Нефтяной нокаут

Естественно, что все, кто живет в нефтедобывающих странах, обычно с большим вниманием следят за динамикой цен на нефть. Потому что от этого зависят доходы государства и, соответственно, его расходы, а значит, и самочувствие населения. Поэтому начавшееся в августе падение мировой цены на нефть уже вызывает вполне понятное беспокойство. Но больше всего беспокойства вызывает то обстоятельство, что не совсем понятны причины происходящего.

Цена вопроса


Обстоятельства нынешнего падения цен на нефть весьма необычны. Во-первых, оно происходит в ситуации острой нестабильности на Ближнем Востоке. В Сирии, Ираке, в Ливии идет война с исламистами. К тому же Иран до сих пор находится под санкциями западных стран. Обычно все происходит ровно наоборот. Когда на Ближнем Востоке неспокойно и идут бои, то цены на нефть только растут. Потому что рынки беспокоятся относительно стабильности поставок. Так было всегда, но только не сейчас.

Во-вторых, значительное падение цен началось в августе, как раз в тот момент, когда вооруженное противостояние в Украине приближалось к своему апогею и продолжилось в сентябре, когда на Западе стали говорить о военном вторжении российских войск в Украину. В результате обострились отношения между Россией и Западом, были введены новые антироссийские санкции. Ожидание ответных мер со стороны Москвы создавало дополнительную напряженность, в том числе относительно вопроса о стабильности поставок российских нефти и газа на мировые рынки. Особенно это касалось газа, поставки которого критически важны для Европы в зимний период.

В-третьих, казалось, что страны ОПЕК должны будут сразу отреагировать на падение цен на нефть и сократят добычу. Однако они не только не предпринимают подобных шагов, но некоторые из них даже вводят дополнительные скидки для покупателей из Азиатского региона. Так поступили Саудовская Аравия и Катар. Их представители заявляют, что для них важнее доля рынка, чем высокие цены на нефть. Это заявление можно понимать и как отражение политики, направленной на вытеснение с рынка производителей трудноизвлекаемой нефти. Среди них как раз преобладают производители сланцевой нефти в США и те, кто добывает нефть из битумных песков в канадской провинции Атабаска. Хотя такое объяснение можно принять с большой натяжкой. Если выбирать между высокими ценами на нефть и стремлением как-то уязвить американцев и канадцев, то для стран Персидского залива более выгодны высокие цены.

В-четвертых, высказывалось мнение, что падение цен на нефть невыгодно производителям сланцевой нефти в США, которые и обеспечили нефтяной бум в этой стране. Здесь добыча не так давно приблизилась к максимальному уровню тридцатилетней давности. Себестоимость добычи нефти из сланцев еще два года назад была выше 90 долларов за баррель. Поэтому многие наблюдатели рассуждали, что американцы не позволят упасть ценам на нефть, потому что это приведет к падению добычи в самих США. Однако уже в сентябре стали говорить о том, что себестоимость добычи сланцевой нефти в США в 2014 году составляет от 37 до 65 долларов за баррель. Соответственно, теоретически они могут позволить себе более низкие цены. Но опять же, если выбирать, то высокие цены на нефть выгоднее производителям сланцевой нефти и тех же США, чем их падение.

Так что, в общем все выглядело так, что нет никаких объективных причин для падения цен на нефть. Тем необычнее оказалась сложившаяся сегодня на нефтяном рынке ситуация.

Конечно, существуют вполне объективные причины, которые могли привести к падению цен на черное золото. Производство нефти в мире выросло, в то время как спрос стагнирует. Производство выросло в первую очередь в США, где оно достигло уровня 8,8 млн. баррелей в день. В результате США сократили импорт нефти. В частности, показательно, что в этом году они полностью прекратили покупать ее в крупнейшей нефтедобывающей стране Западной Африки – Нигерии. Естественно, что на рынке появились лишние объемы нефти. Возросшее предложение не могло не сказаться на ценах. Так, чтобы пристроить излишки добытой нефти, ее производители вынуждены были начать соглашаться на скидки.

Аналогичная ситуация в свое время была со сжиженным газом. По мере роста добычи собственного сланцевого газа и снижения себестоимости производства США прекратили закупки сжиженного газа на мировом рынке. Это вынудило производителей сжиженного газа, которые ранее ориентировались на рынки США, перенаправить танкеры на другие рынки, что, к примеру, в Европе привело к бурному развитию спотового рынка газа. Характерно, что известный российский проект по освоению Штокмановского месторождения на морском шельфе Арктики был заморожен именно из-за того, что закрылся американский рынок газа, на который этот проект изначально был ориентирован. Себестоимость добычи на Штокмане должна была превысить 250 и больше долларов за тысячу кубометров. В то время как в США сегодня газ стоит 100–120 долларов.

Другая причина падения цен на нефть может быть связана с тем, что на рынке стало меньше денег. Напомним, что в начале этого года инвестиционные банки США по решению регулирующих органов были вынуждены уйти с фьючерсных рынков. Это было сделано для того, чтобы исключить повторение ситуации, которая привела к предыдущему кризису 2008–2009 годов. Тогда банки за счет использования механизма деривативов (производных финансовых инструментов) смогли значительно увеличить количество денег в обороте и создали мыльный пузырь, который потом благополучно лопнул. Все последние годы на Западе занимались расчисткой банковских балансов. Например, в Европе было списано около 3 трлн. евро из 30 трлн. банковских активов. Собственно, одна из причин сверхмягкой денежной политики Европейского центрального банка связана с необходимостью не «обескровливать» экономику, которая привыкла к легким кредитам и деньгам времен денежного бума первой половины 2000-х.

Сегодня цена на нефть определяется на фьючерсных торгах. То есть влияние банков и финансистов здесь более значительное, чем производителей нефти. Так было не всегда, например, в 1970-е годы цены определялись в результате отношений производителей и потребителей. Сокращение возможностей для спекулятивной игры на фьючерсных рынках снижает давление на цены на нефть и другие сырьевые товары.

Еще одна причина связана с тем, что мировая экономика замедляется. Например, это происходит в Китае, который последние двадцать лет предъявлял все больший спрос на практически все сырье и тем самым был основном источником роста цен. Сегодня здесь не все так благополучно. Не все в порядке даже с все еще высокими темпами роста, благодаря которым по паритету покупательной способности по размеру ВВП этой осенью Китай обогнал США. В частности, в Китае сегодня планируют ограничить свои уезды в праве бесконтрольно брать кредиты. Потому что местные власти накопили огромные долги, взятые иногда под весьма сомнительные проекты. Характерно, что благодаря припискам на местах китайские уезды могут быть ответственны минимум за один, а может, и полтора процента «бумажного» (фиктивного) роста китайского ВВП в год.

В результате Китай все меньше предъявляет спроса на сырье, в ответ падают цены. После рынка металлов, черных и цветных, цены на которые устойчиво снижаются последние годы, это стало влиять и на рынок нефти. Хотя, конечно, здесь нет прямой корреляции. Все очень опосредованно. Но снижение роста экономики Китая и ожидания проблем в китайской экономике влияют на мировой спрос и приводят к замедлению роста вообще.

Так что объективных причин для падения цен на нефть достаточно много. Но все же свою роль играют и субъективные факторы. Это, конечно, еще не совсем конспирология, но что-то уже весьма к ней близкое.

Тонкости боевой геополитики

Нефтяной нокаут

Большой парадокс в том, что нынешние события очень напоминают события тридцатипятилетней давности. Тогда вторжение СССР в Афганистан в 1979 году привело к санкциям со стороны Запада, бойкоту Московской Олимпиады 1980 года и росту напряженности в отношениях между двумя противоборствующими лагерями холодной войны. Этому предшествовала политика разрядки 1970-х, которая привела к подписанию Хельсинкского соглашения 1975 года, в результате возникла ОБСЕ. Кроме того, во второй половине 1970-х СССР находился на пике экономической мощи, причиной был рост цен на нефть после октябрьской войны 1973 года между Израилем и коалицией арабских стран.

Это стало одной из причин, почему на Западе и в арабском мире так болезненно отнеслись к вторжению Москвы в Афганистан. Им казалось, что СССР хочет взять под контроль месторождения Персидского залива и таким образом поставить и Запад и исламский мир в зависимость от советской политики. В результате началось масштабное противостояние в Афганистане между СССР и коалицией стран Запада и ряда мусульманских государств.

Растущая напряженность привела к известному инциденту с южнокорейским Боингом, который был сбит в 1983 году на Дальнем Востоке. Эта история вызвала волну негативной реакции общественного мнения в западном мире по отношению к СССР. Хотя советские представители утверждали, что самолет выполнял разведывательную миссию и глубоко проник внутрь советской территории. Но это уже не могло исправить ситуацию.

В 1985 году к власти пришел Михаил Горбачев, он начал политику частичной либерализации и одновременно в стране стартовала антиалкогольная кампания. В том же году Саудовская Аравия резко увеличила предложение нефти на мировых рынках, что привело к падению цен на нефть и длительному временному периоду, когда они оставались на низком уровне. Для неэффективной советской экономики, которая к этому моменту критически зависела от импорта продовольствия и промышленной продукции с Запада, это оказался тяжелейший удар. СССР не смог перестроиться, без западного продовольствия ухудшилась ситуация с обеспечением населения, без западного оборудования упала добыча нефти, почти на 100 млн. тонн в год. Кроме того, Советский Союз продолжал тратить деньги на огромную военную машину. Позднее действия Саудовской Аравии назовут применением «нефтяного оружия».

Если посмотреть на события вокруг современного конфликта России с Западом, то может возникнуть впечатление дежавю. В феврале 2014 года Россия проводит успешную Олимпиаду в Сочи и готовится провести чемпионат мира по футболу в 2018 году. Параллельно происходят украинские события. Весной Москва проводит аннексию Крыма, в конце весны – начале лета в Украине начинается вооруженное противостояние. Над контролируемой повстанцами территорией сбивают малазийский Боинг. Общественное настроение западного мира настроено против России, которую обвиняют в поддержке сепаратистов в Донбассе. При этом вопрос о том, кто сбил Боинг, остается открытым. В конце августа – начале сентября Россия, по мнению Киева и Запада, вводит свои регулярные войска в Украину. В самой России начинается общественное движение, которое заявляет о том, что в ходе боев погибло определенное количество российских военных и добровольцев.

В августе начинается падение цен на нефть. В сентябре Саудовская Аравия заявляет, что не собирается снижать добычу, чтобы поддержать более высокие цены. Кроме того, у саудитов теоретически есть еще возможность увеличить добычу за счет введения резервных мощностей. В свою очередь, Россия сталкивается с большими экономическими трудностями из-за санкций, которые направлены на некоторые нефтяные компании. Новые проекты становятся невозможными, на старых месторождениях падает добыча, не хватает западных технологий. Кроме того, Россия находится в высокой степени зависимости от импорта продовольствия и основных потребительских товаров. Москва также наращивает военные расходы. И, наконец, для полноты картины можно упомянуть, что в России как раз сейчас проводится политика по повышению цен на алкоголь и табак.

Если сравнить с событиями 35-летней давности, то разница заключается в том, что сейчас все события происходят гораздо быстрее. И опять мы видим Олимпиаду, вторжение, санкции, Боинг, цены на нефть и даже антиалкогольные кампании. Вот это действительно парадокс.

Поэтому возникает вопрос, если действия Саудовской Аравии, которая в 1985 году была союзником США в ходе борьбы против советского присутствия в Афганистане, тогда называли применением «нефтяного оружия», то как потом назовут те процессы, что мы наблюдаем сегодня.

Главный вывод из всей этой истории: всем нам надо готовиться к долгому периоду сравнительно низких цен на нефть. С одной стороны, это печально, но с другой – любой кризис – это новые возможности.
Автор:
Булат Абдулин
Первоисточник:
http://www.asiakz.com/neftyanoy-nokaut
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

80 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти