Советский полководец Пётр Кириллович Кошевой. Часть 2

Бои под Сталинградом

В октябре 1942 года 24-я гвардейская стрелковая дивизия покинула Волховский фронт и поступила в распоряжение Ставки Верховного Главнокомандования. Дивизию Кошевого направили под село Рассказово Тамбовской области, где она вошла в состав 2-й гвардейской армии, которой командовал генерал-майор Я. Г. Крейзер (затем Р. Я. Малиновский). Дивизия была пополнена курсантами военных училищ и тихоокеанскими моряками. Пополнение было необстрелянным, но рвалось в бой. Получили новое оружие — автоматы, пулеметы, новую артиллерию на механической тяге и минометы, пополнили боеприпасы (в боях на синявинском направлении дивизия Кошевого из-за перехвата немцами тыловых коммуникаций перешла на трофейное стрелковое оружие). Одновременно шли учения по боевой подготовке, учились в основном наступательному бою. Как отмечал Кошевой, дивизия была полностью восстановлена и готова к бою: «В соединении насчитывалось свыше 13 тысяч человек, отлично вооруженных, прекрасно одетых и обутых». Дивизия вошла в состав 1-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием генерал-майора Ивана Миссана.

4 декабря 1942 г. дивизию стали грузить в эшелоны. Дивизию перебрасывали на юго-восток. Выгружались на станциях Иловля и Лог. Сначала шли на лыжах. Однако от лыжного хода пришлось отказаться: погода была неустойчивой, то жгучий мороз с ветром, то оттепель с мокрым снегом и дождем. Поэтому Кошевой приказал иметь кроме валенок и сапоги. В мороз, обычно ночью, одевали валенки, в оттепель — шли в сапогах. Кроме того, многие бойцы были непривычны к лыжам, в полушубках, стеганых штанах на вате идти без тренировки было сложно. Поход был изматывающим, за сутки прошли 65 км, за вторые — столько же.


14 декабря дивизия вышла к Калачу. Кошевой получил задачу идти форсированным маршем на реку Мышкова и занять оборону от Нижне-Кумского на юг. На левом фланге располагалась 98-я стрелковая дивизия, на правом — 300-я стрелковая дивизия. В резерве корпуса осталась 33-я гвардейская дивизия. Причиной форсированного марша войск 2-й гвардейской армии с выходом на котельниковское направление была попытка германского командования деблокировать сталинградскую группировку Паулюса с помощью новообразованной группы армий «Дон» под командованием фельдмаршала Манштейна.

19 декабря, после ещё нескольких дней форсированного марша, дивизия вышла на поставленный рубеж. По пути встречались разрозненные части Красной Армии, которые отступали под мощным натиском противника. Гвардейская дивизия вышла к реке Мышкова практически одновременно с немцами. Пётр Кошевой, заметив, что противник в Нижне-Кумском ведёт как у себя дома, не предприняв положенных мер предосторожности, решил организовать под покровом ночи внезапный упреждающий удар, который позволял временно отобрать у противника инициативу, спутать ему карты и выиграть время для организации сильной обороны. Реку войска форсировали успешно, незаметно подобрались к хутору, помогли ненастье и успокоенность немцев, которые преследовали разбитые советские подразделения и не ждали, что встретятся с свежей советской дивизией. Группа капитана С. Л. Казака заняла господствующую над хутором ветряную мельницу и установила пулемет.

Глухой ночью началась атака. Снаряды рвались в центре хутора, началась суматоха, немцы пытались завести танки и вывести их из-под обстрела. Советские войска ворвались в хутор и косили метавшихся возле домов немцев. Особенно жестокий бой шёл у танков. Рота лейтенанта В. Ф. Кречетова и минометчики лейтенанта Н. Орумбекова вышли к стоянке бронетехники и после ожесточенного боя, перебили экипажи двух десятков танков и повредили сами машины. Немецкие командиры, не сумев организовать бой, бросились в легковые автомашины и попытались уехать из зоны обстрела. Однако попали под кинжальный пулеметный огонь группы Казака, которая расстреляла три машины с пассажирами. Это временно дезорганизовало немцев, они отступили в западную и южную часть хутора.

Однако немцы продолжали сопротивление. В центре хутора кипел яростный бой. Тогда Кошевой бросил в атаку два батальона второго эшелона полка. К утру ситуация стабилизировалась. Войска Кошевого выбили немцев из восточной части хутора, но они сумели удержаться в его западной и южной частях. Немцы понесли тяжелые потери — сотни солдат, десятки единиц бронетехники. В результате противник потерял возможность сразу атаковать, необходимо было привести войска в порядок. А дивизия Кошевого выиграла время. Как выяснилось позднее, 24-я гвардейская дивизия атаковала части 17-й танковой дивизии.

Весь день 20 декабря дивизия Кошевого вела бой в пределах Нижне-Кумского. Немцы нанесли главный удар не здесь, а в районе Васильевки. Однако, несмотря на всю мощь удара войск Манштейна, 13-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора П. Г. Чанчибадзе стоял насмерть и не уступил им ни пяди земли и прочно удерживал рубеж реки Мышкова. Попытка деблокировать армию Паулюса провалилась.

Немцы пошли в наступление в Нижне-Кумском ранним утром 21 декабря. В атаку шли крупные массы танков и пехоты. Как писал Кошевой, воины-гвардейцы не подвели и на этот раз. Они воевали умело и отважно. Так, сержант Петушков, последовательно меняя позицию, поджег из ПТР четыре танка. А семнадцатилетний комсомолец красноармеец Костя Блинов уничтожил шесть немецких танков, за что и был впоследствии награжден орденом Красного Знамени. Старшина 3-го батальона 70-го полка М. М. Рец, увидев, что расчет одного из станковых пулеметов вышел из строя, выдвинулся к пулемету, и когда немецкие танки прошли над передовыми позициями, открыл огонь по наступающим немецким автоматчикам. За короткие мгновения он сразил более 20 человек. Когда пулемет вышел из строя и старшину атаковали 5 немцев, Рец убил троих в рукопашном бою, остальные сбежали. Лейтенант А. Н. Кулдышев поджег один танк противника из ПТР. Осколком снаряда лейтенанту оторвало правую руку, превозмогая боль, герой схватил левой рукой противотанковую гранату и вместе с ней бросился под второй танк. За этот подвиг лейтенант А. Н. Кулдышев был посмертно награжден орденом Ленина.

Совместными усилиями позиции дивизии были удержаны. Немцы понесли серьёзные потери. При этом основные силы 24-й дивизии были сохранены. Поэтому Кошевой решил, что пока враг не пришел в себя, необходимо контратаковать. К исходу дня 21 декабря весь Нижне-Кумский был очищен от гитлеровцев. После этого командир корпуса Миссан поставил задачу развить успех и взять Верхне-Кумский. Этим дивизия Кошевого оказывала поддержку советским войскам в районе Васильевки, где немцы наносили основной удар.

Дивизия наступала двумя колоннами. В состав правой колонны включили полнокровный 72-й полк и основные силы 50-го артиллерийского полка. 70-й и 71-й полки, истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион наступали на левом фланге. Немцы нанесли фланговый удар по правой колонне, но его ожидали и противника встретили артиллерийским огнем. Командование дивизии поддержало атакованный фланг всей артиллерией и минометами главных сил с левого фланга. Бой был упорным, но дивизия устояла. Однако дальше наступать было нельзя, необходимо было привести в порядок части, провести разведку и всестороннюю подготовку. На случай нового удара противника войска окапывались по полной программе.

Утром 23 декабря немцы снова атаковали правый фланг дивизии. Советские войска отбили шесть атак противника, после этого немцы выдохлись и отошли к Верхне-Кумскому. Разведка сообщила, что немцы не оборудовали серьезных инженерных сооружений на подступах и на территории хутора. Момент был удачным, чтобы на плечах расстроенного противника, понесшего серьёзные потери и упавшего духом, ворваться в селение. Как писал Пётр Кириллович, бой был упорны и длился четыре часа: «Враг сражался за каждый дом. Многие его танки из-за нехватки горючего или поражения ходовой части были закопаны в землю и применялись как бронированные огневые точки. С ними расправлялись относительно просто: расстреливали огнем орудий прямой наводки, забрасывали противотанковыми гранатами». Селение взяли.

24 декабря советские войска перешли в наступление по всему фронту. 24-й гвардейской стрелковой дивизии поставили новую задачу — выйти на реку Аксай, занять переправы у хутора Новоаксайский. Первый день общего наступления не был для 24-й дивизии победным. Ей пришлось вести бой с крупными силами немецкой 17-й танковой дивизии и румынского 6-го армейского корпуса. Немцы постоянно контратаковали. Однако положение советской пехоты было значительно облегчено вводом в сражение мощного подвижного соединения — 7-го танкового корпуса под командованием генерала П. А. Ротмистрова. Совместным ударом с фронта и флангов стрелки и танкисты опрокинули противника и во второй половине дня 25 декабря освободили хутора Новоаксайский и Генераловский. В этих боях была разгромлена 2-я румынская пехотная дивизия и некоторые подразделения 17-й танковой дивизии.

Гвардейцы двинулись на Котельниково — крупный населенный пункт и железнодорожную станцию. Немцы превратили поселение в опорную базу. Здесь был расположен болшой аэродром, с помощью которого организовывали снабжение сталинградской группировки и база снабжения войск Манштейна. Немцы сопротивлялись упорно и решительно, но были разбиты. 28 декабря гвардейцы Кошевого и танкисты Ротмистрова заняли аэродром и начали бой за Котельниково. 29 декабря советские войска ворвались в Котельниково и освободили поселение. Немцы, оказавшись под угрозой окружения, бежали. Были захвачены многочисленные склады с боеприпасами, продовольствием и другими запасами. Таким образом, планы германского командования по деблокированию гарнизона Сталинграда, окончательно рухнули.

После освобождения Котельникова гвардейцы Кошевого продолжали наступление. 2-я гвардейская армия вошла в состав Южного фронта (бывший Сталинградский). 24-я дивизия наступала на ростовском направлении, освобождая селение за селением. При этом бои шли жестокие и кровопролитные. Немцы яростно контратаковали, использовали любую оплошность советских войск. Так, 24-й гвардейской стрелковой дивизии пришлось выдержать тяжелый бой хутора Костырочный. Немцы организовали ночную атаку и нанесли удар по 70-му полку Ткаченко и 50-му артполку. Ткаченко и его заместитель по политической части Елизаров успели организовать подчиненных, но пали в бою. Артиллеристы приняли на себя основной удар и сдержали противника. После ожесточенного боя немецкий контрудар отразили.

Дивизия продолжала свой поход. Гвардейцы освободили Семикаракорскую, Новочеркасск и Матвеев Курган на реке Миус. За плечами воинов-освободителей было 300 километров трудного пути. На реке Миус фронт стабилизировался. Первые месяцы 1943 года дивизии Кошевого пришлось взламывать укреплённый оборонительный рубеж вермахта на реке Миус (Миус-фронт).

Советский полководец Пётр Кириллович Кошевой. Часть 2

Источник: Кошевой П. К. В годы военные

Освобождение Крыма

В сентябре 1943 г. Пётр Кошевой сдал дивизию и возглавил 63-й стрелковый корпус. В составе Южного и 4-го Украинского фронтов 63-й корпус участвовал в освобождении Донбасса и Крымского полуострова. В начале ноября корпус освободил Каховку и занял небольшой плацдарм на Днепре. Небольшим передовым подразделениям корпуса приходилось вести тяжелые бои с превосходящими силами противника.

В начале 1944 года корпус был выведен в резерв фронта. В феврале корпус Кошевого получил задачу сосредоточиться на северном берегу Сивашского залива. Корпус вошёл в состав 51-й армии Я. Г. Крейзера, которая уже имела плацдарм на южном берегу Сиваша. Перед началом наступления советским войскам пришлось провести большую работу по укреплению переправы. Для этого подвозили грунт и пиломатериалы, восстанавливали переправы, разрушенные немецкой авиацией и артиллерией. Много хлопот приносили погодные «сюрпризы». Так, в конце февраля разыгрался сильный шторм, который разрушил мосты. Многодневная работа саперных подразделений была разрушена. Дело осложняло крайне плохое качество дорог. Дорог с твердым покрытием в районе не было вообще. Как вспоминал Пётр Кошевой, пришлось сформировать непредусмотренную никакими штатами «службу проталкивания машин». Сотни солдат занимались тем, что вызволяли из грязевого плена транспортные средства. Только так можно было подвезти материалы для дамбы, доставить боеприпасы, горючее, провиант, медикаменты, вывезти раненых и больных.

Советский полководец Пётр Кириллович Кошевой. Часть 2

Вброд через Сиваш
Советский полководец Пётр Кириллович Кошевой. Часть 2

Боеприпасы на Крымский плацдарм

14 марта части корпуса стали перебрасывать на другой берег Сиваша. В конце марта части корпуса провели разведку боем. Начало наступления в Крыму было назначено на конец марта, но было отложено. Очередное стихийное бедствие разрушило переправы и сделало наступление невозможным. Начало Крымской операции перенесли на 8 апреля 1944 г. Главный удар наносил 1-й гвардейский стрелковый корпус генерала И. И. Миссана, который находился по правому флангу от 63-го корпуса Кошевого. На направлении главного удара корпуса Кошевого наступали две стрелковые дивизии — 267-я в первом эшелоне и 417-я во втором. Они должны были сломить сопротивление противника в районе Каранки, Асс-Найман и Саман, затем овладеть Ново-Александровкой и совхозом Кирк-Ишунь. В полосе 267-й дивизии была сконцентрирована большая часть артиллерии. 263-я стрелковая дивизия наступала на Чучак.

Вечером 7 апреля корпус провел разведку боем. Артиллерия нанесла удар по заранее выявленным целям. Саперы подготовили проходы, по которым передовые подразделения ворвались в первую траншею противника. Утром 8 апреля началось наступление основных сил. Бой был тяжелым, немцы и румыны опирались на мощную систему укреплений, неоднократно организовывали контратаки. Артиллерии корпуса не хватало, чтобы подавить основные огневые точки противника. Большая часть авиации была задействована в полосе наступления 1-го гвардейского стрелкового корпуса. Однако к 13 часам 844-й и 846-й стрелковые полки ворвались во вторую траншею противника и выбили оттуда румынских солдат. Вскоре бойцы 844-го полка ворвались в третью траншею, на других участках особого успеха не было. На участке, где наметился успех, ввели в бой 848-й стрелковый полк — второй эшелон 267-й стрелковой дивизии.

Большую роль в прорыве обороны врага сыграл 2-й стрелковый батальон 848-го стрелкового полка 267-й стрелковой дивизии, которому поставили задачу вброд форсировать Айгульское озеро и одновременно с атакой основных сил ударить в тыл обороны противника в районе высоты юго-западнее Каранки. Два отделения под началом Варламова и Федорова незаметно для противника форсировали водную преграду, сняли взвод охранения противника, и захватили плацдарм. В результате переправа основных сил батальона прошла незаметно для немцев. Пока батальон разворачивался, солдаты Федорова отразили несколько контратак врага. Старший сержант Н. Д. Федоров погиб в этом жестом бою, но его отделение положило до роты противника, дав батальону возможность закрепиться на плацдарме. Николаю Федорову присвоено звание Героя Советского Союза. Появление советского батальоны в немецком тылу дезорганизовало оборону противника и помогло основным ислам корпуса.

Немцы не смогли удержать третью траншею и отходили в район Каранки. До конца дня обе дивизии первого эшелона корпуса медленно наступали, отбивая у противника пядь за пядью крымскую землю. 2-й батальон 848-го полка, форсировавший Айгульское озеро, соединился с главными силами. 263-я дивизия заняла Тюй-Тюбе. Но корпус не выполнил поставленную на первый день наступления задачу — не взял Каранки.

Кошевой решил, что пора вводить в бой второй эшелон корпуса — 417-ю дивизию. Кроме того, командование 4-го Украинского фронта, видя, что на направлении главного удара особых успехов нет, решило перенести главные усилия в полосу наступления корпуса Кошевого. Наступление корпуса Кошевого поддержала вся артиллерийская дивизия прорыва, основные силы авиации воздушной армии и 19-й танковый корпус. 9 апреля свежая 417-я дивизия, при поддержке большого количества артиллерии и самолетов, нанесла мощный удар юго-западнее Каранки. Немцы не выдержали и стали отходить. Советские войска стали развивать наступление на юг.

Немцы ещё не были сломлены, они отчаянно отбивались, организовывали сильные контратаки. Однако в итоге сопротивление противника было сломлено. Корпус Кошевого занял важнейший узел сопротивления противника — Каранки, занял селение Асс-Найман и вышел к высоте 30,3, где проходила последняя позиция немецкой обороны. Было захвачено в плен более 500 человек, много оружия, особенно артиллерии.

Советский полководец Пётр Кириллович Кошевой. Часть 2


Ранним утром 10 апреля корпус Кошевого пошёл на штурм высоты 30,3. Оборона противника вскоре была смята, и части 417-й дивизии начали преследование. Дивизия успешно овладела Томашевкой. После этого ввели в бой 19-й танковый корпус. Танки пошли на Джанкой. 11 апреля советские войска выбили гитлеровцев из железнодорожного узла Джанкой. По приказу командования был выделен подвижный отряд корпуса, так как танков у Кошевого не было, его ядром стал 845-й Краснознаменный артиллерийский полк на автотяге, который усилили полком САУ, артполком на конной тяге и ротой автоматчиков. Подвижный отряд по пути разбил колонну противника и занял Зую, перекрыв удобный путь для немецких войск, которые отступали под давлением Отдельной Приморской армии. Советские артиллеристы «горячо» встретили отступающие немецкие колонны. Немцы понесли большие потери и после неудачных контратак, были вынуждены бросить технику и тяжелое оружие, и отступать по неудобной дороге, через лес и горы. Было взято в плен около 800 человек, захвачено около 150 автомашин, много орудий, минометов и другого оружия и имущества. 13 апреля части 63-го корпуса Кошевого вошли в Симферополь, 14 апреля — в Бахчисарай.

К 18 апреля немцев выбили с рубежа р. Чёрная и Федюхиных высот. Однако попытки с ходу взять Сахарную головку и Сапун-гору — высоты, по которым проходил последний, самый мощный рубеж немецкой обороны у Севастополя, провалились. До конца апреля советские войска неоднократно предпринимали попытки штурма Севастополя, но каждый раз добивались лишь частных успехов. 7 мая начался генеральный штурм. После ожесточенного боя, подавив яростное сопротивление противника, советские войска вышли на гребень Сапун-горы. После взятия ключевой позиции противника, началось освобождение самого Севастополя. 9 мая 1944 года город русской славы был освобожден. Генерал-майору Кошевому было присвоено звание Героя Советского Союза. Пётр Кириллович также получил звание генерал-лейтенанта.

Потом Пётр Кириллович был назначен командиром 71-го стрелкового корпуса (3-й Белорусский фронт), а в начале 1945 г. — 36-го гвардейского стрелкового корпуса. Войска под командованием Петра Кошевого освобождали Белоруссию, воевали в Восточной Пруссии и штурмовали Кёнигсберг. За умелое руководство при штурме Кёнигсберга Пётр Кошевой был награждён второй медалью «Золотая Звезда».

Послевоенная служба

После войны Кошевой продолжал командовать корпусом. С 1946 года командовал 6-й гвардейской армией в Прибалтийском военном округе. В 1948 году окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генштаба. Был первым заместителем Главнокомандующего Группой советских войск в Германии, командовал войсками Сибирского и Киевского военных округов. С 1965 года — Главнокомандующий Группой советских войск в Германии. В 1954 г. получил звание генерал-полковника, в 1968 году — Маршала Советского Союза. В 1968 году принял участие в организации операции «Дунай» (ввод войск в Чехословакию).

В 1969 году фактически отправлен в почетную отставку — занимал должность генерального инспектора Группы генеральных инспекторов Минобороны СССР. Жил в Москве. Умер 30 августа 1976 года. Есть мнение, что Пётр Кириллович Кошевой был одним из лучших полководцев Великой Отечественной войны уровня дивизия — корпус. К сожалению, его деятельность была мало освещена в СССР. Хотя благодаря таким железным и грамотным командирам СССР победил в той жестокой войне. Боевой путь Кошевого мог бы стать основной для историко-патриотических фильмов, необходимых для воспитания подрастающих поколений и сохранения памяти о великом прошлом нашей Родины.

Советский полководец Пётр Кириллович Кошевой. Часть 2

Бронзовый бюст в Александрии

Источники:
Кошевой П. К. В годы военные. М., 1978 // http://militera.lib.ru/memo/russian/koshevoy_pk/index.html.
Люди бессмертного подвига. Очерки о дважды, трижды и четырежды Героях Советского Союза. М., 1975 // http://militera.lib.ru/bio/heroes/index.html.
Манштейн Э. Утерянные победы. М., 1999 // http://militera.lib.ru/memo/german/manstein/index.html.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. parusnik 23 декабря 2014 07:45
    благодаря таким железным и грамотным командирам СССР победил в той жестокой войне...Это верно..
  2. Русский ватник 23 декабря 2014 09:52
    Как писал поэт "Да, были люди в наше время, могучее, лихое племя." Вечная память. soldier hi
  3. Makarych 23 декабря 2014 10:00
    "...Есть мнение, что Пётр Кириллович Кошевой был одним из лучших полководцев Великой Отечественной войны уровня дивизия — корпус. К сожалению, его деятельность была мало освещена в СССР. Хотя благодаря таким железным и грамотным командирам СССР победил в той жестокой войне..."
    А почему бы не продолжить цикл статей? Всегда интересовался военной историей и, считаю, такие статьи очень интересными и познавательными. Думаю, что я не одинок в этом.
    1. ranger 23 декабря 2014 12:39
      Цитата: Makarych
      Есть мнение, что Пётр Кириллович Кошевой был одним из лучших полководцев Великой Отечественной войны уровня дивизия — корпус


      Мой отец- кадровый военный, фронтовик,служивший под началом Кошевого в Киевском военном округе и ГСВГ в качестве командира дивизии, считал Маршала также одним из лучших командующих такой махиной как Группа Советских войск в Германии... Группировки обладавшей такой ударной мощью в то время не было ни в одной стране мира...
  4. valokordin 23 декабря 2014 13:25
    А памятник в Александрии не Полтавской области, чего доброго нацисты его снести могут.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня