Нужен инновационный рывок

Нужен инновационный рывок


В годы казалось бы канувшей в Лету эпохи холодной войны, несмотря на многочисленные санкции со стороны Запада и дискриминационные законодательные акты типа поправки Джексона–Веника, действовавшей много лет, наша страна не растеряла своих «левшей», а ее инновационные разработки пользовались спросом на всех континентах. А вот реформы 90-х годов нанесли отечественной оборонке и другим отраслям промышленности несравненно больший ущерб.


В настоящее время ситуация сложилась тоже не из простых. Как сказал недавно президент России Владимир Путин, действующая сейчас экономическая модель российского общества себя исчерпала, сохранение нынешней экономической ситуации – это уже угроза нашей национальной безопасности. Поэтому необходим переход к новой модели экономического роста и развития российского общества в целом.

Одним из направлений перехода к такой модели и стала амбициозная государственная программа инновационного развития, до окончания реализации которой осталось шесть лет. При финансировании оборонно-промышленного комплекса (ОПК) в объеме 26 трлн руб. до 2020 года должно появиться 1,5 тыс. критических технологий. Однако создание исключительных прав на использование интеллектуальной собственности требует новых законов, регламентирующих документов, управленческих схем да, наконец, коммерческой заинтересованности участников процесса.

ВСЕГО ОДИН ПРОЦЕНТ

Комплекс задач, прозвучавший в выступлениях российского президента, обозначен единым и емким определением – «модернизация». Научное сообщество, политическое руководство страны, экономический блок правительства России объявили в качестве базового тренда модернизации российской экономики ее реиндустриализацию – то есть новую индустриализацию на основе последнего технологического уклада.

Если с этой стороны взглянуть на ситуацию в оборонно-промышленном комплексе, то, по словам научного руководителя РЭУ им. Г.В. Плеханова Сергея Валентея, она выглядит не самым лучшим образом. «Сегодня практически не производится никакой интеллектуальной собственности в оборонно-промышленном комплексе», – говорит он. Решению этой задачи препятствуют как минимум несколько групп факторов.

В первую очередь это деформированная структура экономики. За период с 1990 по 2012 год доли базовых отраслей реиндустриализации – машиностроения и металлообработки – в общем объеме промышленного производства упали почти в два раза.

Во-вторых, это низкий уровень оплаты труда в промышленности и как следствие – кадровый «голод». Ситуация с заработной платой вызывает у граждан реакцию отторжения на предложения пойти поработать в промышленности. Глубину кадрового кризиса лучше всего иллюстрируют низкие проходные баллы в ряд технических вузов страны.

В-третьих, не менее серьезное негативное воздействие на возможности использования интеллектуальной собственности ОПК в гражданских секторах экономики оказывает пространственная сверхконцентрация носителей интеллектуальной собственности, доставшаяся России в наследство от СССР. Основная масса «интеллектуалов» сосредотачивается в семи регионах: Москве, Санкт-Петербурге, а также в Московской, Калужской, Нижегородской, Новосибирской и Томской областях.

В-четвертых, утрачены многие объекты интеллектуальной собственности. В период рыночных реформ по возможностям использования потенциала ОПК в интересах развития гражданских секторов экономики был нанесен самый ощутимый удар. Его причина – нерешенность проблем собственности на интеллектуальный капитал. Хотя общая стоимость такой собственности, созданной советской оборонкой и нелегально проданной третьим странам, оценивается экспертами в 8 млрд долл.

Преодоление воздействия первых трех факторов следует искать не внутри самого ОПК, а в разработке стратегии реиндустриализации всей экономики России. Данная стратегия, помимо прочего, должна будет учитывать и особенности пространственного размещения носителей «интеллектуального капитала». Например, путем формирования кластеров по типу Дубнинского (в подмосковной Дубне), использования сохранившегося кадрового потенциала ряда моногородов и пр.

Что касается утраты объектов интеллектуальной собственности ОПК, то начать нужно с ее защиты, поскольку весь объем защищенной интеллектуальной собственности в России сегодня не превышает 1%.

Спрос на исследования и разработки, согласно теории, определяет их предложение. Но в России это правило не действует. Например, при очевидно растущем спросе на внутреннем рынке на высокотехнологичные потребительские товары и услуги, отечественные товаропроизводители их на него практически не поставляют. Причина – нет средств либо интереса использовать свою интеллектуальную собственность в целях собственной инновационной модернизации. Но в таком случае они не будут иметь интереса и к инновационной модернизации гражданских секторов экономики.


Как считает заместитель председателя НТС ГК «Ростех» Александр Каширин, все эти процессы тормозят развитие нашего оборонно-промышленного комплекса. Управление правами Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности гражданского, военного, специального и двойного назначения осуществляется государственными заказчиками на основании правил, утвержденных постановлением правительства. Это подразумевает осуществление целого ряда мероприятий: государственный учет результатов НИРов, ОКРов, оценка их стоимости, распоряжение правами на использование. При этом в рамках гособоронзаказа (ГОЗ) исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности (РИД) закрепляются за государственным заказчиком.

Более того, утверждена номенклатура общехозяйственных затрат. В соответствии с ней серийный производитель вправе начислять амортизацию нематериальных активов, задействованных в процессе производства продукции. Если данные нематериальные активы не были созданы за счет средств серийного производителя, они не могут находиться на его балансе. Это ключевое положение. На данный момент при закреплении таких прав за государственным заказчиком у разработчика военной техники отсутствует в связи с этим заинтересованность в создании объектов такой собственности, так как закрепить права на них не представляется возможным в соответствии с установленным порядком. Права на них не оформляются ни разработчиком, ни заказчиком. Данный факт является причиной того, что нематериальные активы не учитываются как на балансе разработчика, так и на балансе госзаказчика. Следовательно, при формировании цены продукции военного назначения невозможно учесть и платежи.

Назрела необходимость изменения существующей системы управления интеллектуальной собственностью с соблюдением интересов как государственного заказчика, так и разработчика ВВТ и их серийного производителя. Минпромторгом сейчас принята практика закрепления исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности за разработчиком. Благодаря этому возможно соблюдение баланса интересов всех действующих лиц. Разработчик получит охранные документы и не будет оторван от результатов интеллектуальной деятельности. Производитель – возможность учитывать суммы платежей на освоение новой продукции. Госзаказчик – конкурентоспособную продукцию в свое пользование.

ПРАВО НА ПАТЕНТ

Мы живем в век, когда многими процессами управляют, что называется, деньги. Госзаказчик платит и имеет право на РИД, но от этого страдает интеллект. Получается, интеллект не имеет права на работу (продукт), которую сам создает. И пока деньги будут стоять во главе угла, ничего не изменится.

Такой порядок вещей надо менять. То есть дать возможность интеллекту использовать его интеллектуальную собственность. Но даже на уровне правительства никто не будет коммерциализировать разработку, которую создал изобретатель. Нет такой цели и задачи. Поэтому надо максимально передавать разработчику такие права, чтобы он хотя бы впоследствии мог иметь свой коммерческий интерес. Образно говоря, государству можно и нужно подумать, как безвозмездно отдать патенты их авторам и предприятиям.

Пока же, по мнению генерального директора ООО «Национальный центр интеллектуального капитала» Максима Дышлюка, то же Минобороны требует передачи ему интеллектуальной собственности от предприятий при подписании контрактов на производство ВВТ. Предприятия упираются. В результате бывает так, что производство остается без заказа, а Минобороны – без вооружения и техники.

Отсутствие востребованности на российские научные разработки в интересах модернизации отечественного производства привело к тому, что степень импортозависимости у нас выросла до критического уровня во всех базовых отраслях промышленности. А реализация задач инновационного развития по данным показателям, как ни странно, пока закрепляет курс на усиление импортозависимости по всем базовым отраслям экономики. Во всяком случае, без учета уровня коммерциализации исключительных прав на эти технические решения это пока ведет лишь к имитации активности (по числу заявок на получение патента и самих патентов). Что не отвечает национальным интересам России и задачам реиндустриализации национальной промышленности преимущественно на основе отечественных технологий.

Правовой вакуум подталкивает иных правообладателей даже на нарушения. По данным Генпрокуратуры России, в 2013 году только по основным образцам ВВТ не было исполнено около 90 госконтрактов, авансирование которых составляло до 80%. А в ОСК и ОАК расследуется около 60 уголовных дел, ущерб от которых, по предварительным оценкам, составляет около 20 млрд руб.

В Послании Федеральному собранию Российской Федерации от 12 декабря 2013 года Владимир Путин отметил, что «сегодня у нас в среднем из 265 полученных научных результатов только один становится объектом правовой охраны. Вклад добавленной стоимости, которая образуется от оборота интеллектуальной собственности, в ВВП России – менее 1%. Это не просто мало, это очень мало. В США этот показатель – 12%, в Германии – 7–8, в Финляндии – 20».

Структура расходов на НИОКР за последние 20 лет в России также не претерпела значительных изменений: более 3/4 – это бюджет, 1/4 – частный сектор. Тогда как за рубежом пропорция обратная. Основным заказчиком НИОКР за рубежом были и остаются предприятия (в США – 69%, в ЕС – 64%, а в Китае – 62%).

Не очень высока и эффективность исследований. В единой федеральной базе данных НИОКР, проведенных в РФ с 1982 по 1 января 2014 года, зарегистрировано около 1,2 млн НИР и ОКР. Из них 90 857 было проведено в период 2011–2013 годов. Но по итогам их выполнения зарегистрировано только 13 713 РНТД, то есть – один (!) полученный результат интеллектуальной деятельности на семь НИОКР.

В едином реестре РИД военного, специального и двойного назначения (в Роспатенте) насчитывается свыше 18 тыс. РИД, в том числе в Минобороны – 11,5 тыс., Роскосмосе – 4 тыс., ФСТЭК – 800, МВД – 700, МПТР – 500. Однако на практике в качестве объектов такого учета под видом РИД во многих случаях отражается научно-техническая и конструкторская документация, которая не относится к объектам интеллектуальной собственности. А как информация на материальном носителе с 1 января 2008 года исключена из состава объектов гражданских прав и, следовательно, не может быть объектом гражданского оборота.

Как сообщалось в материалах проверки Генпрокуратуры России (об этом было сказано в материалах конференции), Минпромторгом освоены колоссальные средства, выделенные государством, однако задачи по разработке и внедрению передовых технологий, развитию научно-интеллектуального потенциала авиа- и судостроительных отраслей не решены. Например, в 2011–2013 годах на выполнение НИОКР в рамках программ в сфере авиа- и судостроения израсходовано 133 млрд руб., министерством заключено более 500 госконтрактов, однако в результате получено лишь 93 запатентованных ОИС. Полученные результаты не сопоставимы с затраченными ресурсами, при этом ни одно из изобретений государством не используется. Или такая цифра: из 270 тыс. действующих российских патентов продается менее 2%, что не выгодно ни правообладателям, ни России.

Включение в практику инновационной деятельности полученных результатов интеллектуальной деятельности, исключительные права на них требует разработки и применения новых подходов и создания систем выявления, минимизации и управления рисками в сфере интеллектуальной собственности. В том числе при привлечении инвестиций в инновационные проекты с использованием научных и научно-технических разработок.

Какие же меры видятся первостепенными в этой ситуации?

Необходимым и обязательным условием успеха в развитии экономики интеллектуальной собственности выступает эффективное государственное регулирование, которое предполагает следующие направления деятельности в этой сфере:

– государственная стратегия инновационного развития через рынок интеллектуальной собственности;

– централизованная по горизонтали и вертикали система государственного администрирования процессов в сфере интеллектуальной собственности в целях снижения административных барьеров развития рынка;

– система учета НИОКР и распределения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, полученные при бюджетном финансировании;

– система индикаторов и показателей оценки результативности науки и выполнения государственных контрактов;

– управление правами государства на результаты интеллектуальной деятельности;

– развитие системы правового регулирования и создание единых правил – стандартов формирования, оборота (коммерциализации), защиты интеллектуальной собственности;

– государственное стимулирование и обеспечение инновационной мотивации баланса интересов автор–соисполнитель–заказчик при бюджетировании НИОКР;

– компетентная власть и подготовленные кадры профессионалов-посредников в сфере права, экономики и управления интеллектуальной собственности (из расчета один посредник на 10 исследователей);

– система эффективной правовой защиты, контроль и надзор в сфере интеллектуальной собственности.

НЕОБХОДИМЫЕ МЕРЫ

Эффективность бюджетного финансирования НИОКР у нас также все еще находится на низком уровне. При этом отсутствуют действенные механизмы управления правами государства на результаты интеллектуальной деятельности, полученные при бюджетном финансировании. Несмотря на принятые постановления правительства России № 233 от 22 марта 2012 года и № 458 от 30 мая 2013 года, утвержденные ими для госзаказчиков правила управления правами государства на результаты интеллектуальной деятельности по-прежнему не работают.

В данных условиях для использования РИД при выполнении госконтрактов в рамках ГОЗ и военно-технического сотрудничества необходимо срочное проведение инвентаризации по выявлению и оформлению прав РФ на РИД, содержащиеся в документации, используемые и (или) созданные при выполнении госконтрактов. Одновременно с этим требуют срочной разработки и принятия механизмы распоряжения правами государства на РИД, включая порядок отчуждения и внесения в уставный капитал, передачи в залог исключительных прав на такие РИД.

В связи с этим необходимы единая методология и механизмы оценки результативности российской науки и эффективности реализации госпрограмм инновационного развития с позиций стратегического аудита и аудита эффективности экономики интеллектуальной собственности (в том числе создания добавочной стоимости, капитализации нематериальных активов и обеспечения инвестиций).

В числе первоочередных мер по изменению ситуации в этой области можно выделить следующие:

– необходимо повысить роль министерств, отвечающих за реальный сектор экономики, в регулировании бюджетного финансирования в интересах реиндустриализации национальной промышленности. Активнее привлекать предприятия в определении тематики госзаказа на разработку инновационных технологий, необходимых для модернизации производства и реиндустриализации (интерес к софинансированию). Снижать уровень коррупции через принятие и введение антикоррупционных стандартов при размещении госзаказа на НИОКР и закупки импортных технологий и оборудования;

– закреплять имущественные права на РИД за исполнителем НИОКР (предприятием), полученных при бюджетном финансировании, на условиях мотивированного использования РИД в выпуске конечной продукции «двойного» и гражданского назначения, обеспечения баланса интересов автор–соисполнитель–заказчик;

– свою роль могут сыграть также упорядочение предоставления прав на использование в рамках ГОЗ и ВТС РИД, ранее полученные при выполнении госзаказа (Минпроторг России, Минобрнауки России, Роскосмос и ГК «Росатом»);

– разработка методологии и методик отбора результатов интеллектуальной деятельности, полученных в рамках бюджетного финансирования НИОКР и оценки прав на них, для последующей передачи от госзаказчика исполнителю этих НИОКР; проведения комплексной экспертизы (экономическая, правовая, технологическая) при поставках импортного оборудования и технологий; стандартизация процедур и правил в сфере управления, использования и защиты интеллектуальной собственности в ОПК;

– можно и нужно включать интеллектуальную собственность в структуру цены инновационной продукции при госзаказе (в том числе в рамках гособоронзаказа и ВТС) при условии сохранения (снижения) себестоимости инновационной продукции. Свою роль сыграют и улучшение условий кредитования, налогообложения при использовании интеллектуальной собственности в инновационных процессах и проектах;

– подготовка кадров в сфере экономики, права и управления интеллектуальной собственностью в ОПК России на основе государственного и корпоративного заказов.

Все эти меры могут вывести из инновационного тупика, в котором оказались многие отрасли России. Главное – не медлить с принятием решений.
Автор:
Виктор Никонов
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/armament/2014-12-05/10_innovation.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

31 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти