Политическое убийство. 25 лет назад расстреляли супругов Чаушеску

Ровно двадцать пять лет назад, 25 декабря 1989 года, были расстреляны президент Социалистической республики Румыния (СРР) Николае Чаушеску и его супруга Елена Чаушеску. Человек, двадцать четыре года, с 1965 по 1989 гг., управлявший одной из крупнейших стран Восточной Европы, пал жертвой, как сказали бы теперь, классической «оранжевой революции». Это спустя два десятилетия практика подобных «демократических революций» станет типичной для всех стран, изменения политики которых желают США. Тогда же проведение военных переворотов и мятежей, маскируемых под «народные восстания», только набирало обороты. В странах «третьего мира» было удобнее действовать путем классических военных заговоров, однако в таких крупных государствах как Румыния, к тому же расположенных в Европе и бывших на виду мировой общественности, простой военный переворот мог не произвести должного впечатления. Поэтому здесь была применена тактика «бархатных революций», впоследствии доказавшая свою эффективность на постсоветском пространстве. Прежде чем перейти непосредственно к рассказу о событиях 25 декабря 1989 года, следует вкратце напомнить, что представляла собой социалистическая Румыния.

От королевства до народной республики


На протяжении большей части своей новой и новейшей истории Румыния оставалась далекой периферией Европы. После освобождения от вассальной зависимости по отношению к Османской империи, независимая Румыния превратилась в страну с колоссальной социальной поляризацией, высокой коррупцией власти, произволом чиновников. Правившая Румынией династия Гогенцоллернов и окружавшие ее румынские аристократия и олигархия занимали откровенно антинациональные позиции и заботились исключительно о собственных корыстных интересах, при этом, не забывая вбрасывать в массы националистические лозунги и культивировать миф о «Великой Румынии», «славных даках», попутно обвиняя во враждебности все окружающие страны.

После окончания Первой мировой войны в Румынии стали набирать популярность праворадикальные идеи, которые вылились в формирование целого ряда националистических революционных организаций. Наиболее знаменитой среди них была «Железная гвардия». Политическая ситуация в Румынии в конце 1930-х гг. привела к тому, что фактическую власть в стране в результате военного переворота захватил генерал Ион Антонеску. Этот праворадикально настроенный румынский военачальник провозгласил себя «кондукэтором», то есть «вождем», «фюрером». В годы Второй мировой войны Румыния выступила на стороне гитлеровской Германии, что было и неудивительно, учитывая идеологическое родство правящих режимов и давние политические и экономические связи двух стран.

Однако по мере краха гитлеровских планов быстрой победы над Советским Союзом и, тем более, начавшегося отступления вермахта на восточном фронте, в румынских правящих кругах росло недовольство военно-политическим курсом Антонеску. Тем более, румынские армии, сражавшиеся против СССР, несли колоссальные людские потери и постепенно оставляли занятые ими позиции. 23 августа 1944 г. король Михай I, опираясь на поддержку румынской компартии, произвел военный переворот. Маршал Антонеску был арестован. Румыния заявила о своем выходе из войны, после чего румынскими войсками с помощью вступивших на территорию Румынии советских войск были частью разгромлены и уничтожены, а частью взяты в плен размещавшиеся на территории страны силы вермахта. Так началась история послевоенной Румынии.

Выходя из войны, король Михай, очевидно, руководствовался соображениями сохранения собственной власти. Однако попадание Румынии, после окончания Второй мировой войны, в орбиту советского влияния нарушило все его планы. После кратковременного правления двух кабинетов министров под руководством генерала Константина Сэнэтеску (правил с 23 августа 1944 по 16 октября 1944 гг.) и генерала Николае Рэдеску (правление — с 6 декабря 1944 по 6 марта 1945 гг.) правительство Румынии возглавил просоветский политик Петру Гроза. Хотя официально он не состоял в компартии, но симпатизировал коммунистам и фактически привел их к власти в стране.

В ноябре 1946 г. коммунисты одержали победу на парламентских выборах. В конечном итоге король был вынужден отречься от престола, а 30 декабря 1947 г. была провозглашена Румынская Народная Республика. Ее фактическим руководителем стал первый секретарь ЦК Румынской компартии Георге Георгиу-Деж (1901-1965) — ветеран румынского коммунистического движения. В 1947 г. Румынская компартия объединилась с Социал-демократической партией, в результате чего была создана Румынская рабочая партия. Началось коммунистическое переустройство румынского государства, включавшее в себя установление однопартийного правления, коллективизацию и индустриализацию. Поскольку Георгиу-Деж был убежденным сталинистом, он стремился перенимать опыт коллективизации и индустриализации в сталинском СССР, в том числе применяя и достаточно жесткие методы по отношению к оппозиции.

Однако, в 1948-1965 гг., когда страной фактически руководил Георгиу-Деж, Румыния совершила колоссальный экономический скачок. Основная часть инвестиций была направлена в развитие румынской промышленности, в том числе химической и металлургической отраслей. При этом Георгиу-Деж после смерти И.В. Сталина и начавшейся в Советском Союзе политики десталинизации сумел обеспечить относительно независимый внутриполитический и внешнеполитический курс Румынии. Так, в отличие от большинства других социалистических стран Восточной Европы на территории Румынии не базировались советские войска. Румыния свободно торговала со странами Запада, при этом в идеологическом отношении придерживаясь более радикально-коммунистических (сталинистских) позиций, нежели Советский Союз. Независимую внутреннюю и внешнюю политику проводил и сменивший в 1965 г. Георгиу-Дежа на посту главы румынского государства и коммунистической партии Николае Чаушеску.

Николае Чаушеску

Николае Чаушеску родился 26 января 1918 г. в селе Скорничешти в многодетной крестьянской семье. Кроме Николае, у его отца Андруцэ — местного крестьянина, подрабатывавшего портняжным ремеслом, было еще девять детей. Семья жила бедно, но начальное школьное образование сыну дать сумела. Потом, в 11 лет, Николае отправили в Бухарест, к старшей сестре. Там он начал осваивать сапожное ремесло в мастерской Александра Сандулеску. Мастер был членом подпольной Румынской коммунистической партии и привлек к политической деятельности юного ученика. С 1933 года Чаушеску стал участвовать в деятельности коммунистического движения — первоначально как член Коммунистического союза молодежи. В 1936 г. он вступил в ряды Румынской коммунистической партии. К этому времени за плечами юного Чаушеску было несколько отсидок в тюрьмах, во время которых и произошло его знакомство с влиятельными фигурами вроде того же Георге Георгиу-Дежа, который и стал покровителем убежденного молодого коммуниста. В 1936-1939 гг. и 1940-1944 гг. Николае Чаушеску находился в заключении в тюрьмах королевской Румынии. В промежуток между сроками он познакомился с Еленой Петреску (1919-1989) — также молодой активисткой компартии, которая впоследствии стала его супругой и верной соратницей.

После выхода Румынии из войны против СССР Николае Чаушеску совершил побег из тюрьмы, а поскольку политическая ситуация в стране стремительно менялась, вскоре легализовался и быстро сделал карьеру в руководстве компартии. Он возглавил Союз коммунистической молодежи, а в 1945 г., в возрасте 27 лет, был назначен начальником Высшего политического управления Вооруженных сил Румынии с присвоением воинского звания «бригадный генерал» (хотя никогда прежде не служил в армии и не имел высшего или даже законченного среднего образования). В 1947-1948 гг. он возглавлял партийные обкомы в Добрудже и Олтении, затем, с 1948 по 1950 гг. был министром сельского хозяйства РНР. Именно Чаушеску стоял у истоков проводимой правительством Георгиу-Дежа политики коллективизации румынской деревни. Позже, в 1950-1954 гг. Чаушеску занимал должность заместителя министра Вооруженных сил РНР, получив звание генерал-майора. С 1954 г. Николае стал секретарем ЦК РРП, а с 1955 г. — членом Политбюро ЦК РРП, войдя в состав высшей политической элиты послевоенной Румынии. В компетенцию Чаушеску входило, в том числе, и руководство на партийном уровне деятельностью румынских спецслужб.

19 марта 1965 г. Георге Георгиу-Деж скончался, а 22 марта Николае Чаушеску, которому было на тот момент 47 лет, был избран первым секретарем Центрального комитета Румынской рабочей партии. В июле 1965 г. по его инициативе партии было возвращено прежнее название — Румынская коммунистическая партия. Спустя месяц, в августе 1965 г., Румынская Народная Республика была переименована в Социалистическую Республику Румынию (СРР). Помимо партийного руководства, Чаушеску стал председателем Госсовета — в 1967 г., и верховным главнокомандующим — председателем Совета обороны в 1969 г. Таким образом, вся реальная полнота власти в Румынии была сконцентрирована в руках Чаушеску. Это впоследствии дало основание его критикам обвинять Чаушеску в установлении диктаторского режима и создании «культа личности». Безусловно, и то, и другое имело место, однако противники режима Чаушеску постоянно забывают о другой стороне правления румынского руководителя — небывалом развитии экономики, культуры, науки в стране, всегда находившейся на периферии европейского мира. Именно годы правления Чаушеску, пожалуй, были единственным в истории страны периодом, когда ее можно было причислить к действительно развитым и самостоятельным странам.

«Золотой век» Румынии

Независимость Румынии во внешней политике была огромным достижением Чаушеску как политика. Хотя ее фундамент начал закладываться еще при его предшественнике на посту главы партии Георгиу-Деже, в годы правления Чаушеску автономная внешнеполитическая линия румынского руководства достигла своего апогея. Румыния дружила и торговала с кем хотела, что было обусловлено принятием еще в 1964 г. специального документа, подтверждавшего автономность каждой коммунистической партии в выборе оптимального пути политического развития для своей страны. Таким образом, румынское руководство избежало необходимости делать выбор в пользу советского или китайского курса в мировом коммунистическом движении, сохранив хорошие отношения как с СССР, так и с КНР.

Политическое убийство. 25 лет назад расстреляли супругов Чаушеску


Впрочем, отношения Румынии с Советским Союзом не были столь безоблачными. Хотя открыто СРР с СССР никогда не конфликтовало, но скрытые противоречия существовали и были связаны, в первую очередь, с экспансионистскими устремлениями румынского руководства. Дело в том, что национализм всегда был «больным местом» румынской власти. Как и для многих других восточноевропейских стран, долгое время находившихся под иностранным управлением, для Румынии вопросы национальной идентичности и национального возрождения всегда были больным местом. На этом делали акцент и королевские власти, и «железногвардейцы», и многочисленные националистические партии и группировки. Не избежала этой проблематики и социалистическая Румыния. Хотя открыто претензии Советскому Союзу не предъявлялись (да и не могли предъявляться — Чаушеску адекватно воспринимал свое место в мировой и европейской политике), но, безусловно, в сторону Молдавии и Бессарабии многие румынские политические деятели посматривали с плохо скрываемым раздражением, считая их историческими территориями румынского государства.

С другой стороны, мифология «Великой Румынии», сочетающаяся с ленинско-сталинским видением коммунистического строительства, давала импульс для развития национальной государственности и экономики — укрепления политической системы, индустриализации, «окультуривания» широких масс пролетарского и крестьянского населения. Причиной прохладных отношений с Советским Союзом был и сталинизм Чаушеску. Румынская компартия, хотя и осудила перегибы политики Георге Георгиу-Дежа после его смерти и прихода к власти Чаушеску, в целом следовала сталинской концепции индустриализации.

Понимая всю сложность своего положения между капиталистическим Западом и настаивающим на принятии своей идеологической линии Советским Союзом, Чаушеску стремился сделать Румынию самодостаточным государством, способным опираться на собственные силы. Во многом это ему удалось. Причем — практически без использования советской помощи. Чаушеску пришлось обращаться за кредитами к западным государствам, которые хотя и находились на абсолютно противоположной «линии баррикад» в идеологическом отношении, но не отказали Румынии из соображений противопоставления ее Советскому Союзу. Благодаря использованию западных кредитов Чаушеску удалось модернизировать румынскую экономику, создав собственную и высокоразвитую тяжелую и легкую промышленность. В годы его правления Румыния выпускала собственные легковые автомобили, танки, самолеты, и это не говоря о больших объемах мебельного, пищевого, текстильного, обувного производства. Была значительно укреплена румынская армия, превратившись в одну из наиболее сильных и хорошо вооруженных в регионе (не считая советской, разумеется).

Среди очевидных достижений можно назвать создание не только промышленных предприятий машиностроительного, химического, металлургического профиля, но и развитие текстильной и пищевой промышленности. Готовая продукция преобладала в румынском экспорте, что подтверждало не сырьевой, а индустриальный статус страны. Развивалась и досуговая инфраструктура. Так, была построена сеть курортов в Карпатских горах, куда приезжали иностранные туристы — причем не только из социалистических, но и из капиталистических стран. Что касается показателей индустриального развития страны, то в 1974 году объем промышленного производства в стране в сто раз превосходил 1944 год. В 15 раз вырос национальный доход.

Таким образом, занятые у западных стран деньги были потрачены Чаушеску впрок — на развитие национальной экономики, руководство которой осуществлялось по социалистическим принципам. При этом, в 1980-е гг. правительству Чаушеску удалось погасить задолженность перед западными странами. Между тем, в 1985 году начался горбачевский «новый поворот» в политической и экономической жизни Советского Союза, который идеально соответствовал планам США по ослаблению и последующей дезорганизации и уничтожению СССР и советского блока. В Советском Союзе и других социалистических странах Восточной Европы «пятая колонна» Запада усиленно проталкивала идеи о нежизнеспособности социалистической модели в экономическом отношении, о необычайной жестокости социалистических «тоталитарных режимов», подавлявших любое инакомыслие.

Готовился развал советского блока и в этом контексте Румыния под руководством Чаушеску оказывалась очень неудобной страной. Ведь Чаушеску от социалистического курса развития отказываться не собирался — он был, в отличие от Михаила Горбачева, коммунистом «классической формации» — старым революционером, для которого «школой жизни» была не карьера комсомольского и партийного работника, а подполье и долгие годы тюремного заключения.

Существование государства, подобного Румынии, то есть — неподконтрольного ни Западу, ни «перестраивающемуся» на западный лад и в западных интересах Советскому Союзу, да еще в центре Европы, представляло собой серьезную проблему. Фактически оно нарушало планы США и их союзников по быстрому уничтожению социалистической идеологии в Восточной Европе. Поэтому специалисты западных спецслужб начали активно разрабатывать проект по свержению неугодного Чаушеску и установление контроля над Румынией. Тем более, что расположенная у границ России / Советского Союза Румыния всегда представляла стратегический интерес для Запада — сначала для Англии и Франции, потом для гитлеровской Германии, а затем и для Соединенных Штатов Америки.

Надо сказать, что Чаушеску еще до начала перестройки в СССР прекрасно осознавал, что румынское государство, выбрав реально независимый и в политическом, и в экономическом отношении путь, должно быть способным постоять за себя и в военном, и в разведывательном, и в контрразведывательном отношении. Поэтому значительные силы и средства Социалистическая Республика Румыния тратила на укрепление своего военного потенциала, а также на содержание и развитие сил государственной безопасности.

Еще в августе 1948 г., практически одновременно с утверждением новой коммунистической власти, в Румынии был создан Департамент государственной безопасности (Departamentul Securităţii Statului) — специальная служба, получившая широкую известность по части своего названия — «Секуритате». В состав «Секуритате» входили Генеральный директорат технических операций (радиоперехват и дешифрование), Директорат контрразведки (борьба с иностранными шпионами), Директорат по делам заключенных (управление пенитенциарными учреждениями), Директорат внутренней безопасности (осуществлял контроль за самой «Секуритате»), Национальная комиссия по визам и паспортам (аналог советского ОВИРа), Директорат войск государственной безопасности (руководил 20-тысячными войсковыми подразделениями, осуществлявшими охрану важных государственных объектов), Директорат милиции (контролировал органы милиции) и Директорат «V» (отвечал за организацию личной охраны руководства Румынии).

На «Секуритате» Чаушеску возлагал большие надежды, доверяя спецслужбе куда больше, чем менее надежной в политическом отношении армии. Тем более, что и в политическое, и в военное руководство Румынии в 1980-е годы постепенно стали проникать прозападные настроения. Поскольку Румыния, стремившаяся поскорее освободиться от долговой зависимости и рассчитаться по предоставленным ей западными странами кредитам, некоторое время существовала в режиме экономии финансовых средств, многие высокопоставленные функционеры стали выказывать недовольство ухудшением своего материального положения. Нет никаких сомнений в том, что определенная часть румынской элиты в итоге оказалась «на содержании» американских спецслужб. Последние вынашивали планы по проведению в Румынии «народного восстания», которое должно было свергнуть правительство Чаушеску. При этом в своем решении уничтожить социалистический режим в Румынии США заручилось негласной поддержкой Советского Союза, в конце 1980-х гг. уже полностью следовавшего в фарватере американских интересов. Американские руководители настраивали советского генсека Михаила Горбачева против Чаушеску, одновременно подталкивая его к «самостоятельному решению румынской проблемы». Советское руководство, только закончившее десятилетнюю войну в Афганистане, ввязываться в очередной вооруженный конфликт не хотело, поэтому «валить» Чаушеску США при фактической поддержке СССР решило методом разжигания т.н. «народной революции» — якобы сам румынский народ, недовольный диктаторским режимом, встанет на баррикады и свергнет правительство Чаушеску. Для этого требовалось усилить информационную войну против внутриполитического курса Чаушеску и румынской компартии.

«Оранжевая революция» образца 1989

В советской прессе начали появляться критические материалы в отношении Чаушеску, который назывался не иначе как сталинистом и нарушителем ленинских принципов в строительстве коммунизма. Чаушеску, которого в ноябре 1989 г. переизбрали Генеральным секретарем ЦК Румынской компартии, подвергал резкой критике проводимую советским руководством политику «Перестройки» и пророчески утверждал, что она приведет социализм к краху. Запад, устами бежавших в США румынских оппозиционеров, в свою очередь, накручивал румынское общество массированной пропагандой. Чаушеску объявлялся основным виновником ухудшающегося экономического положения страны. Запад давил на Чаушеску и через Михаила Горбачева. Последняя встреча румынского руководителя с советским генсеком состоялась 6 декабря 1989 года. На ней Михаил Горбачев в очередной раз принялся убеждать Николае Чаушеску в необходимости политических и экономических реформ в Румынии. На что президент СРР дал свой знаменитый ответ «Скорее Дунай потечет вспять, чем в Румынии произойдет перестройка». Михаил Сергеевич, не на шутку обидевшись, пригрозил последствиями. Прошло менее трех недель, как его слова показали свою фатальную правоту.



«Оранжевая революция» в Румынии осуществлялась по классическому сценарию, который мы в наши дни могли наблюдать в арабских странах, Грузии, а недавно — и на Украине. Сначала была создана «оппозиция», во главе которой поставлены завербованные Западом чиновники и партийные функционеры того же режима Чаушеску. Это — первое опровержение якобы «народного» характера румынской революции. Не было никаких созданных «народом» революционных движений, не появились «народные лидеры» — экономя время и средства, западная агентура просто завербовала ряд бывших и действующих политических деятелей СРР, включая партийных функционеров и представителей армейского командования.

Первостепенную роль в «оппозиции», как оказалось впоследствии, играл Ион Илиеску (р.1930). На тот момент пятидесятидевятилетний Илиеску всю свою сознательную жизнь был комсомольским и партийным функционером. В Союз коммунистической молодежи он вступил в 1944 г., в партию — в 1953 г., а в 1968 г. стал членом ЦК Румынской компартии. Еще в середине 1970-х гг. Чаушеску, очевидно располагая какой-то информацией, оттеснил Илиеску от существенных постов в партийной иерархии и перевел на должность председателя Национального совета по водному хозяйству. В 1984 г. Илиеску сняли и с этой должности и исключили из ЦК РКП. В то же время, «ужасный диктатор» Чаушеску не расправился с ним и даже не посадил в тюрьму. Как оказалось — зря: к самому Чаушеску Ион Илиеску не был столь благосклонен.

Для провоцирования «народной революции» по всей стране в качестве застрельщика западные агенты использовали национальное меньшинство. 16 декабря 1989 г. в Тимишоаре — ключевом городе региона, в котором преобладали этнические венгры, состоялся митинг в поддержку венгерского оппозиционера Ласло Текеша, выселяемого по приказу властей. Митинг перерос в беспорядки, причем целенаправленно были подняты экономические и социальные лозунги. Вскоре волнения распространились на всю страну и в Бухаресте, на Оперной площади, появился «майдан». 17 декабря 1989 г. воинские части и служащие «Секуритате» открыли огонь по митингующим. Ведущие телеканалы мира продемонстрировали кадры из Румынии, стремясь показать мировой общественности «кровожадность диктатора Чаушеску».



18 декабря Чаушеску отправился с визитом в Иран, однако уже 20 декабря был вынужден прервать визит и вернуться в Румынию. Здесь он провел срочное совещание по вопросам государственной безопасности и чрезвычайного положения в стране. 21 декабря на территории населенного венграми уезда Тимиш было введено чрезвычайное положение. Сам же Чаушеску вышел с выступлением к народу — на митинг в его поддержку собралось около ста тысяч человек. Однако внезапно провокаторы в толпе начали крики «Долой», взорвали петарду. В результате митинг был дезорганизован, а Чаушеску покинул трибуну. На улицах Бухареста начались массовые беспорядки, были введены армейские подразделения. Начались перестрелки между повстанцами, войсковыми частями, сотрудниками «Секуритате», криминальными группировками. 22 декабря был найден убитым министр обороны страны генерал Василе Миля — якобы он застрелился, не желая отдавать войскам приказ о подавлении народных выступлений. В тот же день, в 12.06, Чаушеску вместе с супругой Еленой и несколькими охранниками и соратниками бежал на вертолете, поднявшемся с крыши резиденции ЦК Румынской компартии, которую к этому времени осадили толпы демонстрантов. Оппозиция захватила Бухарестский телецентр и объявила о свержении генсека.

Псевдосуд и убийство

Супруги Чаушеску направились сначала на свою дачу, откуда ожидали отъезда на резервный командный пункт, который должен был обеспечить генерал Стэнкулеску. Однако последний, как оказалось, также был в числе мятежников (то бишь, «оппозиционеров»). Тогда Чаушеску пытались прорваться в Питешти, сохранявший верность генсеку, но в процессе передвижения был схвачен мятежниками. Двое суток супруги Чаушеску находились в Тырговиште на территории воинской части, причем некоторое время пожилых людей (а им было 71 и 70 лет) держали внутри бронетранспортера.

25 декабря состоялось то, что оппозиция и их американские покровители назвали судом — разумеется, без всякого предварительного следствия. Государственным обвинителем был назначен заместитель председателя военного трибунала по Бухаресту генерал-майор Джику Попа. Супругов Чаушеску обвиняли по следующим статьям румынского уголовного кодекса: разрушение национальной экономики, вооруженное выступление против народа и государства, разрушение государственных институтов, геноцид. Признать себя душевнобольными супруги Чаушеску отказались, были признаны виновными по всем пунктам обвинения и приговорены к высшей мере наказания — смертной казни через расстрел. По решению трибунала, на обжалование смертного приговора должно было выделяться десять дней. Но оппозиционеры столь сильно боялись Чаушеску, что решили убить его и его супругу немедленно, опасаясь, что их могут отбить вооруженные сторонники или сотрудники «Секуритате».

— генерал Виктор Стэнкулеску

Для убийства супругов Чаушеску генерал Стэнкулеску, бывший министром обороны мятежников, выделил офицера и трех солдат. В 16.00 Николае и Елена Чаушеску были выведены во двор казармы воинской части и расстреляны. Их тела сутки пролежали на футбольном стадионе, а затем были захоронены на кладбище «Генча» в Бухаресте — под чужими именами (палачи надеялись, что тем самым воспрепятствуют «поклонению» могилам со стороны сторонников коммунистической идеологии и режима Чаушеску). Лишь впоследствии тела были эксгумированы, перезахоронены и на могиле был установлен скромный памятник.

Фактически казнь супругов Чаушеску была обычным политическим убийством, замаскированным под приговор суда. Политик, оказавшийся неугодным и Соединенным Штатам, и горбачевскому СССР, был обвинен в нарушениях прав человека и политических репрессиях, но сам же, по сути, и стал жертвой политического убийства. Мировая общественность «либеральной» ориентации убийство Чаушеску скорее одобрила. Расстрел снимался на видео и был продемонстрирован по румынскому телевидению. Одними из первых позитивно отреагировали на убийство супругов Чаушеску проамериканские советские руководители. Тогдашний министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе вскоре прибыл в Румынию — поздравить новое руководство страны. Кстати, состояло оно из бывших партийных функционеров, отстраненных от власти еще в годы правления Чаушеску и переориентировавшихся на сотрудничество с Западом.

Уже во второй половине 2000-х годов выяснились многие зловещие подробности о событиях 20-25 декабря 1989 года. В частности, было установлено, что приказ стрелять по толпе отдал не Николае Чаушеску (о чем заявляли мировые СМИ), а генерал Виктор Стэнкулеску (кстати, этот человек, несущий непосредственную ответственность за убийство Чаушеску, пробыл министром обороны недолго и получив погоны генерала армии, был отправлен в отставку, а в 2008 году его арестовали и осудили по обвинению в руководстве массовым убийством людей в Тимишоаре). И погибло в результате перестрелок на улицах Бухареста и других румынских городов не 64 тысячи человек (о чем также заявляли мировые СМИ), а менее тысячи. Есть информация об участии в провокациях во время митингов в румынской столице сотрудников советских спецслужб. В этом нет ничего удивительного, поскольку Михаил Горбачев сам поддерживал свержение Чаушеску и получил на этот счет карт-бланш от американского руководства: Вашингтон даже разрешил Советскому Союзу при желании сместить режим Чаушеску вооруженным путем. Правда, до этого не дошло.

Спустя годы в румынском обществе спала истерия по поводу отношения к личности Чаушеску. Материалы социологических опросов румынских граждан показывают, что современные румыны в большинстве своем относятся положительно к фигуре Николае Чаушеску и уж, по крайней мере, утверждают, что его не должны были казнить. Так, 49% респондентов считают, что Николае Чаушеску был положительным руководителем государства, более 50% выражают сожаление о его смерти, 84% считают, что без следствия и суда расстрел четы Чаушеску являлся незаконным.

«Румыния сегодня — это рынок сбыта для иностранных товаров, по сути, — экономическая колония международного капитала. За истекшие двадцать лет национальная промышленность была ликвидирована, а стратегические отрасли — проданы иностранцам. Урезаны зарплаты, растет безработица, появились наркотики и проституция. Хотя каждый год в декабре звучат заклинания политиков о “свободе” и “демократии”, люди понимают, что это — бесстыдная ложь самого коррумпированного, некомпетентного и надменного политического класса за всю историю румын. Поэтому сегодня румыны считают, что декабрь 1989 года оказался осечкой, неудачным стартом», — говорит историк Флорин Константиниу (цит. по: Морозов Н. Декабрьские события 1989 года в Румынии: революция или путч? // Неприкосновенный запас. 2009, № 6 (68)). К могиле, в которую в 2010 году были перезахоронены после эксгумации Николае Чаушеску и Елена Чаушеску (Петреску), сегодня приносят цветы. Поняв, что принесла им проамериканская «народная революция», многие румыны сожалеют об убийстве Чаушеску и в целом о крахе социализма.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

34 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти