Россия отказывается от МКС

Заявление Дмитрия Рогозина в самом начале декабря о планируемом выходе из проекта МКС практически совпало с заявлением президента России о прекращении проекта «Южный поток», поэтому прошло куда менее заметно. Хотя справедливости ради стоит отметить, что риторика Рогозина в этом вопросе остается неизменной с мая 2014 года: вице-премьер российского правительства и раньше заявлял о том, что Россия намерена выйти из проекта Международной космической станции. А первые предпосылки такого развития событий появились еще до нового периода конфронтации России и Запада и взаимных санкций. Впервые о возможном выходе РФ из проекта МКС заговорили еще в 2012 году.

Впервые такие заявления были сделаны на аэрокосмическом салоне The Farnborough International Exhibition в 2012 году. На выход России из проекта МКС намекнул тогдашний руководитель Роскосмоса Владимир Поповкин. С его слов следовало, что Российская Федерация не только готова к строительству собственной орбитальной станции на техническом уровне, но и ведет разработку ряда новых модулей для МКС, которые в будущем можно будет использовать как базовые блоки для будущего поколения пилотируемых орбитальных станций.


«Вопрос перспектив пилотируемой космонавтики — это уже не вопрос отрасли, а политических решений», — приводит слова Дмитрий Рогозина телеканал «Звезда». Российский вице-премьер, курирующий оборонно-промышленный комплекс, отметил, что Россия не собирается продлевать свое участие в проекте МКС в период с 2020 по 2024 год, как ранее предлагала американская сторона. В настоящее время Федеральному космическому агентству уже поручено представить свои обоснования по развертыванию российской космической станции и внести их на рассмотрение российского правительства. Если все пойдет хорошо, работы по развертыванию станции могут начаться в 2017 году.

Фотография МКС 30 мая 2011 года


В этом решении больше политики, о чем и заявил Рогозин, который считает МКС «пройденным этапом». Во многом этому способствовало обострение отношений между Москвой и Западом, введение взаимных политических и торговых санкций. Именно политика стала одним из весомых поводом по обособлению российской пилотируемой космонавтики. В Роскосмосе отмечают, что в кооперации стран, которые сегодня эксплуатируют МКС, по рекомендациям России была создана особая рабочая группа. Перед данной группой стоит задача определить дальнейшую судьбу МКС и установить сроки вывода данной станции из эксплуатации. Роскосмос уже договорился с NASA о том, что представит свою позицию по данному вопросу до конца 2014 года. В частности, рассматривается и проект создания нескольких малых орбитальных станций, которые будут решать на околоземной орбите конкретные задачи, а также международных станций, которые можно будет разместить в точках равновесия между Луной и Землей или с обратной стороны нашего естественного спутника.

В программе МКС наша страна принимает участие с 1998 года. Сегодня Роскосмос тратит на содержание станции в 6 раз меньше, чем NASA (только в 2013 года Америка потратила на станцию порядка 3 миллиардов долларов), хотя РФ принадлежит право на половину экипажа орбитальной станции. При этом еще в мае 2014 года Рогозин говорил о том, что Роскосмос тратит на участие в этом международном проекте около 30% своих бюджетных средств. Данные средства можно было бы пустить на другие цели.

В настоящее время в составе МКС существует 5 российских модулей, которые и формируют российский сегмент станции. Речь идет о модуле «Заря» — это функционально-грузовой блок (был выведен на орбиту первым 20 ноября 1998 года, 20,26 тонны), модуль жизнеобеспечения «Звезда» (выведен 26 июля 2000 года, 20,3 тонны), стыковочный модуль «Пирс» (выведен 15 сентября 2001 года, 3,58 тонны), малый исследовательский модуль «Поиск» (выведен 12 ноября 2010 года, 3,67 тонны) и стыковочно-грузовой модуль «Рассвет» (выведен 18 мая 2010 года, 8,0 тонн). Согласно планам Федерального космического агентства на 2013-2018 годы, к концу 2017 года российский сегмента станции должен был состоять из 6 модулей, а к концу 2018 года — из 7 модулей.

Россия отказывается от МКС
3D-графика примерного облика российской станции к 2030 году, ТК "Звезда"


Уже высказывались предположения, что российская станция могла бы включить в свой состав модули из российского сегмента МКС. При этом специалисты отмечали, что первоначально конфигурация новой станции может строиться на базе многоцелевого лабораторного и узлового модулей, космического аппарата «Ока-Т» и кораблей «Прогресс-СМ» и «Союз-СМ». Как рассказали российскому телеканалу «Звезда» представители отрасли, «Ока-Т» — это полностью автономный технологический модуль. Его разработкой занимаются специалисты РКК «Энергия». Согласно техзаданию, данный модуль будет состоять из научной лаборатории, герметичного отсека, шлюзовой камеры, стыковочного узла, а также негерметичного отсека, в котором можно будет проводить эксперименты в условиях открытого космоса.

Сообщается, что закладываемая масса научного оборудования на его борту составит примерно 850 кг, оно будет находится как внутри модуля, так и на его поверхности. Время автономной работы «Оки-Т» оценивается в период от 90 до 180 суток. После истечения данного периода модуль должен будет состыковаться с основной станцией или космическими аппаратами для заправки, обслуживания научного оборудования и проведения иных операций. Первый полет новый модуль должен будет совершить в конце 2018 года. В целом Россия сможет получить полноценный аналог МКС, весь вопрос в том, нужен ли он ей. Так ранее объявлялось об очень затратной лунной программе России, расчетная стоимость которой составляет около 2,46 трлн рублей. Мнение о необходимости в собственной орбитальной станции у экспертов расходятся.

Мнения экспертов

Главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко в интервью «Свободной прессе» отметил, что не сомневается в необходимости развертывания российской станции на орбите. При этом он дал некоторые уточнения по поводу характеристик станции. В российских СМИ сообщалось о том, что угол наклонения орбиты станции позволит увеличить обзор территории России до 90%. «Честно говоря, не совсем понятно, что именно имеется в виду. МКС также вращается вокруг нашей планеты со скоростью 8 км/с, пролетая территорию России и весь земной шар. С полностью российской станции будет такой же обзор», — отметил Игорь Коротченко.



При этом он убежден, что воссоздать на орбите полностью российский сегмент необходимо. Партнерство в рамках международного проекта больше неперспективно. На МКС Россия не является хозяевами, а скорее гостями (на станции действует юрисдикция США). Таким образом, Россия отчасти работает и на космический потенциал наших прямых конкурентов. Поэтому России важно развивать собственный орбитальный проект, тем более, что у страны для этого есть необходимый технический задел.

Действующий академический советник Академии инженерных наук РФ Юрий Зайцев относится к намерениям создать российскую орбитальную станцию гораздо более скептически. В интервью «СП» он отметил, что, скорее всего, можно говорить об имиджевом ответе Западу. Правда, что мы докажем Западу, открыв свой аналог МКС, не совсем понятно. По словам Зайцева, Европейское космическое агентство (ЕКА) высаживает робота на комету, а мы собираемся опять кружить вокруг Земли. По его словам, данное решение о создании собственной орбитальной станции еще может быть пересмотрено.

В Роскосмосе уже говорили о нецелесообразности орбитальной станции для задач зондирования Земли. Наблюдать за Россией из космоса можно с обычных спутников, не выводя для этого в космос модули общей массой в сотни тонн. По словам Зайцева, логичнее было бы вложить деньги в развитие российской группировки спутников. Даже у Индии их сейчас десятки, а про КНР уже и говорить нечего. В то же время сейчас в космосе присутствует 129 отечественных космических аппаратов, но далеко не все из них находятся в активном состоянии.

Действующий академический советник полагает, что максимальное внимание сейчас следует уделить автоматике. Пилотируемые проекты и программы нужны, но без автоматов уже не обойтись. Без их использования не представляется возможным решать фундаментальные задачи в космосе и проводить различные прикладные исследования. Основным направлением для России в настоящее время становится Луна. При этом речь идет не о «туристических» полетах, а об основании лунной базы в районе полюсов. На первоначальном этапе это может быть посещаемый (вахта) объект, а в будущем его можно будет перевести в состав постоянно действующих.

Российские модули в составе МКС


Олег Мухин, являющийся членом президиума Федерации космонавтики РФ, полагает, что возобновление российской орбитальной программы оправдано. По его словам, в России накоплен огромный опыт со станцией «Мир», помимо нее у нас была и первая орбитальная станция «Салют». Именно поэтому при разработке МКС американцы обратились за помощью к нам. У них был опыт со своей станцией «Скайлаб», но он был коротким. В то же время базовые блоки МКС изготавливались российской авиакосмической отраслью.

Конечно, в настоящее время «беспилотники» и космические автоматы могут решить многие вопросы, которые касаются мониторинга земной поверхности. Но существует ряд проблем, решение которых возможно лишь с присутствием человека. Последнее слово в этом вопросе должно оставаться за Академией наук. Российские ученые должны четко определить круг тех экспериментальных задач, которые нужно будет решать в условиях невесомости. Поэтому очевидно, что вкладываться в проект не будет иметь смысла, если мы не будем знать, чем его можно загрузить.

Если решение об российской орбитальной станции будет положительным, то она будет создаваться на основе модулей и технологий, которые использовались в МКС. Но, по словам Мухина, это вопрос второго порядка. В России есть необходимые наработки по постройке модулей для новой станции. Еще в середине 80-х годов прошлого века в СССР думали над строительством станции 4-го поколения, которая получила бы имя «Мир-2». Основой станции должен был стать модуль массой более 100 тонн. Но, к сожалению, политические процессы в стране и распад СССР не позволили довести этот проект до логического завершения. России пригодилась бы большая и мощная станция. Ракета-носитель «Энергия», которая создавалась специально для космического челнока «Буран», могла выводить в космос грузы массой более 100 тонн. Чем больше орбитальная станция, тем больше научной аппаратуры и экспериментов можно провести на ее борту и больше исследователей принять.

Олег Мухин также отметил, что Москва могла бы предложить сотрудничество Пекину, который может не потянуть в одиночку создание собственной орбитальной станции. Таким образом, международная конкуренция в космосе только вырастет. Также он отметил, что на новой российской станции можно бы было сделать ставку на космический туризм, так бы она приносила реальные деньги. По словам Мухина, нельзя отдать это направление американцам, у которых появляются частные компании, способные отправлять людей в космос. В настоящее время компании Sierra Nevada, Blue Origin, SpaceX и Boeing конкурируют между собой в вопросах предоставления услуг космического «такси» по доставке людей на околоземную орбиту.

Источники информации:
http://tvzvezda.ru/news/forces/content/201411290951-mn7j.htm
http://svpressa.ru/politic/article/105195/?rss=1
http://mir24.tv/news/Science/11689857
http://www.znak.com/urfo/news/17-11-11-16/1031535.html
Автор:
Юферев Сергей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти