Как СССР менял резидента на президента

Как СССР менял резидента на президента


Один советский разведчик стоил главы государства

Ровно 50 лет назад, в конце ноября 1964 года в свет вышла книга с интригующим названием «Я знал Зорге». Ее автором был неизвестный писатель Яков Горев. Он рассказывал о великом разведчике и никто не знал, что сам автор герой одного из самых загадочных политических детективов прошлого века.


Разведчик, которого мы не знали

Интерес читателей к легендарному разведчику Рихарду Зорге подогревал вышедший на всесоюзный экран незадолго до этого художественный фильм французского режиссера Ива Чампи «Кто вы, доктор Зорге?» Фильм шокировал нашего неискушенного зрителя, который эталоном настоящего резидента внешней разведки считал героя советского фильма «Подвиг разведчика» режиссера Бориса Барнета с Павлом Кадочниковым в главной роли и его знаменитым паролем, которым обмениваются герои фильма: «У вас продается славянский шкаф?» — «Шкаф продан, могу предложить никелированную кровать с тумбочкой». Или еще одна замечательная реплика, характеризующая превосходство нашей разведки над вражеской: «Как разведчик разведчику, скажу вам, что вы болван, Штюбинг!» В послевоенных дворах, а фильм этот вышел в 1947 году, она могла звучать в мальчишеских играх довольно часто. Как и тост, предложенный во время фуршета одним из противников: «Господа, я предлагаю выпить за победу!» - и ответ нашего разведчика в образе немецкого офицера: «За нашу Победу!»

В фильме французского режиссера советский разведчик показан совершенно другим. Он, не особенно заботясь о конспирации, много пил, сладко ел, гонял на роскошных авто, склонял к сожительству и коротким связям женщин, был на короткой ноге с резидентами Германии, Японии, США. Таких разведчиков в кино, а тем более в жизни, мы еще не видели. Наш разведчик не мог так просто, находясь на службе в глубоком тылу врага, любить женщин. Он мог любить только Родину. А ведь этот разведчик предупреждал самого товарища Сталина о нападении фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года, в 4 часа утра. Предупреждал не один раз, рисковал жизнью, в конечном счете все же ею поплатился за свой подвиг, о котором молчали 20 лет. К тому времени товарища Сталина полностью развенчали, сделали виновным в репрессиях 30-х годов, на него возложили ответственность за неисчислимые бедствия народа в годы войны, огромные людские потери. А ведь товарищ Зорге предупреждал…

Книга «Я знал Зорге» стала первой, приоткрывающей на документальной основе тайну жизни крупного разведчика, работавшего в Германии, Китае и Японии. Автором книги был никому неизвестный писатель Яков Горев. Автор сообщал, что с начала 30-х годов в Китае сошлись интересы советской и японской разведок. До 1933 года резидентом крупнейшей агентурной сети советской военной разведки в Шанхае был Рихард Зорге. Однако в Центре решили перевести его в Токио, где вовсю шли приготовления к войне с Советским Союзом. О самом авторе книги в то время не было сказано ни слова. О себе по соображениям секретности автор ничего никогда не говорил. Всю правду о нем мы смогли узнать только по воспоминаниям, написанным в октябре 1964 года и опубликованным лишь в 2000 году. И что на самом деле писатель Яков Горев тоже военный разведчик, которому впоследствии Рихард Зорге передавал шанхайскую резидентуру.

Яков Горев на самом деле оказался Яковом Григорьевичем Брониным (он же - Лихтеншталь, Лихтенштейн, доктор Бош, Абрам, Вальден и другие оперативные псевдонимы). Рихард Зорге ( в Шанхае он работал под оперативным псевдонимом Инсон) должен был передать резидентуру в Шанхае доктору Бошу (Якову Бронину). А Зорге готовился к выполнению секретной миссии в Японии.

Кто вы, Яков Бронин?

Родился Яков Григорьевич Бронин в 1900 году под Ригой в семье раввина. Сначала был ревностным приверженцем иудаизма, но под влиянием революционных событий стал страстным пропагандистом коммунистических идей. Экстерном сдал экзамены за курс гимназии в Кременчуге, вступил в партию большевиков в 1920 году. Далее политработа, военная журналистика, Институт красной профессуры. Владел немецким и латышским языками. С 1930 года стал служить в военной разведке РККА. 1930-1933 годы — на нелегальной разведывательной работе в Германии. Готовясь к поездке на Дальний Восток, обсуждал в Берлине обстановку с Рихардом Зорге. Его же и сменил в Шанхае в качестве резидента Разведывательного управления РККА.

В начале 30-х годов обстановку в Китае можно было охарактеризовать так: все воюют против всех. Войска Чан Кайши с переменным успехом выступали против Мао Цзэ Дуна. До 1927 года будущего генералиссимуса активно поддерживал Сталин. Главным военным советником к нему был отправлен Василий Блюхер (генерал Галин). В провинциях Китая появились самоназванные маршалы и генералы. На местах они устанавливали свою власть, сотрудничая с японцами, или воюя с ними. В Манчжурии вдоль Китайско-Восточной железной дороги, а также в лесах орудовали шайки бандитов (хунхузов). В сентябре 1931 года японские войска вторглись в Маньчжурию. Они восстановили манчьжурскую династию Цин, свергнутую Синьхайской революцией 1911 года, пригласили на трон императора Пу И. В самой Японии готовились к войне чуть ли не со всем миром. В это время Центр требовал от шанхайской резидентуры подробной информации из этих районов, что предполагало расширение агентурной сети. Таким образом резидентура превращалась в громоздкую, трудно управляемую организацию. Сюда непрерывным потоком шли документы, которые нужно было переснимать и передавать в Центр, обеспечивать радиосвязью, активно вербовать информаторов, которые помогали разведчикам либо по идейным соображениям, либо за деньги. Для становления резидентуры требовалось время. И тут в дело вмешался случай, к которому всегда должен быть готов любой разведчик, но как обычно застает врасплох. В один из вечеров на легальной квартире провожали товарища, уезжавшего в Москву. Хорошо посидели. Расходились по одному в разные стороны, как и положено по инструкции. Якова Бронина (оперативный псевдоним Абрамов) остановил китайский патруль для проверки документов. На беду при Бронине оказалось несколько фальшивых паспортов, которые он по оплошности взял с собой на проводы товарища. Такая находка в условиях военного времени тянула для Бронина минимум на виселицу. Бронин был арестован. В ту же ночь это стало известно его коллегам. Пропажа резидента подтолкнула остальных разведчиков на немедленную локализацию провала. Были извещены, отозваны, спрятаны все, кому грозила опасность. Вся наша агентура в Шанхае была законсервирована, ее деятельность прекращена.
Личность Бронина так и не была установлена, но его обвинили в шпионаже в пользу СССР, приговорили к 15 годам тюрьмы и отправили в город Ханькоу, ставшим на один год с 1937 по 1938 год столицей Китая для войск Гоминьдана и маршала Чан Кайши

Попытка освобождения и провал

Арест резидента, владевшего всей китайской сетью Разведупра и резидентурой «Рамзай» в Японии, произвел неизгладимое впечатление на московское руководство военной разведки. Громкий провал сопровождался многочисленными статьями в мировой прессе о поимке таинственного шпиона по фамилии Абрамов. Но Москва, зная цену резидента, а также его выучку, выдержку и силу воли, не спешила с ним расстаться и ставить на нем крест. Для поддержания морального духа 17 февраля 1936 года томящемуся в китайской тюрьме разведчику было присвоено воинское звание «бригадный комиссар». Как ему сообщить об этом тоже нашли способ.

Затем Москва дала добро на проведение спецоперации по освобождению Бронина. Разрабатывали эту нехитрую двухходовку в недрах Разведупра. Для этого привлекли дипломатов советского полпредства в Шанхае, которые дожны были выкупить резидента, предложив крупную сумму в валюте (несколько десятков тысяч долларов) начальнику тюрьмы. Для переговоров с китайским «гражданином начальником» использовали своего агента Наидиса, который находился в Китае на нелегальном положении. Два агента доставили деньги в Ханькоу и вручили их Наидису. Однако несмотря на предварительную договоренность, начальник тюрьмы, взвесив все за и против, решил, что за эту операцию он может лишиться головы, хотя несколько десятков тысяч долларов могли составить ему и его семье благополучие на долгие годы. Благоразумие возобладало над алчностью и наш агент был выдан начальником тюрьмы, а при передаче денег арестован китайской контрразведкой. Попытка освобождения резидента сорвалась, газеты начали очередной скандал. Участники операции были расконспирированы перед сотрудниками посольства и китайским обслуживающим персоналом, их пришлось отозвать в Москву. Крупная сумма денег пропала. Нелегала Наидиса китайские власти осудили на 2 года и посадили в ту же тюрьму. Операция по освобождению резидента была с треском провалена.

Вторая попытка и обмен

Разбор операции в Москве проходил жестко. Организаторы и вдохновители из числа руководителей получили по строгому выговору, было также указано на «недопустимость нарушения правил конспирации в своей работе за границей». Разведчики свалили свою вину на неуклюжие действия советского представительства в Шанхае. Мол, мы сделали все, а эти лопухи не могли даже вручить деньги без свидетелей. Проблемой разгрома резидентуры в Шанхае занималась даже Комиссия партийного Контроля при ЦК ВКП(б). Как всегда разведчики жаловались на дипломатов, дипломаты на разведчиков. Дело ограничилось снятием с должностей всех проваленных участников операции.

А между тем не назвавший своего имени, звания, должности, задания Бронин продолжал сидеть в тюрьме. На запросы Москвы по поводу безвинно томящегося в узилище советского гражданина власти Китая отвечали отписками. И тогда в головах руководителей военной разведки созрел новый план, который по меньшей мере требовал согласования с первым лицом государства товарищем Сталиным. Ему аккуратно напомнили, что как раз в это время на территории СССР в городе Свердловске живет сын китайского маршала Чан Кайши от первого брака Цзян Цзинго, более известный в нашей стране под именем Николая Владимировича Елизарова. В Советский Союз 15-летний сын руководителя партии Гоминьдан приехал в 1925 году на учебу. Русские фамилию, имя и отчество ему дала сестра Ленина Анна Ульянова-Елизарова, у которой молодой китаец, поступивший в Университет трудящихся Востока имени Сунь Ятсена, некоторое время жил на квартире. Кстати, в общежитии универститета ему довелось жить в интересной компании - будущими вождями китайского народа Дэн Сяопином и Вьетнама — Хо Ши Мином, а сам он станет впоследствии президентом Тайваня.

В учебе Николай Елизаров преуспел. Он выучил русский язык, вступил в комсомол, получал знания по военной технике в советско-германской танковой школе, а затем в Военно-политической академии имени Толмачева в Ленинграде, которую окончил с отличием, стал кандидатом в члены ВКП(б).

В 1932 году Николай Елизаров прибыл в Свердловск, где работал на заводе «Уралмаш» в механическом цехе, затем стал редактором газеты «За тяжелое машиностроение». Здесь он женился на советской гражданке Фаине Вахревой и стал отцом двоих детей.

7 декабря 1936 года Елизаров был принят в ВКП(б). Все складывалось благополучно, но неожиданно у Николая Владимировича начались крупные неприятности. Через месяц после приема в партию его вдруг сняли с работы «за ряд принципиальных ошибок», неправильное руководство газетой. А потом вообще арестовали вместе с женой и детьми. После чего маршал Чан Кайши получил предложение от которого не мог отказаться. Советские товарищи из полпредства в Шанхае предложили ему вернуть сына с невесткой и внуками взамен на товарища Абрамова(Яков Бронин). В марте 1937 года состоялся обмен Якова Бронина на «товарища Елизарова». Ни Бронин, ни Елизаров (Цзян Цинго) никогда не встречались и вряд ли знали подробности операции.

Однако существует версия, что Чан Кайши заплатил огромную сумму в качестве компенсации, но не за сына, а за военную и политическую помощь от СССР. Ему предоставлялись огромные кредиты, ему оказывалась военная поддержка. Именно благодаря СССР Чан Кайши смог прийти к власти, воевать в союзе с коммунистами Мао против японцев, а потом против Мао, основать впоследствии государство на острове Тайвань. А операция с обменом была операцией прикрытия. Таких агентов как Бронин в 1937-38 годах расстреливали сразу же как предателей. Как можно провалившегося агента сравнивать с единственным законным сыном первого лица Китая при ведении политического торга?

Как бы там ни было, сын генералиссимуса Чан Кайши Цзян Цинго или Николай Елизаров с женой Фаиной Вахревой и двумя детьми вернулся в Китай к отцу. На родине вступил в освободительную борьбу против японских милитаристов, пригодилась военная выучка в Советском Союзе, в 1949 году в составе делегации партии Гоминьдан принимал участие в переговорах со Сталиным о судьбе будущей республики. Затем уже на новой родине был дважды избран президентом Китайской Республики Тайвань. Жена его Фаина Вахрева стала первой леди.

13 января 1988 года бывший парень с «Уралмаша» и президент Тайваня скончался, создав «экономическое чудо» островного государства, достигнутого благодаря умело проводимым реформам.

Жена «Николая Владимировича Елизарова» Цзян Фанлян (в переводе на русский «чистая красавица») умерла 10 лет назад, 15 декабря 2004 года в столице Тайваня Тайбее, в ветеранском госпитале от рака легких. Было ей 88 лет. Своего супруга Вахрева пережила на 18 лет. Проводить ее в последний путь пришло все руководство страны.

Что касается Якова Бронина, с 1938 года он работал в центральном аппарате Главного разведывательного управления (ГРУ) РККА, был старшим преподавателем по агентурной разведке кафедры разведки Высшей специальной школы Генштаба РККА. В годы войны преподавал в военных академиях в Ташкенте и Москве. Арестован в 1949 году в связи с делом Еврейского антифашистского комитета и осужден Особым совещанием при МГБ 14 октября 1950 года на 10 лет лагерей. Срок отбывал в Омской области. Освобожден и реабилитирован в 1955 году. Умер шанхайский резидент, знавший Зорге по совместной работе, в 1984 году в Москве. Самого Рихарда Зорге власти СССР выручать из тюрьмы или менять на японского резидента не захотели, хотя власти Японии предлагали и ждали предложения до последнего. Легендарный разведчик был казнен 7 ноября 1944 года. Через 20 лет о нем вспомнили, присвоили звание Героя Советского Союза, поставили памятники, о нем запели песни, композиторы сочинили оперы, драматурги написали пьесы, его именем стали называть улицы, пароходы, школы, вышло бесчетное количество книг. Среди них первой была «Я знал Зорге», вышедшая в свет 28 ноября 1964 года — ровно 50 лет назад.
Автор: Виктор Рыльский
Первоисточник: http://svpressa.ru/post/article/105570/?rintr=1


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6
  1. Axis 3 декабря 2014 10:14
    Великие люди!
  2. ЗКБ 3 декабря 2014 10:36
    Президент, президент... а казачек то засланный!
  3. les103284 3 декабря 2014 10:36
    К большому сожалению,не всегда Родина называет своих Героев поименно. Но от этого, их подвиг не меркнет и по сей день !
  4. FACKtoREAL 3 декабря 2014 10:43
    ВПЕЧАТЛЯЮЩЕ !
    может найдётся режиссёр и фильм снимет ?
    Такой богатый материал ДОЛЖЕН быть на экранах !
    (совместный русско-китайский фильм)
    FACKtoREAL
  5. ia-ai00 3 декабря 2014 11:00
    Конечно, для Тайваня этот обмен явился благом, а вот как сам Николай Владимирович Елизаров со своей женой отнёсся к такому повороту в судьбе? Интересно бы почитать его мемуары или его жены, если таковые существуют.
  6. taseka 3 декабря 2014 11:56
    " Проводить ее в последний путь пришло все руководство страны." - Думается,Фаина Вахрева не забыла Родину и многое сделала для нормализации отношений наших стран! С уверенностью - спасибо Вам!
  7. Prager 3 декабря 2014 13:15
    интереснейшая статья, с удовольствием проплюсовал.спасибо автору! soldier

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня