Душа обороны Порт-Артура

Душа обороны Порт-Артура

«Второго декабря 1904 года при геройской защите Порт-Артура погиб генерал-лейтенант Кондратенко, бывший душою обороны, примером самоотвержения, неустанной энергии, истинных знаний, искусства и высокой военной доблести. Проявленные при бессмертной обороне генералом Кондратенко качества дают ему право стать в ряды народных героев».
Приказ военного министра от 20 марта 1906 года



110 лет назад, 2 (15) декабря 1904 г., погиб герой обороны Порт-Артура Роман Исидорович Кондратенко. Прямое попадание гаубичного снаряда в форт № 2 унесло жизнь главного вдохновителя обороны крепости. Отличительным свойством генерал-майора Кондратенко было умение воздействовать на дух русских войск, поддерживать солдат в самые трудные моменты, что сказалось при отражении нескольких штурмов, когда никто не надеялся уже на успех. Генерал связал сухопутные и морские войска в одно целое, умело направлял русские войска к дружной, совместной работе.

Гибель Кондратенко привела к скорому падению Порт-Артура. 20 декабря 1904 (2 января 1905) комендант Порт-Артура генерал А. М. Стессель и назначенный после гибели Кондратенко начальником сухопутной обороны крепости генерал Александр Фок капитулировали. По мнению многих военных исследователей, крепость ещё можно было оборонять. Поэтому Стесселя обвинили в сдаче крепости. Однако Стессель был амнистирован императором Николаем II.

Душа обороны крепости Порт-Артура

«Порт-Артур, — отмечал военный историк Керсновский, — дал русским армиям и флоту выдающихся военачальников. Не говоря о главном герое всей войны — генерале Кондратенко — мы назовем лишь имена Горбатовского, Ирмана, Шварца, Григоровича, Эссена, Колчака».

Кондратенко был из тех людей, которых на Руси называют «соль земли». В мирное время спокойный, безукоризненно честный и неприметный службист, во время роковых испытаний преображающийся в настоящего богатыря, который и сам становится героем и ведёт за собой остальных, менее сильным духом.

Роман Исидорович родился 30 сентября (12 октября) 1857 г. в семье отставного майора Тифлисского гарнизонного батальона. Его отец, Исидор Денисович Кондратенко был рекрутирован из обычной крестьянской семьи с Екатеринославщины и выслужил чин майора и дворянское звание безупречной службой. Семья была бедной, жила на небольшую пенсию отца, поэтому последний десятый ребенок майора Роман с 7 лет зарабатывал первые деньги разносчиком родниковой воды на тифлисском базаре. После того, как отец скоропостижно скончался, семья чуть не впала в нищету. Однако положение спас старший брат Романа Елисей, который получил хорошее образование. Он был женат на Юлии Васильевне, урожденной Таннер. Женщина она была состоятельной и приняла живейшее участие в судьбе Романа.

Она прошла с маленьким племянником курс начальной школы, обучила Романа немецкому и французскому языку. Талант и высокая работоспособность позволили юному Роману без труда поступить в Полоцкую военную гимназию и блестяще её закончить. Учился он прекрасно, не только помогая товарищам, но и давая уроки готовящимся поступить в училище, зарабатывая себе деньги на мелкие потребности. Столь же блестяще заканчивает Роман и Николаевское инженерное училище в Санкт-Петербурге. Кондратенко не только успешно успевал осваивать курс обучения, который здесь был самым сложным среди военных учебных заведений, но и усиленно занимался самообразованием. В частности, он в совершенстве освоил английский язык, который не входил в обязательный курс.

В 1877 году произведен в прапорщики в 1-й Кавказский саперный батальон, затем получил чин поручика. Кондратенко не погряз в рутине повседневной службы дальних гарнизонов, не запил, не стал игроком от скуки, а усиленно занимался самообразованием. Это позволило ему блестяще закончить две академии — Инженерную и Генерального штаба. За успехи в науках в 1881 году произведен в штабс-капитаны. В 1882 году был переведен в военные инженеры Кавказского военного округа. Роман Исидорович не только отлично учился, но и был изобретателем. Он составил поразивший многих специалистов проект сухопутных укреплений Батумской крепости и защитил его в Петербурге в Инженерном комитете. Позднее эта работа поможет Кондратенко создать сухопутную оборону Порт-Артура.

В свободное от службы время Кондратенко по своей инициативе разрабатывает статистический раздел Кавказского справочного календаря, создаёт дальномер, модель которого построит на свои средства. Уже командуя ротой, Роман Исидорович организовал начальную школу для младших чинов. Он на регулярной основе читал лекции для командного состава в батальоне и полку по теории и практике военного дела. Среди личных качеств Романа Кондратенко можно отметить безупречную честность, принципиальность и обостренное чувство справедливости. Ровный и спокойный, доброжелательный и мягкий по характеру Роман Исидорович вызывал раздражение тех сослуживцев, которые совершали огрехи по службе. Он упрямо разоблачал нерадивых людей, невзирая на чины и должности. При этом современники отмечали личную храбрость Кондратенко. Он в любой суматохе и панике сохранял спокойствие и старался восстановить порядок. Так, под шквальным огнем противника на горе Высокой генерал Кондратенко встал во весь рост и сказал солдатам, которые проявили признаки трусости: «Братцы! Лучше умереть, чем опозорить себя и отступить. Помни, на вас надеется Царь-Батюшка и Россия. Отступления нет! Все умрем, а не отступим. Ну, молодцы, с Богом, вперед!» До своей гибели Кондратенко будет практически непрерывно находиться на передовой.

В 1901 году Кондратенко произведен в генерал-майоры с назначением окружным дежурным генералом штаба Приамурского военного округа. В 1903 году был назначен командиром 7-й Восточно-Сибирской стрелковой бригады в Порт-Артуре, её вскоре развернут в дивизию. С началом войны в Японии стал начальником сухопутной обороны крепости.

Разносторонние знания позволили Кондратенко так организовать оборону крепости, что Порт-Артур смог отразить 4 штурма. Как отмечали современники, генерал Кондатенко сделал столько, сколько до него не сделали за 7 лет. Это позволило надолго сковать сильнейшую японскую армию. Японцы под Порт-Артуром потеряли более 100 тыс. человек, фактически положили цвет японской императорской армии.

Генерал Кондратенко, как первоклассный тактик, единственный из всех генералов Порт-Артура, да и всей Маньчжурской армии, видел важность встраивания обороны крепости на дальних подступах, особенно он отмечал позиции у Цзинчжоу (Битва за «ворота Порт-Артура». Бой у Цзиньчжоу; Часть 2). Здесь узкий перешеек позволял при его предварительном укреплении надолго задержать японскую армию. Для взятия укрепленного района (если бы его возвели) японской армии пришлось бы потратить много времени, ресурсов и сил. Однако Стессель и Фок, не собирались защищать Цзинчжоу. Здесь оборону держал всего один 5-й Восточно-Сибирский стрелковый полк. Русский полк стоял насмерть, потеряв более трети своего состава и более половины офицеров, но на русских позициях полегло до 10 % японской армии. А основные силы 4-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии под началом генерал-майора Фока вообще не приняли участия в сражении. Хотя вступление их в бой в самый решительный момент могло коренным образом изменить ситуацию. Не оказали русскому отряду помощь и силами флота. В результате «ворота Порт-Артура» быстро пали. Бросили порт Дальний, который сооружали за счёт того, что экономили на строительстве оборонительных сооружений Порт-Артура. Всё попытки Кондратенко помочь героическому 5-му полку оказались бесполезны.


Благодаря инициативе и энергии Кондратенко уже во время войны были оборудована передовая линия обороны, которая состояла из ряда временных фортов и полевых укреплений. Их захват стоил японской армии огромных усилий и жертв. Генерал Кондратенко предложил блестящую идею создания укреплений на горе Ляотешань, огромной скалистой возвышенности, которая господствовала над фортами, городом и портом. Во время осады построили укрепления на Ляотешанском полуострове. Кондратенко допускал тот факт, что японские войска прорвут линию фортов главного оборонительного пояса, и войска придется отвести на Ляотешань, чтобы там дать врагу последний бой и драться там до последнего снаряда и патрона. Только преждевременная гибель Кондратенко не позволила ему осуществить этот план.

В Порт-Артуре Кондратенко приходилось не только противостоять внешнему врагу, но и сдерживать интриги командования. В крепости оказалось сразу несколько высших начальников, которые тянули одеяло на себя. Начальник Квантунского укрепрайона генерал Стессель, комендант крепости генерал Смирнов, наместник на Дальнем Востоке адмирал и командующий русскими войсками в Маньчжурии Алексеев и командир 1-й Тихоокеанской эскадры контр-адмирал Витгефт постоянно интриговали. Кроме того, они создавали атмосферу нетерпения и непонимания между моряками и представителями сухопутных войск. Только Кондратенко был выше интриг. Ему было тяжело, в отличие от героев обороны Севастополя, здесь не было команды высших командиров, сплоченных единой целью.

К генералу Кондратенко шли те, кто чем-либо мог помочь обороне города. Лейтенант Подгурский соорудил из гильзы 37-мм снаряда самодельную ручную гранату. Кондратенко немедленно оценил пользу нового оружия и запустил ручную гранату («бомбочку») в производство. К концу осады крепости в день изготавливали до 300 гранат. Мичман Власьев в виду дефицита пулеметов предложил связывать винтовки по пять в одном станке и применять их, как своеобразную митральезу. Так, первоначально называли скорострельное многоствольное артиллерийское орудие, ведущее залповый огонь патронами винтовочного калибра, затем так стали называть пулеметы. Власьев же стал автором нового грозного оружия — миномета, которое сыграет большую роль в будущих войнах. Мичман Сергей Власьев предложил использовать с этой целью мину для стрельбы из 47-мм морской пушки. Капитан Леонид Гобято возглавил работы по созданию «минных мортир» и изобрёл надкалиберную мину со стабилизатором. Сапер Дебигорий-Мокриевич предложил генералу идею осветительной гранаты. Моряки предложили использовать морские минные аппараты для стрельбы торпедами на суше и пропускать через колючую проволоку электрический ток. Также были внедрены новые типы противопехотных мин. За всем этим стоял Кондратенко.

Одновременно Кондратенко, своим добрым, отеческим отношением к солдатам, скрепил гарнизон, создал единую силу. Под воздействием генерала Кондратенко и его ближайших соратников — Белого, Горбатовского, Науменко и других духовные силы защитников Порт-Артура стали единым стальным клинком, который гнулся, но выдерживал давление врага. Солдаты доверяли Кондратенко беззаветно. «Никакой штурм не может быть страшным, — убеждал защитников Порт-Артура Роман Кондратенко, — если мы решили до конца выполнять данную нами присягу».

До обороны Порт-Артура имя Кондратенко было мало кому известно. Героическая оборона Порт-Артура подняла его имя на огромную высоту. Кондратенко показал, что в России остались не только стойкие солдаты и храбрые офицеры, но и талантливые военные вожди, способные в самое страшное время объединять людей, вести их в бой. Кондратенко сохранил воинскую честь Российской империи. Солдаты и офицеры Порт-Артура буквально боготворили Романа Кондратенко. Когда гроб с телом народного героя добирался из Одессы до Петербурга больше недели, его встречала буквально вся страна.


Похороны Кондратенко. 25 сентября 1905 г.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти