Противоракетный зонтик



Россия создает свою собственную систему противоракетной обороны. Но в «противоракетную гонку» ввязываться не собирается


Российская армия в ближайшее время получит отечественные аналоги американских систем противоракетной обороны THAAD и GBMD. Об этом заявил генеральный конструктор главного российского предприятия по разработке и производству систем противовоздушной обороны – концерна «Алмаз-Антей», Павел Созинов. «В России создается аналог комплекса ПРО THAAD, который позволяет решать задачи по перехвату баллистических ракет средней дальности и, в ограниченном масштабе, боеголовок межконтинентальных баллистических ракет. В ближайшее время он выходит на испытания. В Российской Федерации также создается некий аналог комплекса GBMD, но в мобильном исполнении. У него несколько другие характеристики - по требованию министерства обороны мы должны обеспечить существенно более высокую эффективность перехвата, чем это делают американцы. Прототипами данных комплексов мы активно занимаемся и предполагаем, что в ближайшей перспективе они встанут на вооружение в российской армии», - подчеркнул он.

GBMD и THAAD являются составными частями противоракетной обороны (ПРО) США. Первая система (стратегическая) предназначена для борьбы с межконтинентальными баллистическими ракетами противника, вторая (тактическая) – для прикрытия военных баз и стратегических объектов от входящих в атмосферу боеголовок баллистических ракет малого и среднего радиуса действия.

Обе этих системы, как и система ПРО в целом, начали активно разрабатываться американцами сразу после развала Советского Союза. Официальный Вашингтон объявил, что ПРО предназначена, в первую очередь, для того, чтобы обезопасить Северную Америку от возможной атаки баллистическими ракетами со стороны Ирана и Северной Кореи. Однако, военные аналитики полагают, что истинная цель американской системы противоракетной обороны – обеспечить стратегическое преимущество США перед Россией. «В «старые добрые времена», в прошлом веке, СССР и США ограничили количество своих ракет-перехватчиков сотней единиц для каждой страны. И, одновременно, установили потолки по ядерным боезарядам, например, по договору СНВ-1 в шесть тысяч ядерных боезарядов. Естественно, обе стороны могли спокойно преодолеть такой ограниченный по мощности противоракетный щит. На этом, собственно, и строилась стратегическая стабильность: и в Москве, и в Вашингтоне знали, что в случае конфликта уберечь этот «щит» территорию страны не сможет. Даже если одна сторона нанесет первый удар, то она будет гарантированно разрушена примерно через 30 минут: таково подлетное время МБР между нашим странами, поскольку 100 ракет-перехватчиков не смогут перехватить всю обозначенную ядерную армаду. Сегодня, по мере того, как Пентагон наращивает число ракет-перехватчиков, а число носителей стратегических наступательных вооружений у России и США постепенно снижается, как и количество их боезарядов, расклад может сложиться диаметрально противоположный. Количество ракет-перехватчиков превысит количество носителей и боезарядов СНВ. Тогда тот, кто решится первым нанести ядерный удар, сможет уверенно защитить себя от удара возмездия. По крайней мере, так думают в Вашингтоне» - подчеркивает ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований Владимир Козин.

Система GBMD состоит из радаров дальнего радиуса действия и ракет-перехватчиков GBI, которые способны доставить полезный груз – кинетический перехватчик, на высоту до 2 тыс км и на дальность до 5,5 тыс км. Перехват боевых частей межконтинентальных баллистических ракет осуществляется за пределами земной атмосферы на основном участке траектории их полета. Ракету сбивают механическим путем – с помощью кинетического перехватчика. Это устройство весит около 70 кг. В космосе оно устанавливает сенсорный контакт с летящей МБР, наводится на нее, разгоняется до скорости примерно 10 км\сек и врезается в лоб летящей со скоростью 5-7 км\сек ракете. От удара такой силы ракета разваливается. Аналогично работает и система ПРО THAAD, с той разницей, что роль кинетического перехватчика баллистических ракет малого и среднего радиуса действия здесь выполняет сама ракета-перехватчик. Кроме того, ее скорость в три раза ниже, чем у GBI – 3 км\сек, и существенно меньше дальность и высота полета – 200 км.

Сейчас в США несут службу две батареи противоракетных комплексов THAAD, в состав каждой из которых входят три пусковые установки с 24 противоракетами, командный центр и радар X-диапазона. Формируются еще две батареи. Система GBMD представлена пятью РЛС раннего предупреждения (в том числе одна станция морского базирования) и 30 противоракетами, развернутыми на Аляске и в Калифорнии. К 2017 году число противоракет GBI будет увеличено еще на 14 единиц. Кроме того, США очень активно наращивают морскую составляющую своей противоракетной обороны – эсминцы типа Arleigh Burke и крейсера класса Ticonderoga, оснащенные БИУС «Иджис» и ракетами-перехватчиками SM-3 Block IВ. К 2020 году число таких ракет-перехватчиков, стоящих на боевом дежурстве, по некоторым оценкам, может перевалить за 500 единиц. А общее число ракет-перехватчиков стратегического назначения (не считая ЗРК Patriot ), по мнению Владимира Козина, к этому времени в США достигнет примерно 900 единиц.

Что может этому противопоставить Россия? Российским аналогом комплекса THAAD, о котором упоминал генеральный конструктор «Алмаз-Антея» Павел Созинов, вероятно, станет зенитно-ракетная система С-500, которая начнет поступать в войска уже в 2016 году. По данным из открытых источников, она будет способна обнаруживать и одновременно поражать до десяти баллистических целей, летящих со скоростью до 7 км/с, а также боевые блоки гиперзвуковых крылатых ракет. Предполагается, что по боевым возможностям ЗРС С-500 будет значительно превосходить стоящую сейчас на вооружении ЗРС С-400 «Триумф» и ее конкурента - американскую систему PAC-3 (последняя версия зенитного ракетного комплекса Patriot). Что касается российского аналога комплекса GBMD то, с учетом требования мобильности (у американцев этот комплекс есть только в стационарном – шахтном, исполнении), на эту роль, возможно, готовится какая-то модификация межконтинентальной баллистической ракеты «Тополь-М» либо, что еще более вероятно, - модификация новой российской МБР средней дальности РС-26 «Рубеж». Другое дело, что, как сегодня подчеркнул глава российского МИДа Сергей Лавров, наша страна, предпринимая адекватные меры, не будет втягиваться в очередную «гонку вооружений», на сей раз – противоракетную. «На каком-то этапе развития американской ПРО нам придется предпринимать адекватные меры для обеспечения собственной безопасности. Втягиваться в дорогостоящую гонку вооружений не намерены, но обороноспособность нашей страны обеспечим надежно и гарантированно»- заявил он в интервью РИА Новости. Противоракетная оборона – это, действительно, дорогое занятие. Los Angeles Times как-то подсчитало, что за последние 10 лет в программу GBMD было вложено более 40 млрд долларов. Но в цель пока попадает только каждая вторая противоракета, выпущенная на испытаниях этой противоракетной системы.
Автор:
Вадим Пономарев
Первоисточник:
http://expert.ru/2014/12/9/protivoraketnyij-zontik/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

19 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти