Атака полка «Савойя Кавалерия»

Атака полка «Савойя Кавалерия»В итальянских источниках, посвященных Второй мировой войне, едва ли не самым героическим сражением и примером высокого боевого духа итальянской армии называют «атаку в степи у Избушенского». Утром 24 августа 1942 года, недалеко от хутора Избушенский станицы Усть-Хопёрской, кавалерийский полк «Савойя Кавалерия» («Savoia Cavalleria») механизированной дивизии «Принчипе Амедео Дука д`Аоста» («Principe Amedeo Duca d’Aosta») успешно атаковал в конном строю позиции 812-го сибирского пехотного полка.

Это событие заслуживает внимательного рассмотрения не только потому, что во многом не вписывается в привычные представления о характере военных действий на Восточном фронте. Гораздо важнее оно как характерный пример, необходимый для подробного анализа неудач и поражений Красной Армии летом 1942 года. В период, когда войска неделя за неделей, месяц за месяцем отступали к Сталинграду и предгорьям Кавказа, неся большие потери и не имея возможности надолго закрепиться на каких-либо устойчивых рубежах обороны.

Для начала стоит отметить, что полк «Савойя Кавалерия» был очень непохож на большинство других итальянских частей, воевавших на Восточном фронте. Это прежде всего элитный полк, он считается одним из старейших в итальянской армии. Его история начинается с 1692 года, когда он был сформирован в составе армии Сардинского королевства во время войны с французами. Стальные шлемы кавалеристов были украшены черными крестами, в память о битве при Мадонна ди Кампана, произошедшей в 1706 году во время Войны за Испанское наследство. В то время полк успешно действовал под командованием савойского герцога Витторио Амедео II, прерывая коммуникации франко-испанских войск, осаждавших Турин. В одной из таких дерзких операций у Мадонна ди Кампана полк «Савойя» успешно атаковал большой французский отряд и сумел захватить полковое знамя противника. Кроме того, каждый солдат носил красный галстук в память о раненом гонце, доставившем важное сообщение на поле боя во время наполеоновских войн. Славная история полка получила широкую известность, поэтому по традиции начинающейся с середины девятнадцатого века в нем служили главным образом выходцы из известных и аристократических семей. Все офицеры надевали белые перчатки, садясь на коня. При этом полк отнюдь не был пережитком эпохи кавалерийских сражений. Во время Второй мировой войны кавалеристы полка «Савойя» воевали, как правило, в пешем строю, используя лошадей исключительно в транспортных целях. Они были вооружены карабинами Каркано образца 38 года, у многих были трофейные автоматы ППШ.


Однако в этот раз все было как в классическую эпоху господства кавалерии – в ход пошли именно сабли. Сам по себе этот факт не был уникальным – незадолго до этих событий победоносно завершилось Кущёвское сражение, начавшееся с удачной кавалерийской атаки (здесь, в районе Избушенского, характер местности тоже был очень удобным для действий кавалерии). Необычность этого сражения заключалась, прежде всего, в том, что кавалерийская атака была не столько неожиданной, сколько невероятно отчаянной и смелой.

А началось все с того, что 20 августа 1942 года советские войска начали контрнаступление на стыке 8-й итальянской и 6-й немецкой армий вдоль правого берега реки Дон. В пробитую брешь итальянским командованием было решено бросить наиболее мобильное свежее соединение, имевшееся в распоряжении итальянского командования – полк «Савойя Кавалерия».

На рассвете 24 августа полк, насчитывавший на тот момент 700 сабель, в сопровождении пулеметного эскадрона и двух батарей полковой артиллерии (на конной тяге), готовился возобновить марш к берегу Дона.

Накануне вечером командир полка Алессандро Беттони Каццаджо приказал основательно окопаться для ночлега – так было принято, даже если полк находился далеко от линии фронта. Эта традиция, ведущая свое начало еще от римских легионеров, спасла в полку немало жизней и в который раз оправдает себя в ближайшие часы. А пока, следуя другой старинной традиции, офицеры «уселись ужинать, используя полковое серебро» (как пишет американский историк Кристофер Эгер).

Тем временем, два батальона 812-го сибирского стрелкового полка (командир полка – Серафим Петрович Меркулов) 304-й стрелковой дивизии скрытно окопались в широкой низине примерно в 700-800 метрах к северу от лагеря итальянцев. И еще один батальон занимал позицию чуть дальше к северо-востоку. В целом преимущество положения русских заключалось в том, что их позиции образовали довольно широкий охват, и им оставалось только дождаться рассвета, чтобы неожиданно атаковать противника. У итальянцев, помимо укрепленного лагеря, было еще, пожалуй, только одно преимущество – их позиции находились на высоте и обеспечивали господствующее положение над дорогой, проходящей с запада на восток через хутор Избушенский.
Однако вмешался случай и ход событий неожиданно изменился. Примерно в 3.30 утра противника обнаружил разведывательный конный дозор под командованием сержанта Эрнесто Комолли. Случайно один из кавалеристов заметил русского солдата, сидевшего среди подсолнухов. Приняв его за немецкого союзника, окликнул: «Kamarade!». Но в ответ раздался выстрел. Скрытность потеряла всякий смысл, и вскоре на итальянские позиции обрушился огонь русских минометов и пулеметов.

Почти сразу был ранен в ногу заместитель командира полка подполковник Джузеппе Каччандра, еще одна пуля пробила пальто командира полка...
Итальянцев охватило замешательство, но только на несколько минут. Они были на виду у противника, и в подобной ситуации следовало бы ожидать паники и полного разгрома – но кавалеристы полка «Савойя» неожиданно показали исключительные организованность и мужество. Недаром полк считался самым надежным и наиболее боеспособным в итальянской армии.

Атака полка «Савойя Кавалерия»


Полковник Беттони Каццаджо, которого сослуживцы до этого момента помнили всегда необычайно учтивым, аристократом до мозга костей, обнаружил глубокие знания народного фольклора и обрушился с руганью на знаменосца. Лейтенант Эмануэле Дженцарди развернул знамя на ветру… «…и с этого момента каждый вспомнил свое место».

Сотни людей дружно закричали «Сав-вой! Сав-вой!» – это был боевой клич полка.

Орудия полковых батарей под командованием лейтенанта Джибиларо, открыли ответный огонь. Следом в бой вступили расчеты пулеметного эскадрона. Оборонительное каре из окопов фактически спасло их от полного уничтожения и позволило сосредоточиться напротив центральной позиции противника. И в этот решающий момент роковую ошибку совершил командир полка Меркулов. Неожиданный отпор итальянцев и отсутствие у них предполагаемой паники вынудили принять не самое лучшее решение – два батальона русских преждевременно пошли в атаку. А пулеметчики из-за этого вынуждены были прекратить обстрел итальянцев.

Воспользовавшись этим, три итальянских конных эскадрона построились перед своими окопами на виду у наступающих и двинулись на них рысью, а затем галопом. Кавалеристы бросились навстречу врагу с обнаженными клинками, несмотря на численное превосходство и сильный минометный огонь противника. Русские не ожидали контратаки и в беспорядке побежали обратно к своим окопам.
В воспоминаниях маршала Джованни Мессе это описывается так.

«Победоносное завершение боя провел 3-й эскадрон. …Кавалеристы атаковали стремительно и красиво, как на учениях или на параде.
…Отряд под командованием майора Лита, включая главного фельдфебеля и весь персонал штаба полка, мчался галопом с саблями наголо, воодушевляя свои подразделения. Налетев на неприятеля, они порубили тех, кто еще сопротивлялся, и заставили противника сложить оружие. Но бой еще не закончился. Майора Лита ранило, но он продолжал сражаться в пешем строю до конца и погиб смертью храбрых.
Противник прекратил сопротивление. Мы захватили несколько сотен пленных, много вооружения и многочисленные военные материалы.
Так 24 августа в 9:30 завершилось это славное сражение, вошедшее в историю полка».

Благодаря умелой поддержке своих полковых орудий и пулеметного эскадрона полк «Савойя Кавалерия» полностью уничтожил два батальона противника, а в следующей атаке рассеяли третий. Итоги боя известны, к сожалению, только по итальянским данным. Итальянцы потеряли 40 человек (включая командира одного из эскадронов), 79 были ранены. Потеряли также около сотни лошадей, однако в то же время потери русских составили не менее 150 человек убитыми и, по разным оценкам, от 600 до 900 человек – пленными. Кроме того, итальянцы захватили около сорока пулеметов (повторим: данные из итальянских отчетов), 4 полковых орудия и 10 минометов.

Атака полка «Савойя Кавалерия»


Маршал Мессе упоминает еще одну характерную деталь. Одержав победу, полковник Беттони Каццаджо приказал провести на поле боя кавалерийский парад с опущенными клинками, «во славу погибших на этом славном поле».

Разумеется, в Италии известие об «атаке в степи у Избушенского» вызвало настоящий энтузиазм. Полк «Савойя Кавалерия» в который раз за свою историю подтвердил свой трехсотлетний девиз «Savoye. Bonnes Nouvelles» («Савойя. Хорошие новости»). В газетных статьях и кинохрониках пропаганда преподносила это событие как великую победу. В то же время в немецких и русских источниках упоминаний о нем почти не было – ведь с военной точки зрения это был не самый большой бой среди по-настоящему грандиозных сражений лета 1942 года.

Тем не менее, для военной истории это довольно примечательное событие. И конечно, прежде всего, потому что боевые уставы кавалерии того времени (не только итальянские) предписывали наступление в конном строю только в случае, когда «обстановка благоприятствует», что означает возможность скрытно приблизиться к противнику и у того не будет времени открыть сильный огонь. Знаменитая Кущевская атака, например, вполне соответствует этим требованиям. Атака же у хутора Избушенский в них не вписывается, так как кавалеристы в этом случае сначала попали под огонь, в том числе фланговый, и он был открыт противником еще до построения. Шансов на успех не было бы вообще, если бы русские не вылезли из окопов и не пошли в атаку. Поэтому победа итальянцев в данном случае является прекрасным примером того, насколько важное преимущество в бою, пусть и в неравном, и в невыгодных условиях, дают присутствие духа, личное мужество, дисциплина и способность сохранить управление. Да и многовековые традиции оказались не лишними, недаром еще у римских легионеров было принято основательно укреплять свой лагерь.

Другим важным аспектом этого сражения является тема, которую обычно не принято обсуждать в отечественных источниках – ошибочное решение, принятое командиром 304-го полка, которое, собственно, и привело к неожиданному поражению. Смело высказываются по этому поводу, пожалуй, только сторонники самой распространенной сейчас и навязанной нам врагами концепции. Согласно ей толпы бесправных рабов гнали на немецкие (в данном случае – итальянские) пулеметы сталинские комиссары и экавэдэшники заградотрядов. На самом деле поражение это было хотя и сокрушительным, но уж никак не постыдным. Война – искусство совершать невозможное и здесь противник оказался сильнее. Такие случаи должны пристально изучаться, а их замалчивание только помогает вражеским пропагандистам.

Трагическая правда в данном случае заключается в том, что Меркулов Серафим Петрович и офицеры полка действовали, в общем-то, правильно и тактически грамотно. Используя сложный рельеф местности (пойму реки Дон с перелесками, рощами и садами), 304-й полк смог незамеченным подойти вплотную к противнику и приготовить позиции для атаки, включая необходимое для нее превосходство на правом фланге. Даже учитывая, что противник занимал высоту, шансы на успех были велики. Атака была предпринята в полном соответствии с уставами и тактикой действий советских пехотных частей того времени. Не было и в помине заградотрядов, бездарных или безответственных командиров. Были мужество и решимость, которые свойственны гражданам, самостоятельно сделавшим свой нравственный выбор – защитить свою Родину. Но война есть война, да еще и такая, где обойтись совсем без поражений было просто невозможно.

Атака полка «Савойя Кавалерия»
Атака полка «Савойя Кавалерия»


Зато дальнейший боевой путь этой дивизии и ее командира заставляет вспомнить поговорку «за одного битого двух небитых дают». Отведенная в тыл и получившая пополнение дивизия вступила в схватку с врагом уже под Сталинградом. Во время наступления в конце ноября 1942 года, она прорвала 4 полосы обороны противника и за 10 суток продвинулась до 150 километров. При этом было уничтожено 6700 немецких и румынских солдат, 193 захвачены в плен. 21 января 1943 года за боевые отличия в Сталинградской битве дивизия была преобразована в 67-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

В январе1943 года полковнику Меркулову было присвоено воинское звание «генерал-майор». Он продолжал командовать 67-й гвардейской стрелковой дивизией до 23 июня 1943 года.

Далее о нем читаем (на сайте «Герои страны»):

«С сентября 1943 года - командир 47-го стрелкового корпуса. Соединения и части 47-го стрелкового корпуса (40-я армия, Воронежский фронт) под командованием генерал-майора Серафима Меркулова в сентябрьские дни 1943 года активно участвовали в наступлении на киевском направлении, в ходе которого освободили 18 сентября 1943 года украинские города Лубны и Пирятин, а в октябре 1943 года стремительно форсировали реку Днепр южнее столицы Украины Киева. Ведя упорные бои за Букринский плацдарм воины комкора Меркулова С.П. удержали этот участок правого берега Днепра, не отступив ни на шаг.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 октября 1943 года за умелое командование частями корпуса, образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм генерал-майору Меркулову Серафиму Петровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 2112).»


Но вернемся к нашим итальянцам. Особенного внимания заслуживает личность полковника Алессандро Беттони Каццаджо. Он родился в 1892 году в городе Брешия в Ломбардии, в семье известного политика, учился в Королевском колледже «Карло Альберто». Кроме того он был известным спортсменом. До войны Беттони Каццаджо принимал участие в 237 соревнованиях по конным прыжкам и имел несколько сотен призов. Также он участвовал в двух Олимпиадах: в Амстердаме в 1928 году и в Лондоне в 1948 году, при этом в обоих случаях был он старейшим в итальянской команде конников. Лучший результат – 4-е командное место в прыжках в Амстердаме.

В ходе Сталинградской битвы, в которой итальянская 8-я армия практически перестала существовать, итальянские войска понесли тяжелые потери. Полк «Савойя Кавалерия» участвовал, главным образом в оборонительных боях, проявляя исключительную стойкость, но возможности снова проявить себя в конной атаке больше не представилось. В 1943 году командование собиралось отправить полк воевать в Югославию против партизан Тито. Однако после оккупации Северной Италии немцами в сентябре 1943 года полк вернули на родину для реорганизации.

Атака полка «Савойя Кавалерия»


Вернувшись в родную Брешию, полковник Алессандро Каццаджо стал одним из лидеров антифашистского сопротивления, будучи верным королю, а не дуче Муссолини. Активно участвовал в создании партизанских бригад антифашистской организации «Фьяме верде» (Fiamme Verde – «Зеленое пламя»), действовавшей в Ломбардии и Романье.

После войны, когда в 1946 году в Италии была провозглашена республика, полковник также остался верен своим монархическим убеждениям, отказался принять присягу на верность Итальянской Республике и тайно вывез боевое знамя полка в Португалию, к изгнанному королю. За это он решением суда был понижен в звании и с позором уволен из армии. Умер Алессандро Беттони Каццаджо 28 апреля 1951 года в Риме, через несколько часов после участия в конном состязании.

Полк же до сих пор существует в итальянской армии под прежним названием – «Савойя Кавалерия» и базируется в Гроссето, в провинции Тоскана. Правда, теперь в нем нет лошадей – он оснащен бронированными транспортными средствами и самым современным вооружением. Но его солдаты все еще носят красные галстуки и черные кресты, и, к тому же, проводят ежегодный торжественный полковой обед 24 августа, в память о своей знаменитой кавалерийской атаке.
Автор: Александр Дантонов


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 18
  1. Андрей НМ 18 декабря 2014 07:49
    =проводят торжественный полковой обед 24 августа, в память о своей знаменитой кавалерийской атаке=

    Многие наши части и соединения в таком случае каждый день должны праздновать. Не служба будет, а праздник какой-то. laughing
    А вообще кто-то сказал про немцев, что они блестяще выигрывали отдельные сражения, но так бездарно проигрывали войны. Хотя речь в статье про итальянцев, но действовали они в общей связке с немцами.
    1. c3r 18 декабря 2014 10:59
      Статья немного о другом. О том,что традиции надо знать,беречь и приумножать. Статья очень интересная,особенно с военной точки зрения.Учит как можно и нужно использовать просчеты противника для своей победы. Учиться надо в том числеу врагов.
      c3r
      1. Aleksander 19 декабря 2014 12:47
        А была ли победа? Все данные-от итальянцев. Одно то, что (согласно их донесениям) в у примерно тысячи красноармейцев было взято сорок (!) пулеметов-говорит о беспримерной лживости итал донесений.
      2. Комментарий был удален.
  2. parusnik 18 декабря 2014 08:04
    Полк «Савойя Кавалерия» участвовал, главным образом в оборонительных боях, проявляя исключительную стойкость, но возможности снова проявить себя в конной атаке больше не представилось...Да уж..ежели бы проявил..уж точно война по другому закончилась... wink
  3. lwxx 18 декабря 2014 08:10
    После таких боев Благодаря умелой поддержке своих полковых орудий и пулеметного эскадрона полк «Савойя Кавалерия» полностью уничтожил два батальона противника, а в следующей атаке рассеяли третий. Итоги боя известны, к сожалению, только по итальянским данным. Итальянцы потеряли 40 человек (включая командира одного из эскадронов), 79 были ранены. Потеряли также около сотни лошадей, однако в то же время потери русских составили не менее 150 человек убитыми и, по разным оценкам, от 600 до 900 человек – пленными. Кроме того, итальянцы захватили около сорока пулеметов (повторим: данные из итальянских отчетов), 4 полковых орудия и 10 минометов. поневоле понимаешь создание заградотрядов. Ну а по поводу торжественного обеда- тут соглащусь с Андрей НМ .
  4. Teberii 18 декабря 2014 09:22
    Понимание обстановки ,удача,плохое взаимодействие наших частей вот и результат.
    1. Йон_Тихий 18 декабря 2014 10:42
      Вся их удача - это что их дозорному приспичило по большому. И поперся он на поле с подсолнухами, где уже сидел такой же бедолага. Но как? как итальянцу в голову пришло орать "Камрад!" ? Уж не знаю, как у них там,в Италии, принято, а у нас сортирные дела делаются без шума и пыли..
    2. Astrey 18 декабря 2014 12:48
      Складывается впечатление, что основной составляющей победы в данном случае было личное вмешательство и личная УДАЧА командира итальянского полка. Ну и понимание того, что "Кавалерия никогда не выходит в ноль", хоть один всадник да прорвётся к врагу и все ноги ему оттопчет копытами, что б не маршировал.

      В противном случае такие победы остались бы нормой или не осуществились бы вообще.
  5. Анатолий_1959 18 декабря 2014 09:43
    Интересная история,но вот правдоподобность её вызывает сомнение: во -первых, человек положивший полк вряд ли бы избежал трибунала, тем более когда итальянцы пишут о сотнях пленных (судя по мемуарам фронтовиков и за одного утащенного немцами "языка"особисты могли отдать командира под суд), во-вторых : уж очень не похоже на сибирский характер сдача в плен,тем более имея на дальних позициях артиллерию и пулемёты (они в атаку не ходили и оставались на закрытых позициях). Скорее всего действительно порубали тех,кто не успел до окопов добежать, но не так просто кавалеристу угнаться за пехотинцем,если он не бежит ,как в кино всё прямо и прямо, инерция у лошади больше,да и насышенность в это время автоматами пехоты тоже не давала больших шансов клинку. В каждой армии есть мифы и это,похоже,один из них. По моему так...
    1. SkiF_RnD 18 декабря 2014 20:24
      Нужно заметить, что за военные победы не судят. Судят за военные преступления.
  6. bbss 18 декабря 2014 10:53
    Про насыщенность автоматами ещё несколько рановато было говорить. Более чем странное событие.
    1. albert 18 декабря 2014 17:34
      Цитата: bbss
      Про насыщенность автоматами ещё несколько рановато было говорить. Более чем странное событие.

      Почему же?Согласно статистике у нас уже в 42-м в каждом стрелковом полку полностью вооружается автоматами одна рота, а в каждой стрелковой роте был взвод автоматчиков.
  7. Игарр 18 декабря 2014 11:02
    Правильно я понял, что вся эта история базируется на итальянских источниках?
    Потому что наших источников - только о форсировании Днепра и Букринском плацдарме. Год спустя.
    А наши-то что говорят?
    Похоже, ничего.
    Вот и думается мне, что нарвался наш полк на марше на кавалерийскую часть на марше - конники сколько смогли порубали, наши - рассыпались.
    Потом и наши и не наши в темпе свинтили подальше от поля боя - формироваться.
    Скоротечный встречный бой, в котором у пехоты было мало шансов против элитного полка.
    Потому Меркулова и не чпокнули через двое суток разбирательства.
    А всякие лопухи и окрики....из разряда как наш коновод топором головы немецким офицерам рубил.
    ...
    Нравятся мне итальянцы. Веселые люди. Но и по ушам поездить - тоже, дай дорогу, ухари.
  8. andrew42 18 декабря 2014 11:46
    Да уж, весьма странное описание боя. Хорошо, минометы не вдарили по толпе своих и чужих, это понятно. Но куда делись пулеметные расчеты на заранее (!) подготовленных позициях, да еще без огневого противодействия со стороны итальянцев? Да десятка пулеметов было достаточно, чтобы завалить половину этого "элитного" полка, остальные бы кувыркались через них. Скорее всего, боестолкновение произошло неожиданно для обеих сторон: наши головные дозоры открыли заполошный огонь, причем точечный и слабый , итальянцы контатаковали, потому что иного шанса у них не было, - счет шел на минуты. Промешкай итальянцы минут 15 лишних, и стрелковые батальоны, развернутые в боевой порядок, не оставили бы им шанса.
  9. Стирбьорн 18 декабря 2014 11:57
    Исключительно по итальянским источникам, я бы не стал делать далеко идущие выводы. Балаболы они знатные, по военной части. Рекомендую к прочтению Брагадина "Итальянский флот во Второй Мировой войне". Хотя бы предисловие от переводчика.
    "Господа, бежать мы уже не успеем, придется драться." - это про итальянцев! Хотя футболисты они, к примеру, знатные))
    1. Alexey RA 18 декабря 2014 15:13
      Цитата: Стирбьорн
      Исключительно по итальянским источникам, я бы не стал делать далеко идущие выводы. Балаболы они знатные, по военной части. Рекомендую к прочтению Брагадина "Итальянский флот во Второй Мировой войне". Хотя бы предисловие от переводчика.

      Ну, предисловие от переводчика там тоже знатное. Господин Больных с его антисоветизмом и англофильством и Брагадин с его талантом обращать фактическое поражение в победу на бумаге друг друга стоят.

      Кстати, самое интересное у Брагадина - это таблицы доставки грузов в Африку. Если их внимательно изучить, то получается, что итальянцы снабжали свои части и Роммеля на уровне 1500-2500 тонн в сутки. В то время, как 300-тысячная группировка Паулюса в Сталинграде требовала всего около 1000 тонн в сутки. Что сразу ставит крест на постоянном нытье поклонников "лиса пустыни" по поводу недостаточности снабжения по морю.
  10. Валерий Т. 18 декабря 2014 22:47
    ...Победы и поражения — обычное дело для воина, — произнес Го Хуай ...
    "Троецарствие"
  11. Стирбьорн 19 декабря 2014 09:40
    Не могу удержаться, еще раз вернусь к Брагадину, просто похожее описание боя каваллеристов и обороны острова Лероса от вчерашних союзников немцев в последней главе. В двух словах - героически обороняли почти два месяца островок в Эгейском море, от полчищ немцев, сбили аж 200 самолетов (сомневаюсь что на все Балканы в том момент столько было). Помощнички англичане, в шоке от накала боев заявили «Много хуже, чем на Мальте» и тд. Ну остров в итоге немце взяли...но финальная фраза нехорошего английского адмирала Каннингхэм в мемуарах все испортила - «Лерос был итальянской военно-морской базой. Однако ни итальянские войска, ни их береговые и зенитные батареи не внесли серьезного вклада в оборону».
    Как и про нынешнюю историю ни немцы, ни наши ничего не помнят. А итальянцы до сих пор обеды проводят)))

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня