервью ИИС. Имея опыт «слива» боснийских сербов армией Милошевича, он, по аналогии, решил, что Новороссию тоже «слили». И посчитал необходимым спасти своих бойцов и их семьи. Сначала из Славянска, а затем и из Донецка. Он не поверил, что помощь придет. И не стал биться на месте до последнего патрона, чего от него ожидали. Осуждать ли его за это? Пусть каждый решает сам. Но, очевидно, что здесь была и недоработка московского штаба, который не учел такого психологического момента и вовремя не поддержал Стрелкова в его автономном плавании. К счастью, фатальной ошибки ИИС сделать не успел. И Донецк был сохранен до начала контрнаступления.

Укропы очень долго возились в Изварине, через которое просто не могла пойти военная помощь в Новороссию. Ведь оно находилось под пристальным наблюдением со стороны Запада. Как и его окрестности. А вот выход ополченцев к границе южнее Мариновки с плацдарма у Саур-Могилы, открыл достаточное окно для поступления помощи, а также позволил окружить южную группировку карателей, которую «вскипятили» в так называемом «Изваринском котле». И все-таки отход из-под Славянска вынудил начать наступление раньше времени. В результате чего ликвидация котла затянулась, заняв надолго основные силы ополчения и «отпускников». Что позволило укропам ввести в действие «план Б». В отчаянной импровизации укрофашисты использовали предоставленное им время для того, чтобы постараться решить судьбу кампании силами сохранившейся северной группировки. Им удалось добиться полного окружения Донецка, ведя бои в районах Горловки, Иловайска, Шахтерска и Тореза, в результате чего Донецк оказался отрезан не только от Луганска с Изваринским переходом и Краснодонским штабом, но и от группировки под Саур-Могилой с ее Мариновским «окном». Но это была уже агония. После ликвидации Изваринского котла разбросанные по Донбассу укропные части также попали в котлы под Иловайском, Амвросьевкой, Красным Лучом, Лутугино и Новосветловкой и были разгромлены поодиночке. Также части вооруженных сил Новороссии (ВСН) «провалились» в Новоазовскую «брешь», сумев почти без сопротивления выйти к Азовскому морю и на подступы к Мариуполю.

А дальше были минские договоренности, согласно которым стороны, видимо, ушли на «зимние квартиры». Партия завершилась. Можно подвести ее краткие итоги. Существование Новороссии уже не является вопросом, равно как и сохранение за Россией Крыма. При этом территория Новороссии оказалась гораздо меньше, чем могла бы и должна бы быть. Не разрешен и вопрос террористических артналетов со стороны укрофашистов, убивающих мирных граждан и не позволяющих восстанавливать экономику и инфраструктуру. Впрочем, «геополитический турнир» еще далеко не закончен, и в его рамках наверняка вновь еще не раз активизируется Украинский фронт.

Окончание следует…
Автор:
Алик Кантор
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

85 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти