Белорусский главком зачастил в войска

Белорусский главком зачастил в войска


На состоявшейся в октябре с.г. традиционной ежегодной пресс-конференции для российских журналистов, на которой присутствовал и обозреватель «НВО», президент Белоруссии Александр Лукашенко значительную часть времени при ответе на один из вопросов посвятил военной тематике. Примечательно также, что за последние год-два главком союзной страны неоднократно посещал элитные воинские части и предприятия национального оборонно-промышленного комплекса (ОПК), а также провел пару-тройку важных совещаний по проблеме совершенствования белорусского ОПК. Эта активность, очевидно, «спровоцирована» кровавыми событиями на Украине, а также в целом нестабильной обстановкой в мире, включая масштабные вооруженные конфликты в ряде стран Ближнего Востока и в Африке.


ТРИ ГОДА В ВОЙСКАХ НЕ ПОЯВЛЯЛСЯ

Действительно, до этого Лукашенко года три, а то и четыре не выезжал в воинские части и не контактировал с «окопными» военнослужащими. Хотя, как помнится, еще 17 августа 2010 года во время встречи с секретарем Совета безопасности и министром обороны страны главком поручил подготовить его посещения ряда соединений и частей национальных Вооруженных сил. Однако с тех пор он побывал лишь в расположении 2-й инженерной бригады (21 февраля 2011 года), которая дислоцируется в Соснах, что под Минском. Здесь ему показали образцовый военный городок с созданной в нем «по последнему слову техники» материально-технической базой.

Батька отдал распоряжение со временем инфраструктуру каждой части вывести на такой же и еще лучший уровень. И с тех пор за ворота КПП какой-либо воинской части Лукашенко не вступал, в казармы не заходил.

Он предпочитал встречаться лишь с занимавшим до недавнего времени пост министра обороны генерал-лейтенантом Юрием Жадобиным, да на 23 февраля – с генералитетом и старшими офицерами в рамках поздравительно-деловой речи от своего имени и вручения генеральских погон. Кстати, в феврале 2013 года белорусский главком на редкость расщедрился – присвоил высшие офицерские звания сразу пяти полковникам (трое из них – из внутренних войск и милиции). И это, пожалуй, единственный такой случай «массового огенераливания» за более чем 20 лет его правления: прежде могли пройти годы, пока Батька «осчастливливал» кого-то из находящихся на генеральской должности брюками с лампасами. А тот же Жадобин, возглавлявший военное ведомство с 2009 года, так и не дождался звания генерал-полковника (таковой в силовых структурах только один – бывший министр обороны и секретарь Совбеза, а ныне руководитель Государственного пограничного комитета республики Леонид Мальцев).

С нижестоящими же чинами армии, вопреки своей ранней многолетней практике, белорусский главком в упомянутый период общаться «убежденно» уклонялся. Нельзя же назвать «тесным» общение с офицерами младшего и среднего звена, скажем, в рамках парадного награждения их после крупных учений, таких как «Запад». Произнес бравурную речь, поблагодарил, вручил ценные подарки, пожал руки, да и помахал на прощанье лопастями персонального вертолета.

Отчасти это было связано с обвальным финансовым кризисом, грянувшим в республике с весны 2011 года, когда национальная валюта обесценилась по отношению к доллару, евро и даже российскому рублю сразу втрое и офицерский корпус враз лишился тех доходов и преимуществ перед гражданскими, которые имел и чем вполне обоснованно гордился. Жалование служивых после этого повышалось по нескольку раз в год, но все эти «докладывания» в их отощавшие кошельки больше напоминали подачки от государства, чем комплексное решение проблемы случившегося обнищания людей в погонах.

При этом нельзя сказать, что Лукашенко «прятался» от вновь возникших у военных проблем, чурался правдивой информации. Напротив, главком требовал от главы военного ведомства без обиняков докладывать о положении дел в армии и оперативно принимал решения по высказываемым предложениям. Тут заметим, что приукрашивать что-либо главе государства и не принято. Какой бы то ни было показухи он категорически не приемлет, она ему претит – такая уж у него натура. Кроме того, он отладил систему получения информации (не только по военному ведомству), которая эффективно работает вот уже который год.

На самом пике финансовой катастрофы и резкой девальвации национальной валюты Лукашенко затеял масштабную «оптимизацию» силовых ведомств, особенно МВД, и чиновничьих структур, начиная с президентской администрации. Цель – за счет 25-процентного сокращения «заметно повысить» денежное довольствие служивых и столоначальников. Некоторым образом, по его задумке, должна быть сокращена и 62-тысячная армия (около 48 тыс. военнослужащих и 14 тыс. гражданского персонала). Но она, по его же словам, и так уже сокращена до предела, и дальнейшее «сбрасывание жирка» ни к чему хорошему не приведет.

На предприятиях «оборонки» за те же годы он тоже замечен не был. Похоже, что в последний раз президент дотошно интересовался лишь ходом модернизации зенитного ракетного комплекса (ЗРК) средней дальности «Бук-МБ» (МБ – модернизированный белорусский). А было это аж в ноябре 2007 года. «Бук» хорошо знаком белорусским военным, в составе Вооруженных сил республики – 12 батарей этой системы. Но тогда возле «Бука» с литерой «Б» Батька заявил о срыве отведенных сроков по выполнению работ, связанных с усовершенствованием этого комплекса вооружения: «Это очень эффективное оружие, если его модернизировать. Это то, что нужно для наших Вооруженных сил! Но то, что в свое время смодернизировала Россия, – несовременно и абсолютно нас не устраивает» (это было сказано на том фоне, что Россия небезуспешно продает «Бук-М2Э» на внешнем рынке).

До конца 2007 года белорусы намеревались самостоятельно закончить модернизацию трех зенитно-ракетных бригад. Тогда же шла речь и о возможностях «продвижения в дальнейшем модернизированного ЗРК за рубеж». Увы, не получилось. В итоге президент дал еще год, чтобы к концу 2008-го завершить модернизацию упомянутого ЗРК. Работы эти планировалось вести «совместно в кооперации с Российской Федерацией и предприятиями оборонного комплекса Беларуси». С тех пор о том, как ладилось дело, – а прошло уже почти семь лет – официальной информации не поступало.

ПРОРВАЛО

И вот как прорвало! Только за восемь месяцев, начиная с ноября 2013 года, Александр Григорьевич лично посетил ряд воинских частей и одно предприятие ОПК, где со свойственной ему дотошностью вникал в состояние дел. Вот хронология его поездок.

18 ноября 2013 года Лукашенко инспектирует дислоцирующуюся в Барановичах 61-ю истребительную авиационную базу Военно-воздушных сил и войск противовоздушной обороны. Он вникает в процесс организации боевого дежурства, интересуется перспективами строительства и развития ВВС и войск ПВО, разведки, радиоэлектронной борьбы, связи и навигации. Находясь на месте несения службы дежурных экипажей, Батька приказал проверить их готовность к действиям. Дежурному звену была дана команда «Воздух», после чего экипаж осуществил действия по подготовке самолета МиГ-29БМ к выполнению поставленных задач, которые были реализованы в установленное время. Лукашенко был впечатлен: «Я хотел проверить, не показуха ли это – самолеты дежурные стоят. Шесть с половиной минут – и самолет уже был на взлете. Молодцы! Соответствующий норматив в Вооруженных силах России составляет 18 минут, Украины – 15, в Польше – около 15 минут».

Здесь же он осмотрел беспилотные авиационные комплексы, в том числе белорусского производства, и российский учебно-боевой самолет Як-130, который в 2015 году планируется поставить на вооружение белорусских Вооруженных сил (в количестве четырех единиц). Любопытно, что хотя представленный учебный «Як» прибыл в 61-ю иаб из одной из воинских частей, дислоцирующихся в Воронежской области, в его оснащении был виден и белорусский «след», а именно установленная под крылом самолета аппаратура индивидуальной радиотехнической защиты «Сателлит», разработанная 558-м Авиационным ремонтным заводом, расположенным в Барановичах. «Сателлит» существенно снижает уязвимость самолета в воздухе от поражения высокоточным управляемым оружием авиационных ракетных комплексов перехвата и зенитных ракетных комплексов противника.

В тот же день по итогам состоявшегося на 61-й авиабазе совещания главком принял решение прекратить длящуюся уже несколько лет дискуссию по поводу вывода-невывода из состава ВВС и войск ПВО истребителей Су-27: «Я высказался за то, что нам надо подумать и все-таки сохранить эти самолеты на какой-то, допустим, угрожаемый период, как бы дорого это ни было. Да и вообще, исходя из опыта войн в регионе арабской дуги, не надо торопиться выводить из системы обороны Беларуси некоторые виды техники».

Тогда же он поручил «в ближайшее время очень серьезно проверить на боеготовность наши вооруженные силы». Проверка эта действительно началась уже через несколько недель и продолжалась в ряд этапов с выводом войск на полигоны.

Менее чем через месяц, 13 декабря 2013 года, белорусский лидер посещает 5-ю отдельную бригаду специального назначения Сил специальных операций в Марьиной Горке (Минская область). Здесь он смог лично увидеть боевые возможности проходящих здесь службу молодых людей, в частности наблюдал за учебными стрельбами, занятиями разведчиков и снайперов, а также ознакомился с потенциалом учебно-материальной базы бригады, условиями проживания и организацией быта личного состава. Весьма впечатленный, главком выразил надежду, что уведенное им сегодня – «реальность белорусских сил спецопераций, а не показное». И сделал вывод: «Может быть, нам не надо столько механизированных частей, а лучше иметь такие подготовленные силы спецопераций, может, для Беларуси они – перспектива. Но надо все четко просчитать и определиться, как мы будем развиваться в будущем».

2 апреля 2014 года Лукашенко вновь в Барановичах: на этот раз он приехал с визитом в ОАО «558-й Авиационный ремонтный завод». Автору этих строк в середине прошлого десятилетия доводилось здесь побывать. Свидетельствую: еще тогда в цехах и ангарах кипела работа, они были загружены разной авиационной техникой из разных стран, что называется, под завязку. Предприятие ориентировано на ремонт самолетов Су-17 всех модификаций, Су-25, Су-27, МиГ-29, вертолетов Ми-8 и Ми-24.

С тех пор тут возник опытный цех по производству беспилотных летательных аппаратов, который был продемонстрирован президенту. Он отметил, что «такая техника является будущим – это разведка и ударные системы, которые мы будем создавать и уже создаем».

Александр Григорьевич определил увиденное как «наступление нового этапа в развитии отечественного военно-промышленного комплекса, суть которого – оснащение самыми современными оружием и вооружением нашей армии, ну и поставки на внешние рынки». В связи с чем председатель Госкомвоенпрома Сергей Гурулев даже пояснил: «А раньше было наоборот: экспорт и немножко – в армию».

Лукашенко ориентировал белорусский ОПК, в частности, на освоение производства авиатехники, а также разработку и производство собственными силами все большей номенклатуры агрегатов и оборудования, которые в настоящее время используются при ремонте и модернизации техники. Он заметил, что «у нас есть еще предприятие по бронетехнике в Борисове – точно такие же будут задачи стоять и перед ним, в ближайшее время я там побываю. Хватит уже красить и наждачкой чистить корпуса, что-то там менять незначительно!».

«В Беларуси должны производить самолеты и вертолеты», – заявил также Батька. Перспективу здесь он видит «в кооперации с Россией и другими странами, ибо эта ноша тяжела, и мы в одиночку ее не потянем: у нас нет возможностей – денежных средств, да и людей, специалистов. Самолет, который мы должны производить у себя, – не важно, военный ли, гражданский – должен быть нужным для рынка, прежде всего для России».

Лукашенко предложил оборонщикам начать «со сборки самолетов: если надо для этого новый корпус построить – государство подключится и построит». По его словам, в республике уже есть и площадка для производства вертолетов – Оршанский авиаремонтный завод, акционером которого является небезызвестная украинская компания «Мотор Сич».

«Украину сегодня фактически развалили, а там все-таки оборонка приличная, – отметил белорусский президент. – Давайте попробуем с украинцами договориться и вместе поработать, чтобы не пропали интеллектуальные, инженерные центры, конструкторы в Украине. Момент нормальный. И этот момент, надо использовать не только для себя, но и для внешнего рынка и Российской Федерации».

По словам же Гурулева, ныне «рассмотрены концепции развития всех предприятий белорусского ОПК до 2025 года и сделан вывод: если не будет разработок новой техники, то на старом базисе мы далеко не уедем. Более того, организации оборонного сектора должны развиваться упреждающе».

Наконец, 8 июля 2014 года Лукашенко вновь инспектирует воинскую часть Сил специальных операций – на этот раз 103-ю отдельную гвардейскую мобильную бригаду (Витебск). Он пробыл здесь несколько часов. Побывал в учебном корпусе, где подробно ознакомился с оснащением учебных классов, вооружением и экипировкой военнослужащих, а также посетил многоцелевой комплекс, представляющий собой городок тактико-специальной и воздушно-десантной подготовки. Посмотрел, как ведется подготовка бойцов, и остался доволен увиденным.

Он внимательно осмотрел солдатскую столовую и заслушал доклад о том, как организовано продовольственное обеспечение армии и, в частности, сил спецопераций. Услышав, что в этом году были изменены нормы продовольственных пайков питания военнослужащих, учитывающие их энергозатраты, главком попросил министра обороны Жадобина дать ему на пробу несколько сухих пайков и консервы, чтобы лично оценить качество солдатской пищи.

Интересовал его и парк боевых машин, организация работы по техническому обслуживанию и ремонту вооружения, военной и специальной техники. Ему было продемонстрировано одно из мобильных средств, собираемое на Минском заводе колесных тягачей с использованием российских комплектующих. Батька вновь настолько проникся увиденным, что даже посчитал нужным вкратце поведать об этой бронемашине россиянам-журналистам на упомянутой выше большой встрече с ними: «Мы создали уникальную бронированную машину: 90 километров в час идет по пахоте! Отделение, 10 человек подготовленных спецназовцев, вышколенных, умеющих делать все, садится, – в любую точку выезжают в Беларуси на этом вездеходе, молниеносно наносят удар и скрываются».

При посещении же 103-й бригады Лукашенко обронил следующее примечательное замечание: «Надо максимально локализовать производство подобной техники в Беларуси, обратив пристальное внимание на качество. Такие машины нам нужны для повышения мобильности армии. ПВО хорошо, но не дай Бог нас не подстрахуют со спины братья, и нам придется вести войну самим».

ЕСЛИ «НЕ ПОДСТРАХУЮТ СО СПИНЫ БРАТЬЯ»

Тему этой опаски вкупе с той, что белорусы, случись война, за Россию «живота на пожалеют», Александр Лукашенко неоднократно в свойственной ему весьма эмоциональной манере развивал в течение почти 5-часовой пресс-конференции для российских журналистов. Изложим его видение проблемы тезисно.

Он напомнил о том, что в рамках Союзного государства «у нас создано единое оборонное пространство – если хотите, единая армия, основу которой здесь, на западном направлении, составляет белорусская армия и части Московского военного округа, а также другие, которые, по плану министерств обороны Беларуси и России, в случае конфликта немедленно подключаются. На момент «Ч» все поэтапно, по времени расписано: как мы будем воевать, какими силами. И первыми, за месяц примерно, если мне память не изменяет, до того как россияне начнут нас поддерживать, мы ведем боевые действия только силами белорусской армии, защищая московское направление». По словам Батьки, об этом плане «знают натовцы».

Он поведал о том, что в достопамятные времена, при Ельцине, когда Россия «готова была лечь под Запад хоть голяком, хоть в одежде», Белоруссия была первой, кто четко заявил о том, что самым опасным и неприемлемым для нас является продвижение НАТО на восток, и по-военному на это реагировал. «И эта линия красной нитью проходит через нашу политику и сейчас. Меня как главу государства не может не беспокоить любое шевеление у наших границ!»

Именно Белоруссия провела тогда первые крупные учения в Брестской области в ответ на то, что из Италии в Польшу были переброшены девять американских истребителей. «Мы мобилизовали свою армию без вас, хотя вы должны были подключиться к нам», – отметил президент. И именно Минск в начале прошлого десятилетия предложил Москве создать объединенную группировку войск (это произошло уже при Путине). И с тех пор стали раз в два года проводиться крупномасштабные российско-белорусские маневры с привлечением огромного количества техники, вооружения и личного состава как с одной, так и с другой стороны. В настоящее время проводится плановая работа по подготовке к проведению в сентябре следующего года на территории Российской Федерации учения «Щит Союза – 2015». А между ними также раз в два года проводятся командно-штабные учения.

Александр Григорьевич отметил также, что и во время развития конфликта на Украине он занимал однозначную позицию, объясняя Западу, что «вы подставились, вы виноваты: вы хотели разместить в Крыму свои натовские войска (даже сейчас идут разговоры, что замысел был и тактическое ядерное оружие привезти в Крым). То есть для нас и России было неприемлемо размещение натовских вооруженных сил в Крыму».

В то же время Лукашенко заявил: «Я не хочу воевать ни с кем! И мы пытаемся с европейцами договориться, доказать им, что мы не агрессоры, и не надо против нас вести наступательные действия и обрушивать сегодня на нас информационную войну – пытаться взорвать нас через Интернет... Нам трижды в последнее время пытались организовать вот эту революцию, что на майдане... Мы очень красиво из этого вышли, потому что у нас есть парни и девчонки слишком мозговитые, которые в Интернете умеют реагировать на подобные цветные революции и попытки взорвать страну изнутри».

Осадок же от того, что некогда Россия не аналогичным образом реагировала на расширение Североатлантического альянса, у белорусов невольно остается. «Мы не можем подставиться, потому что нас никто потом не защитит, – пояснял Лукашенко. – И не дай Бог Россия, руководство России, договорившись с Западом, возьмет да и разменяет Беларусь. Мы это тоже имеем в виду, потому что знаем, как это в отдельных случаях было».

Сама по себе Беларусь, полагает Лукашенко, «никому не нужна»: «Я как Главнокомандующий это понимаю. Если кто-то будет воевать и мы втянемся в эту войну, то только из-за России, потому что Россия кому-то сегодня нужна. Вы знаете почему. Но мы не можем себе позволить даже идеологически пропустить танки на Москву через Беларусь».

Из-за этого Батька в последнее время столь и активизировался в вопросах перевооружения армии и развития национального ОПК. Он убежден, что «никто нам самого эффективного современного оружия не продаст», даже братья-россияне: «Они говорят: мы вам оружие не дадим, мы вас защитим, когда надо будет. А я думаю: завтра начнутся столкновения, а у нас нет оружия, а есть обещания руководства России защитить. Тогда что же, надо бегом бежать к стенам Кремля, вставать на колени и стучать головой: помогите, защитите? Разве это правильно?»

Он в который раз вспомнил историю о поставках систем С-300 в середине прошлого десятилетия: мол, они «под забором валялись» в Московском военном округе, а нам не хотели эти ракеты отдать бесплатно: плати – получишь. «Я говорю: «Вы что, с ума сошли? Я буду вас, россиян, на своем направлении защищать, а вы мне говорите, иди автомат купи и защищай?! И мы вынуждены были эти брошенные С-300 купить и за свои деньги восстановить их в России, модернизировать, ввезти и поставить на боевое дежурство». «Разве это правильно? – несколько раз риторически вопросил Батька. – Повторяю, в случае конфликта, войны цель будет одна – Москва. Так было всегда. И мы, белорусы, будем вас, россиян, защищать! Мы – ваш единственный, самый надежный союзник. Так дайте нам автомат бесплатно, а боеприпасы уже будем у вас покупать или свои создадим производства, учить будем солдат, это же недешево – содержать армию...»

В том же духе он изливал душу по поводу проблемы устаревшего авиапарка «Я говорю: «Братья-россияне, у меня прекрасно подготовленные летчики (военные летчики), не хуже чем в России. Согласны?» – «Согласны». – «У меня не хватает самолетов, я их не произвожу, дайте мне 10 самолетов, на этом этапе достаточно». Нет, давай мы перегоним самолеты на ваши аэродромы, и это будет российская база».

База эта, по словам главкома ВВС РФ Бондарева, должна быть создана через год-другой. А вот насчет «прекрасно подготовленных летчиков» белорусский главком, как представляется, малость загнул: «НВО» однажды подробно писала о том, что с 2009 года в ВВС страны произошла целая серия авиапроисшествий и катастроф, и в большинстве случаев причиной был пресловутый человеческий фактор. Последнее подобное происшествие зафиксировано совсем недавно – 30 сентября 2014 года: в Лидском районе Гродненской области потерпел крушение штурмовик Су-25 из состава 116-й авиабазы ВВС и войск ПВО, благо пилот остался жив и самолет рухнул вне жилых построек.

«Если бы у нас была сотая доля тех богатств, что есть в России от природы, мы бы никого ни о чем не просили, – заметил Лукашенко. – И посетовал, что Россия в военном отношении сотрудничает с Белоруссией, увы, не как, скажем, США с Израилем: – Кто содержит и вооружает армию Израиля? Это же не секрет. И это – миллиарды. По некоторым данным, до 7–10 млрд долл. в год. У американцев много по всему миру таких союзников. Да, раскошеливаются и эти страны, но основной груз несет Америка».

Поэтому, видя «все это», белорусский лидер поставил задачу разработки собственных вооружений, о чем «мы поставили в известность россиян»: «И, вы знаете, то, чего мы пока не умеем делать, а нам надо было бы сделать, нам помогают, увы, другие, но не россияне. Порой бесплатно, за услуги, которые мы оказываем им в других сферах. Это ненормально». Одновременно с этим белорусский ОПК активно модернизирует технику, состоящую на балансе в частях вооруженных сил. По официальным данным, эта работа завершится в 2017–2018 годах.

Лукашенко также отметил, что Вооруженные силы страны постоянно совершенствуются с учетом опыта локальных конфликтов на планете. Он ратует за то, чтобы белорусская армия была вооружена современным оружием. По его мнению, нынче не танки решают исход. «Мы изучаем скрупулезнейшим образом все современные войны, в том числе и украинские события. И пришли к выводу: не самолеты и танки сегодня важны для нас, а важны мобильные наземные войска» (в этом контексте он и рассказал об упомянутой выше уникальной бронемашине). «Армия середины прошлого века нам не нужна: фронт на фронт мы не пойдем. Стране нужна современная армия, ее основой должны стать силы спецопераций, десантно-штурмовые, Военно-воздушные силы и плюс ПВО». Это – одно.

Другое – это укрепление войск ПВО, чтобы они были способны быстро обнаружить и уничтожить низколетящую крылатую ракету.

Более того, второе направление – это ракетные технологии, ракетные системы. Я на коленях просил у ваших руководителей в свое время: «Дайте нам (две дыры были – мы закрыли другими вооружениями, на Западе, против натовских войск), дайте нам системы СКД». – «Да, да, да». И до сих пор «да-да», но нет. Почему, потому что стратегия такая: мы, братцы-россияне, вас защитим. А я хочу иметь надежно».

Что касается наделанной в сентябре шумихи по поводу возможного участия белорусских военных, в частности миротворцев, в событиях на Донбассе, то Лукашенко заявил, что это «неправда, не так было сказано», его слова интерпретировали. Президент рассказал, что у него еще в момент, когда «заваруха только начиналась», был некий план, с которым министр иностранных дел Макей ездил в Европу и предлагал соответствующим политикам реализовать его. Но получил отказ. На уточняющий вопрос журналиста «Не приняли потому, что посчитали, что не будет все так серьезно?» Лукашенко ответил «Нет» и четко пояснил: «Им нужна была война!.. А кто им мешал попробовать, я ведь голову закладывал?! Если бы я мог изложить детали этого плана, вы бы поняли».

Каких-либо подробностей плана Лукашенко действительно не привел, но заметил, что лично он «готов был очень далеко пойти – вплоть до использования своих вооруженных сил для того, чтобы развести конфликтующие стороны». «Не в качестве миротворцев, – подчеркнул он, – не ввести белорусские войска на территорию Украины, а использовать их там. Как, в каком качестве – это, когда бы план реализовывался, мы бы смотрели: надо – не надо, нужно – не нужно».

Остается только догадываться, что конкретно имел в виду белорусский президент. Однако, Конституция республики однозначно запрещает применение армии страны за рубежом.

«К моему огорчению, я не так широко предлагал этот план россиянам. К сожалению, и они с ним не согласились», – сказал также он.

Сейчас же «там такая кутерьма, что вообще не с кем разговаривать», – подытожил президент. «И если бы сегодня встал вопрос, а вмешиваться ли в этот конфликт с согласия Украины, России и ДНР, ЛНР, то рискованно было бы туда посылать войска, будь то миротворцы или не миротворцы. Почему? Потому что там действуют сегодня силы, которые вообще никому не подчиняются, которые подчинены олигархам. Они же неуправляемы вообще!»

По словам Лукашенко, он и президенту России Владимиру Путину в те дни сказал: «Мы в дружеских таких, добрых отношениях, говорю ему: «Володя, нас втягивают в эту войну, втягивают. Нам создают вот эту мясорубку, чтобы мы друг друга убивали... Вот в чем, говорю, эта причина».
Автор:
Игорь Плугатарев
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/forces/2014-12-05/1_glavkom.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

94 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти