О Мечте, о Будущем и об Очевидном



Я просто обожаю, когда в горячих спорах мне говорят «Ну это же очевидно! Как ты можешь этого не понимать?». Обычно это означает, что мы наконец добрались до сути разговора.


Все дело в том, что именно в этом — что же мы считаем для себя очевидным — и заложена огромная разница между людьми. Между этносами, между культурами. Для примера простой вопрос — можно ли бить собаку? Один ответит «Да вы что? Очевидно же, что нет! Это же собака! Она же тоже живое существо!» Другой ответит «Ну конечно да! Это же собака, не человек, чего ее жалеть-то?»

Печальные и кровавые события на Украине — это все из той же серии. Только про людей, а не про собак. Для кого-то совершенно очевидно, что клятые москали не дают нормально жить — поставляют всяким уродам оружие и солдат, сбивают самолеты, перекрывают газ, врут с три короба на своем кисель-тв и вообще всячески хотят, что бы освободившаяся Майданом Украина снова стала рабски покорной. А для кого-то очевидно, что «Украина понад усе» это только начало, и очевидно было с самого этого начала, через что бедная Украина пройдет и чем все закончится — морем крови несогласных с «понад усе», как это все не называй — АТО, фашизмом, украинством, демократией, майданом или новым порядком.

Выхода из этого сейчас НЕТ. Для того, что бы достучаться до очевидного отдельно взятого человека, нужно приложить колоссальные усилия. Просто-напросто рефлекс самозащиты. Ведь очевидное не обсуждают, оно же очевидное. Может потом, поспорив до хрипоты, человек задумается и его очевидное чуть подвинется. И тут нет никакой связи с умом, интеллектом, начитанностью или чем-то еще. Это просто механизм работы психики — от очевидного к бредовому через разные градации сомнительности и достоверности. И как «подвинуть» очевидное для ЦЕЛОГО НАРОДА, да и еще в короткие сроки — я не знаю. Боюсь, что не знает никто. Поздно. Ведь на Украине этим целенаправленно занимались десятилетия. Если не столетия. Теперь мы все пожинаем плоды…

В этой ситуации лично я задумываюсь уже о другом. Для меня ведь тоже все стало очевидно. Война. Объявлена и идет. Закончится победой. Когда, как — увидим. Надо будет — сам пойду воевать. Пока не надо. Пока надо совсем другое. Лично для меня — ПОНЯТЬ. Как же нам всем сделать так, что бы ничего подобного не смогло повториться? Ведь урока Второй Мировой, самой ужасной войны в истории, оказалось недостаточно. Ведь тысячи раз повторяли, фильмы снимали, песни пели, стихи писали да детские книжки. И все равно — опять какие-то люди и страны ставят на свой флаг принцип обесчеловечивания противника. Вата. Колорады. Лугандоны. Международные террористы. Как угодно, но не люди. Убийство — не грех. Благо. Города — артиллерией. Шахты и заводы — взрывчаткой. Москалей — на ножи. Все просто и очевидно. И ведь сейчас с этим уже ничего не сделаешь, не переубедишь. Действительно поздно. Можно только победить, оружием ли, экономикой, новой революцией — не знаю. Да и не мне решать, я еще банально не дорос до таких решений. Есть у нас рулевой, опытный, матерый. Много фарватеров да шхер прошел. Нам сейчас только грести надо да не пугаться, что течение вокруг бурное. Впереди-то вообще водопад. Но ничего, прорвемся. И не в такие ходили дали.

Но я могу применить все свои силы и сделать так, что бы В БУДУЩЕМ никто не смог бы осуществить такую мерзость. Что бы для каждого человека на планете было совершенно очевидно, что все мы — люди, пускай и разные. Что сколько бы отличий не было в мироощущении другого — он все равно в первую очередь ЧЕЛОВЕК, а не укроп или ватник. Что бы ни один продажный журналист, ни один лицемерный телеканал не смог в этом разубедить — ни ребенка, ни взрослого.

А ведь для этого мало слов. Мало фильмов, песен, речей и стихов. Для этого должно произойти нечто совсем из ряда вон выходящее. Нечто, чего за всю историю человечества еще не происходило. И, сразу говорю, это явно не очередная мировая война. Она-то как раз ничего не решит, а только отбросит все человечество в средневековье. Скорее наоборот — это должно быть нечто эпохальное, нечто захватывающее, нечто абсолютно мирное и позитивное. Что-то, с чем невозможно спорить, что нельзя неправильно истолковать, криво перевести, искажающе смонтировать. Нечто оглушительное и прекрасное. Нечто, как говорят американцы, self-explainatory. Нечто совершенно ОЧЕВИДНОЕ для всех и каждого.

Именно поэтому я просто прыгал от радости, когда прочитал про реалии нашей космической программы. Господи, поселение на Луне! Да неужели! Наконец-то! Это же оно, вот! На ладони, очевидно, и всегда там было! А потом — на Марсе, как освоимся. А потом — дальше. И еще дальше. И будет проще, и проще, и проще. С каждым новым шагом.

У меня в тот день сложились кусочки пазла, над которым трещала голова уже много лет. Ни одной империи не удавалось объединить человечество. И Американской империи не удастся. Потому, что оно теоретически возможно только на совсем других принципах. На другом уровне очевидного. На уровне — человек, а не русский или американец. Без победителей и без проигравших. Без всяких империй.

Для того, что бы страны, народы и этносы перестали воевать друг с другом, в голове КАЖДОГО человека на уровне очевидного должна быть совсем другая точка зрения. По простейшей аналогии — ведь города в рамках одной страны друг с другом не воюют, хотя могут очень серьезно отличаться. Так и с народами, со странами — если вынести точку зрения, масштаб восприятия на уровень ПЛАНЕТ, а не стран — войны потеряют всякий смысл. Для простых людей, для Вани, Джона, Ли и Лумумбы. И политикам будет в сотни раз сложнее провернуть эту аферу под названием «война».

Знаете, ведь это самое главное, самое запомнившееся достижение Советского Союза. Мы проложили дорогу в Космос. А они, изобретатели второго столпа 20 века, атомной бомбы — только и могли, что в бессильной злобе называть нас «Верхней Вольтой с ракетами». Да, с ракетами! Выкусите! И слово Sputnik вошло в языки множества народов. Гагарин стал самым известным человеком 20-го века из числа простых людей, не являющихся главами государства, и второй по узнаваемости фамилией в мире. Первая — Гитлер. Американцы потратили чудовищные деньги на свою лунную гонку, дали гитлеровскому фон Брауну любые условия, наплевав на все трибуналы — что бы хоть как-то вернуть себе покачнувшийся имидж Империи Добра. И теперь нам пришло время делать следующий шаг. Что бы весь мир потом помнил и знал, каким же было главное достижение века двадцать первого.

Задача эта — страшно тяжелая. Практически неподъемная. Ведь надо не просто прилететь. Надо остаться. Научиться там жить, добывать воду, энергию, растить еду, строить здания, заводы, детские сады и школы. Остаться навсегда. Пускай не сразу, но неотвратимо. Не отступать, как бы сложно это все не казалось. Искать, как сделать лунную базу самообеспечивающейся. Придумывать, как можно на ней зарабатывать. И как применять на Земле полученные в процессе технологии. Но до тех пор, пока между Землей и еще одной планетой не будет установлено РЕГУЛЯРНОЕ ПАССАЖИРСКОЕ сообщение — космос будет сказкой. Реальностью он станет, когда пожилой японец, накопивший упорным трудом себе небольшое состояние, сможет потратить его на каникулы на Луне. И вернуться обратно домой, счастливым. А маленькие дети буду мечтать вырасти и работать пилотом какого-нибудь реголитового харвестера. И клеить дома маленькие его модельки. И вот тогда всем уже будет без разницы, из какой ты страны и какая у тебя кровь. Турок ты, араб, еврей или китаец. В космосе — все люди, земляне. И точка!

В общем, вот такая вот у меня МЕЧТА. Походу, теперь уже до конца жизни, ибо уж больно непростая. Увидеть своими глазами, как передо мной плавно открывается дверь переходного отсека после посадки. Подняться на панорамный обзорный этаж. И увидеть восход зеленого диска Земли над серой лунной поверхностью. И не сдерживать слез счастья. А есть еще маленькая такая, ехидненькая и циничная мечта. Придти на место посадки любого из «Аполлонов», где должна лежать посадочная ступень, и подтвердить все свои черные подозрения насчет «величайшего» события в космической истории янки. И ухмыльнуться. Ну или опровергнуть все свои подозрения. И поклонится героям. Которым действительно Слава. Хотя первым туда явно не я доберусь из наших, но все же. Мечта — она такая.


ЭТО БУДЕТ. Не знаю, когда. Не знаю, какой ценой. Вполне себе неплохо догадываюсь, что надо для этого делать, куда идти, чем заниматься. Ведь чем сложнее задача — тем большая радость, когда ее решил. Эта мечта состоит из сотен маленьких целей, тоже непростых, но вполне подъемных. За первые цели я принялся еще пару лет назад, так уж вышло. Причем с космосом они изначально были совсем не связаны. Были.

А ко всем, кто эту статью прочитал, у меня есть обращение. Для того, что бы сотворить настолько небывалую вещь — нужно очень и очень много всего. Это путь на десятилетия. И на этому пути всем и каждому найдется место. Я для себя принял решение, наверное — самое важное в моей не такой уж длинной жизни. Я этим путем пойду.

И удачи всем, кто захочет пойти вместе со мной.
Автор:
Иван Добролюбов
Первоисточник:
http://cont.ws/post/66799
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти