Борец со смертью. Николай Васильевич Склифосовский

«Народ, уважающий память своих выдающихся предков, заслуживает права смотреть в будущее».
Н.В. Склифосовский


Знаменитый русский врач Николай Васильевич Склифосовский появился на свет 6 апреля 1836 года в семье обнищавшего дворянина. Жили Склифосовские на хуторе, расположенном в Херсонской губернии, неподалеку от города Дубоссары. Николай был у родителей девятым ребенком, а всего в семье насчитывалось двенадцать детей. Отец, Василий Павлович, служил в Дубоссарской карантинной конторе рядовым письмоводителем. Получал он мало, зарабатываемых денег Склифосовским едва хватало на пропитание. А время то было трудное. В 1830 году внезапно началась эпидемия тифа, а за ней последовала вспышка холеры. Согласно сохранившейся статистике тех лет, из 200 рождающихся детей, около сотни умирало, не дожив и до одного года.

Борец со смертью. Николай Васильевич Склифосовский



Несмотря на загруженность важными поручениями, связанными с мероприятиями по ликвидации заболеваний, отец Николая успевал уделять достаточно внимания своим детям. В частности, Василий Павлович сам выучил их грамоте и приобщил к чтению, однако надежд дать ребятишкам какое-нибудь стоящее образование, у него и мыслях не было. С каждым годом материальное положение семейства Склифосовских все ухудшалось, и, в конце концов, на семейном совете было принято решение отправить младших ребятишек в приют. Так юный Коля оказался в Одесском сиротском доме. С малых лет ему довелось изведать горькие чувства одиночества и бездомности, спасение от которых очень скоро он начал находить в учебе. Особенно заинтересовали его естественные науки, иностранные и древние языки, история и литература. Учение стало для мальчика не только отдушиной, но и целью — победить неласковую судьбу, преодолеть трудные житейские обстоятельства и свое незавидное положение.

Гимназию Николай закончил в числе лучших учеников. Серебряная медаль и отличный аттестат давали ему определенные льготы при поступлении в университет. Стоит добавить, что к тому времени молодой юноша, выросший на рассказах отца о работе в годы холерной эпидемии, уже точно знал, чем хочет заниматься в будущем — лечить людей. Полный стремлений и надежд, Николай отправился в Первопрестольную, дабы поступить на медицинский факультет Московского университета. Почти все вступительные экзамены по теоретическим предметам Склифосовский выдержал на «отлично» (лишь физику с зоологией он сдал на «хорошо»). Руководство учебного заведения было просто очаровано трудолюбием нового студента, и уже вскоре после начала обучения появился приказ о переводе воспитанника одесского приказа Склифосовского Николая на казенное содержание.

В то время в университете работали истинные энтузиасты своего дела, среди которых выделялись: Федор Иноземцев, применивший одним из первых эфирный наркоз, и выдающийся физиолог Василий Басов, преподававший курс теоретической хирургии. Именно эти два светоча медицинской науки оказали решающее влияние на выбор Николаем Васильевичем врачебного профиля, а также его увлеченность топографической анатомией и хирургией. Кроме того молодой студент самостоятельно изучал труды основоположника отечественной военно-полевой хирургии Николая Пирогова. Впоследствии, касаясь заслуг Николая Ивановича, Склифосовский скажет: «Начала, внесённые Пироговым в науку, останутся вечным вкладом и не сотрутся с её скрижалей, пока не замрёт последний звук красочной русской речи...».

В материальном плане во время учебы в университете Николай Васильевич по-прежнему находился в бедственном положении, будучи полностью зависим от одесского приказа. Его убогую стипендию чиновники приказа умудрялись высылать с огромным опозданием. Любопытный случай, в 1859, когда Склифосовский, с блеском окончив учебу в университете, собрался выехать в Одессу на место своей будущей работы, одесский приказ задержал по традиции его последнюю стипендию. В связи с этим Николаю Васильевичу пришлось занять денег на проезд у преподавателей университета.

В 1859 двадцатитрехлетний юноша устроился в хирургическое отделение одной из городских больниц Одессы в качестве обычного ординатора. Тем не менее, эта скромная должность позволила Склифосовскому обрести давно желаемую им материальную независимость и профессиональную самостоятельность. В городской больнице Николай Васильевич проработал десять лет, в течение которых набирался опыта. В эти годы он подробно изучал анатомию, много времени уделял вскрытию трупов. Отсутствие вентиляции и плохое оборудование секционной его не смущало. За изучением строения человеческого организма Склифосовский засиживался до полного изнеможения, однажды его даже обнаружили лежащим около трупа в глубоком обмороке.

Карьера Николая Васильевича шла без затруднений, однако регалии молодому врачу не были важны — на первом месте у него всегда стояла постоянная хирургическая практика. В двадцать семь лет (в 1863) он успешно защитил в Харьковском университете докторскую диссертацию и отправился на два года в командировку за границу для «усовершенствования». За пару лет Склифосовский успел побывать в Германии и Франции — попрактиковать в Патологоанатомическом институте Рудольфа Вирхова, в клинике выдающегося хирурга девятнадцатого века Бернгардта фон Лангенбека, у хирурга Августа Нелатона, а также съездить в Англию и Шотландию — ознакомиться с местными медицинскими школами и поработать в Эдинбургском университете. Стажируясь за рубежом, Николай Васильевич познакомился с известными западными врачами, а его выступления на европейских хирургических съездах вызывали у коллег живейший интерес. В дальнейшем Склифосовский всегда внимательно следил за развитием европейской науки и поддерживал связь с крупнейшими зарубежными клиниками, нередко посещая их и принимая участие в международных съездах.

После окончания командировки Склифосовский принял решение ознакомиться с военно-полевой хирургией. Испросив разрешения у русского правительства, Николай Васильевич отправился на Австро-прусскую войну. Там он активно работал в лазаретах и на перевязочных пунктах, даже принял участие в самом крупном сражении той кампании — битве при Садове (3 июля 1866), за что был удостоен железного креста.

Необходимо отметить, что, несмотря на успешное продвижение по службе, в семье у хирурга все было далеко не гладко. Всю жизнь бросающий вызов смерти и практически всегда выигрывающий эту схватку Николай Васильевич оказался совершенно бессилен перед личной трагедией. Его любимая жена Елизавета Григорьевна умерла от тифа, едва ей исполнилось двадцать четыре года. На руках у Николая Васильевича осталось трое детей — Ольга, Николай и Константин. Склифосовскому в те дни казалось, что все кончено. Он — врач, подающий надежды, не смог спасти собственную жену. Зачем ему в таком случае нужно продолжать учиться, зачем необходимо сутками торчать в операционной? Однако постепенно чувство бессилия и вины стало отступать. А вскоре в жизни Николая Васильевича появилась новая любовь. Софья Александровна работала в их доме гувернанткой, и умело отлично ладить с детьми — стоило ей только зайти к ним в комнату, и она тут же наполнялась смехом, радостными криками и шумной возней. Со временем молодой гувернантке удалось стать другом не только детям знаменитого доктора, но и ему самому. Дружба превратилась в любовь, и спустя время они поженились. Их брак оказался на удивление счастливым и прочным. У них родилось четверо малышей — Александр, Борис, Владимир и Тамара. Все дети врача отлично ладили между собой. Софья Александровна же умело управлялась с хозяйством, понимала супруга с полуслова и никогда не проводила черты между детьми Елизаветы Григорьевны и своими.

По окончании войны молодой доктор вернулся в родное хирургическое отделение Одесской больницы, однако имя его уже стало известно в медицинском мире, и в этом же году, благодаря рекомендации знаменитого Пирогова, Николай Васильевич был приглашен на место главы кафедры хирургии Киевского университета. Он с радостью принял почетную должность, но оставался на ней недолго. Истинный сторонник методов Пирогова, Склифосовский в первую очередь для хирурга ставил важность и значение практического образования, в частности опыт военно-полевой хирургии. В связи с этим, оставив на время кафедру в городе Киеве, он отправился на передовую франко-прусской войны, где постигал премудрости постановки работы военных госпиталей.
В 1871 Склифосовскому пришло приглашение из Петербургской Медико-хирургической академии. Он перешел туда и преподавал сначала хирургическую патологию, заведуя одновременно хирургическим отделением военного госпиталя, а с 1878 возглавил хирургическую клинику баронета Якова Виллие. Кроме того в 1876 Николай Васильевич вновь отправился на войну, на этот раз в Черногорию, в качестве консультанта по хирургии при Красном Кресте. Русско-турецкая война (1877-1878), разгоревшаяся вскоре после этого, также призвала его в действующую армию. На ней отважному врачу пришлось тяжелее всего. Он перевязывал раненых бойцов в ходе переправы через Дунай, трудился хирургом на Шипке и под Плевной. Его супруга Софья Александровна, последовавшая за мужем, вспоминала: «После множества операций кряду в жаркой и душной операционной, надышавшись йодоформом, эфиром, карболкой, Николай приходил ко мне с ужасной головной болью…». Оказываемая хирургом помощь нередко проходила под вражескими пулями, крики и стоны раненых приглушались грохотом канонады, а Николай Васильевич рисковал жизнью не меньше солдат на передовой. Однако ради работы Склифосовский мог забыть про все. Очевидцы рассказывали, как этот по внешнему виду выхоленный и элегантный статский генерал, был способен по несколько суток находиться за операционным столом, оставаясь без сна и пищи. В частности, при контратаках войск Сулеймана-паши Склифосовский оперировал четыре дня подряд без отдыха и под неприятельским огнем! Через его руки прошла не одна сотня пострадавших в боях солдат — согласно отчетам за тот период в его госпиталях побывало свыше 10 тысяч русских воинов.

Многие участники сражений остались живы только благодаря Николаю Васильевичу. Поучаствовав в четырех войнах, Склифосовский приобрел громадный опыт лечения раненых и организации медицинского обеспечения. Тщательный анализ переломов и огнестрельных ран дал возможность доктору предложить ряд важных лечебных и организационных мер, а введенная им дезинфекция операционного места и инструментов в разы уменьшила смертность. Подобно Пирогову, наиглавнейшей задачей, требующей своевременного и квалифицированного решения, он считал сортировку раненых. В ходе сортировки Склифосовский предложил собственную систему разделения пациентов на четыре категории: нетранспортабельных, подлежащих гипсованию, требующих обычной перевязки и легкораненых, через один-два дня возвращающихся на фронт. В категорию нетранспортабельных, оставляемых в госпитале, доктор относил раненых со сложными огнестрельными ранениями крупных суставов и с проникающими ранениями живота и груди. Кроме того, считая транспортировку раненых на крестьянских телегах по грунтовым дорогам крайне вредной, врач установил сроки эвакуации больных разных категории.

Склифосовский справедливо считал, что результативность медицинского обеспечения армии всецело зависит от компетентности руководителей медслужбы, уровня их спецподготовки и гибкости управления. Николай Васильевич считал недопустимым сосредотачивать раненых бойцов в одном месте, поскольку это неизбежно приведет к вспышке инфекции и гибели огромного количества людей. Он ратовал за широкое использование палаток для устройства раненых, поступающих после сражений в лазареты в огромных количествах, и очень сокрушался, что это предложение Пирогова не нашло должного практического применения в нашей армии. Также Склифосовский первым предложил идею использовать для эвакуации раненых железнодорожный транспорт. А еще он придумал организовывать подвижные «летучие команды», работающие в местах максимального скопления раненых. Весь полученный опыт военного хирурга Николай Васильевич изложил впоследствии в статьях, опубликованных в газете «Медицинский вестник» и в Военно-медицинском журнале.

В 1880 году Склифосовский перевелся на кафедру факультетской хирургической клиники, расположенную в Москве. В этот же год Николай Васильевич, будучи профессором, был избран на должность декана медфака Московского университета. На новом месте он успешно работал до 1893 — эти годы, проведенные в Москве, явились самым продуктивным периодом его научно-педагогической деятельности. Он работал в одну из интереснейших эпох хирургии — середина девятнадцатого века ознаменовалась крупными открытиями: появилась антисептика и общий наркоз хлороформом и эфиром. Данные новшества совершили революцию во врачебной практике. Прежний этап развития хирургии характеризовался огромным количеством гнойных и гнилостных воспалений, гангрен и раневых осложнений с гигантской смертностью (до восьмидесяти процентов). А отсутствие наркоза значительно ограничивало применение хирургических вмешательств — без тяжёлых и мучительных болей можно было перенести лишь кратковременные операции. Хирурги тех времен были подлинными техниками-виртуозами, продолжительность операций исчислялась минутами, а нередко и секундами. Однако, как это часто случается, передовые открытия не всегда легко входили в повседневную жизнь. Так произошло и с антисептикой, то бишь обеззараживанием при помощи химических средств. Крупные специалисты России и Европы не только не желали признавать ее эффективность, но даже потешались над данным методом борьбы с микробами. Чтобы внедрить антисептический метод в России, нужен был крайне сильный авторитет как среди учёных и профессоров Европы, так и среди русских врачей и широкой публики. Именно Склифосовскому принадлежит огромная заслуга внедрения в практику отечественных врачей-хирургов принципов антисептики, а позже и асептики (обеззараживания при помощи физических средств).

В целом же значение Николая Васильевича в истории отечественной хирургии очень велико. Его исключительная одарённость, неустанные занятия в операционной, секционной, на поле боя, в отечественных и заграничных клиниках, в библиотеках со временем принесли свои плоды. Николай Васильевич блестяще овладел оперативной техникой, многие болезни, с которыми большинство докторов тех лет не могли справиться, он перевел в разряд излечимых, и даже выдающиеся хирурги с благоговением отмечали, какие у Склифосовского «золотые руки». Ряд уникальных операций, проведенных им впервые, стали в мировой хирургии классическими. Оперативное лечение грыж брюшной стенки, мозговых грыж, рака челюстей и языка, рака желудка, пищевода, гортани, зоба, оперативное удаление яичников, камней мочевого пузыря, хирургическое лечение заболеваний желчного пузыря. Еще в доантисептическое время ему удавалось с успехом проводить такие серьезные операции, как удаление яичника, чего не делали многие крупнейшие клиники Европы. Немало сил Николай Васильевич отдал разработке методик операций на костях, сосудах, мочеполовых органах, суставах, органах грудной и брюшной полостей, лечению врожденных дефектов, к примеру, расщелин твердого нёба, и деформации конечностей. Впервые он выполнил замещение свободным трансплантатом врожденного дефекта дужек позвонков. А его костно-пластическая операция по соединению костных отломков при дефектах длинных трубчатых костей и ложных суставах навсегда вошла во все русские и заграничные учебники под названием «Русского замка» или «замка Склифосовского». Также выдающийся русский доктор стал пионером операций в челюстно-лицевой хирургии, особенно при существенных дефектах лица. Первым он использовал местное обезболивание раствором кокаина, смастерил аппарат для поддержания наркоза и с его помощью провел редкую операцию — усечение половин верхней челюсти.

Борец со смертью. Николай Васильевич Склифосовский


Особенное внимание Склифосовский уделял операциям, проводимым на разных органах брюшной полости. Чтобы ликвидировать отрицательные влияния раздражений, возникающих в ходе операции на органах брюшной полости, Николай Васильевич разработал ряд практических рекомендаций, сохранивших свою важность и в настоящее время. Среди них первыми идут мероприятия по предотвращению развития токсемии (отравления крови токсинами бактерий) и по температурному режиму операционного помещения. Заслугой Николая Васильевича также явилось появление в хирургической практике (с 1898 года) рентгенологических исследований. А еще легендарный врач стал «отцом» русской стоматологии и родоначальником научного зубоврачевания — хирург был отменным диагностом, теоретиком и «оператором» новой науки. Все свои проведенные исследования и операции он скрупулезно излагал на бумаге. Склифосовский — автор 114 научных работ, отражающих новаторские идеи и личный опыт выдающегося врача и ставших ценным вкладом в сокровищницу мировой науки.

Интересны и организационные мероприятия, предложенные выдающимся врачом. Склифосовский разработал собственные методы ухода, в которых главную роль играли: поддержание морального состояния пациентов и организация кормления. До него во многих клиниках, особенно для бедных, оперировали редко, ограничиваясь ампутациями, да вскрытием гнойников и затеков. Палаты напоминали настоящие душегубки. Николай Васильевич одним из первых начал наводить в лечебных учреждениях порядок. Едва ли не единственный хирург того времени после Пирогова он последовательно внедрял антисептику в практику, ввел горячую обработку медицинского белья, перевязочных материалов и инструментов в специально изобретенном им устройстве с нагретым воздухом. Также Склифосовский обязал перед операцией тщательно обрабатывать руки врача-хирурга и его помощников, использовать хирургические инструменты с никелированными и гладкими поверхностями и менять их в процессе операции, применять марлю, вату, ирригаторы (приборы для промывания полостей и ран). Перевязки он предписывал производить лишь врачам, а грязные повязки незамедлительно сжигать. Интересно и отношение доктора к больным — Николай Васильевич обладал способностью мгновенно расположить пациента к себе, вызвать у него чувство бесконечного доверия и веры в медицину. Склифосовский не терпел ни вольности, ни грубости в отношении к больным и в его клиниках всегда царила строгая деловая атмосфера.

Открытия, совершенные в области хирургии, требовали реорганизации преподавания медицинского образования. Богатый опыт позволил Николаю Васильевичу найти недостатки в подготовке молодых кадров и соответствующим образом построить свои лекции, подобрав из практики наиболее поучительные примеры. Кроме чтения теории, Склифосовский уделял много внимания практическим занятиям со студентами, проводящимися в операционных, перевязочных, у постелей больных. Он стремился лично показать и технику сложных операций, и выполнение простых хирургических манипуляций. Учащиеся восхищались его мастерскими приемами при оперировании труднодоступных областей. В ходе операции он всегда рекомендовал ученикам помнить два правила: «Первое — резать только то, что видишь или осязаешь вполне ясно, и второе — всякое сечение делать, основываясь на знаниях анатомии». Наставляя студентов правилам ухода за больными, Николай Васильевич всегда подчеркивал важность сохранения психики пациента от лишних волнений. В конце такого обучения студенты были подготовлены к самостоятельной врачебной деятельности. За период работы Склифосовского в Москве выпуск врачей значительно увеличился, а из окончивших ординатуру вышло немало выдающихся практических и научных деятелей в сфере хирургии — Яковлев, Спижарный, Добротворский, Сарычев и многие другие.

Сам Николай Васильевич своей преданностью делу и самоотверженностью завоевал не только всероссийскую славу. Его знали и любили во всем мире: за честность, за объективность в научной работе, за скромность и интеллигентность. Ни при каких обстоятельствах Склифосовский не изменял своим джентльменским правилам, никто не видел его вспылившим или вышедшим из себя. А вместе с тем, известно, что он был увлекающимся и эмоциональным человеком. Еще первая операция, проводимая, как принято в то время, без хлороформного наркоза, оказала на молодого студента Склифосовского такое мощное воздействие, что он потерял сознание. Интересы Николая Васильевича также были довольно обширны — он обожал музыку, литературу живопись. Его супруга, Софья Александровна, к слову, являлась лауреатом международного музыкального конкурса Венской консерватории, а дочь Ольга училась у Николая Рубинштейна. У Склифосовских в гостях часто бывали художник Василий Верещагин, юрист Анатолий Кони и композитор Петр Чайковский. Великий врач дружил с Сергеем Боткиным, до глубокой ночи засиживался у композитора и одновременно профессора химии Александра Бородина, встречался с Алексеем Толстым. Летом Николай Васильевич ездил отдохнуть в свое имение в Полтаве. Оно стояло на берегу реки Ворскла, и каждый день независимо от погоды Склифосовский ходил купаться. Купался он, к слову, круглый год и в Петербурге, и в Москве. Зимой специально для него делали прорубь, и каждое утро доктор окунался в ледяную воду.

Во время отдыха в своем имении жить жизнью отпускника, коротающего дни за чашкой чая в разговорах с соседями, Николай Васильевич не умел. Ежедневно Склифосовский принимал у себя дома больных, разъезжал по хуторам и раздавал лекарственные средства, принимал роды. Нередко (удивительный факт!) даже приплачивал заболевшим людям. Выписать рецепт бедняку, дать ему денег на микстуры и пилюли для легендарного врача было нормой. Жители из окружающих деревень, прежде не мечтавшие и о фельдшере, толпами шли к нему. Операции разной степени сложности Склифосовский проводил в Полтавской Земской больнице.

В 1893 году Николай Васильевич вернулся в Петербург и занял место директора Клинического Елепинского института усовершенствования врачей, одновременно заведуя там хирургическим отделением. К слову, получив новое назначение, Склифосовский долго колебался с переездом — в Москве оставалась огромная школа учеников и ассистентов. Но, как ни было ему трудно, знаменитый врач принял решение возглавить институт, в котором предстояло не учить студентов азам медицины, а готовить врачей и докторов высшей квалификации, приезжающих сюда со всей России. Николай Васильевич с жаром взялся за дело. За семь лет заведывания Институтом Склифосовский выстроил новые здания и электрифицировал их, перестроил операционные в соответствии с последними требованиями асептической хирургии, выбил средства не только на строительство, но и на увеличение окладов и штатов, установил первый в нашей стране рентгеновский кабинет, почти в два раза удвоил казенные субсидии заведения. Институт превратился в учреждение, которым могла гордиться вся Европа. Неудивительно, что в день двадцатипятилетия профессорской работы среди сотен телеграмм, полученных Николаем Васильевичем, одна из Лозанны гласила: «Вы возглавляете учреждение, которому завидуют другие народы Европы». А в другом послании говорилось: «Из охладевшей руки знаменитого Пирогова Вы подняли знамя учителя хирургии и высоко его несёте впереди многочисленных соратников и учеников»

Как истинный учёный Николай Васильевич придавал огромное значение обмену наблюдениями и опытом среди хирургов. Он являлся учредителем Общества русских врачей, учредителем и председателем первого и шестого съездов хирургов страны, организатором, председателем и участником Пироговских съездов. Также Николай Васильевич был почетным членом двадцати различных обществ врачей России и являлся горячим сторонником женского образования. Благодаря его участию при Медико-хирургической академии открылись женские курсы для акушерок, на которых женщины могли получить высшее медицинское образование. Огромный талант общественного деятеля и организатора проявился у Склифосовского в ходе подготовки и проведения двенадцатого Международного конгресса врачей-хирургов, прошедшего в августе 1897 в Москве и привлёкшего большое количество участников. Накануне открытия съезда прошло торжественное открытие памятника Николаю Пирогову, первому укрепившему положение отечественной хирургии как самостоятельной дисциплины. Данный памятник появился лишь благодаря энергии и инициативе Николая Васильевича, лично добившегося на установку памятника «высочайшего разрешения» и сооружённого на собранные им частные пожертвования, а не на казённые средства. К слову, в России это был первый памятник великому врачу. В присутствии крупнейших деятелей медицины со всей Европы Склифосовский при открытии памятника произнес: «Собирание земли русской отныне закончено, а пора детства, культурных заимствований и подражательности миновала. Мы вступили в колею самостоятельной жизни. Есть у нас своя наука, своя литература и искусство, на всех поприщах культуры мы стали деятельными и самостоятельными. …Народ, у которого был свой Пирогов, имеет право гордиться, поскольку с именем этим связана целая эпоха врачебноведения».

Николай Васильевич, избранный президентом конгресса, прекрасно понимал огромное научное и политическое значение международного съезда врачей, впервые собравшихся в России. Эта встреча продемонстрировала всему ученому миру значение и силу русской науки. Иностранные лекари воочию смогли убедиться в достижениях нашей медицины. Миф об их мнимом превосходстве над русскими врачами был окончательно развеян. Являясь настоящим патриотом, Николай Васильевич стойко отстаивал на съезде права наших докторов, о заслугах которых часто забывали. В частности, ему удалось отстоять приоритет авторства врача Владимирова над немецким хирургом Микулича в изобретении нового метода остеопластической операции на стопе и шедшей изначально только под фамилией иностранца. Чувство восхищения, испытываемое участниками от организации и проведения конгресса, видно из благодарственной речи немецкого ученого Рудольфа Вирхова, обратившегося от имени съезда к Склифосовскому: «Мы нашли здесь президента, авторитет которого признан представителями всех областей медицинской науки, человека, знающего все требования врачебной практики и обладающего духом братства и чувством любви к человечеству... Наконец, мы здесь встретили молодёжь, умную и крепкую, подготовленную к прогрессу будущего, надежду этой доблестной и великой нации».

В 1901 году Склифосовский в связи с возрастом (ему шел шестьдесят шестой год жизни) вышел в отставку и переехал в свое поместье Яковцы в Полтавской губернии, где и прожил последние годы жизни. Свой досуг врач делил между деятельностью в саду (он обожал садоводство) и изучением новых книг по медицине и хирургических журналов «Летопись русских хирургов» и «Хирургическая летопись» — редактором и основателем которых он являлся, тратя на их издание крупные суммы из личных средств. Несколько апоплексических ударов положили конец жизни выдающегося врача — 13 декабря 1904 в час ночи его не стало. Похоронен Склифосовский был в месте, памятном для всей России, там, где произошла Полтавская битва. В это же время в Москве проходил очередной съезд русских хирургов. Весть о кончине Николая Васильевича омрачила его открытие. «Скончался, бесспорно, один из самых выдающихся врачей нашего Отечества, чье имя находится на втором месте после имени знаменитого Пирогова», — говорилось на съезде.
К сожалению, трагичной оказалась жизнь родных великого врача. Николай Васильевич часто изводил себя упреками в том, что мало видит своих подрастающих детей. Он часто называл их своим земным бессмертием. Однако его сын Борис умер еще в младенчестве, Константин не дожил до семнадцати лет из-за туберкулеза почек, Николая убили на Японской войне вскоре после смерти отца, Владимир умер в студенческие годы, а Александр пропал во время Гражданской войны. Младшая дочь Тамара и престарелая вдова Софья Александровна были зверски убиты бандитами в 1919 году в своем собственном доме. До пожилого возраста из всех детей великого хирурга дожила лишь старшая дочь Ольга. Она вышла замуж за известного врача и ученика Склифосовского — Михаила Яковлева.

За заслуги перед Отечеством в 1923 году советское правительство присвоило имя Склифосовского Московскому институту скорой помощи, основанному на базе одной из старейших столичных больниц — Шереметевской. В ее стенах оказывалась помощь раненым во время Отечественной войны 1812 года, Русско-турецкой войны, Севастопольской кампании, Русско-японской войны и в дни восстания рабочих в декабре 1905. Институт считается преемником развития постулатов Склифосовского в сфере военно-полевой хирургии и в подготовке хирургов широкого профиля. Принципы организации помощи раненым, заложенные Пироговым и Склифосовским, были востребованы в годы Великой Отечественной войны и осуществлялись на практике сотрудниками института.

В семидесятых годах прошлого века на могиле Николая Васильевича Склифосовского поставили памятник, на котором на русском и латинском языке была высечена надпись: «Светя другим, сгораю сам».

По материалам книги В.В. Кованова «Николай Васильевич Склифосовский» и сайта http://nplit.ru.
Автор: Ольга Зеленко-Жданова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 16
  1. Волосатый сибиряк 12 декабря 2014 08:07
    Великого ума был человек. Не зря до сих пор когда говорят "Склифософский" , хотят привести пример умного человека.
    1. Комментарий был удален.
    2. Вадим2013 13 декабря 2014 21:13
      Великий труженик был Николай Васильевич Склифософский. С интересом прочитал полностью статью.
  2. parusnik 12 декабря 2014 08:51
    «Светя другим, сгораю сам»..Веся жизнь Склифософского, в этой эпитафии
  3. номер 17 12 декабря 2014 08:55
    Хорошая статья. Напишите статью про Пирогова. Тожн великий хирург.
    1. Kahlan Amnell 12 декабря 2014 13:03
      Не забудем и Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого - архиепископа Луку. Его наработки в хирургии спасли жизни многим бойцам и многим сохранили от ампутации руки и ноги.
      1. cosmos111 12 декабря 2014 17:16
        Цитата: Kahlan Amnell
        Не забудем и Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого - архиепископа Луку.

        не кто и не забывает-ОСНОВАТЕЛЬ ГНОЙНОЙ ХИРУРГИИ...

        отличная статья Ольга good ...спасибо...
        Склифосовский ,великий был ЧЕЛОВЕК-ВРАЧ...всё великое видеться только,из далека, по прошествии времени...
    2. ivankursk46 12 декабря 2014 15:26
      http://topwar.ru/51470-hirurg-myslitel-nikolay-ivanovich-pirogov.html
      3 клика мышью сложно сделать?
  4. Million 12 декабря 2014 09:48
    статье однозначно плюс!
  5. cerbuk6155 12 декабря 2014 10:34
    Великий человек!. Отличная статья. Много нового узнал. ++++++++ soldier good
  6. Teberii 12 декабря 2014 11:46
    Склифасофский основоположник военной хирургии с её вопросами помощи и разделения раненых.Оказания первой помощи и создания первых полевых госпиталей.А также создание отдельных медицинских учреждений военных госпиталей.
  7. Gomunkul 12 декабря 2014 13:28
    Автору спасибо за статью. Поддерживаю предложение о продолжении публикации статей о Великих людях в истории России. hi
  8. Виктор Демченко 12 декабря 2014 16:16
    «Народ, уважающий память своих выдающихся предков, заслуживает права смотреть в будущее».
    Н.В. Склифосовский
    этими словами ВСЁ сказано, не добавить, ни убавить! упокой Господи душу этого человека, человека с большой буквы. love
  9. parafoiler 12 декабря 2014 19:33
    Российским основателям Военно- полевой хирургии - ЧЕСТЬ И СЛАВА!!!
  10. Робертъ Невский 12 декабря 2014 20:23
    ВЕЧНАЯ СЛАВА ЕМУ!
    А БОЛГАРСКИЙ ИНСТИТУТ СКОРОЙ ПОМОЩИ НАЗВАН НА ИМЕНИ ПИРОГОВА.
  11. bubalik 12 декабря 2014 23:27
    Спасибо, Ольга Зеленко-Жданова, за интересную статью,,,
  12. kondrat13 14 декабря 2014 02:34
    Особенно актуально вспомнить великих русских врачей на фоне текущего планомерного развала отечественной медицины. Сейчас в Москве закроют 18 ГКБ (надо построить элитное жилье на их месте), сократят около 7000 врачей. Далее, я думаю, пойдет по всей стране. А народ безмолвствует. Народу ссут в уши по ТВ о зажравшихся, малограмотных врачах. И народ, самое смешное, верит. То же и с системой образования и далее везде...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня