Финский «призрак» над СССР

Финский «призрак» над СССР


В апреле 2006 года, на 8-ой ежегодной Международной научной конференции «Санкт — Петербург и страны Северной Европы», из выступления финского исследователя истории авиации Карла Фредрика Геуста в Российском историческом сообществе впервые узнали о секретных разведывательных аэрофотосъемках территории СССР еще до «Зимней войны». Тема почему-то не получила широкой огласки. Приоткрыть завесу тайны об этих разведполетах согласился сам Карл Фредрик Геуст, посетивший Россию с презентацией своей новой книги, в интервью.


— Господин Геуст, расскажите, кто же нарушал воздушное пространство СССР и Финляндии в 1939 году?

— Действительно, финские пограничники, с апреля по сентябрь 1939 года, замечали и сообщали своему командованию, как неизвестный самолёт пересекал границу и возвращался затем из воздушного пространства Советского Союза. Нарушение границы во время того же полета, как правило, отмечались разными пограничниками, но их нельзя было обобщенно представить, а «полеты неопознанных самолетов» истолковывались как осуществляемые Советским Союзом. Заметим, что и советские самолеты допускали в течение 1939 года над Карельским перешейком много нарушений границы, о чем открыто писали в финской прессе. Со стороны Финляндии по данным полетам даже направлялись дипломатические протесты. В свою очередь, и советские пограничники отмечали нарушения воздушного пространства СССР неизвестным «самолётом-призраком». В архивах Министерства иностранных дел Финляндии также имеются некоторые выраженные Советским Союзом протесты по этому поводу, которые обычно Финляндией отвергались. Впервые о «самолете-призраке» стало известно в 1979 году, когда бывший офицер Йоппе Кархунен написал книгу о лётчиках бомбардировщиков «Бленхейм» периода Зимней войны, где рассказал правду о разведполётах над территорией СССР в 1939-ом».

— Так кто же сидел за штурвалом этого «самолета-призрака»?

— Самолет, не опознанный финскими и советскими пограничниками, только за период с 26 апреля по сентябрь 1939 года, 13 раз нарушал границу СССР и Финляндии, и становился серьёзным «яблоком раздора» и причиной не только недоверия двух стран друг к другу. За его штурвалом был финский пилот — капитан Армас Эскола…

Капитан Армас Эскола до 1937 года был представителем финских ВВС в Англии на Бристольском авиазаводе. Том самом, который производил самые современные по тем временам бомбардировщики «Бристоль Бленхейм», закупленные Финляндией у англичан в 1937 году. «Бленхеймам», обладающим скоростью истребителей, требовалось всего 800 метров взлетной полосы, этим они и были уникальны. Эскола освоил этот самолет еще в 1937 году, летая из Англии в Финляндию. И в апреле 1939 г. Эскола получил приказ от иностранного (разведывательного) отдела испытать самолет «Бленхейм» в воздухе на возможность аэрофотосъемок на высоте 7000 м. 21 апреля 1939 г. Эскола совершил первое подобное испытание. Уже 22 апреля 1939 г. Эскола представил результаты фотосъемки в Генеральный штаб, где ему сразу же предложили продолжать съемки, но уже над территорией СССР. Полеты должны были проходить секретно, и если в момент полета что-либо могло произойти с самолетом, то «никто не будет в этом случае запрашивать о судьбе экипажа», «фотокамеру же надлежало выбросить», что на практике было почти невозможно.


Капитан финских ВВС Армас Эскола (2-й слева) совершил летом 1939 года 13 удачных разведывательных полётов над советской территорией, включая Ленинград, Кронштадт и Петрозаводск. Этот факт не признавался финскими властями в течение почти 40 лет. Фото из архива музея авиации Финляндии.

— Если бы СССР обнаружил такие полеты, внешнеполитические последствия были бы очень серьезные. Почему все же Генштаб Финляндии, весной 1939 г. предпринял эту рискованную фотосъемку?

— Как я уже говорил, Эскола выполнил 13 удачных полетов для аэрофотосъемки в советском воздушном пространстве, в ходе которых он фотографировал Карельский перешеек, Ленинград и Кронштадт, а также Советскую Карелию. Информация об этих полетах являлась секретной более 30 лет. Я сам пытался узнать, почему были инициированы такие полеты, они действительно были очень рискованные. Единственным объяснением, по моему мнению, является то, что Финляндия хотела узнать, какие подготовительные мероприятия идут у советской стороны в данный момент. Дело в том, что со стороны СССР были всякие агрессивные выпады в сторону Финляндии. Были неоднократные нарушения на границе, как на суше, так и в воздухе. Были репрессии. И никто не понимал, что происходит в Советском Союзе.

— А почему была такая секретность этих разведполетов? И знал ли СССР до первых публикаций в 1979 году об этих полетах?

— Следует подчеркнуть, что СССР действительно фиксировал некоторые полеты Эсколы. Этот факт, на который никто из многих исследователей политической истории «Зимней войны» не обращал внимание. Тогда, однако, СССР не мог еще убедительно доказать, что они осуществлялись финнами. Ведь легко можно было предположить, что нарушавшие границу самолеты, летевшие из Финляндии, в действительности принадлежали другой стране, скажем, Германии или Великобритании. Судя по всему, командование финских пограничных войск и Министерство иностранных дел Финляндии не знали о сути дела. «Самолет-призрак» пролетал на очень большой высоте и установить его принадлежность какой-то из стран не представлялось возможным как советским, так и финским пограничникам. Если бы истина об этих полетах стала известна в то время, думаю, для Финляндии могли быть самые печальные последствия. Повторюсь, что только в 1979 году Йоппе Кархунен в своей полудокументальной книге впервые рассказал о действительном характере разведполетов Эсколы и перечислил его маршруты. Широкого освещения тема тогда не получила, как и написанные спустя десять лет работы, посвященные финской военной разведке и истории союзничества Финляндии и фашистской Германии во Второй мировой войне, генерала Раймо Хейсконена и профессора Мауно Йокипии.

— Для аэрофотосъемок использовались уникальные для тех лет фотокамеры германского производства. Можно ли предположить, что организаторы этого мероприятия были в Германии?

— Такое вполне может быть, хотя таких данных я не нашел. Но косвенным подтверждением моего предположением является то, что 11 мая 1939 года, когда Эскола уже совершил свой четвертый съемочный разведполет над территорией СССР, в Хельсинки тайно в 10 часов вечера прибыли два офицера немецких ВВС. Один из них был известен как основоположник немецкой аэрофотосъемки, другой же, подполковник Теодор Ровель, являлся основателем секретного подразделения воздушной разведки «Ханса Люфтбильд». В 1939 году Ровель создал «экспериментальную организацию высотных полетов» («Команда Ровеля»), ставшую разведподразделением Люфтваффе. Буквально на следующий день, 12 мая, капитан Эскола посетил Генеральный штаб, и встречался с прибывшими из Германии. О чем свидетельствует тот факт, что он позднее рассказывал, что в обучении финских летчиков по применению новой фотокамеры участвовали «немецкие специалисты по аэрофотосъемке». Кроме того, как известно, начальник Абвера, Вильгельм Канарис, летом 1939 года посетил Финляндию, хотя все же нет конкретной информации о вопросах, касавшихся сотрудничества с ним.

— А что могло быть обещано в качестве ответной услуги за предоставленную камеру?

— По крайней мере, этим могли быть копии фотографий, снятых в полетах через границу. При этом также следует учитывать, что после такого исторического парадокса как подписание между СССР и Германией 23 августа 1939 г. Пакта о ненападении, немецкая разведка, вероятно, на какой-то срок прекратила открытую работу по приобретению информации о СССР, тогда Финляндия могла быть подходящим продолжателем такого рода деятельности.

— С момента Вашего выступления в Санкт-Петербурге прошло уже 8 лет, удалось Вам еще найти данные об этих разведполетах, и было ли известно в правительстве Финляндии о них?

— Конечно, однозначно ответить на вопрос, знали ли тогда в правительстве Финляндии о полетах Эсколы, не представляется возможным, так как документы и отчеты большей части его полетов до сих пор не найдены историками. Возможно, они были уничтожены, как чаще всего случалось с разведданными высокой степени важности в Финляндии. Возможно, они хранятся в Швеции, куда в рамках операции «Стелла Полярис» в сентябре 1944 года финское правительство, понявшее, что исход войны будет не на стороне Германии и ее союзников, переправило свои самые секретные документы за весь период не только Второй мировой войны, но и Зимней войны и периода ей предшествовавшего. Но тем не менее, свидетельства и фотографии, сделанные во время полетов Эсколы в августе 1939 года, над территорией Ленинградской области в достаточном количестве сохранились в финских архивах.

— В 2006 году, на конференции, Вы заявили, цитирую: «Смелые полеты Эсколы, таким образом, могли подтвердить подозрения Кремля, что безопасность Ленинграда была объектом угрозы со стороны Финляндии. Эти подозрения вскоре породили конфликтную ситуацию, которая, в конечном счете, привела к началу «Зимней войны». Это можно расценивать, как утверждение, что из-за этих разведполетов и могла начаться Зимняя война?

— Здесь я вынужден воздержаться от комментариев. Конечно, не из-за самолетов война началась, но подозрения возникли. Симптоматично, что 16 сентября 1939 г. командующий пограничными войсками, заместитель командира народного комиссара внутренних дел СССР И. И. Масленников обратил внимание народного комиссара обороны маршала К. Е. Ворошилова на факты неоднократных нарушений воздушной границы с финской стороны. Масленников просил усилить воздушную оборону именно со стороны Карелии. На следующий день, 17 сентября, Красная Армия перешла восточную границу Польши. После этого события развивались весьма быстро. После договоров о базах Советского Союза с Эстонией, Латвией и Литвой на рубеже сентября и октября подошла очередь и Финляндии. 5 октября СССР потребовал, чтобы финское правительство прислало в Москву своего представителя…

P. S. Достаточно интересный комментарий к этому интервью дал доктор исторических наук, профессор ПетрГУ Юрий Килин: «Проку от этих разведполетов не было никакого. Вся переброска советских войск на границу с Финляндией происходила не в июле—августе, когда осуществлялись полеты, а в октябре, когда финны уже не летали. Двадцать пятого ноября разведотдел финского Генштаба подготовил аналитическую записку, я читал ее в архиве, о том, что на границе расположены 5-6 советских дивизий, а оказалось 22 дивизии, это говорит о том, что финская агентурная сеть была в СССР уничтожена. О войне финнам стало известно только поздно вечером 29-го ноября из расшифрованного приказа одной из танковых бригад, расположенной на Карельском перешейке, о переходе советско-финляндской границы и начале наступления в 8 часов утра. Финнам оставалось примерно 8-10 часов, чтобы подготовиться».


Снимок советского военного аэродрома в Левашове (пригород Ленинграда), сделан 19 августа 1939 года. Фото из книги Карла Фредрика Геуста «ВВС РККА на финской войне»


Снимок советского военного аэродрома в Касимове (пригород Ленинграда), сделан 19 августа 1939 года, накануне парада в честь дня советской авиации. Фото из книги Карла Фредрика Геуста «ВВС РККА на финской войне»
Автор:
Алексей Владимиров
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

54 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти