Тайны подводной войны. Часть первая



В январе 1943 года командующий фашистским подводным флотом контр-адмирал К.Дениц пребывал в отличном настроении. У его начальника, главнокомандующего флотом гросс-адмирала Редера, были большие неприятности по службе. На совещании 30 декабря Гитлер назвал выпестованные гросс-адмиралом линкоры и крейсера никуда не годными посудинами, потребовал снять с них артиллерию главного калибра и передать ее береговой обороне.


Замещавший тогда Редера вице-адмирал Кранке поспешил заверить фюрера, что крупные надводные корабли не отстаиваются в защищенных базах, а ведут активную борьбу на коммуникациях. Вот как раз сейчас линкор «Лютцов» , тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер» и шесть эсминцев готовятся нанести удар по конвою, идущему в СССР. Услышав это, Гитлер смягчился, но ненадолго. Уже на следующий день английское радио информировало мир, что конвой благополучно пришел в Мурманск, а немецким кораблям пришлось туго. Тяжелый крейсер поврежден, а один эсминец потоплен.

Гитлер, и без того взвинченный положением армии Паулюса в Сталинграде, приказал вывести из состава флота все крупные корабли и вызвал к себе Редера. 6 января Редер, выслушав рассуждения фюрера о том, как надо воевать на море, вручил Гитлеру прошение об отставке. Теперь были все основания ожидать, что пост главнокомандующего будет предложен Денницу, у которого дела шли отлично.

Ожидания не обманули Денница: 30 января 1943 года он получил чин гросс-адмирала и пост главнокомандующего флотом. А уже 11 апреля на совещании у Гитлера он, указывая на угрожающий рост потерь подводных лодок, потребовал резкого увеличения их выпуска. А по прошествии еще двух недель после совещания разразились события, положившие конец так называемой третьей фазе подводной войны в Атлантике.

Тайны подводной войны. Часть первая
Гросс-адмирал Карл Дениц

Третьей фазой западные историки называют период с весны 1942 по март 1943 года — период рекордных успехов фашистских подводников. За 13 месяцев они потопили 1221 транспорт суммарным водоизмещением 6,65 миллиона тонн — по полмиллиона тонн в месяц! Это более чем вдвое превышает соответствующую цифру второго периода (июнь 1940 — февраль 1942) и более чем вдесятеро первого (сентябрь 1939 — май 1940). Интенсивно строились и новые лодки — в среднем по 20 единиц в месяц. Во второй и первой фазах: 13,8 и 1,8 соответственно. Но Денница при всех этих успехах беспокоил рост потерь. Если в первых двух фазах его подводники теряли ежемесячно 2,5 и 2,3 лодки, то в третьей — 9,2.

Еще в предвоенные годы моряки узнали про новый английский гидролокатор «асдик», способный обнаруживать лодки. Английская печать утверждала, что этот прибор полностью лишает подводный корабль его главного средства защиты (скрытности) и делает подводную войну бесперспективной.

Денниц тогда только посмеивался: опыты, проведенные немцами с аналогичным прибором — прибором «S», как его называли, — говорили, что точность «асдика» резко падала, когда лодка уходила на большую глубину, а кроме того, прибор не обнаруживал всплывшую лодку. Это привело Денница к мысли о ночных атаках из надводного положения. А спустя несколько лет условия, сложившиеся во второй фазе подводной войны в Атлантике, облегчили практическое осуществление печально знаменитых «волчьих стай».



Поясняю. Надводные скорости тогдашних дизель-электрических лодок достаточно высокими: 16-18 узлов, — подводные же вдвое меньше 7-9 узлов. Идя под водой, лодка не могла догнать даже самый тихоходный транспорт и это было положено союзниками в основу организации конвоев. Группе транспортников, шедших быстрее, чем подлодки под водой, атаки с кормовых углов не угрожали. Атаковать их враг мог только спереди, а именно здесь и концентрировался эскорт с глубинными бомбами, шумопеленгаторами и «асдиками».

И тогда фашистские подводники перешли к тактике «волчьей стаи». Вытянувшись вдоль предполагаемой линии конвоя с интервалами 25-30 миль, десять-пятнадцать субмарин ждали появления цели. Лодка, первой обнаружившая конвой, оповестив о его появлении командование и соседние лодки, продолжала вместе с ними наблюдать за целью, — дожидаясь темноты, с наступлением которой все субмарины всплывали и сразу делаясь невидимыми для «асдиков», и с большой скоростью устремлялись на добычу. Атакуя со всех направлений, координируя свои действия с помощью радио, «волки» заставляли силы эскорта распыляться и безнаказанно расстреливали транспорты торпедами и артиллерией.

Но ранней весной 1942 года от командиров подводных лодок, действовавших в Бийскайском заливе, стали поступать донесения (и все чаще) о странных событиях. Там ночами, когда лодки, всплывшие на поверхность для зарядки аккумуляторных батарей, были, казалось бы, в полной безопасности, на них внезапно обрушивались бомбовые и артиллерийские удары. По свидетельствам немногих уцелевших, впечатление было такое, что с самолетов лодки видны в ночной темноте, как днем.



Было ясно, что союзники применили радиолокацию. Но как англичане ухитрились втиснуть громоздкую станцию в самолет?

Вскоре в обломках сбитого английского самолета была найдена радиолокационная станция ASV — коротковолновая, а потому и компактная. Германия отказавшаяся от коротких волн в радиолокации еще в довоенные годы, извлекла на свет старые разработки, после чего удивляться пришлось союзникам: количество радиолокационных засечек подводных лодок резко сократилось. Радары союзников практически ослепли — пока не обнаружилось явление, позволившее найти разгадку. А именно: летчики, вовремя заметившие субмарину и вышедшие на нее в атаку, обратили внимание на то, что с приближением самолета к лодке эхосигнал исчезал с экрана радара. Следовательно, командир лодки тоже как-то видел самолет и успевал принять свои меры. Чем видел? Не иначе как прибором, способным обнаруживать радиоизлучение с длиной волны 1,2 м, на которой работали английские радары.

Так оно и было. Но в мае 1943 года немецкие поисковые приемники «Fu-MG» перестали засекать работу английских радаров. В этом месяце число потопленных субмарин достигло небывалой ранее цифры — 41, а к концу года потери составили 237 лодок — почти в три раза больше, чем в 1942 году.

Немецкие специалисты изнемогли, разгадывая новый секрет английской противолодочной обороны. Вначале было решено, что англичане применили аппаратуру инфракрасного обнаружения. Затем немцы сочли, что союзники создали прибор, обнаруживающий слабое излучение самого приемника «Fu-MG», выводящий на него, как на маяк, противолодочный самолет. И эксперименты как будто это подтвердили. Развернулась лихорадочные поиски такого приемника, который обнаруживал бы приближающиеся самолеты, не выдавая при этом себя. Как вдруг немцам удалось сбить над Роттердамом английский самолет, радиолокатор которого работал на волне всего лишь 9 сантиметров.

Это произвело в Германии ошеломляющие впечатление: оказалось, немецкие физики, провозгласившие технически непригодным диапазон волн, меньших 20см, допустили крупнейший просчет.

Десять лет спустя и американские специалисты, анализируя операции подводных сил в Атлантике, безоговорочно приписали радарам решающую роль в уничтожении фашистского подводного флота. Как это ни парадоксально, мысль о техническом превосходстве союзников оказалось на руку и бывшим фашистским подводникам, которые получили возможность списать собственные просчеты на близорукость промышленных руководителей и бездарность ученых и инженеров рейха. «Техническое превосходство союзников как в увеличении выпуска самолетов, так и в оснащении их радиолокационными приборами, — писал после войны немецкий контр-адмирал Э. Годт, — решило исход борьбы». Ему вторил адмирал флота В. Маршалл: «Самолеты и радиолокаторы противника свели на нет успехи германского подводного флота». Еще категоричнее в пользу решающей роли радара в подводной борьбе и оправдывая свое бессилие, высказался сам Денниц: «С помощью радиолокации враг лишил подводные лодки их основного качества — неожиданности. Этими методами угроза подлодок была ликвидирована. Успех в подводной войне союзники завоевали не превосходящей стратегией или тактикой, но превосходящей техникой».

Не отрицая большой роли радиолокационной технике в поиске и уничтожении подводных лодок, находящихся на поверхности, задумаемся, можно ли одним только превосходством в радиолокации объяснить успехи союзников в противолодочной борьбе?

Сомнение в том, что главную роль в противолодочной войне сыграли радары, одним из первых высказал в книге «Подводный флот Третьего рейха. Немецкие подлодки в войне, которая была почти выиграна. 1939-1945 гг.» бывший фашистский подводник Х. Буш. Он указал на огромную важность работы радиопеленгаторных станций, простирающихся от Азорских островов до Гренландии и от восточного побережья США до Англии. С помощью этих станций союзники могли не только перехватывать практически все переговоры подводных лодок между собой и с береговым командованием, но и определять местоположение каждой лодки в океане.

Однако во время войны фашистское командование было за эту сторону дела спокойно: немецкие морские коды считались неразгаданными. И для такой убежденности были весьма веские основания. Но об этом — в следующей части.

Продолжение следует…

Использованная литература:
Буш Х. Подводный флот Третьего рейха. Немецкие подлодки в войне, которая была почти выиграна. 1939-1945 гг.
Денниц К. Десять лет и двадцать дней.
Иванов С. U-boot. Война под водой // Война на море. №7.
Смирнов Г. История техники // Изобретатель-рационализатор. 1990. №3.
Блэйр К. Подводная война Гитлера (1939-1942). «Охотники».
Роувер Ю. Субмарины, несущие смерть. Победы подводных лодок стран гитлеровской Оси.
Автор:
Эдуард Решетников
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

26 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти