Южный Судан: нескончаемая война

Независимое государство под названием Республика Южный Судан появилось на карте мира совсем недавно. Ему всего лишь чуть более трех лет. Официально суверенитет этой страны был провозглашен 9 июля 2011 года. При этом практически вся новейшая история Южного Судана — это история длительной и кровопролитной борьбы за независимость. Хотя боевые действия начались в Южном Судане практически сразу же после провозглашения независимости «большого» Судана — в 1950-е годы, тем не менее, лишь в 2011 году Южному Судану удалось получить независимость — не без помощи Запада, прежде всего США, преследовавшего свои цели в разрушении столь крупного государства, находившегося под арабо-мусульманским контролем, каким был единый Судан со столицей в Хартуме.

Южный Судан: нескончаемая война В принципе, Северный и Южный Судан — столь разные регионы, что наличие серьезной напряженности в отношениях между ними было исторически обусловлено и без западного влияния. Во многом единый Судан, до провозглашения независимости Южного Судана, напоминал Нигерию — те же проблемы: мусульманский Север и христианско-анимистический Юг, плюс свои нюансы в западных регионах (Дарфур и Кордофан). Однако в Судане конфессиональные различия усугублялись еще и расовыми, и культурными. Север единого Судана населяли арабы и арабизированные народы, относящиеся к европеоидной или переходной эфиопской малой расе. А вот Южный Судан — это негроиды, в основном — нилоты, исповедующие традиционные культы или христианство (в его местном понимании).

«Страна черных»


Еще в XIX веке Южный Судан не знал государственности, по крайней мере, в том понимании, который вкладывает в это понятие современный человек. Это была территория, населенная многочисленными нилотскими племенами, наиболее известны среди которых — динка, нуэр, шиллук. Доминирующую роль в ряде регионов Южного Судана играли племена азанде, говорившие на языках убангийской ветви адамава-убангийской подсемьи гур-убангийской семьи нигеро-кордофанской макросемьи языков. С севера в южносуданские земли периодически вторгались отряды арабских работорговцев, захватывавших «живой товар», пользовавшийся большим спросом на невольничьих рынках, как самого Судана, так и Египта, Малой Азии, Аравийского полуострова. Однако набеги работорговцев не меняли тысячелетний архаичный уклад жизни нилотских племен, поскольку не влекли за собой политических и экономических преобразований в южносуданских землях. Ситуация изменилась, когда египетский правитель Мухаммед Али в 1820-1821 гг., заинтересовавшийся природными богатствами южносуданских земель, решил перейти к колонизационной политике. Однако египтянам не удалось до конца освоить этот регион и интегрировать его в состав Египта.

Южный Судан: нескончаемая войнаПовторная колонизация Южного Судана началась в 1870-е годы, однако и она не была успешной. Египетским войскам удалось покорить лишь область Дарфур — в 1874 году, после чего они были вынуждены остановиться, поскольку далее находились тропические болота, существенно затруднявшие их перемещение. Таким образом, собственно Южный Судан оставался практически неконтролируемым. Окончательное освоение этого обширного региона пришлось лишь на период англо-египетского владычества над Суданом в 1898-1955 гг., однако и в этот период оно имело свои нюансы. Так, англичане, совместно с египтянами осуществлявшие управление Суданом, стремились не допустить арабизации и исламизации южносуданских провинций, населенных негроидным населением. Арабо-мусульманское влияние в регионе всячески сводилось к минимуму, в результате чего народам Южного Судана либо удалось сохранить исконные верования и культуру, либо они были христианизированы европейскими проповедниками. Среди определенной части негроидного населения Южного Судана распространялся английский язык, однако основная масса населения говорила на нилотских и адамава-убангийских языках, практически не владея арабским языком, обладавшим фактической монополией на севере Судана.

В феврале 1953 года Египет и Великобритания, в контексте набиравших в мире силу процессов деколонизации, пришли к соглашению о постепенном переходе Судана к самоуправлению, а затем и к провозглашению политического суверенитета. В 1954 году был создан суданский парламент, а 1 января 1956 года Судан получил политическую независимость. Англичане планировали, что Судан станет федеративным государством, в котором в равной степени будут соблюдены права арабского населения северных провинций и негроидного населения Южного Судана. Однако, в суданском движении за независимость ключевую роль играли суданские арабы, которые пообещали британцам реализовать федеративную модель, но в действительности предоставлять реальное политическое равенство Северу и Югу не планировали. Как только Судан получил политическую независимость, хартумское правительство отказалось от планов создания федеративного государства, что вызвало резкий рост сепаратистских настроений в его южных провинциях. Негроидное население юга не собиралось мириться с положением «людей второго сорта» в новопровозглашенном арабском Судане, в особенности по причине насильственной исламизации и арабизации, осуществляемой сторонниками хартумского правительства.

«Жало змеи» и первая гражданская война

Формальным поводом к началу вооруженного восстания народов Южного Судана стали массовые увольнения чиновников и офицеров, происходивших из христианизированных нилотов Юга. 18 августа 1955 года на Юге Судана началась гражданская война. Первоначально южане, несмотря на готовность стоять до последнего, не представляли серьезной опасности для суданских правительственных войск, поскольку лишь менее трети повстанцев имели огнестрельное оружие. Остальные, как и тысячи лет назад, сражались с помощью луков со стрелами и копий. Ситуация стала меняться к началу 1960-х гг., когда сформировалась централизованная организация южносуданского сопротивления, получившая название «Анья Нья» («Жало змеи»). Эта организация заручилась поддержкой со стороны Израиля. Тель-Авив был заинтересован в ослаблении крупного арабо-мусульманского государства, которым был единый Судан, поэтому приступил к помощи вооружением южносуданским сепаратистам. С другой стороны, в поддержке «Анья Нья» были заинтересованы южные соседи Судана — африканские государства, имевшие к Хартуму определенные территориальные претензии или политические счеты. В результате учебные лагеря южносуданских повстанцев появились на территории Уганды и Эфиопии.

Южный Судан: нескончаемая войнаПервая гражданская война Южного Судана против хартумского правительства длилась с 1955 по 1970 гг. и привела к гибели по меньшей мере 500 тысяч мирных жителей. Сотни тысяч человек стали беженцами в соседних государствах. Хартумское правительство увеличило свое военное присутствие на юге страны, направив туда контингент войск общей численностью 12 тысяч военнослужащих. Вооружение Хартуму поставлял Советский Союз. Тем не менее, южносуданским повстанцам удавалось держать под контролем многие районы сельской местности в провинциях Южного Судана.

Учитывая, что вооруженным путем преодолеть сопротивление мятежников не удавалось, Хартум вступил в переговоры с руководителем повстанцев Джозефом Лагу, который в 1971 году сформировал Освободительное движение Южного Судана. Лагу настаивал на создании федеративного государства, в котором каждая часть будет обладать собственным правительством и вооруженными силами. Естественно, что арабская элита Северного Судана соглашаться с этими требованиями не собиралась, но в конечном итоге миротворческие усилия императора Эфиопии Хайле Селассие, который выполнял функции посредника в переговорном процессе, привели к тому, что было заключено Аддис-Абебское соглашение. В соответствии с соглашением, три южных провинции получали автономный статус и, более того, создавалась 12-тысячная армия со смешанным офицерским корпусом из северян и южан. Английский язык получал статус регионального в южных провинциях. 27 марта 1972 года соглашение о перемирии было подписано. Хартумское правительство амнистировало повстанцев и создало комиссию для контроля за возвращением беженцев на территорию страны.

Исламизация и начало второй гражданской войны

Однако относительный мир в Южном Судане продлился не столь долго после заключения Аддис-Абебского соглашения. Причин нового обострения ситуации было несколько. Во-первых, в Южном Судане были обнаружены значительные нефтяные месторождения. Естественно, что хартумское правительство не могло упустить шанса заполучить южносуданскую нефть, однако контроль над нефтяными месторождениями требовал укрепления позиций центральной власти на Юге. Не обращать внимания на нефтяные месторождения Южного Судана центральное правительство также не могло, поскольку испытывало серьезную нужду в пополнении своих финансовых ресурсов. Второй момент заключался в усилении политического влияния исламских фундаменталистов на хартумское руководство. Исламские организации имели тесные связи с традиционными монархиями Арабского Востока, кроме того пользовались серьезным влиянием на арабское население страны. Существование христианского и, тем более, «языческого» анклава на территории Южного Судана являлось для исламских радикалов крайне раздражающим фактором. Тем более, что они и так продавливали идею о создании в Судане исламского государства, живущего по законам Шариата.

Южный Судан: нескончаемая война


В период описываемых событий Судан возглавлял президент Джафар Мухаммед Нимейри (1930-2009). Профессиональный военный, 39-летний Нимейри еще в 1969 году сверг тогдашнее суданское правительство Исмаила аль-Азхари и провозгласил себя председателем Революционного совета. Первоначально он ориентировался на Советский Союз и опирался на поддержку суданских коммунистов. Кстати, Суданская компартия была одной из наиболее мощных на Африканском континенте, ее представителей Нимейри ввел в состав хартумского правительства, провозгласив курс на социалистический путь развития и антиимпериалистическое сопротивление. Благодаря сотрудничеству с коммунистами, Нимейри мог рассчитывать на военную помощь со стороны Советского Союза, которой благополучно пользовался, в том числе и в конфликте с Южным Суданом.

Однако, к концу 1970-х годов нараставшее в суданском обществе влияние исламистских сил заставило Нимейри кардинальным образом поменять политические приоритеты. В 1983 году он провозгласил Судан шариатским государством. В состав правительства вошли представители организации «Братья — мусульмане», началось повсеместное строительство мечетей. Шариатские законы были введены на территории всей страны, в том числе и на Юге, где мусульманское население находилось в абсолютном меньшинстве. В ответ на исламизацию Судана в южных провинциях началась активизация местных сепаратистов. Они обвинили хартумское правительство Нимейри в нарушении Аддис-Абебского соглашения. В 1983 году было заявлено о создании Суданскую народную освободительную армию (SPLA). Показательно, что СНОА выступала за единство суданского государства и обвиняла правительство Нимейри в действиях, способных повлечь за собой распад страны по национальному и конфессиональному признакам.

Повстанцы Джона Гаранга

Суданскую народную освободительную армию возглавил полковник суданской армии Джон Гаранг де Мабиор (1945-2005). Выходец из нилотской народности динка, он с 17 лет принимал участие в партизанском движении в Южном Судане. Как один из наиболее способных юношей, был направлен на учебу в Танзанию, а затем в США.

Южный Судан: нескончаемая войнаПосле получения степени бакалавра экономики в США и завершения учебы по сельскохозяйственной экономике в Танзании, Гаранг вернулся на родину и вновь присоединился к партизанскому сопротивлению. Заключение Аддис-Абебского соглашения сподвигло его, как и многих других партизан, на службу в суданских вооруженных силах, куда в соответствии с соглашением интегрировались повстанческие отряды южносуданских народов. Гаранг, как человек образованный и активный, получил капитанские погоны и продолжил службу в вооруженных силах Судана, где за 11 лет дослужился до звания полковника. Последнее время он служил в штабе сухопутных войск, откуда был направлен на Юг Судана. Там его и застало известие о введении в Судане шариатского законодательства. Тогда Гаранг увел целый батальон суданских вооруженных сил, укомплектованный южанами, на территорию соседней Эфиопии, куда вскоре прибыли и другие южане, дезертировавшие из суданской армии.

Подразделения, находившиеся под командованием Джона Гаранга, действовали с территории Эфиопии, но вскоре им удалось поставить под свой контроль значительные районы провинций Южного Судана. В этот раз сопротивление хартумскому правительству было более удачным, поскольку в рядах повстанцев было много профессиональных военных, успевших за годы мира получить военное образование и опыт командования армейскими подразделениями.

Тем временем, в 1985 году в самом Судане произошел очередной военный переворот. Пока президент Нимейри находился с визитом в Соединенных Штатах Америки, генерал-полковник Абдель Рахман Свар аль-Дагаб (род.1934), занимавший пост начальника генерального штаба вооруженных сил, произвел военный переворот и захватил власть в стране. Это произошло 6 апреля 1985 года. Первоочередным решением мятежников была отмена конституции 1983 года, устанавливавшей шариатское законодательство. Правящая партия «Суданский социалистический союз» была распущена, бывший президент Нимейри оказался в изгнании, а сам генерал Свар аль-Дагаб в 1986 году передал власть правительству Садика аль-Махди. Последнее начало переговоры с южносуданскими повстанцами, стремясь заключить мирное соглашение и не допустить дальнейшего кровопролития. В 1988 г. южносуданские повстанцы договорились с хартумским правительством о проекте мирного урегулирования ситуации в стране, включавшего отмену чрезвычайного положения и шариатского законодательства. Однако уже в ноябре 1988 г. премьер-министр аль-Махди отказался от подписания данного плана, что привело к усилению позиций исламских фундаменталистов в хартумском правительстве. Тем не менее, в феврале 1989 г. премьер-министр, испытывавший давление военных кругов, принял план мирного урегулирования. Казалось — ничего далее не останавливает хартумское правительство от выполнения договоренностей и мир на Юге Судана может быть восстановлен.

Однако, вместо умиротворения южных провинций последовало резкое обострение ситуации. Его причиной стал новый военный переворот, произошедший в Судане. 30 июня 1989 года бригадный генерал Омар аль-Башир — профессиональный военный-десантник, командовавший прежде парашютной бригадой в Хартуме — захватил власть в стране, распустил правительство и запретил политические партии. Омар аль-Башир находился на консервативных позициях и симпатизировал исламским фундаменталистам. Во многом, именно он стоял у истоков дальнейшей эскалации конфликта на Юге Судана, приведшей к распаду единого суданского государства.

Южный Судан: нескончаемая войнаРезультатами деятельности аль-Башира стали установление диктаторского режима в стране, запрещение политических партий и профсоюзных организаций, возвращение к шариатскому законодательству. В марте 1991 г. был обновлен уголовный кодекс страны, в состав которого были включены средневековые меры наказания, такие как насильственные ампутации рук за определенные виды преступлений, побиение камнями и распятие. Вслед за введением нового уголовного кодекса Омар аль-Башир приступил к обновлению судейского корпуса на Юге Судана, заменяя там судей — христиан на судей — мусульман. Фактически это означало, что против немусульманского населения южных провинций будет применяться шариатское законодательство. В северных провинциях страны шариатская полиция приступила к проведению репрессий в отношении выходцев с Юга, не соблюдавших нормы шариатского законодательства.

На территории южных провинций Судана возобновилась активная фаза боевых действий. Повстанцы Суданской народной освободительной армии взяли под контроль часть провинций Бахр-эль-Газаль, Верхний Нил, Голубой Нил, Дарфур и Кордофан. Тем не менее, в июле 1992 года хартумским войскам, лучше вооруженным и подготовленным, удалось в результате стремительного наступления взять под контроль штаб-квартиру южносуданских повстанцев в Торите. Против мирного населения южных провинций начались репрессии, включавшие в себя и угон десятков тысяч женщин и детей в рабство на север страны. По данным международных организаций, до 200 тысяч человек было захвачено в плен и обращено в рабство северосуданскими войсками и неправительственными арабскими формированиями. Таким образом, в конце ХХ века все вернулось к ситуации столетней давности — набегам арабских работорговцев на негритянские селения.

Одновременно хартумское правительство приступило к дезорганизации южносуданского сопротивления путем сеяния внутренней вражды, основанной на межплеменных противоречиях. Как известно, Джон Гаранг, руководивший народной освободительной армией, происходил из народности динка — одной из крупнейших нилотских народностей Южного Судана. Суданские спецслужбы стали сеять национальную рознь в рядах повстанцев, убеждая представителей других национальностей в том, что в случае победы Гаранг установит диктатуру народности динка, которая будет осуществлять геноцид в отношении других этносов региона.

В результате произошла попытка свержения Гаранга, закончившаяся отделением в сентябре 1992 года группировки под руководством Уильяма Бани, а в феврале 1993 года — группировки под руководством Керубино Боли. Казалось, что правительству Хартума вот-вот удастся расправиться с повстанческим движением на юге страны, сея раздор между повстанческими группировками и, одновременно, усиливая репрессии в отношении немусульманского населения южных провинций. Однако все испортила излишняя внешнеполитическая самостоятельность хартумского правительства.

Омар аль-Башир, симпатизирующий исламистам, поддержал во время операции «Буря в пустыне» Саддама Хусейна, что повлекло за собой окончательное ухудшение взаимоотношений Судана с Соединенными Штатами Америки. После этого от Судана как «страны — изгоя» стали отворачиваться и многие страны Африки. Свою поддержку повстанцам выказывали Эфиопия, Эритрея, Уганда и Кения, при этом первые три страны усилили свою военную помощь повстанческим группировкам. В 1995 году произошло объединение оппозиционных политических сил Северного Судана с повстанцами Южного Судана. В так называемый «Национальный демократический альянс» вошли Суданская народная освободительная армия, Демократический союз Судана и ряд других политических организаций.

Все это привело к тому, что в 1997 году хартумское правительство подписало соглашение с частью повстанческих группировок о примирении. Омару аль-Баширу не оставалось иного пути и как признать культурно-политическую автономию Южного Судана. В 1999 году Омар аль-Башир сам пошел на уступки и предложил Джону Гарангу культурную автономию в составе Судана, но лидера повстанцев уже было не остановить. До 2004 г. велись активные боевые действия, хотя одновременно продолжались и переговоры о прекращении огня между противоборствующими группировками. Наконец, 9 января 2005 года в столице Кении Найроби было подписано очередное мирное соглашение. От лица повстанцев его подписал Джон Гаранг, от лица хартумского правительства — вице-президент Судана Али Осман Махаммад Таха. В соответствии с условиями данного соглашения было решено: отменить действие на юге страны шариатского законодательства, прекратить огонь с обоих сторон, демобилизовать значительную часть вооруженных формирований, установить равномерное распределение доходов от эксплуатации нефтяных месторождений в южных провинциях страны. Южному Судану предоставлялась автономия на шесть лет, после чего населению региона предоставлялось право провести референдум, на который был бы вынесен вопрос о независимости Южного Судана как отдельного государства. Командующий Суданской народной освободительной армией Джон Гаранг стал вице-президентом Судана.

Ко времени заключения мирных соглашений, по данным международных организаций, в боевых действиях, во время репрессий и этнических чисток, погибло до двух миллионов человек. Приблизительно четыре миллиона человек покинули Южный Судан, став внутренними и внешними беженцами. Естественно, что страшны были последствия войны и для суданской экономики, социальной инфраструктуры Южного Судана. Однако 30 июля 2005 года Джон Гаранг, возвращавшийся на вертолете со встречи с президентом Уганды Йовери Мусевени, погиб в авиакатастрофе.

Южный Судан: нескончаемая войнаЕго сменил Салва Киир (род.1951) — заместитель Гаранга по руководству военным крылом Суданской народной освободительной армии, известный более радикальными позициями по вопросу о предоставлении политической независимости Южному Судану. Как известно, Гаранга устраивала и модель сохранения южных провинций в составе единого Судана, при отсутствии вмешательства в их дела со стороны исламистской арабской элиты Хартума. Однако Салва Киир был настроен куда решительнее и настаивал на полной политической независимости Южного Судана. Собственно, после крушения вертолета у него не оставалось иных препятствий. Сменив погибшего Гаранга на посту вице-президента Судана, Салва Киир взял курс на дальнейшее провозглашение политической независимости Южного Судана.

Политическая независимость не принесла мир

8 января 2008 года с территории Южного Судана были выведены северосуданские войска, а 9-15 января 2011 года проведен референдум, на котором 98,8% участвовавших граждан высказались за предоставление политической независимости Южному Судану, которая и была провозглашена 9 июля 2011 года. Салва Киир стал первым президентом суверенной Республики Южный Судан.

Однако провозглашение политической независимости не означает окончательного решения всех конфликтных ситуаций в этом регионе. Во-первых, сохраняются крайне напряженные отношения между Северным Суданом и Южным Суданом. Они вылились в несколько вооруженных столкновений между двумя государствами. Причем первое из них началось еще в мае 2011 года, то есть за месяц до официального провозглашения независимости Южного Судана. Это был конфликт в Южном Кордофане — провинции, которая в настоящее время входит в состав Судана (Северного Судана), но населена в значительной степени представителями африканских народов, родственных жителям Южного Судана и поддерживавших с ними исторические и культурные связи, в том числе и в период длительной борьбы за независимость южносуданского государства.

Наиболее серьезные противоречия с хартумским правительством имели жители Нубийских гор — так называемые «горные нубийцы», или нуба. Миллионный народ нуба говорит на нубийском языке — одной из двух ветвей тама-нубийской семьи языков, традиционно включаемой в состав восточносуданской надсемьи нило-сахарской макросемьи. Несмотря на то, что формально нуба исповедуют ислам, они сохраняют очень сильные пережитки традиционных верований, обусловленные их проживанием в горах и сравнительно поздней исламизацией. Естественно, что на этой почве у них наблюдаются напряженные отношения с исламскими радикалами из арабской среды Северного Судана.

6 июня 2011 года вспыхнули боевые действия, причиной которых формально стала конфликтная ситуация вокруг вывода южносуданских подразделений из города Абьей. В результате боевых действий погибло не менее 704 южносуданских солдат, 140 000 мирных жителей стали беженцами. Многие жилые строения, объекты социальной и экономической инфраструктуры были разрушены. В настоящее время территория, на которой происходил конфликт, остается в составе Северного Судана, что не исключает возможность его дальнейшего повторения.

26 марта 2012 года вспыхнул другой вооруженный конфликт между Суданом и Южным Суданом — из-за пограничного города Хеглиг и окрестных районов, многие из которых богаты природными ресурсами. В конфликте участвовали Суданская народная освободительная армия и вооруженные силы Судана. 10 апреля 2012 года Южный Судан захватил город Хеглиг, в ответ хартумское правительство объявило всеобщую мобилизацию и 22 апреля 2012 г. добилось вывода южносуданских подразделений из Хеглига. Этот конфликт способствовал тому, чтобы в Хартуме официально определили Южный Судан как вражеское государство. В то же время, соседняя Уганда официально и в очередной раз подтвердила, что будет поддерживать Южный Судан.

Между тем, и на территории самого Южного Судана не все спокойно. Учитывая, что данное государство населено представителями целого ряда народностей, которые претендуют на первостепенную роль в стране, либо обижаются, что у власти находятся другие этнические группы, легко предугадать, что Южный Судан практически сразу после провозглашения независимости стал ареной междоусобной борьбы противостоящих этнических вооруженных группировок. Наиболее серьезное противостояние развернулось в 2013-2014 гг. между народностями нуэр и динка — одними из наиболее многочисленных нилотских этнических групп. 16 декабря 2013 г. в стране была предотвращена попытка военного переворота, которую, по данным президента Салва Киира, пытались совершить сторонники бывшего вице-президента Риека Мачара. Риек Мачар (род.1953) — также ветеран партизанского движения, воевал сначала в составе Суданской народной освободительной армии, а затем заключил сепаратные договоренности с хартумским правительством и возглавлял прохартумские Южносуданские силы обороны, а затем — Народные силы обороны Судана / Демократический фронт. Затем Мачар опять стал сторонником Гаранга и занимал пост вице-президента в Южном Судане. Мачар принадлежит к народности нуэр и рассматривается представителями последней как выразитель их интересов, в противовес динка Салва Кииру.

Попытка переворота, предпринятая сторонниками Мачара, положила начало новой кровопролитной гражданской войне в Южном Судане — на этот раз между народностями динка и нуэр. По данным международных организаций, только в период с конца декабря 2013 года по февраль 2014 года 863 тысячи мирных жителей Южного Судана стали беженцами, не менее 3,7 млн. человек остро нуждаются в продовольствии. Все старания международных посредников обеспечить проведение переговорного процесса между противниками оканчиваются неудачно, поскольку всегда находятся неконтролируемые группировки, продолжающие дальнейшую эскалацию насилия.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 13
  1. CIANIT 19 декабря 2014 08:08
    Такое впечатление,что некоторым странам государственность и вообще цивилизация противопоказана.
    1. перун 19 декабря 2014 10:10
      Блага цивилизации действуют губительно. Нравственность отсутствует, только животные страсти. И где гейропоамериканские защитники прав человека? Если прибыль не получить значит и лезть нечего, пусть себе убиваются это для оон неинтересно...
    2. перун 19 декабря 2014 10:10
      Блага цивилизации действуют губительно. Нравственность отсутствует, только животные страсти. И где гейропоамериканские защитники прав человека? Если прибыль не получить значит и лезть нечего, пусть себе убиваются это для оон неинтересно...
  2. Некомбатант 19 декабря 2014 08:27
    Ничего личного, наш министр обороны молодчина, но вот фуражка у него - точно такая же как на предпоследнем фото.
  3. itr 19 декабря 2014 11:54
    Шляпы у них мягко сказать фаллические )))))
    itr
  4. parusnik 19 декабря 2014 12:50
    Спасибо,Илья, ей-богу,порадовал......
  5. Павел Густерин 19 декабря 2014 12:51
    Хотя боевые действия начались в Южном Судане практически сразу же после провозглашения независимости «большого» Судана — в 1950-е годы


    1 января 1956 г.

    Илья, Вы же сами совершенно верно называете эту дату!
  6. Павел Густерин 19 декабря 2014 13:00
    Примечательно, что Хартум упоминается в статье 30 раз, а Джуба - ни одного!
  7. Комментарий был удален.
  8. Павел Густерин 19 декабря 2014 13:05
    Полное имя Сальвы Киира - Сальва Киир Маярдит.
    1. ilyaros 19 декабря 2014 16:33
      Сальваторе Киир Маярдит вроде так.
  9. Павел Густерин 19 декабря 2014 13:08
    Полное имя Омара аль-Башира - Омар Хассан Ахмад аль-Башир.
  10. Комментарий был удален.
  11. Павел Густерин 19 декабря 2014 16:52
    Илья, в этот раз "минус" поставил не я...
  12. дед_Костя 19 декабря 2014 17:16
    Цитата: CIANIT
    некоторым странам государственность и вообще цивилизация противопоказана.

    Цивилизация противопоказана не странам, а только народам с древней языческой культурой и обычаями. А высокомерное мнение о том, что МЫ "лучше знаем" как им надо жить в корне неверно. Правильнее было бы сразу обьявить такие территории цивилизационными заповедниками с полным запретом посещения для ЦИВИЛИЗОВАННЫХ людей. Дать людям спокойно пройти свой путь к цивилизации, если захотят. Но это пустые мечты, потому что всегда оказывается, что "народ Нави сидит на моих бабках (АВАТАР)". Не будь в Южном Судане нефти, может и оставили бы его в покое ненадолго...
  13. Робертъ Невский 19 декабря 2014 18:33
    Статья понравилась. Не знал эти факти.
    Кстати о Джон Гранг читал еще в 1985г.
  14. Aasdem 19 декабря 2014 19:58
    Относительно спорное "эфемерное" государство, созданное для отрыва Суданской нефти из-под влияния Китая, те туда хорошо вложились. Они или передерутся, или их Судан назад присоединит.
    Вообще границы в Африке это огромная проблема, и если она окончательно всплывёт, крови будет очень много. Война тутси и хуту с 1 миллионом жертв покажется цветочками.
  15. dimasialyt 20 декабря 2014 02:50
    Да,фуражки зачетные! Узбекские дембилЯ от зависти сдохнут.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня