«Векзельбургский» след Янтарной комнаты

«Векзельбургский» след Янтарной комнаты


Документы «Смерш» 11-й армии приоткрывают завесу над тайной исчезновения музейных ценностей из Кенигсберга в 1945 году.

Как сообщает интернет издание "Свободная пресса". "Некоторое время назад, во время проведения исследований в Центральном государственном архиве России по обнаружению незасекреченных документов о Янтарной комнате, вывезенной гитлеровцами из города Пушкин в 1941 году, исследователь Сергей Турченко обнаружил папку с данными контрразведки «Смерш», которая относилась к 11-й гвардейской армии, освобождавшей Кенигсберг. Документы говорили о том, что в 1945 году контрразведчики в прямом смысле держали в своих руках ключ к загадке Янтарной комнаты, но по какой-то необъяснимой беспечности утратили его, как казалось, навсегда. Но, если сопоставить найденные документы с другими, особенно с записями генерала А. Брюсова, найденными в том же архиве, можно заметить еще одну зацепку в поисках пропавшего достояния, которое ранее было спрятано от исследователей.


Пустая могила доктора Роде

В декабре 1945 следственный отдел «Смерш», который относился к 11-й гвардейской армии, испытывал значительные проблемы в связи с внутренними беспорядками. Пропал, Алфред Роде, бывший заведующий всех музеев Кенигсберга. За несколько дней до этого он был остановлен патрулем в районе Королевского замка, где Роде жег какие-то документы, и препровожден в «Смерш». В процессе допроса доктор сообщил, что сжигал бумаги личного характера, которые хранил в своем кабинете внутри Королевского замка. Доктора с миром отпустили. После этого он, вместе со своей женой, Эльзой Роде, исчез в неизвестном направлении, хотя заведующий городскими музеями был обязан ежедневно приходить на работу в специальную группу профессора Александра Николаевича Брюсова, который руководил поисками украденных фашистами государственных ценностей.

В дом Роде на улице Беекштрассе сразу же отправилась группа быстрого реагирования. Дверь оказалась незапертой. Все комнаты особняка были полностью завалены различными вещами. Дверки шкафов и комода распахнуты. Ящики личного письменного стола также были выдвинуты. Очевидно, здесь кто-то рылся, пытался что-то найти. В комнатах стоял затхлый, нежилой воздух. Немка, жившая по соседству, сообщила, что ровно две недели назад лично видела, как к чете Роде приезжали трое мужчин и увезли их куда-то.

Среди документов, разбросанных в комнате Роде, оперативники нашли давнишнюю справку из больницы, за подписью доктора Кеккера. По имевшемуся телефонному справочнику удалось выяснить адрес лечащего врача заведующего Роде. Но апартаменты доктора Кеккера тоже оказались пустыми. Окна выбиты, двери выломаны. В кабинете доктора на полке стояли папки с медицинскими карточками клиентов, в том числе и доктора Роде. Из карточки удалось выяснить, что, когда Роде заболевал достаточно серьезно, Кеккер направлял его на стационарное лечение в клинику на Йоркштрассе.

В приемной книге клиники имелась запись о поступлении сюда супругов Роде с диагнозом «внутреннее желудочное кровотечение» тремя близкими родственниками, не сообщившими свои имена. Супруги были без сознания. А также свидетельство о смерти и справка о захоронении на кладбище «Луизы». Штаб «Смерш» принял решение об эксгумации. Десять фашистских военнопленных долбили мерзлый грунт в течение нескольких часов. Когда яма достигла пяти метров, стало понятно: могила пуста.

Дневник генерала Брюсова

Именно Альфред Роде до самого штурма советскими войсками города Кенигсберга был главным хранителем знаменитой Янтарной комнаты. Но, как это ни странно, с самого начала его роль не была известна нашим «органам». Более того, контрразведчики проявили халатную беспечность в его отношении. Например, спецслужбы не обратили никакого внимания на данный факт. Несмотря на сравнительно высокий пост в иерархии Рейха, Роде не использовал возможность эвакуироваться из Кенигсберга, когда город штурмовался советские войска, хотя своих детей он успел отправить в Германию. Очевидно, главный хранитель Янтарной комнаты обязан оставаться с ней. Означает ли это, что в 1945 году комната еще оставалась в Кенигсберге? Однако никто своевременно не задался подобным вопросом.

В мае 1945 года председатель Роде был вовлечен советскими властями в работу комиссии по розыску музейных ценностей, во главе которой был назначен профессор генерал А. Брюсов. Наш ученый в погонах не мог и предположить, что Роде – чуть ли ни фигура №1 в пучине интриг и тайн вокруг Янтарной комнаты. Однако Брюсов сразу почувствовал, что Роде зачем-то пытается спутать карты. Вот что записал генерал в своем дневнике от 15 июня 1945 года: «Роде - на вид старик, у которого трясется правая рука. Одет довольно неряшливо (возможно, нарочно?). Искусствовед. У него есть несколько научных трудов. Любит выпить. Не внушает доверия. Мне кажется, что он знает больше, чем мы думаем, а когда говорит, то частенько лжет. Если на него никто не смотрит, то его рука больше не дрожит. Это заметно со стороны. Утверждает, что лучшие коллекции давно эвакуированы, но ему неизвестно, куда...». Как это ни странно, не веря немцу в мелочах, Брюсов ему поверил в главном, а именно в том, что пропавшую Янтарную комнату найти невозможно, так как она якобы сгорела при бомбежке британской авиацией Кснигсберга еще в августе 1944 года.

Имелись, конечно, и материальные основы для данной версии. Вот очередная выдержка из дневника генерала Брюсова: «Осмотр большого зала (Орденский зал Кенигсбергского замка) выявил, что, к несчастью, и Янтарная комната, и различная мебель Кайзерлинга полностью сгорели. Были обнаружены повески (навесы) от медных царскосельских дверей, пострадавшая от пожара резная лепка Янтарной комнаты, металлические пластинки с винтами, которыми фрагменты комнаты были прикреплены к ящикам...»

Впоследствии были обнаружены и другие находки, «подтверждающие» версию Роде. В 1946 году команда управления культуры Ленгорисполкома нашла в пепелище Орденского зала Кенигсбергского замка три картины из мозаики, расплавленные огнем. Установлено с вероятностью сто процентов, что они являются фрагментами Янтарной комнаты.

Но не нужно торопиться с выводами. Обратимся к бумагам, о которых в 1945 году профессор Брюсов не знал.

Воспоминания Арсения Максимова

В одну из ночей доктору Брюсову (страдавшему бессонницей) совсем не спалось. Он решил разбудить двоих помощников и пойти к замку. В одном из окон были замечены дым и блики огня. Войдя в комнату, они увидели самого Роде. В стене был разбит скрытый сейф, «любитель выпить» тащил оттуда папки с бумагами и бросал в огонь. Роде был арестован и отправлен в «Смерш» вместе с бумагами, которые еще не успели подвергнуться огню. После допроса в «Смерше» он, как мы уже выяснили, вскоре загадочно исчез.

В бумагах, которые не успел бросить в огонь Роде, были и такие, которые подвергали серьезным сомнениям версию гибели янтарного чуда от пожара во время бомбежки британской авиации. Некоторые из них мне удалось увидеть в Центральном государственном архиве РФ. С.Турченко приводит их здесь.
«Отношение управления по культурным ценностям по Восточной Пруссии к графу Дона (один из самых крупных восточнопрусских магнатов).

После налета британской авиации 30.08.44 г. большая часть Кенигсбергского замка полностью уничтожена. Ряд ценностей стоят в нижних комнатах дворца в южном крыле (приписано от руки: «Янтарная комната в том числе»). Управление просит графа предоставить необходимые для эвакуации помещения в его замке Шлобиттен...»

Ответ графа содержал такие строки: «Есть лишь одна сухая комната в подвалах, но она не годится для размещения Янтарной комнаты».
А вот еще один экземпляр письма, которое отправил Роде в рейхканцелярию в ответ на требование незамедлительно доставить Янтарную комнату в Берлин: «1. Железнодорожные пути перерезаны красными. 2. Морем мы отправить не рискнем, так как оно серьезно контролируется противником. 3. Воздух патрулирует авиация красных. Даю правительственную гарантию, что Янтарная комната спрятана в достаточно безопасном месте. Доктор Роде». (Январь 1945 года).

«Когда генерал Брюсов, уже после неожиданного исчезновения Роде, ознакомился с этими и другими документами, - пишет в своих дневниках, которые С.Турченко читал в Центральном государственном архиве РФ, Арсений Максимов - непосредственный участник большинства экспедиций по розыску Янтарной комнаты, - он был очень поражен. Когда мы встречались в 1947 году, он говорил так: «Когда я был назначен на данную миссию (розыск музейных ценностей в городе Кенигсберг), я был абсолютно не готов к ней. Я тогда еще не знал, что Роде был известным специалистом по янтарю, владельцем огромной коллекции янтаря, в которой имелись десятки тысяч прекраснейших экспонатов. Я не подозревал, что за плечами этого жалкого немца десяток авторских мандатов, признанных планетой. Наконец, я и не предполагал с самого начала, что Янтарная комната все еще была в Кенигсберге и где-то хорошо спрятана, а Роде прекрасно знал обо всем. ЗНАЛ ОБО ВСЕМ! Наконец, я не ожидал, что блюстители закона поверят ему и без моего личного разрешения отпустят этого опытного волка на свободу, а эти важные документы, подписанные лично Роде, отлично свидетельствовали о том, что именно он, Роде, был тем, кто нам нужен».

Фальсификация гибели шедевра

О подготовке Роде данной фальсификации гибели Янтарной комнаты во время пожара, могут косвенно свидетельствовать и показания хозяина ресторана «Кровавый суд» в замке Кенигсберага, Пауля Фейерабенда, которые она дал 2 апреля 1946 года советским компетентным органам. О них мы еще поговорим в дальнейшем, а сейчас лишь небольшой штрих. Фейерабенд сообщил, что летом 1944 года к замку подъехали две машины, нагруженные доверху различными ящиками. По показаниям Роде, сообщил Фейерабенд, в них находился янтарь из России. Несколько небольших ящиков выгрузили и перенесли в маленькое помещение у входа в Орденский зал. (Здесь, среди пепла, и были найдены обгоревшие части Янтарной комнаты. Так что очень даже возможно, что в этих ящиках и находились картины в виде мозаики и резная лепка, оставленные здесь для того, чтобы ввести искавших в заблуждение). На другой день машины с главным грузом уехали с территории замка.

Самый болезненный удар по версии Роде нанес бывший руководитель Екатерининского дворца А. Кучумов. Он принимал участие в экспедиции от управления культуры Ленгорисполкома и по ее окончании составил доклад, который, на мой взгляд, нужно процитировать практически полностью.

Приведем отрывки:

«В марте 1946 года группа снова обследовала внутренние помещения замка. У самого входа в Орденский зал в пепле обнаружены три полностью перегоревшие, обесцветившиеся картины из мозаики. Удалось выяснить, что это были картины итальянской работы XVIII века, которые ранее находились в Янтарном зале. Однако это не является стопроцентным подтверждением того, что Янтарная комната полностью погибла в пожаре. В этом заставляют усомниться такие обстоятельства.

1. Комната, в которой найдены фрагменты мозаики, очень мала, чтобы в ней можно было разместить Янтарную комнату, ранее упакованную в ящики.

2. Первоначальная отделка Янтарной комнаты состояла из 24 пилястр утолщенного зеркального стекла. На них – 24 составляли бронзовые бра. Однако бронзы в составе пепла обнаружено не было.

3. В четырех объемных панно из янтаря боковых стен были установлены четыре фигурных зеркала. Их было просто невозможно изъять, не повредив янтарные рамы. А в гари даже не обнаружено даже маленького обломка стекла...

Напрашивается очевидный вывод, что Янтарная комната была вывезена и упрятана в укромном месте, которое, без сомнения, было известно Роде.

Операция «Грюн»

Известно, что в городе Кенигсберг и ряде районах бывшей территории Восточной Пруссии, в течение некоторого времени после их освобождения советскими войсками, орудовала законспирированная немецкая организация под названием «Вервольф» («Оборотни»). Одна из ее задач - продолжение деятельности по вывозу на Запад различных ценностей как восточнопрусских, так и украденных в нашей стране. Во время разговоров с экспертами Главного разведывательного управления Генштаба (ГРУ) исследователю приходилось слышать мнение, что чету Роде убрали люди из организации «Вервольф», как только поняли, что они могут рассказать «Советам» о некоторых секретах. В связи с этим говорится о некоем Рингеле, которому вроде бы и было поручено перевезти Янтарную комнату или так ее спрятать, чтобы никто ее не нашел.

В ГРУ Турченко сообщили о таком факте. В январе 1945 года наша армейская разведка смогла перехватить шифрованную радиограмму. Вскоре специалисты выяснилм ее содержание: «Акция окончена. Янтарная комната перемещена в «ВШ». Отто Рингель». Розыск Рингеля тогда результатов не дал. Спустя много лет выяснилось, что за данным псевдонимом скрывается совершенно другое лицо. Многие эксперты склоняются к тому, что процитированная радиограмма - один из перехваченных отчетов о ходе операции «Грюн», которая была спланирована Главным управлением имперской безопасности еще в конце 1944. Цель - поиск старых подземелий для укрытия в них ценностей, перевезенных из СССР.

Секретная командировка

Уже упомянутый хозяин ресторана Кенигсбергского замка «Кровавый суд» Фейерабенд, в своих показаниях советским органам в апреле 1946 года, рассказал интересную деталь: осенью 1944 года Альфред Роде отсутствовал на работе в течение длительного времени, не отвечал по домашнему телефону, а потом объяснил это тем, что был серьезно болен. На первый взгляд за данным фактом не стоит ничего существенного, но, когда Турченко сопоставил его с другим, появилось ощущение, что кто-то (или Фейерабенд, или Роде) в данной ситуации «темнил».

После пропажи Роде в конце 1945 года, как известно, сотрудники «Смерш» армии обнаружили его медицинскую карту у лечащего врача Кеккера. Согласно ей, директор кенигсбергских музеев довольно щепетильно относился к здоровью, ездил к Кеккеру по всякому пустяку.

Что же это означает? Неужели Фейерабенд что-то перепутал или умышленно наврал? А может быть, у доктора Роде была настоящая отлучка с места работы на несколько дней, об истинных целях которой он никогда не распространялся? Поначалу самое первое предположение кажется более предпочтительным.
Но вот, просматривая архивы советских экспедиций по розыску Янтарной комнаты, исследователь уделил пристальное внимание материалам, связанными с прибытием в Калининград бывшего сотрудника культурного управления Кенигсберга, приятеля доктора Роде Герхарда Штрауса. От визита в Калининграде сохранился в архиве любопытный документ, под заглавием «Показания доктора Штрауса о различных произведениях искусства, украденных из Советского Союза в военные годы».

Он довольно объемный, поэтому процитирую только то, что связано с отсутствием доктора Роде на службе в осенний период 1944 года: «О перевозке комнаты из Кснигсберга у меня информации нет. Но я знаю, что доктор Роде осенью 1944 года разыскивал место для укрытия всего имущества разворованного музея. Так как он в начале января 1945 года сообщил мне, что комната в процессе упаковки, то можно догадаться, что это была подготовка к ее транспортировке. До середины января на город Берлин было прямое сообщение по железной дороге. Позднее, до самого падения Кенигсберга, оставалось сообщение по воздуху и морем. Перевозка комнаты считалась возможным по государственным соображениям (гауляйтер Кох), чтобы не досталась Красной Армии, и из исследовательских соображений (доктор Роде). Под той территорией, куда могла быть перевезена комната, можно предполагать Саксонию, так как там осенью 1944 года доктор Роде искал место для хранения комнаты...»

Очевидно, Роде осенью 1944 года искал на территории Саксонии место, где можно спрятать комнату. Может быть, этим можно объяснить его долгое отсутствие в замке, а вовсе не болезнью? Это может косвенно подтвердить и другой документ – «Показания Эрнста Шаумана» (довольно близкий друг доктора Роде, академик живописи). В них, помимо прочего, говорится: «После моего визита во Францию я спрашивал Роде о том, что будет с ценностями и Янтарной комнатой. Он ответил, что по распоряжению управления замков в Берлине они были погружены на транспорт и отправлены в тайные места в имениях Саксонии и Восточной Пруссии».

Полная разгадка истории с «отсутствием» Роде пришла тогда, когда я обнаружил в архиве документ с упоминанием доклада Роде тайному министру Циммерману об успешной поездке в Саксонию, где около Рохлица обнаружено два замка («Бург Кривштейн» и «Векзельбург»), в подземельях которых, возможно, и размещена Янтарная комната. Отчет датировался 4 декабря 1944 года.

Самое показательное то, что ни в архивах наших экспедиций по розыску Янтарной комнаты, ни в популярных публикациях на данную тему нигде нет упоминания о том факте, чтобы кто-либо разрабатывал версию о захоронении Янтарной комнаты в Рохлице. Лишь в записках немецкого исследователя, профессора Колера, такие строки: «Доктор Роде, который отвечает в Кенигсберге за Янтарную комнату, был командирован руководством в Саксонию в конце 1944 года. Через четыре дня он вернулся. Два дня, которые он провел в Дрездене, я могу пересказать чуть ли ни по часам. Два дня, проведенные вне Дрездена, просто канули в темноту, полная неизвестность, нет и следа. Какие именно места в Саксонии он смог посетить? Видимо, штольни и шахты. Почему об этом ни кто не знает? Да потому, что такие хранилища в те годы были «первым секретом рейха», знали о них только приближенные к фюреру».


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. zczczc 4 сентября 2011 15:17
    Мдаа, интересно было бы, если бы нашли янтарную комнату!
    zczczc
  2. Жрец 15 сентября 2011 13:22
    А ещё бы было бы интересней - если бы люди говорили свои мнения на основании чего либо. (Не только прочитанной инфо. , - но и конкретно изучая и принимая участие (раскопки, лингвистика и т.д. и т.п.).
    Жрец

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня