В прицеле двуединой монархии

В прицеле двуединой монархии


Оружие Австро-Венгрии времен Великой войны — совершенство поражения

Никакое самое совершенное, передовое и безотказное оружие не может гарантировать победы. Наглядным примером тому стала Австро-Венгрия, которая хоть и дала формальный старт Великой войне, но в ее ходе чаще терпела жестокие поражения, а по итогам вообще прекратила существование. Армия страны была оснащена, без преувеличения, образцовым для того времени автоматическим и стрелковым оружием. Но этническая разнородность делала ее заведомо слабой, солдаты «двуединой монархии» не блистали стойкостью и успехами на поле боя. Без поддержки Германии австро-венгерские части более или менее успешно противостояли лишь полному аутсайдеру времен Великой войны — армии Италии, не одержавшей практически ни одной серьезной победы. Славянские же войска — русские и сербы — достаточно легко громили самые элитные австро-венгерские дивизии. Хотя с вооружением у них дела обстояли гораздо хуже.


Немец Шварцлозе против американца Максима

Русско-японская война 1904-1905 годов продемонстрировала военным кругам всех ведущих стран мира, что оборонные технологии вступили в новый век — век автоматического оружия.

В Австро-Венгерской империи это осознание имело свою специфику: военная элита страны и ее высокотехнологичная оборонная промышленность формировались, в основном, на этнически немецкой основе, в то время как весьма значительная часть рядового состава армии формировалась за счет венгерских и славянских призывников, зачастую малограмотных. Командным языком в армии был немецкий, хотя в системе вооруженных сил существовали венгерские, чешские, польские, сербохорватские, румынские, словацкие и словенские полки. Чтобы немецкий офицер имел возможность при необходимости как-то донести до сознания солдата-славянина свой приказ, последнего обязывали выучить армейский словарный минимум, состоявший из 80 слов на немецком языке.

Слабая образованность призывников, почти полное отсутствие у них технических знаний сближали армии Австро-Венгерской империи и царской России. Сходные условия формирования призывного контингента предопределяли и схожие проблемы при выборе вооружения для солдата: австрийские генералы, так же как русские, стремились вооружить бойцов технологически простым, несложным в эксплуатации и ремонте оружием.

В 1893 году Австро-Венгрия стала вооружать свою армию пулеметом Skoda M1893 разработки эрцгерцога Карла Сальватора и австрийского полковника фон Дормуса. Конструкция его была сложной, надежность работы автоматики оставляла желать лучшего. Хотя накануне Русско-японской войны 1904-1905 годов небольшая серия этих пулеметов была продана в Японию, австрийский генералитет был недоволен его эффективностью и считал, что Skoda должна быть заменена в строевых частях на более технологичную систему.

В 1905 году австро-венгерское военное ведомство начало сопоставительные испытания закупленного в Великобритании пулемета «Виккерс-Максим», адаптированного под штатный австрийский патрон 8х50R, и нового пулемета недавно запатентованной конструкции Андреаса Вильгельма Шварцлозе.

В прицеле двуединой монархии

Андреас Вильгельм Шварцлозе со своим пулеметом. Фото: opoccuu.com


Как указывает в своем исследовании о пулеметах известный оружиевед С.Л. Федосеев, немец «Шварцлозе» хорошо представлял эксплуатационные качества, которые могли предъявить к перспективному образцу австрийские военные. Андреас Шварцлозе некоторое время служил инженером в оружейно-ремонтных мастерских армии Австро-Венгрии, затем стажировался на оружейных заводах Зуля в Германии. Совмещение немецкой технической мысли со знанием специфики эксплуатации стрелковой техники в подразделениях австро-венгерской армии обеспечило отличный результат: Шварцлозе создал оригинальную конструкцию пулемета, которая сумела превзойти по простоте и эксплуатации знаменитый «Максим».

Сопоставительные испытания с детищем Хайрема Максима выявили существенно бóльшую надежность пулемета Андреаса Шварцлозе при вполне сопоставимой с «Максимом» огневой мощи. Пулемет немца оказался существенно проще при изготовлении и состоял всего из 166 деталей, в то время как даже русская (наиболее простая) версия «Максима» имела 282 детали. Детище американского оружейника требовало для технологической проверки и сборки изготовления 830 лекал. Производство «Шварцлозе» обходилось всего 486 лекалами. Немецкий пулемет был существенно легче «Максима»: около 41 кг (вместе со станком) против 64 кг у американской системы.

По таблицам испытательных стрельб «Шварцлозе» показал очень хорошую, вполне сравнимую с «Максимом» кучность попаданий и только немного уступил американцу в эффективности дальности стрельбы, что было неизбежным при более низкой начальной скорости пули (610 м/с против 865 м/с). Вместе с тем, особенности конструкции «Шварцлозе» и его меньший вес позволяли создать облегченную, фактически «ручную» версию этого пулемета, чего не допускала конструкция «Максима», близкая по весу к противотанковой пушке малого калибра.

С учетом всех этих особенностей военно-техническая коллегия Генерального штаба Австро-Венгрии приняла на вооружение систему Андреаса Шварцлозе. Впоследствии, расставляя пулеметные гнезда на горных перевалах Карпат и австрийских Альп, офицеры двуединой монархии, без сомнений, не раз благодарили свой Генштаб за этот правильный выбор.

Главное — простота и надежность

Надежность пулемета «Шварцлозе» обеспечивалась более простым принципом автоматики, чем у «Максима».

Автоматика «Максима» основывалась на отдаче ствола пулемета, имевшего короткий ход. Давление пороховых газов толкало подвижно закрепленный ствол назад, — энергия этого движения осуществляла процесс перезарядки через систему механизмов, которые извлекали из матерчатой ленты очередной патрон, досылали его в казенник, взводили и, после блокировки затвора, спускали боек. После выстрела операция повторялась заново.

В прицеле двуединой монархии

Австро-венгерские солдаты в горах с пулеметом “Шварцлозе”. Фото: Фриц Вебер "Конец армии"


Автоматика пулемета «Шварцлозе» работала за счет энергии отдачи полусвободного массивного затвора при неподвижном, жестко закрепленном стволе. После выстрела под давлением пороховых газов остов затвора устремлялся назад, приводя в движение массивный рычажный механизм, отбиравший энергию отдачи, осуществлявший перезарядку и взводивший боевую пружину. Повышенная энергетика отдачи при такой системе перезарядки требовала, с одной стороны, большего расстояния для движения затвора (в «Шварцлозе» оно составляло 95 мм), а с другой — более короткого ствола оружия для ускорения сброса давления пороховых газов в стволе после вылета пули.

Боевое питание «Шварцлозе», так же, как и «Максима», осуществлялось из грубоматерчатой ленты. Полная лента имела 250 гнезд для патронов, укладывалась в специальную патронную коробку и в сборе весила 8,25 кг. Ствол пулемета «Шварцлозе» для охлаждения закрывался объемистым кожухом, в который заливалась вода или специальная охлаждающая жидкость на основе смеси воды и глицерина. Круглый в сечении, «трубообразный» кожух, вмещавший 3,5 литра жидкости, придавал австрийскому пулемету внешнее сходство с «Максимом».

Относительная простота, легкость и хорошая транспортабельность пулемета «Шварцлозе», особенно в горных условиях, привлекли внимание австро-венгерских военных к этой оружейной системе. В 1906 году двуединая монархия приобрела право на производство пулеметов Андреаса Шварцлозе на заводе машиностроительного концерна «Ваффенфабрик Штейр». Механизм пулемета был переделан под 8-мм рантовый патрон «маннлихер», единый в армии Австро-Венгрии также для одноименной пехотной винтовки.

В 1907 году появилась новая модернизированная версия пулемета под обозначением М/07. В 1912 году пулемет подвергли более глубокой модернизации, прежде всего в части надежности и технологичности производства. Кроме того, была доработана конструкция пулеметного станка.

Австро-Венгерская империя вступила в Великую войну, имея сравнительно немного пулеметов (особенно на фоне пулеметного «изобилия» Германии). В войсках на начало августа 1914 года находился 2 761 пулемет, включая не только новейшие «Шварцлозе» М/12, но и давно устаревшие «Шкоды».

Мобилизовать свою военную промышленность, хотя бы до уровня России (не говоря уже о Германии), австрийский Генштаб не сумел. Как известно из источников, в 1915 году общий выпуск пулеметов в Германии составил более 8000 единиц, в Великобритании — 6064, в России — 4300, а в двуединой монархии — только 2500 пулеметов. Всего же за годы войны Австро-Венгрия произвела около 40,5 тысяч «Шварцлозе» (в станковом и ручном вариантах), что создавало насыщенность пулеметами австро-венгерских пехотных частей примерно на уровне русской армии.

Любопытно, что в предвоенные годы австрийцы поставляли свой пулемет не только в армии союзных Болгарии и Турции, но и государствам, которые впоследствии стали противниками Тройственного союза, — Греции, Италии, Румынии и даже Сербии.

Коллекционер оружия

Пулемет «Шварцлозе» активно применялся в годы Великой войны русскими пехотными соединениями. Русский фронт периода Первой мировой можно было с полным основанием назвать «коллекционером оружия». «Ни одна армия ни в одной войне, — отмечал известный русский, а затем советский оружейник В.Г.Федоров, — не имела на вооружении столь значительного числа разнокалиберных систем, сильно отличавшихся друг от друга по конструкции. В этом отношении русские войска 1914-1917гг. до некоторой степени можно было сравнивать лишь с наскоро организованными частями Северных и Южных штатов Америки во время Гражданской войны 1861-1865гг.».

В прицеле двуединой монархии

Русские солдаты пулеметом “Шварцлозе”. Фото: opoccuu.com


В части стрелкового оружия русский фронт использовал (кроме штатной трехлинейной винтовки Мосина) буквально «коллекцию» винтовок: 6,5-мм японскую «Арисака Тип 38», французскую 8-мм «Лебель-Бертье», устаревшую французскую винтовку (образца 1885 года) «Гра-Кропачек», швейцарскую (устаревшую даже для этой невоюющей страны) 10,4-мм «Веттерли-Витали», новодельный под русский заказ американский «Винчестер» (патрон 7,62-мм R), трофейный австрийский 8-мм «Маннлихер» и, наконец, архаичную винтовку «Бердан №2» с патронами, снаряженными дымным порохом.

На этом фоне использование нового пулемета «Шварцлозе» не удивляло. Значительное их число русские войска получили в 1914 году в результате успешной для России Галицийской битвы, в ходе которой были захвачены огромные арсеналы крепости Перемышль.

Часть трофейных «Шварцлозе», как отмечают военные историки, была переделана под русский штатный 7,62-мм R (рантовый) патрон, однако большая часть использовалась с «родными» австрийскими 8-мм R патронами. Весной 1916 года около 60 «Шварцлозе» было передано в русскую армию французами, которые организовывали эвакуацию сербского военного имущества во время победоносного наступления германо-австрийских войск в Сербии. Все эти пулеметы были переданы на фронт после переделки под русский 7,62-мм патрон.

Массовое использование трофейного австрийского оружия поставило перед Главным артиллерийским управлением Генштаба вопрос о производстве винтовочных патронов австрийского калибра. Как отмечают источники, по решению русской Ставки Верховного Главнокомандования на отечественных заводах ежемесячно должно было производиться не менее 25 миллионов патронов 8-мм R. Однако фактически удалось организовать выпуск патронов «австрийского калибра» только на уровне 13,5 миллионов штук ежемесячно.

На 1 марта 1917 года на всех четырех фронтах России числилось более 1450 трофейных пулеметов, подавляющее большинство из которых приходилось на долю детища Андреаса Шварцлозе. Благодаря своим умеренным массо-габаритным характеристикам, он нередко использовался на самолетах «Илья Муромец», а особенно широко — на русских бронеавтомобилях и бронепоездах.

Оригинальный «Маннлихер»


Столь же оригинальной, отличной по своей конструкции от основных зарубежных образцов была и пехотная винтовка австро-венгерской армии, разработанная талантливым конструктором Фердинандом фон Маннлихером. Он сделал успешную карьеру в министерстве путей сообщения, дослужившись до поста главного инженера Северной железной дороги Австро-Венгерской империи, а в 1878 году перешел на работу в головное оружейное предприятие страны — концерн «Ваффенфабрик Штейр» (другое название «Ваффенфабрик Гезельшафт»).

В прицеле двуединой монархии

Фердинанд фон Маннлихер. Фото: austro-hungarian-army.co.uk


Смена работы была связана с перспективными идеями фон Маннлихера по созданию в Австро-Венгрии современного высокотехнологичного стрелкового оружия. В заводских цехах «Ваффенфабрик Штейр» он занялся сразу двумя проектами — по созданию автоматической винтовки и ее механического многозарядного варианта.

В силу общей технологической неразвитости промышленности Австро-Венгрии проект самозарядной винтовки в итоге был оставлен. Но некоторые перспективные идеи, отработанные фон Маннлихером на «самозаряде», были впоследствии применены в конструкции основного оружия пехоты, получившего официальное название — винтовка Маннлихера М.95.

Основными «изюминками» в ее конструкции стали две идеи: ускоренное пачечное заряжание оружия и затвор прямого действия, который позволял стрелку дослать новый патрон в ствол винтовки одним простым возвратно-поступательным движением руки.

Принятая на вооружение в 1885 году винтовка Маннлихера использовала неотъемный коробчатый однорядный магазин. Патроны в этот магазин вкладывались не поштучно, а разом — все 5 штук, уложенные в металлическую пачку. Пачка представляла собой своего рода обойму, которая одним движением вкладывалась в магазин винтовки и оставалась в нем до полного использования всех патронов. После отстрела патронов пачка выпадала из оружия (под действием собственного веса) через специальное окно в дне магазина винтовки.

В прицеле двуединой монархии

Винтовка Маннлихера образца 1895 года. Фото: Imperial War Museums


Для ускорения перезарядки фон Маннлихер применил особый тип затвора, ручку которого не надо было поворачивать на 90°, как в русской «Мосинке», английском «Ли-Энфилде» или немецком «Маузере». Затвор «Маннлихера» имел в своей передней части специальную подвижную боевую личинку. При прямолинейном движении стебля затвора боевая личинка поворачивалась вокруг продольной оси и замыкала затвор своими боевыми выступами, которые входили во фрезерованные поперечные пазы внутри ствольной коробки.

Система затвора «Маннлихера», несмотря на кажущуюся сложность, оказалась на удивление функциональной и долговечной. Впоследствии идея поворотной боевой личины в передней части свободного затвора была развита выдающимся американским оружейником Джоном Мозесом Браунингом. Ныне эта система широко применяется как в военном, так и в охотничьем оружии.

Конструкция затвора прямого действия фон Маннлихера помимо быстроты и легкости перезарядки позволяла стрелку практически бесшумно ставить винтовку на боевой взвод, не притрагиваясь при этом к рукоятке затвора. Достигалось это с помощью особого курка, смонтированного в хвостовой части стебля затвора, который позволял взвести ударник (поставить его на боевой взвод) без открытия затвора, а, следовательно, — без каких-либо движений его рукоятью.

В прицеле двуединой монархии

Австрийский солдат с винтовкой Маннлихера. Фото: wikimedia.org


В целом винтовки Маннлихера (Steyr Mannlicher M95) были высокотехнологичным для своего времени, прочным, качественно сработанным оружием. Выделка стали и сверловка стволов «маннлихеров» позволяла вести из этого оружия дальний, очень точный огонь. Стрелок среднего уровня осуществлял перезарядку «маннлихера» приблизительно в два раза быстрее, чем требовала русская «трехлинейка» или немецкий пехотный «маузер».

Разумеется, винтовка М95 имела свои недостатки, в первую очередь связанные с необходимостью регулярной и тщательной чистки затвора прямого действия. Некоторые нарекания вызывало также большое окно для выброса пачки в нижней части магазина: солдаты отмечали, что через него затворная группа винтовки быстро загрязняется пылью. Этот недостаток, впрочем, удалось исправить при последующей модернизации винтовки Маннлихера: на «пачечное» окно магазина была установлена специальная предохранительная шторка-защелка.

В русских руках

После победоносной Галицийской битвы, обеспечившей захват военных складов крепости Перемышль, трофеями русских армий Юго-Западного фронта стало огромное число винтовок «Маннлихер М95». Русский, а затем советский генерал А.А. Маниковский, занимавшийся в годы Великой войны вопросами военно-технического снабжения, отмечает: австрийских трофейных винтовок было так много, что ими «можно было вооружить, как минимум, две полевые армии».

Советский маршал А.М. Василевский, служивший в 1915 году прапорщиком в 409-м Новохоперском полку Юго-Западного фронта, вспоминал: «Многие солдаты, в частности весь наш полк, имели на вооружении трофейные австрийские винтовки, благо патронов к ним было больше, чем к нашим».

Видный военный теоретик, генерал Н.Н. Головин в одной из своих работ специально подчеркнул, что кризис с обеспечением винтовками русского Юго-Западного фронта чувствовался бы менее остро, если бы трофейные службы русских армий вовремя озаботились должным сохранением огромной массы австрийских «маннлихеров». Генерал пишет, что в первое время после Галицийской битвы австрийские винтовки валялись повсюду никому не нужные, их разбивали для отправки на переплавку, поздней осенью 1914 года русские солдаты раскладывали из отломанных прикладов «маннлихеров» огромные кострища и грелись у них.

Такое бездумное отношение к трофеям закончилось к весне 1915 года, когда русскую армию поразил жесточайший винтовочно-снарядный «голод». Австрийские «маннлихеры» стали буквально поштучно собирать, ремонтировать и немедленно передавать для пополнения вооружения.

Согласно официальной справке ГАУ, на 1 ноября 1915 года на Киевский артиллерийский склад поступило 215 646, а на главный артиллерийский склад в Москве — 11285 австрийских «маннлихеров». В начале 1916 года, согласно выводам военных экспертов, число винтовок «Маннлихер М95», переданных в перволинейные фронтовые части, достигло 300 000.

Даже осенью 1916 года, помимо винтовок, поставленных фронту, на Московском, Тульском, Курском и Киевском артскладах имелось в резерве более 68 тысяч трофейных «маннлихеров». Постоянное массовое производство патронов к этому превосходному оружию было организовано на государственном Петроградском патронном заводе.
Автор: Николай Лысенко
Первоисточник: http://rusplt.ru/ww1/history/v-pritsele-dvuedinoy-monarhii-14781.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. alicante11 12 декабря 2014 11:31
    Австрийцы имели неплохое по качеству, но недостаточное по количеству оружие. Как правильно отметил автор, обеспеченность вооружением у них была на нашем уровне. Поэтому основным преимуществом русской армии перед ними являлась все-таки мотивация и выучка, особенно в начале войны. Хуже с обеспечением было только у итальянцев, это из великих держав. У них даже отсутствовала артиллерия корпусного звена. Так что логично, что итальянцев били австрийцы, не смотря на большую итальянскую мотивацию. Немцы, конечно, во всех вопросах были впереди всех, что и доказывали на фронтах.
    1. Ruslan67 12 декабря 2014 19:47
      Цитата: alicante11
      Хуже с обеспечением было только у итальянцев, это из великих держав.

      Новый исторический анекдот-Италия Великая Держава laughing
  2. moskowit 12 декабря 2014 20:01
    Вооружение императорской армии было на высоком техническом уровне для того времени. Не хуже армий других стран и империй , участников мировой бойни. Беда армии была в её многонациональности. Если австрийцы, этнические немцы и венгры считали себя титульными нациями, то чехи, словаки, русины и представители других западно и южнославянских народов считались гражданами второго сорта. Если австрийские части и полки гонвендов всё таки обладали высокой боеспособностью, то про воинские части из чехов и словаков этого сказать нельзя. Недаром из пленных славянских народов был создан многочисленный чехословацкий легион.
  3. moskowit 12 декабря 2014 20:29
    Прошу прошения. Очень нехорошо написал. Надо пленённых представителей славянских народов, населяющих Австро-Венгерскую империю. Ещё раз прошу прощения за неудачный оборот. recourse
  4. voyaka uh 12 декабря 2014 22:43
    Интересно про винтовку Маннлихера. А то название мелькало во многих
    книгах про то время, а что такое - неясно. Спасибо.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня