Не очень горячая, но болезненная точка в Африке

Не очень горячая, но болезненная точка в АфрикеВ октябре 2014 года на алжиро-марокканской границе произошел, казалось бы, незначительный инцидент: несколько граждан Марокко получили ранения от огня алжирских пограничников. Однако реакция королевства последовала практически моментально. Посол Алжира был вызван в МИД страны, где от него в жесткой форме потребовали объяснения. Власти Алжира, в свою очередь, заявили, что их военнослужащие, пытаясь пресечь попытку пересечения границы группой контрабандистов, действовали в рамках закона. Это событие и последующая перепалка сторон привлекли большое внимание ряда арабских СМИ, высказавших опасения относительно возможного осложнения отношений между двумя североафриканскими государствами, которые и без того напряженные, а зачастую переходят во враждебные. Главной причиной таких отношений является конфликт в Западной Сахаре, который длится уже более 40 лет и, к сожалению, перспективы его урегулирования в настоящее время весьма туманны.

Надо отметить, что активные боевые действия на этой спорной территории в настоящее время не ведутся, хотя отдельные инциденты периодически возникают. По этой причине может показаться, что проблема Западной Сахары не так важна, особенно на фоне событий арабской весны или иных, более кровопролитных событий в Африке.

Но с другой стороны, политические последствия конфликта между Алжиром и Марокко выходят далеко за пределы Северной Африки, следствием чего является отсутствие должного взаимодействия между странами региона и возникновение серьезных препятствий на пути реализации политических и экономических инициатив в Южном Средиземноморье как со стороны Европы, так и со стороны африканских и арабских государств.


НАРОДЫ И ТЕРРИТОРИИ

Для того чтобы лучше разобраться в военно-политической обстановке в Западной Сахаре, а также в причинах, которые привели к ее обострению, необходимо перечислить некоторые исторические и этнографические особенности региона. Под территорией, обозначаемой на картах как Западная Сахара, сегодня понимаются провинции, расположенные на северо-западе Африки, площадью примерно 284 тыс. кв. км, с протяженностью береговой линии 1200 км. Исторически эти земли подразделяются на две части: Сагиет-эль-Хамра (Красный ручей в переводе с арабского) на севере и Вади-эд-Дахаб (Золотая долина по-арабски, в испанском варианте – Рио-де-Оро) на юге. Коренные жители – около 500 тыс. человек, арабо-берберские племена, в основном ведущие кочевой образ жизни.

Коренное население говорит на диалекте арабского языка хасания, берберских наречиях, а также широко распространен испанский язык. Официальными языками территорий, контролируемыми ПОЛИСАРИО (Народный фронт за освобождение Сагиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро), являются арабский и испанский, а на территориях, контролируемых Марокко, – арабский и берберский (амазиг). После ввода марокканских войск и последующего переселения в Западную Сахару марокканцев неофициальное распространение получил также диалект арабского языка дараджа.

Арабы пришли в Северную Африку в VII веке, вследствие чего началась арабизация и исламизация берберских племен. Несмотря на первоначальные конфликты, начиная с VIII века, арабы и берберы Северной Африки стали относительно мирно сосуществовать, чему в значительной степени способствовали схожесть образа жизни (кочевники), близость традиций, принятие ислама абсолютным большинством берберских племен, пусть и с сохранением некоторых индивидуальных традиций, распространение арабского языка, смешение браков. На территории современной Западной Сахары, где проживали представители этническо-племенной группы санхаджи, эти процессы происходили медленнее, начавшись только в XI веке после прибытия и заселения территории аравийским племенем бани хассан. Однако конфликты возникали довольно часто, и крупные антиарабские восстания здесь завершились только в XVII веке, когда закончилась Тридцатилетняя мавританская война (1644–1674 годы). Итогом этой войны стало поражение берберских племен, которые отказались от своих политических претензий на создание независимого государства и согласились на ряд условий, выдвинутых арабскими переселенцами – хасанами. В какой-то степени результат этого конфликта проявляется даже сегодня в виде сформировавшейся родоплеменной и социальной структуры Мавритании, и частично – среди населения Западной Сахары, где часть берберского населения находится на положении рабов.

Несмотря на то что территория современной Западной Сахары официально входила в состав Марокко, начиная с XI столетия эти земли контролировались центральным правительством относительно слабо. Причиной этого являлись этнические различия между марокканцами и жителями Западной Сахары, которых после арабских завоеваний стали называть сахрави (буквально житель пустыни). Эти различия проявлялись в языковых диалектах (в отличие от марокканских, западносахарские диалекты сохранили больше элементов классического арабского языка), в отношениях между арабскими и берберскими племенами (ассимиляция в Западной Сахаре проходила более болезненно), в образе жизни, культуре, социальной иерархии. Кроме того, сахрави всегда очень ревностно относились к попыткам других государств включить Западную Сахару в свой состав и навязать им свои условия.

Марокканское правительство делало значительные усилия для расположения к себе местных племен, некоторые вожди которых присягали на верность правителям Марокко, но конфликты все равно иногда возникали, а соседи Марокко Мавритания и алжирские правители в период нахождения в составе Оттоманской империи рассматривали возможность включения территории Западной Сахары в состав своих владений. Причем Османская империя рассматривала эту территорию как возможность выхода к Атлантическому океану. Хотя крупных военных конфликтов между странами не возникало, со стороны деев, наместников Оттоманской империи, в Алжире имели место попытки склонить на свою сторону местные племена с целью неподчинения их властям Марокко.

В составе сахрави наиболее крупными племенными объединениями являлись текна, племена валяд делим и регейбат. Если первые – потомки арабских переселенцев, то последние – племя, пришедшее с восточных районов Сахары. Свободолюбивые и воинственные, они часто конфликтовали со своими соседями. Необходимо также отметить, что зоной проживания сахрави были не только территория Западной Сахары, но и часть Алжира, Марокко, Мавритания в их современных границах.

ДАЕШЬ СВОБОДУ!

После начала испанской колонизации в 1880-х годах племя регейбат включилось в активную борьбу против захватчиков, встав в ее авангарде. Военным и политическим лидером Западной Сахары в то время стал представитель регейбат шейх Маа аль-Айнин (1831–1910), чье имя и сегодня является символом борьбы за свободу населения Западной Сахары. Однако в 1934 году испанскими властями было заключено соглашение с местными племенами, в соответствии с которым население сахрави освобождалось от налогов, от службы в испанской армии, за ними сохранялись право свободного перемещения по территории Западной Сахары, право на оружие, при этом колонизаторы не вмешивались в вопросы религии и культуры. Что позволило испанским колонизаторам на несколько лет относительно стабилизировать обстановку в Западной Сахаре и заниматься эксплуатацией ее ресурсов. Деколонизация Африки, начавшаяся в 1950-х годах, обошла стороной Западную Сахару. Несмотря на принятые резолюции Генеральной Ассамблеи ООН (1965 и 1966), эти территории оставались в фактическом владении Испании, которая не хотела расставаться со своими «заморскими владениями».

Начиная с 1969 года, разворачивается организованное национально-освободительное движение, главной силой которого стал созданный 10 мая 1973 года Народный фронт за освобождение Сагиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро (Фронт ПОЛИСАРИО), провозгласивший вооруженную борьбу с колонизаторами. Первоначально в его руководство вошел аль-Уали Мустафа Сайед – потомок того самого Маа аль-Айнина. Значительную силу ПОЛИСАРИО придала поддержка ливийского лидера Муаммара Каддафи, который начал снабжать фронт современным оружием. В ряды ПОЛИСАРИО также было привлечено значительное количество туарегов-ахаггаров, которые всегда отличались воинственностью и были известны своими боевыми навыками. По всей видимости, они выступали в качестве наемников, так как территорией их проживания была Центральная Сахара, но никак не южное Марокко.

Под давлением вооруженной борьбы, а также требований ООН, Испания согласилась на предоставление автономии, а затем и на проведение референдума о будущем статусе территорий, который был запланирован на первую половину 1975 года, но так и не состоялся. События развивались. Марокко и Мавритания практически одновременно заявили о своем праве на включение этих земель в состав своих территорий, обосновывая свои позиции географическими, этническими и историческими обстоятельствами.

Чтобы ускорить процесс освобождения территории от владычества Испании, Марокко 6 ноября 1975 года организовало так называемый Зеленый марш, когда более 350 тыс. невооруженных человек, как мужчин, так и женщин, с лозунгами и национальными флагами направились к границе с «заморскими территориями». Несмотря на мирный характер мероприятия в целом, оно чуть не привело к вооруженному конфликту в регионе. Испания была вынуждена пойти на переговоры.

14 ноября 1975 года в Мадриде между правительством трех государств – Испании, Марокко и Мавритании – было подписано соглашение о передаче под временное административное управление (но без предоставления суверенитета!) Марокко и Мавритании территории Западной Сахары. В соответствии с соглашением, северная часть отходила под контроль Марокко, а южная – Мавритании. Правда, Испания оставила за собой контроль над двумя североафриканскими анклавами Сеутой и Мелильей, долю в разработке залежей сахарских фосфатов и право на ловлю рыбы в атлантических водах Западной Сахары на 10 лет.

Не очень горячая, но болезненная точка в Африке

Торжества в честь 25-летия Фронта ПОЛИСАРИО, пытавшегося вооруженным путем добиться независимости Западной Сахары от Марокко. Фото Reuters


ОСТАВШИЕСЯ БЕЗ ПРИСМОТРА

В декабре 1975 года, когда Испания начала вывод войск из уже бывших «заморских провинций», почти одновременно на территорию Западной Сахары ступили армии Марокко и Мавритании. Фронт ПОЛИСАРИО рассмотрел это как новую оккупацию, а его позиция нашла поддержку со стороны Алжира и Ливии. Позиция Туниса была на стороне Марокко. Надо сказать, что основное расхождение позиций стран по проблеме было окончательно обозначено в период подписания Мадридских соглашений, в которых отсутствовала подпись Алжира.

27 января 1976 года произошло событие, получившее название «Первая битва при Амгале». Тогда военнослужащие алжирской армии, находящиеся в населенном пункте Амгала (территория Западной Сахары, важность которой определялась наличием оазиса и оборудованными колодцами), подверглись атаке со стороны марокканских вооруженных сил и вынуждены были покинуть населенный пункт. По утверждению властей Алжира, их военнослужащие оказывали помощь беженцам, количество которых к тому времени возросло до десятков тысяч человек. Но как утверждала марокканская сторона, военнослужащие Алжира занимались в Амгале подготовкой повстанцев к ведению боевых действий – в качестве доказательства были продемонстрированы зенитные комплексы советского производства «Куб», якобы захваченные у алжирской стороны. Данные о потерях в ходе столкновения противоречивы. Однако это событие имело большое военно-политическое последствие и значительно ослабило шансы на быстрое мирное урегулирование.

Уже 28 января 1976 года президент Алжира Х. Бумедьен передал обращение главам государств, а также в ООН, в котором выразил поддержку праву западносахарцев на самоопределение и обвинил Марокко в незаконной оккупации территорий. Несмотря на то что, как уже упоминалось, алжирские военнослужащие 29 января покинули территорию Амгалы, власти республики приняли решение о предоставлении разносторонней поддержки ПОЛИСАРИО. К слову, весной 1976 года населенный пункт вновь перешел в руки боевых подразделений ПОЛИСАРИО, которые удерживали его до мая 1977 года. Этот инцидент – единственное подтвержденное марокканской стороной прямое вовлечение вооруженных сил АНДР в конфликт в Западной Сахаре. Доказательством являлись алжирские военнослужащие, взятые в плен.

27 февраля 1976 года Фронт ПОЛИСАРИО объявил о создании Сахарской арабской демократической республики (САДР), а себя – единственным законным представителем западносахарского народа. Первым независимость этой республики признал Алжир, что, разумеется, вызвало еще большую ненависть Марокко и Мавритании.

РАССТАНОВКА СИЛ

Командование Фронтом ПОЛИСАРИО разделилось на три основных направления – северное, центральное и южное (в настоящее время их шесть). Во многом благодаря поддержке со стороны Алжира, Ливии и Кубы, а также поставкам современных вооружений (в основном советского производства) ПОЛИСАРИО продемонстрировал достаточно успешное ведение боевых действий, а на мавританском направлении даже перехватил стратегическую инициативу, одержав ряд серьезных побед и совершая рейды в глубь страны. При этом боестолкновения отличались жестокостью.

На стороне Марокко и Мавритании выступила Франция, которая снабдила их современным на тот момент вооружением, а в 1978 году в ходе операции «Ламантин» ВВС Франции даже предприняли бомбардировку позиций ПОЛИСАРИО. Эта операция, согласно официальному заявлению, была ответом на пленение нескольких граждан Франции, находившихся на территории Мавритании в качестве специалистов. И подлила еще больше масла в огонь. Около 200 тыс. человек стали беженцами, обосновавшись в лагерях на территории Алжира. Эти лагеря существуют здесь и в наши дни.

Участие в войне за Западную Сахару вызвало недовольство среди части населения Мавритании, в том числе в среде военных. Это стало одной из причин, которая привела к тому, что 10 июля 1978 года в стране был совершен государственный переворот. В результате переворота президент Муктар Уль Дадда и правительство были свергнуты военными, которые в августе 1979 года подписали с ПОЛИСАРИО соглашение о мире, содержащее положения об отказе Мавритании от притязаний на территорию Западной Сахары. После вывода мавританских войск с юга Западной Сахары Марокко почти сразу включило эти земли в состав своих провинций, установив над ними военный контроль.

В конечном итоге война Марокко против ПОЛИСАРИО начала принимать затяжной характер. В 1987 году было окончено строительство системы оборонительных сооружений, получивших название «Марокканская стена» (в версии ПОЛИСАРИО «Стена позора»), вдоль границ с Алжиром и Мавританией. Стена представляет собой сеть инженерных сооружений высотой до 6 м и протяженностью около 2700 км, оборудованных минными полями, средствами технической разведки и опорными пунктами. В значительной степени это сооружение препятствует проникновению бойцов фронта на территорию, контролируемую королевством. Финансовую помощь в строительстве оборонительных сооружений оказывали США.

ЗА МАРОККАНСКОЙ СТЕНОЙ

Предпринятые усилия ООН и ОАЕ позволили добиться компромисса по некоторым вопросам между противоборствующими сторонами, а 27 июня 1990 года СБ ООН принял Резолюцию № 658, которая содержала отдельные детали мирного урегулирования проблемы Западной Сахары. 6 сентября 1991 года соглашение о прекращении огня вступило в силу, а на территории Западной Сахары разместились подразделения миротворческих сил ООН.

В настоящее время САДР признана более чем 80 государствами, является членом Африканского союза. Представительство ПОЛИСАРИО имеется и в Российской Федерации. Широкую моральную и материальную поддержку САДР оказывало правительство Венесуэлы при президенте Уго Чавесе.

Надо отметить, что военное командование ПОЛИСАРИО, в отличие от политического крыла, выступало против перемирия с марокканцами. Руководство фронтом заявляет о готовности к новой войне за освобождение территорий, и эта позиция непреклонна. В состав его боевых подразделений входят около 5 тыс. бойцов, еще столько же в резерве. При этом большая часть имеющегося вооружения, которое поступало в Западную Сахару из разных стран, является советским. По словам действующего министра обороны САДР Мохамеда Ламина, все военные успехи ПОЛИСАРИО были достигнуты благодаря использованию именно советского оружия.

В свою очередь, помимо усиленного военного присутствия, королевство проводит политику стимулирования развития территорий, направленную на достижение лояльности у местного населения. К таким мерам относятся привлечение крупных государственных инвестиций, строительство инфраструктуры, образовательные программы для молодежи, социальные проекты, предоставление льгот населению в обмен на лояльность властям. При этом непреклонной остается позиция марокканских властей в вопросе принадлежности Западной Сахары.

В регионе находятся 479 миротворцев, выступающие от имени ООН – MINURSO (United Nations Mission for the Referendum in Western Sahara). Основная их задача – подготовка к проведению референдума, однако в сегодняшних условиях сделать это очень сложно. В отчетах миссии регулярно упоминаются сведения о нарушении прав человека как со стороны марокканских властей, так и со стороны ПОЛИСАРИО. Инциденты возникают систематически.

Самый крупный имел место в октябре 2010 года в лагере беженцев Агдем Изик, расположенном в пригороде Эль-Аюна. Когда демонстрация с требованием решить ряд социальных проблем переросла в крупную акцию протеста и неповиновения. При попытке успокоить протестующих несколько полицейских были убиты, а толпа протестующих направилась в Эль-Аюн, где громила и поджигала дома и убивала местных жителей. Положение смогли выправить только введенные в город войска.

Некоторые эксперты рассматривают эти события в качестве первой искры, давшей старт арабской весне. Экономике региона пользу они тоже не принесли. Замедлилась реализация ряда крупных проектов, в том числе строительство сети солнечных электростанций, в котором принимали участие международные структуры (проект Desertec): крупные европейские компании и финансовые организации заявили об отказе инвестировать в развитие территорий до окончательного решения их политического статуса.

Возникает протестное движение и на территории, контролируемой ПОЛИСАРИО, в котором беженцы сахрави видят уже не столько борцов за свободу, сколько угнетателей наподобие бывших колонизаторов, если не хуже. Руководство фронтом они называют «самым коррумпированным режимом в мире», обвиняют в незаконном присвоении гуманитарной помощи, денежных фондов, насилии над женщинами и иных преступлениях и призывают к его свержению силовым методом.

Таким образом, угроза военного конфликта в Западной Сахаре остается. Что касается позиции мирового сообщества относительно статуса территории, то она разделилась, хотя большинство стран мира, в том числе Россия, считают целесообразным проведение референдума о статусе. Однако его проведение вряд ли даст гарантию мира и согласия в Западной Сахаре – уж слишком высока цена вопроса.

ВЕДЬ МОГЛИ БЫ ЖИТЬ

Благодаря значительным природным богатствам Западную Сахару нередко называют «африканским Кувейтом». И это не преувеличение. Так, предполагаемые запасы уникального фосфатного месторождения Бу-Краа приближаются к 10 млрд т, а доказанные – 1,7 млрд т. При этом качество добываемого здесь сырья является одним из лучших в мире. А в прибрежных водах имеются гигантские запасы морересурсов: по утверждению ПОЛИСАРИО, до 11% от мировых запасов (по некоторым видам рыб). Достоверных данных о наличии в недрах Западной Сахары нефти и газа нет, но судя по косвенным признакам, активности западных компаний в регионе, с высокой долей вероятности можно сказать, что недра очень даже не пустые. К этому следует добавить крупные запасы железной руды и руды цветных металлов.

Но взять ресурсы Сахары не так-то просто. В том числе и по юридическим ограничениям. Согласно резолюции юридической комиссии ООН от 12 февраля 2002 года, разработка природных ресурсов должна проводиться с учетом экологических требований и с согласия местного населения. Как ни парадоксально, именно этот аспект является препятствием на пути развития территорий, поскольку позиции марокканского правительства и руководства САДР не совпадают. Стоит какой-либо компании начать работу, как она становится объектом критики со стороны САДР или со стороны марокканского правительства, в зависимости от того, с каким правительством заключалось соглашение. И тут же следует обвинение в «разграблении» ресурсов Западной Сахары. По версии САДР, в число грабителей попала и Россия, так как заключила в 2006 году с Марокко межправительственное соглашение на разрешение рыбной ловли.

Такие юридические сложности, а также аспекты военно-политической обстановки в значительной степени снижают привлекательность проектов на территории Западной Сахары, а политический и экономический риск, по мнению многих аналитических агентств, на порядок выше по сравнению с территорией королевства. Напряженная ситуация в районе границы с Западной Сахарой (вилаят Тиндуф) и Алжиру создает значительные трудности. Недра этой провинции потенциально богаты нефтью и газом, однако для их подтверждения и разработки необходима тщательная геологоразведка. Власти Алжира неоднократно пытались привлечь иностранные компании в Тиндуф, но ни одна компания не спешит инвестировать в потенциально взрывоопасный район.

Таким образом, на примере Западной Сахары мы можем видеть, как политические амбиции и нежелание идти на компромисс пересиливают здравый смысл и тормозят развитие целого региона, вынуждая сотни тысяч людей жить в лагерях беженцев – в постоянной угрозе военного конфликта. Что же касается народа сахрави, то, учитывая их ресурсы, можно смело говорить, что они могли бы жить не хуже жителей Кувейта или других стран Персидского залива. Но их судьба в действительности мало кого интересует, в чем и трагедия…

МЕЖДУ ВОЙНОЙ И МИРОМ

С другой стороны, выстроенная марокканской стороной усиленная система государственной безопасности в Западной Сахаре (Марокканская стена и размещенные войска), помимо препятствования рейдам и диверсиям со стороны ПОЛИСАРИО, защищают территорию от проникновения «Аль-Каиды исламского Магриба» и других исламистских террористических структур. Тоже самое можно сказать и о ПОЛИСАРИО, чей мухабарат (арабское название службы безопасности) работает достаточно эффективно – успешно блокирует попытки радикальных исламистов распространить свое влияние на территории проживания беженцев из Западной Сахары. При этом надо отметить, что позиции террористов-радикалов достаточно сильны и в Алжире, особенно в южных провинциях, и в Марокко, свидетельством чего являются крупные террористические акты последних лет. Однако территории Западной Сахары и Тиндуфа пока не подвергались каким-то крупным атакам с их стороны. Как ни парадоксально это звучит, но перманентная угроза дестабилизации обстановки сегодня является фактором, который пока снижает угрозу терроризма. Безусловно, относиться к сторонам конфликта можно по-разному, но трудно не согласиться, что солдаты и офицеры ПОЛИСАРИО или вооруженных сил Марокко являются меньшим злом, чем ваххабиты или радикалы из ИГИЛ.

Что касается перспективы развития ситуации, то угроза полномасштабного военного конфликта между Алжиром и Марокко остается невысокой: правительства обоих государств ясно понимают бесперспективность войны, а без одобрения алжирских властей ПОЛИСАРИО вряд ли решится на столь самоубийственный шаг. Но нынешний статус Западной Сахары – между войной и миром – не может оставаться вечным. По всей видимости, решение конфликта следует искать в желании вовлеченных стран идти на уступки по статусу спорных территорий. Для этого необходимы посреднические усилия, в том числе со стороны стран Европы, США и Африканского союза.
Автор: лексей Носков
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/wars/2014-12-26/1_africa.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. сибирский немец 28 декабря 2014 06:24
    ну что можно сказать - френчи и англы искусственно разделив границами Африку заложили мины замедленного действия на долгие годы
    1. профессор 28 декабря 2014 08:06
      Межэтнические войны там были, есть и будут всегда вне зависимости от англичан, французов или испанцев.
      1. Котище 28 декабря 2014 10:17
        Уважаемый Профессор, тогда на кой черт их подпитывать, провоцировать и др. Этнические, национальные, религиозные они в первую очередь конфликты. В ходе которых льется кровь людей. Зачем!? Ответ наповерхности - ради денег…, ресурсов, амбиций отдельных лидеров. Но любой здравомыслящий человек скажет однозначно - жизнь человека дороже всего!
        Вопрос лично вам, чтоб вы выбрали в настоящей ситуации - мирную жизнь в составе федеративной иудейско-арабской республике, либо в маленьком вечно находящемся в военном положении, но гордом Израиле?
        Только без обид, дайте ответ честный положа руку на сердце.
        1. профессор 28 декабря 2014 10:50
          Шутите? Какая федеративная иудейско-арабская республика? Такое невозможно даже в теории. Это всё равно как выращивать волков и зайцев в одном загоне. У Израиля нет альтернативы. Никая федирация не возможна. Арабы должны жить в Аравии, а иудеи в Иудеи.

          По поводу борьбы за ресурсы. Война в Африке и на БВ была всегда и до того как там нашли углеводороды. Регион здесь такой. И эта война будет здесь всегда- она перманентна.
          1. Котище 28 декабря 2014 11:00
            А если абстрактно представить, что есть! В ней мирно существуют арабы, иудеи и др.?
            1. Котище 28 декабря 2014 15:42
              Уважаемый Профессор два часа ждал ответа на свой вопрос. Поэтому рискну высказать свои мысли самостоятельно в одном тезисе: худой мир - лучше доброй соры. Тем более если гибнут люди. К сожалению историю не повернуть назад.
              Мое субьективное мнение - конфликт на переднем востоке можно было останоыить в 50-х годах прошлого века и за 50 последующих лет его свести на нет! Но только вмешательство третих сил привело к тому, что мы сейчас имеем на ближнем востоке. А так немного компромиса всех участников и на ближнем востоке было бы на грдус другой "похолоднее".
              1. профессор 28 декабря 2014 16:03
                Цитата: Котище
                Мое субьективное мнение - конфликт на переднем востоке можно было останоыить в 50-х годах прошлого века и за 50 последующих лет его свести на нет! Но только вмешательство третих сил привело к тому, что мы сейчас имеем на ближнем востоке. А так немного компромиса всех участников и на ближнем востоке было бы на грдус другой "похолоднее".

                Конфликт на БВ можно ликвидировать только одним способом: Трансфер. Так например поступили арабы с евреями в арабских странах. То есть физически разделить. Пока же люди разных конфессий будут жить вперемешку то мира не будет. Третьи силы здесь совсем не причем.

                Цитата: Котище
                А если абстрактно представить, что есть! В ней мирно существуют арабы, иудеи и др.?

                Ну если абстрактно, то всё пучком. Все богаты и здоровы. Рай земной.
                1. Котище 28 декабря 2014 18:44
                  Немного истории.
                  На 1948 год на территории настоящего Израиля проживали как арабы - 68% так и иудеи около 14%. До резалюции ООН по созданию государства Израиль иудеи и арабы достаточно мирно существовали свыше 1000 лет. Перегибы были причем как с одной так и с другой стороны. Но всеравно существовали достаточно мирно. Перечислять все войны и ошибки не буду. Но кончилось, чем почти каждый 2 еврей не коренной житель Израиля. 2/3 жителей арабов эмигрировали с территории Израиля. 14% иных жителей которые ранее проживали в принципе - их нет. Мое мнение если небыло той резалюции ООН, возможно конфронтация не имела такой драматичности.
                  Дело было за малым учесть чаянья всех, кто проживал на территории Израиля.
                  Повторюсь Израиль выстоял, наперекор всему, даже судьбе. Это вызывает уважение. Но ценой крови это вызывает ужас.
                  На счет третих сил. Вспомните свою историю. Поведение британцев, французов - сколько раз они невыполняли свои обязательства, отказывались от своих обещаний - одна только история с миражом или поставкой ракетных катеров Ла комбатант, что стоит.
                  1. профессор 28 декабря 2014 20:17
                    Цитата: Котище
                    На 1948 год на территории настоящего Израиля проживали как арабы - 68% так и иудеи около 14%.

                    ...а остальные 18% индейцы.

                    Цитата: Котище
                    До резалюции ООН по созданию государства Израиль иудеи и арабы достаточно мирно существовали свыше 1000 лет.

                    Еврейский погром в Хевроне прошёл 24 августа 1929 года в ходе арабских волнений 1929 года в мандатной Палестине. В результате погрома 67 евреев, проживавших в Хевроне, были убиты, а остальные изгнаны или бежали из города.

                    Цитата: Котище
                    Перегибы были причем как с одной так и с другой стороны. Но всеравно существовали достаточно мирно.

                    Арабское восстание (1936—1939)
                    Несмотря на дополнительную помощь 20 000 британских солдат, восстание продолжалось более двух с половиной лет, за это время погибли более 5000 арабов, около 400 евреев и 200 англичан, около 15 000 арабов были ранены.

                    Цитата: Котище
                    Перечислять все войны и ошибки не буду. Но кончилось, чем почти каждый 2 еврей не коренной житель Израиля. 2/3 жителей арабов эмигрировали с территории Израиля. 14% иных жителей которые ранее проживали в принципе - их нет.

                    Не лады с цифрами у Вас.

                    Цитата: Котище
                    Мое мнение если небыло той резалюции ООН, возможно конфронтация не имела такой драматичности.

                    См. про резню арабами выше.

                    Цитата: Котище
                    Повторюсь Израиль выстоял, наперекор всему, даже судьбе. Это вызывает уважение. Но ценой крови это вызывает ужас.

                    Повторюсь СССР выстоял, наперекор всему, даже судьбе. Это вызывает уважение. Но ценой крови это вызывает ужас.

                    Цитата: Котище
                    На счет третих сил. Вспомните свою историю. Поведение британцев, французов - сколько раз они невыполняли свои обязательства, отказывались от своих обещаний - одна только история с миражом или поставкой ракетных катеров Ла комбатант, что стоит.

                    request
  2. Вожик 28 декабря 2014 08:17
    Всё чаще и жёстче проявляются тенденции, когда какие-либо территории, обладающие запасами невосполнимых полезных ископаемых или природных ресурсов, желают автономии и права единолично распоряжаться своими преимуществами.
    Отсюда - суть всех современных вооружённых конфликтов: на всех - не хватит! Т.е., в основе - желание выжить.
    Россия в этом отношении - главная мишень для капиталистических хищников Запада.
  3. Aasdem 29 декабря 2014 06:37
    Хорошо что Западная Сахара сохранила проалжирское направление, иначе бы было бы тоже что с туарегами Мали - после падения Каддафи стало частью АК.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня