Тайна гибели флагмана

Тайна гибели флагмана


Это была самая крупная потеря Российского императорского флота за все годы Первой мировой! Головной линкор-дредноут «Императрица Мария» погиб в родной севастопольской гавани в 7 часов 17 минут 20 октября 1916 года… Россия и все ее союзники были потрясены этой совершенно неожиданной гибелью флагмана Черноморского флота.

Однако «Императрица Мария» вошла в историю нашего флота не только как жертва вражеской диверсии или несчастного случая. Линкор, построенный в Николаеве, по праву считался гордостью отечественного судостроения.


«Современники и много лет спустя, — отмечал писатель Анатолий Елкин, — не переставали им восхищаться... Черное море еще не знало таких дредноутов, как "Императрица Мария"».

Водоизмещение дредноута определялось в 23 600 тонн. Скорость корабля 22 3/4 узла, иначе говоря, 22 3/4 морской мили в час, или около 40 километров. За один прием "Императрица Мария" могла взять 1970 тонн угля и 600 тонн нефти. Всего этого топлива для "Императрицы Марии" хватало на восемь суток похода при скорости 18 узлов. Команда корабля 1260 человек вместе с офицерами...

Корабль располагал шестью динамо-машинами: четыре из них боевые и две вспомогательные. В нем помещались турбинные машины мощностью в 10 тыс. лошадиных сил каждая. Для приведения башенных механизмов в действие на каждой башне имелось 22 электрических мотора... В четырех трехорудийных башнях размещались двенадцать обуховских двенадцатидюймовок. Палуба была предельно освобождена от надстроек, что весьма расширяло секторы обстрела башен главного калибра. Вооружение "Марии" дополняли еще тридцать две пушки различного назначения: противоминные и зенитные. В дополнение к ним были устроены подводные торпедные аппараты. Броневой пояс толщиной без малого четверть метра проходил по всему борту линкора, а сверху цитадель прикрывалась толстой броневой палубой.

Словом, это была многопушечная быстроходная бронированная крепость. Такой корабль и в наше время, в эпоху авианосцев, ракетных крейсеров и подводных атомоходов, мог бы быть зачислен в боевой строй любого флота.

Больше года "Императрица Мария" участвовала в боевых походах. Осенью 1915 года линкор прикрывал ударную группу русских кораблей в стратегической операции по отсечению главных баз турецкого флота от угольного района Зонгулдак. В октябре того же года «Мария» дважды, вместе с другими кораблями, громила порты на вражеском побережье. В ноябре корабль снова выходил на блокаду Угольного района.

В апреле 1916 года «Мария» прикрывала высадку казачьего десанта на побережье Лазистана. В июле она вела бой с германским линкором «Бреслау» и заставила его скрыться в Босфоре почти до конца войны.
Незадолго до гибели линкор прикрывал минную постановку, защищавшую подходы к союзническому порту Констанца...

На «Марию» возлагалось слишком иного надежд; и хотя еще не все механизмы корабля были доведены до боевого совершенства и к самостоятельным действиям линкор не совсем был готов, ему не пришлось стоять в бездействии у стенки. Через какие-то месяцы вахтенный журнал «Императрицы Марии» пестрел сводом боевых реляций с самых напряженных участков битвы на морском театре войны. Уже 30 сентября 1915 года «Мария» вместе с крейсером «Кагул» и пятью эскадренными миноносцами прикрывает ударный отряд флота — вторую бригаду линейных кораблей «Евстафий», «Иоанн Златоуст» и «Пантелеймон», крейсеров «Алмаз» и «Память Меркурия», семь эсминцев - нанесших ощутимый удар противнику в юго-западной части моря. Более 1200 снарядов обрушили тогда корабли на Зунгулдак, Козлу, Килимли и Эрегли.

А потом было все — отражение атак немецких субмарин, тяжелые штормовые походы, ожесточенные бои, ответственнейшие операции.

1—2 ноября «Мария» и «Память Меркурия», держа под прицелом своих орудий выходы из Босфора, прикрывают действия русской эскадры в Угольном районе. 23—25 ноября «Мария» снова здесь. Моряки видят, как пылает вражеский порт Зунгулдак и стоящий на рейде пароход. Эскадра стремительно прошла вдоль берегов Турции, потопив два неприятельских судна.

Боевой счет «Марии» рос изо дня в день. 2—4 февраля она прикрывает эскадру, поддерживающую с моря наступление у Виге. Турки были отброшены тогда к Агине. Потом последовала операция по переброске войск для усиления Приморского отряда. На «Марии» держит флаг командующий флотом (адмирал Колчак. – Н.Ч.). Линкор прикрывает постановку мин у Констанцы, несет боевую патрульную службу в море, а с 29 февраля идет на перехват обнаруженного в Синопской бухте «Бреслау». Пирату чудом удалось уйти, но 12-дюймовые орудия «Марии» наконец настигают его. Правда, «Бреслау» отделался маленькими повреждениями, но его крейсерская операция была сорвана. Преследуемый «Марией», «Бреслау» укрылся в Босфоре.

Появление «Марии» и «Екатерины Великой» на коммуникациях означало также, что время безнаказанных действий на море кайзеровских пиратов «Гебена» и «Бреслау» закончилось: в первой половине 1916 года «Гебен» всего три раза рискнул высунуться из Босфора.
Одним словом, новые русские линкоры, уже успевшие причинить немцам великое множество неприятностей, становились для кайзеровского флота врагами № 1.

Над тем, как их уничтожить, бились не только лучшие умы в германском морском генеральном штабе, но и в кабинетах руководителей тайной войны против России.

***

«В течение августа и сентября 1916 года никаких особо выдающихся событий не произошло, – сообщал бывший офицер штаба командующего Черноморским флотом капитан 2 ранга А. Лукин,– «Мария» продолжала выполнять очередные задачи по прикрытию различных операций и перегруппировки войск.

Делегацией от города Севастополя, во главе с городским головой г. Ергопуло, ей был поднесен - роскошный шелковый кормовой флаг, торжественно освященный на шканцах в присутствии самого командующего.

В августе произошла смена командиров. Князь Трубецкой был назначен начальником минной бригады, а в командование «Императрицей Марией» вступил капитан 1 ранга Кузнецов.

6-го октября «Мария» в последний раз вернулась с моря ...»

Гром грянул 7 октября 1916 года в Северной бухте Севастополя. Взорвался новейший и крупнейший корабль русского флота — линкор «Императрица Мария»...

7 октября в 6 часов 20 минут матросы, находившиеся в каземате № 4, услышали резкое шипение, идущее из погребов носовой башни главного калибра. Вслед за тем из люков и вентиляторов, расположенных в районе башни, вырвались клубы дыма и пламени. До рокового взрыва оставалось две минуты... За эти сто двадцать секунд один из матросов успел доложить вахтенному начальнику о пожаре, другие раскатали шланги и стали заливать водой подбашенное отделение. Но катастрофу уже ничто не могло предотвратить.

Капитан 2 ранга А.Лукин: «В умывальнике, подставляя головы под краны, фыркала и плескалась команда, когда страшный удар грохнул под носовой башней, свалив с ног половину людей. Огненная струя, окутанная ядовитыми газами желто-зеленого пламени, ворвалась в помещение, мгновенно превратив царившую здесь только что жизнь в груду мертвых, сожженных тел...

Страшной силы новый взрыв вырвал стальную мачту. Как катушку, швырнул к небу броневую рубку (25 000 пудов). Взлетела на воздух носовая дежурная кочегарка. Корабль погрузился во тьму.

Минный офицер лейтенант Григоренко бросился к динамо, но смог добраться только до второй башни. В коридоре бушевало море огня. Грудами лежали тела.

Рвались погреба 130-миллиметровых снарядов.

С уничтожением дежурной кочегарки корабль остался без паров. Нужно было во что бы то ни стало поднять их, чтобы пустить пожарные помпы. Старший инженер-механик приказал поднять пары в кочегарке № 7. Мичман Игнатьев, собрав людей, бросился в нее.

Взрывы следовали один за другим (более 25 взрывов). Детонировали носовые погреба. Корабль кренился на правый борт все больше и больше, погружаясь в воду. Вокруг кишели пожарные спасательные пароходы, буксиры, моторы, шлюпки, катера...
Последовало распоряжение затопить погреба второй башни и прилегающие к ним погреба 130-мм орудий, чтобы перегородить корабль. Для этого нужно было проникнуть в заваленную трупами батарейную палубу, куда выходили штоки клапанов затопления, где бушевало пламя, клубились удушливые пары и каждую секунду могли сдетонировать заряженные взрывами погреба.

Старший лейтенант Пахомов (трюмный механик) с беззаветно отважными людьми вторично ринулся туда. Растаскивали обугленные, обезображенные тела, грудами завалившие штоки… Пахомов со своими героями освободили штоки и наложили ключи, но в этот момент вихрь сквозняка метнул в них столбы пламени, превратив в прах половину людей. Обожженный, но не сознающий страданий, Пахомов довел дело до конца и выскочил на палубу. Увы, его унтер-офицеры не успели... Погреба сдетонировали, ужаснейший взрыв захватил и разметал их, как осенняя вьюга опавшие листья...

В некоторых казематах застряли люди, забаррикадированные лавой огня. Выйди — сгоришь. Останешься — утонешь. Их отчаянные крики походили на вопли безумцев. Некоторые, попав в капканы огня, стремились выброситься в иллюминаторы, но застревали в них. По грудь висели над водой, а ноги в огне.

Между тем в седьмой кочегарке кипела работа. Зажгли в топках огни и, выполняя полученное приказание, подымали пары. Но крен вдруг сильно увеличился. Поняв грозящую опасность и не желая подвергать ей своих людей, но полагая все же, что нужно поднимать пар — авось пригодится — мичман Игнатьев крикнул:

— Ребята! Топай наверх! Ждите меня у антресолей. Понадобитесь — позову. Я сам перекрою клапана.

По скобам трапа люди быстро вскарабкались наверх. Но в этот момент корабль опрокинулся. Только первые успели спастись. Остальные вместе с Игнатьевым остались внутри... Долго ли жили они и чего натерпелись в воздушном колоколе, пока смерть не избавила их от страданий?

Много позже, когда подняли «Марию», нашли кости этих героев долга, разбросанные по кочегарке...».

Всего на линкоре погибло 216 человек, а 232 – было ранено и обожжено.

Жертв могло быть и больше, если бы часть экипажа не творила утреннюю молитву в корме корабля.

Командующий Черноморским флотом адмирал А.Колчак был потрясен гибелью лучшего корабля своего флота. Боль была бы не так остра, если бы «Мария» погибла в бою. Но в родной гавани... Почему? По чьей вине или по чьему умыслу рванули погреба на дредноуте?

Он написал рапорт об отставке, но император не утвердил его.

«Со свойственным ему (Колчаку. – Н.Ч.) возвышенным пониманием своего начальнического долга, - писал начальник морского управления Царской ставки контр-адмирал А.Д. Бубнов, - адмирал считал себя ответственным за все, что происходило на флоте под его командой, и потому приписывал своему недосмотру гибель этого броненосца, хотя на самом деле тут ни малейшей вины его не было. Он замкнулся в себе, перестал есть, ни с кем не говорил, так что окружающие начали бояться за его рассудок. Об этом начальник его штаба немедленно сообщил по прямому проводу нам в Ставку. Узнав об этом, государь приказал мне тотчас же отправляться в Севастополь и передать А.В. Колчаку, что он никакой вины за ним в гибели «Императрицы Марии» не видит, относится к нему с неизменным благоволением и повелевает ему спокойно продолжать его командование флотом».

***

Чем дальше от нас это мрачное событие, тем яростнее попытки разгадать эту тайну взрыва на севастопольском рейде 7 октября 1916 года. Ответить на вопрос, что погубило лучший дредноут Черноморского флота брались историки и писатели, инженеры и моряки, профессиональные следователи и фанаты-любители.
О трагедии на «Императрице Марии» написаны книги: роман Сергеева-Ценского «Утренний взрыв», «Арбатская повесть» Елкина, главы воспоминаний А. Лукина «Флот»...

Первая версия, которую разбирала следственная комиссия, - неосторожное обращение с порохом или его самовозгорание, была вскоре отклонена, как маловероятная. Взрыв произошел ранним утром, когда никаких работ в зарядовых погребах не проводится. Да и артдозоры несли свою службу исправно. За всю войну на кораблях российского военного флота не было отмечено ни одного «неосторожного обращения с порохом».

Намного больше оснований у версии злоумышленного взрыва. Комиссия отмечала: "...На линкоре "Императрица Мария" имелись существенные отступления от уставных требований в отношении доступа в артпогреба. В частности, многие люки башни не имели замков. Во время стоянки в Севастополе на линкоре работали представители различных заводов. Пофамильная проверка мастеровых не производилась...". Вывод: осуществить взрыв по злому умыслу было вполне вероятно.

Не так давно сотрудники Центрального архива ФСБ России А. Черепков и А. Шишкин разыскали часть следственных материалов по делу группы немецких шпионов, действовавшей перед Первой мировой войной в Николаеве. Возглавлял ее инженер В. Верман. Из документов следует, что в 1933 году в Николаеве была разоблачена группа шпионов, которая с 1907 года работала на Германию. Однако, прямых доказательств ее участия в подрыве "Императрицы Марии" исследователи пока не нашли. В группу входили многие известные в городе лица (даже городской голова Николаева, некто Матвеев), а главное - инженеры верфи Шеффер, Липке, Феоктистов и электротехник Сгибнев. В начале тридцатых годов некоторые члены шпионской группы были арестованы. В ходе следствия они рассказали о причастности к взрыву на линкоре "Императрица Мария". Прямые исполнители диверсии - Феоктистов, Сгибнев и Верман - должны были получить «гонорар» по 80 тысяч рублей золотом, а глава группы, Верман, к тому же еще и Железный крест.

Как бы там ни было, но даже роковой взрыв не смог, как говорят артиллеристы, "привести к молчанию" пушки "Императрицы Марии". Башни погибшего линкора незадолго перед Великой Отечественной войной были извлечены со дна морского водолазами ЭПРОНа (Экспедиции подводных работ особого назначения) и установлены под Севастополем. О подвиге 30-й береговой батареи, оснащенной поднятыми двенадцатидюймовками, — рассказ особый.

Во всяком случае, орудиям "Императрицы Марии" довелось стрелять не только по кайзеровским кораблям, но и по гитлеровским танкам.
* * *

Командир злополучного линкора капитан 1 ранга Иван Семенович Кузнецов был отдан под суд. Приговор о его наказании должен был вступить в силу после окончания войны. Но грянула революция, и матросы вынесли свой приговор: бывший командир «Императрицы Марии» без суда и следствия вместе с другими офицерами Черноморского флота был расстрелян 15 декабря 1917 года на Малаховом кургане. Там же и закопан невесть где.

Старший офицер линкора капитан 2 ранга Анатолий Вячеславович Городысский показал на следствии, что защитные крышки с лючных горловин были сняты с его ведома по приказу старшего артиллерийского офицера лейтенанта князя Урусова, для «облегчения ручной подачи зарядов». Разумеется, это во многом облегчало бесконтрольное проникновение в зарядовые погреба… Городысскому повезло больше, чем его командиру. После Гражданской войны он, уже будучи капитаном 1 ранга, эмигрировал в Швейцарию, жил в Давосе, где и скончался в 1933 году.

До недавних времен были живы и те, кто пережил чудовищный взрыв на «Марии». Последний из них, бывший лейтенант российского флота Владимир Владимирович Успенский, скончался 4 октября 1980 года во Франции, в Русском приюте в Монмаранси. Именно он, командир башни главного калибра, был вахтенным начальником на «Марии» в роковой день. От гибели его спасло то, что в момент взрыва он находился в районе кормовой трубы. Жизнь его полна превратностей и крутых поворотов.

После революции служил в Белом флоте. Затем чужбина. В Париже работал шофером такси, портным театральных костюмов... Только в 1969 году бывший лейтенант опубликовал свои заметки о возможных причинах гибели «Императрицы Марии» на страницах Бюллетеня общества офицеров российского императорского флота. Но и они не проливали свет на первопричину взрыва.

***

Летом 1987 года в Севастополь в музей Черноморского флота пришла объемистая бандероль из Парижа. Когда ее вскрыли, на столе начальника музея заструился блеклый белый шелк старого флага. Огромное полотнище пересекал наискось голубой андреевский крест.

То был кормовой флаг дредноута «Императрица Марии», под которым корабль встретил свой смертный час. Его прислал сын контр-адмирала Павла Остелецкого, которого эмигрантская судьба забросила во Францию.

Мне довелось подержать в руках это историческое полотнище. Сегодня, сложенный раз пять - музейные стены слишком малы для него - флаг «Марии» положен под стекло.

Так устроен человек: все, что было до его рождения, кажется ему древностью. Я тоже считал, что гибель «Марии» глубокая старина, пока однажды севастопольские друзья не познакомили меня с рыбаком-старожилом, носившим фамилию замечательного гоголевского героя – Бульба. Рыбак жил на Северной стороне в маленьком домике с большим садом. Мальчишкой ему довелось быть очевидцем рокового пожара на «Марии», а в зрелых годах он стал свидетелем трагедии линкора «Новороссийск». Именно Бульба и рассказал мне, что в старинных - лазаревских - казармах Учебного отряда Черноморского флота находится рында – судовой колокол – с «Императрицы Марии»... Поначалу я просто ему не поверил. Но на другой день заместитель начальника отряда провел меня в комнату боевой славы. Огромный бронзовый колокол висел на специальном кронштейне.

Я и мечтать не мог о том, что однажды смогу прикоснуться к реальному металлу «Императрицы Марии». Однако вот он передо мной! Как странно – давным-давно нет корабля, но голос его можно услышать и ныне.
— Бам-мм... — Многопудовая рында гудит чуть надтреснуто. Край колокола рассекает трещина — след памятного взрыва, чье эхо и по сию пору отзывается болью в каждом русском сердце.

***

Моряки, погибшие при взрыве на линкоре "Императрица Мария", умершие от ран и ожогов в госпиталях, были похоронены в Севастополе большей частью на старом Михайловском (Вестинском) кладбище. В память о них воздвигли на Корабельной стороне обелиск в виде Георгиевского креста. Сейчас уже никто и не вспомнит, из чего он был сделан – из бронзы, или местного белого инкерманского камня. Во всяком случае, памятник пережил все огневые налеты минувшей войны, он простоял до начала 50-х годов, а потом был снесен, как «не имеющий исторической ценности».

На глазах автора этих строк в начале 80-х годов сносили и братскую могилу «марийцев», расчищая площадку под новостройку. Да и все историческое кладбище снесли, где были похоронены в том числе жертвы морского боя эскадренного броненосца «Евстафий» с «Гебеном», а также моряки с эсминца «Лейтенант Пущин», который первым атаковал немецкий линейный крейсер. Строители оправдывались тем, что «перенесли могилы на Братское кладбище», но ковш экскаватора выбрасывал череп за черепом…

Сегодня настало время достойно увековечить память русских моряков, сложивших голову в морских боях за Севастополь. Мою идею поставить в Главной бухте памятник-островок «Взорванным линкорам» активно поддержал председатель Севастопольского морского собрания Владимир Стефановский. А скульптор Константин Синявин воплотил идею в эскизный проект: линкоровская башня с воздвигнутым на ней поклонным крестом. Кто знает, быть может в годовщину Первой мировой войны в севастопольской бухте появится еще один памятник – морякам линкоров «Императрица Мария» и «Новороссийск»…
Автор: Николай Черкашин
Первоисточник: http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/tajna_gibeli_flagmana_202.htm


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 14
  1. Serg65 20 декабря 2014 06:44
    В Севастопольской бухте есть тихое место между Павловским мысом, где расположен флотский госпиталь, и тихим причалом Апполоновой бухты. Но именно на этом месте в XX веке с интервалом в 49 лет погибли в своей гавани вдали от боя мощнейшие линейные корабли Черноморского флота «Императрица Мария» и «Новороссийск». Вечная слава Вам, моряки черноморцы!!!
    1. Комментарий был удален.
    2. Первуша Исаев 20 декабря 2014 08:27



      Императрица Мария мощнейший линкор императорского флота
      Первуша Исаев
      1. Первуша Исаев 20 декабря 2014 08:38
        огромный корабль правда русский линкоры на среди остальных стран уже оказались отсталые и слабейшие
        http://www.lessons-of-war.ru/dreadnought_1/
        Первуша Исаев
        1. D-Master 20 декабря 2014 09:48
          1.На счет слабейшие - если исходить из используемых калибров- 305 мм то возможно. Англичане к тому времени уже использовали калибры 356 мм на новейших линкорах. Однако 305 был основной крупный калибр в мире и он в принципе позволял решать все поставленные перед ним задачи. Нужно учитывать показатель % попадания в цель тогда он составлял от 2 до 5 % в зависимости от флота. На Русском флоте после Цусимы стрельбам уделялось очень большое внимание и % попадания был один из самых высоких в мире. Сообразно попадание 2-х 305мм снарядов лучше чем одного 356мм!
          2. Русские Линкоры строились с четкой привязкой к театрам боевых действий пример дредноутов класса "Севастополь" При выдаче тактико-технического задания на проектирование линкоров Морской Генеральный штаб исходил из того, что наиболее вероятным противником России в предстоящей войне будет Германия и, следовательно, будущим театром военных действий окажется Балтийское море. Отсюда, сравнительно невысокий надводный борт, при отсутствии полубака. Тип «Императрица Мария» — серия российских линкоров. Были спроектированы в 1910—1911 годах на основе линкоров типа «Севастополь» и предназначались для противостояния новым турецким линкорам на Чёрном море.
          Поэтому давайте не будем огульно обвинять Российский флот в отсталости и слабости, а прислушиваться к фактам
          1. Первуша Исаев 20 декабря 2014 13:11
            Цитата: D-Master
            Поэтому давайте не будем огульно обвинять Российский флот в отсталости и слабости, а прислушиваться к фактам


            а давайте сначала статью по ссылке прочтём,что бы огульно не говорить...
            Первуша Исаев
            1. Андрей из Челябинска 20 декабря 2014 15:35
              А давайте не будем ссылаться на всякую ересь.
              Возьму один-единственный абзац
              Балтийские дредноуты по своему бронированию были аналогичны английским линейным крейсерам типа «Лайон», однако не обладая при этом их скоростью (19-23 узла против 29), и тем более вооружением, что предрекало российским линкорам незавидную участь при встрече даже с немецкими линейными крейсерами с 280-мм артиллерией.

              Напомнить, как Гебен удирал от Екатерины Великой?
              Я могу очень подробно описать, почему написанное в данной Вами ссылке ну никак не тянет на сколько-нибудь качественный анализ. Но я уже сделал это
              http://topwar.ru/58614-linkory-tipa-sevastopol-uspeh-ili-proval-chast-1.html
              http://topwar.ru/58854-linkory-tipa-sevastopol-uspeh-ili-proval-chast-2.html
              http://topwar.ru/60675-linkory-tipa-sevastopol-uspeh-ili-proval-chast-3.html
              1. Mista_Dj 13 января 2015 01:53
                И Вы хотите заставить поверить, что статейка с фразами типа
                Практически все источники хором поют осанну нашим двенадцатидюймовкам — и вполне заслуженно. Не исключено, что эта отечественная артсистема являлась на тот момент самым грозным двенадцатидюймовым орудием мира.
                - потянет на "качественный анализ"!?
                Не смешите мои подковы, это даже не для "Техники Молодёжи"!
                Остальные Ваши "опусы", читать - сил уже не было, хватило и первого...
  2. A1L9E4K9S 20 декабря 2014 07:05
    Большой потерей был взрыв Императрицы для Черноморского флота,не забываемая трагедия,она должна сохраняться в памяти народа,даже самые страшные страницы истории не должны быть забыты и правильно делают в Севастополе что устанавливают памятник погибшему кораблю с его последним экипажем.
    1. xan 20 декабря 2014 12:19
      Все правильно, полностью согласен. Нам нечего стесняться и замалчивать.
      "Все будет наше, и рыло в крови!"
      xan
  3. 11111mail.ru 20 декабря 2014 07:20
    Вечная память и вечная слава русским морякам отдавшим жизнь во имя Родины!
    11111mail.ru
  4. Ударник 20 декабря 2014 07:37
    Первая версия, которую разбирала следственная комиссия, - неосторожное обращение с порохом или его самовозгорание, была вскоре отклонена, как маловероятная. Взрыв произошел ранним утром, когда никаких работ в зарядовых погребах не проводится. Да и артдозоры несли свою службу исправно. За всю войну на кораблях российского военного флота не было отмечено ни одного «неосторожного обращения с порохом».

    Именно этой версии придерживался командующий флотом (см. материалы допросов Колчака).
    Не так давно сотрудники Центрального архива ФСБ России А. Черепков и А. Шишкин разыскали часть следственных материалов по делу группы немецких шпионов, действовавшей перед Первой мировой войной в Николаеве. Возглавлял ее инженер В. Верман. Из документов следует, что в 1933 году в Николаеве была разоблачена группа шпионов, которая с 1907 года работала на Германию. Однако, прямых доказательств ее участия в подрыве "Императрицы Марии" исследователи пока не нашли. В группу входили многие известные в городе лица (даже городской голова Николаева, некто Матвеев), а главное - инженеры верфи Шеффер, Липке, Феоктистов и электротехник Сгибнев. В начале тридцатых годов некоторые члены шпионской группы были арестованы. В ходе следствия они рассказали о причастности к взрыву на линкоре "Императрица Мария". Прямые исполнители диверсии - Феоктистов, Сгибнев и Верман - должны были получить «гонорар» по 80 тысяч рублей золотом, а глава группы, Верман, к тому же еще и Железный крест.

    Аццкий отжыг. Всерьез ссылаться на "документы" тридцатых годов по делам шпионов и вредителей - этапять!
    1. свой1970 20 декабря 2014 13:43
      вообще-то Германия работала против России и на тайном фронте.Кстати ,по материалам следствия этой группе действия против царской России-НЕ вменялись в вину вообще, только действия против СССР.Это говорит о том что группа была реальной шпионско-диверсионной,были бы обвинения липовыми- им бы обязательно пришили бы и это..
      "и часовню тоже я?нет, в 17 веке.."(с)
  5. Serg65 20 декабря 2014 08:35
    Воспоминания командира башни главного калибра мичмана Владимира Успенского, бывшего в тот трагический день вахтенным начальником...Наши пороха отличались исключительной стойкостью, и о каком-либо самовозгорании не могло быть и речи. Совершенно необоснованно предположение о нагревании пороха от паровых трубопроводов, возможности электрозамыкания. Коммуникации проходили снаружи и не представляли ни малейшей опасности.
    Известно, что линкор вступил в строй с недоделками. Поэтому до самой его гибели на борту находились портовые и заводские рабочие. За их работой следил инженер-поручик С. Шапошников, с которым у меня были приятельские отношения. Он знал «Императрицу Марию», как говорится, от киля до клотика и рассказал мне о многочисленных отступлениях и всяческих технических затруднениях, связанных с войной.
    Через два года после трагедии, когда линкор уже находился в доке, Шапошников в подбашенном помещении одной из башен обнаружил странную находку, которая навела нас на интересные размышления.
    Найден был матросский сундучок, в котором находились две стеариновые свечи, одна начатая, другая наполовину сгоревшая, коробка спичек, точнее то, что от нее осталось после двухлетнего пребывания в воде, набор сапожных инструментов, а также две пары ботинок, одна из которых была починена, а другая не закончена. То, что мы увидели вместо обычной кожаной подошвы, нас поразило: к ботинкам владелец сундучка гвоздями прибил нарезанные полоски бездымного пороха, вынутые из полузарядов для 12-дюймовых орудий! Рядом лежали несколько таких полосок.
    Для того чтобы иметь пороховые полоски и прятать сундучок в подбашенном помещении, следовало принадлежать к составу башенной прислуги.
    Так, может быть, и в первой башне обитал такой сапожник?
    Тогда картина пожара проясняется. Чтобы достать ленточный порох, нужно было открыть крышку пенала, разрезать шелковый чехол и вытянуть пластину.
    Порох, пролежавший полтора года в герметически закрытом пенале, мог выделить какие-то эфирные пары, вспыхнувшие от близстоящей свечи. Загоревшийся газ воспламенил чехол и порох. В открытом пенале порох не мог взорваться - он загорелся, и это горение продолжалось, быть может, полминуты или чуть больше, пока не достигло критической температуры горения - 1200 градусов. Сгорание четырех пудов пороха в сравнительно небольшом помещении вызвало, без сомнения, взрыв остальных 599 пеналов.
    К сожалению, гражданская война, а затем уход из Крыма разлучили нас с Шапошниковым. Но то, что я видел своими глазами, то, что мы предполагали с инженер-поручиком, не может разве служить еще одной версией гибели линейного корабля «Императрица Мария»? ....Версий гибели много, но после революции, гражданской войны, репрессий вряд ли эта тайна раскроется.
  6. фомкин 20 декабря 2014 09:18
    Статья познавательная, очень нужная. Но не понятно за что минус. Надо полагать товарищу плевать на нашу историю.
  7. wanderer987 20 декабря 2014 09:34
    Памятник погибшим с линкора "Императрица Мария" должен быть поставлен вновь обязательно и желательно по возможности на том же месте. А что касается "Новороссийска" то на набережной "1472 госпиталя имени Пирогова" находится памятная бронзовая доска в память погибшим членам команды 28.10.1955г. много раз бывал на этом месте на против места гибели линкора.
  8. Cristall 20 декабря 2014 13:15
    Вообще взрывы линейных кораблей русского/советского флота довольно интересное явление
    Они случаются каждый раз меняя историю
    Петропавловск Макаров
    Мария-битва за Босфор
    Новороссийск-то ли месть то ли халатность, ставка на другие типы кораблей
    1. avt 20 декабря 2014 18:59
      Цитата: Cristall
      Новороссийск-то ли месть то ли халатность, ставка на другие типы кораблей

      Халатность была в охране гавани , а в процессе спасения корабля - преступная безграмотность командования в части борьбы за живучесть и беспримерное мужество экипажа в борьбе за корабль и жизни товарищей . Чего стоит хотя бы одно то как сходу резали корпус перевернувшегося корабля выпуская воздух из ,,мешков" - не сразу ,,сообразили" , только после нескольких попыток такого ,,спасения" сделали кессон - тубус , который по корпусу перемещали .
      avt
  9. Орик 20 декабря 2014 15:43
    Спасибо, даже не знал об этом случае из истории Русского флота,
  10. comandante 20 декабря 2014 19:30
    Так кто виноват и что делать?????
    comandante
  11. comandante 20 декабря 2014 19:32
    В начале 1918 года, германские войска перешли в наступление в Прибалтике.
    И тогда, в связи я угрозой потери Балтийского флота, по приказу начальника штаба флота А.М. Щастного был совершен переход кораблей флота из Ревеля в Гельсингфорс, а оттуда в Кронштадт.
    С 12 марта по 22 апреля, в сложной ледовой обстановке, балтийцы сумели увести из портов Прибалтики, Финляндии и Аландских островов около 250 боевых кораблей и вспомогательных судов.
    Ледовый поход Балтийского флота — операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Проведена в тяжёлых ледовых условиях февраля — мая 1918. Командовал начальник Морских сил (наморси) Балтийского моря Алексей Михайлович Щастный.
    В результате операции были спасены от захвата и перебазированы 236 кораблей и судов, включая 6 линкоров, 5 крейсеров, 59 эсминцев, 12 подводных лодок.
    Такого мир не знал.
    После завершения похода, по приказу Ленина, А. М. Щастный был арестован «за преступления по должности и контрреволюционные действия». После суда его приговорили к расстрелу. Это был первый судебный смертный приговор в Советской России.
    Обвинение, по словам историка С. Мельгунова, было сформулировано так: «Щастный, совершая геройский подвиг, тем самым создавал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против советской власти».
    Свою вину Щастный не признал.
    В советской военно-исторической литературе о его роли во время Ледового похода не упоминалось.
    Та же энциклопедия, используя прием умолчания, в статье «Ледовый поход Балтийского флота» даже не упоминает имени Щастного, руководителя и настоящего героя этого самого похода.
    Память о подвиге начальника штаба флота Балтийского флота АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА ЩАСТНОГО- ПОТОМСТВУ В ПРИМЕР, не увековечена по сей день.
    Могила его неизвестна.
    Зато гопота бегает с портретами Сралина.
    А главком ВМФ адмирал Куроедов в свое время очень старался обратить на себя, провинциала, внимание влиятельных людей из Кремля блистательной распродажей на металлолом 240 кораблей из 270 имевшихся у него на Тихоокеанском флоте.
    Решение в пользу “Булавы” также принималось в 1998 году только что назначенным на пост главкома ВМФ Владимиром Куроедовым.
    Как сказал бы Гоголь: поцелуйтесь вы со своим государством.
    comandante
    1. avt 21 декабря 2014 09:47
      Цитата: comandante
      В советской военно-исторической литературе о его роли во время Ледового похода не упоминалось.

      Вот только художественно свистеть в духе новых открытий ,,десталинизаторов " не надо прочитав одного ,,историка"
      Цитата: comandante
      С. Мельгунова,
      Нынче модно из разных жертв , да и подонков типа Власова и Красного героев делать. Походу решили очередной сценарий а ля ,,Адмираль" написать .
      Вполне себе известный персонаж и озвучен был и в литературе во времена СССР , уж мне то в уши можете не дуть- именно тогда о нем и узнал, в так же , когда заинтересовался и его план выхода из Гелисгсфорса , так что представление о том как собирался выходить Щастный и что в итоге вышло бы , а что немцам досталось , вполне во времена СССР ЛЮБОЙ интересующийся темой мог узнать .Причем в достаточно большом объеме и совершенно бесплатно имея абонемент в библитотеку.
      Цитата: comandante
      Решение в пользу “Булавы” также принималось в 1998 году только что назначенным на пост главкома ВМФ Владимиром

      ,,Милок, обмишулился чуток" laughing С ,,Булавой " , как Борюсик Немцов - пальцем в ....небо- выперли носителей матрасного флага с Воткинского завода , где они ,,наблюдали" -летает ,,Булава" исправно.
      avt
  12. Pilat2009 20 декабря 2014 20:43
    Слушай,гоголь, в истории были и великие и не очень деяния.Куроедов то причем?
    Кстати Булаву то похоже допилили-дело не в конструкции а в упадке культуры производства
  13. Алекс 20 декабря 2014 22:08
    В июле она вела бой с германским линкором «Бреслау» и заставила его скрыться в Босфоре почти до конца войны.
    Хочется верить, что это опечатка.

    Минуса не ставил, но статья не понравилась. О версиях гибели линкора сказано мало и как-то вскользь, а ведь это, вроде, тема публикации. Рассказы о судьбах некоторых членов команды, конечно, интересны, но к теме статьи ничего существенного не добавляют.

    В рубрике "Анталогия таинственных случаев" в "Технике - молодёжи" (ЕМНИП, середины 70-х) был цикл статей о гибели "Императрицы Марии". Наиболее вероятная версия - диверсия, но на этом и тупик: исполнителей не нашли, способа проведения не установили, участников заговора не нашли. Как, впрочем, и по "Новороссийску" - версии есть, ясности - практически нет.
  14. скептик31 21 декабря 2014 00:35
    Действительно, версий причин произошедшего много. Уж больно темная история. Одна из них, весьма неудобная для любителей восхищаться всем, что связано с Российской армией периода 1-ой мировой войны, напрямую связана с именем адмирала Колчака. Согласно ей, несмотря на все усилия следователям не удалось найти немецкий след в произошедшем. Хотя и были выявлены немецкие агенты в Севастополе. Зато вышли на английский след. Больше того, были произведены аресты. Однако по приказу Колчака, все арестованные были отпущены, а дело замяли. Колчак по данному вопросу выезжал на личную встречу с Николаем II (вроде куда-то под Минск, где в то время находился император). Еще раз повторю – дело темное. Насколько Колчак лично завязан в этом деле еще вопрос, но после этого он явно ушел в тень. Данная версия имеет право на жизнь хотя бы потому, что в тот момент больше всего в ослаблении русского флота на Черном море были заинтересованы именно англичане, а не немцы, для которых все происходящее там было второстепенным. С другой стороны в тот момент публично наезжать на союзников нам было совсем не резон. Так что вполне возможно что в том, что следствие шло ни шатко ни валко, есть вполне конкретные причины.
    1. Алекс 21 декабря 2014 13:29
      Цитата: скептик31
      Зато вышли на английский след.

      Два линкора - одна судьба.

      Об английском следе в гибели "Императрицы Марии" читать приходилось, весьма вероятно. Так же, как и в последующей трагедии "Новороссийска". Вроде как на нём собирались проводить работы по применению 12" снарядов со "специальной БЧ". Англам с амерами такой оборот дела вовсе ни к чему был (в отличии от макаронников, которым вся эта геополитика к тому времени уже по барабану была). Может, итальянских "людей-лягушек" и использовали, но задумка явно не их была. Тут такие аллюзии напрашиваются, что только диву даёшься:
      Англичане -> англичане и американцы
      Немцы -> итальянцы
      Импотенция военно-политического руководства РИ -> склоки в МО СССР (Жуков - Кузнецов)
      Вот уж и в правду, история всегда повторяется.
  15. Денимакс 21 декабря 2014 02:46
    Цитата: Cristall
    Вообще взрывы линейных кораблей русского/советского флота довольно интересное явление
    Они случаются каждый раз меняя историю
    Петропавловск Макаров
    Мария-битва за Босфор
    Новороссийск-то ли месть то ли халатность, ставка на другие типы кораблей

    Интересное замечание. На мой взгляд показывает как флот не смог себя проявить в самых важных войнах. smile
    1. Pilat2009 21 декабря 2014 11:57
      Цитата: Денимакс
      На мой взгляд показывает как флот не смог себя проявить в самых важных войнах.

      Первым в этом мрачном списке считается японский эскадренный броненосец "МИказа", флагман адмирала Х.Того. 10 сентября 1905 г во зорвался время стоянки на якоре в п.Сасебо в кормовой части корабля начался сильный пожар, сопровождавшийся серией малых взрывов, а через час взорвался кормовой погреб 12" ртиллерии и корабль затонул на месте, унеся жизни 251 моряков.
      Следующим погиб французский броненосец "Йена"-это произошло 12 марта 1907 г. - это случилось в сухом доке в Тулоне. В 13-45 произошел взрыв погреба 4" артиллерии, за которым последовала детонация кормового погреба 12" артиллерии. Огромный взрыв разорвал кормовую оконечность на части, погибли 114 человек.
      25 сентября 1911 г в 05-31 из носового каземата 7,5" артиллерии французского линкора "Либерте", стоявшего на рейде Тулона, показался дым, а затем и сильное пламя, затем последовала серия вспышек (малых взрывов) в носовом погребе скорострельной артиллерии. Экипаж пытался бороться с огнем, но в 05-53 сдетонировал носовой 12" погреб, при этом целые фрагменты и обломки корабля разбросало вокруг на большое растояние. Погибли 204 человека, 136 получили тяжелые и 48-легкие ранения.
      4 ноября 1914 г немецкий легкий крейсер "Карлсруэ", находившийся в 350 милях восточнее о.Тринидад, погиб после взрыва носового артиллерийского погреба
      26 ноября 1914 г британский линкор "Булварк", стоявший в Ширнессе на Темзе, по завершении погрузки боезапаса в 07-50 минут неожиданно взорвался и затонул. Из 795 человек экипажа погибли 781.
      Следующим в списке идет итальянский линкор "Бенедетто Брин", погибший 27 сентября 1915 г на якорной стоянке в Бриндизи после пожара и внутреннего взрыва, разорвавшего корабль, затонувший с дифферентом на нос
      30 декабря 1916 г британский броненосный крейсер "Нэтел", стоявший в Инвергордоке (Кромарти), взорвался и погиб с большим числом жертв
      В ночь на 2 августа 1916 г вбли кормового погреба итальянского линкора "Леонардо да Винчи", стоявшего на рейде Таранто, начался пожар. После серии внутренних взрывов через 45 минут корабль опрокинулся и затонул. Погибло 250 человек
      Следующим погиб японский броненосный крейсер "Цукуба" - 14 января 9117 г во время стоянки в п.Йокосука на нем произошла детонация пороховых погребов, погибло 30 человек.
      В 23-20 9 июля 1917 г на рейде Скапа Флоу от мощного внутреннего взрыва погиб британский линкор "Вэнгард", погибли от 804 до 911 человек.
      Наконец, 12 апреля 1918 г на рейде Токуяма погиб, опрокинувшись через 4 минуты после сильного внутреннего взрыва, японский линкор "Кавачи", унеся жизни до 300 моряков.
      21 января 1907 г. в 11 ч. 15 мин. взорвался и через 3 мин. затонул бразильский броненосец "Aquidaban". С кораблем погибло 212 чел., включая 3 контр-адмиралов и командира
      30 апреля 1908 г. от взрыва в пороховом погребе затонул японский крейсер "Matsushima", находившийся в учебном походе в районе Пескадорских островов. Погибло 270 чел. из экипажа 350.
      Еще один случай взрыва пороха 11 марта 1916 г. на чилийском крейсере "Capitao Prat" не привел к гибели корабля.
  16. Pilat2009 21 декабря 2014 13:24
    Добавим еще линкор "Муцу"
    8 июня 1943 года в 12.13 в Хиросимском заливе, между Хасирадзимой и островами Суо-Осима на «Муцу» произошёл взрыв погре­бов кормовых башен.
    В районе катастрофы была объявлена противолодочная тревога, так как первой версией случившегося была атака из-под воды. Однако основной причиной взрыва является, скорее всего, халатность экипажа. После взрыва корабль разломился на две части и затонул. Из 1474 членов экипажа «Муцу» удалось спасти 353 человека
  17. Cristall 21 декабря 2014 19:35
    Микаса свою историческую роль выполнил к тому времени.Судьба его хранила всю войну. Кредит был исчерпан
    Остальные корабли мало влияли на геополитику.
  18. Pilat2009 21 декабря 2014 19:48
    Просто видно что взрывов было примерно одинаково на всех флотах и виноват человеческий фактор или незаметные физические процессы.Кстати на складах тоже много взрывалось ,уже в наше время

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня