Картофелекопалка Браунинга

Картофелекопалка Браунинга


«Ковбойский» пулемет в окопах русского фронта


Вклад американской оружейной компании «Кольт» (если быть точным — Colt’s Manufacturing Company) в боевой потенциал русской армии, безусловно, может считаться одним из «белых пятен» истории Великой войны. Хотя в общественном сознании, благодаря популярной литературе и кинематографу, слово «Кольт» твердо ассоциируется с ковбоями и револьверами, в русских окопах оно было хорошо известно благодаря куда более грозному оружию — станковому пулемету Кольт М1895/1914. Военным ведомством Российской империи для нужд действующей армии они закупались в очень больших объемах, и по числу стволов на русском фронте эта система уступала только легендарному «Максиму», производившемуся на отечественных заводах. Поставки «Кольтов» из США позволили если не преодолеть, то, во всяком случае, значительно уменьшить остроту дефицита автоматического оружия в русских пехотных соединениях.

В Советской России же эти пулеметы долго не задержались, поскольку были сняты с вооружения почти сразу по окончании Гражданской войны. В немалой степени этому способствовали эксплуатационная недолговечность ствола пулемета, малый запас ремонтных деталей на складах, а главное, – переориентация советского оружейного производства на создание собственных систем автоматического оружия.

Родом из мормонов

Создателем пулемета Кольт М1895/1914 был знаменитый американский, а затем бельгийский оружейник Джон Мозес Браунинг. Примечательно, что выдающийся конструктор стрелкового и автоматического оружия, получивший за свою жизнь 128 патентов, родился в семье американского мормона.


Джон Мозес Браунинг. Фото: wikimedia.org


Джонатан Браунинг, отец Джона Мозеса, был убежденным мормоном, переселившимся в конце 40-х годов ХIХ века в штат Юта. Он имел 22 ребенка от трех жен, был любителем и знатоком оружия. В 1852 году при поддержке общины мормонов Джонатан Браунинг открыл собственную оружейную мастерскую. Впоследствии Джон Мозес Браунинг вспоминал, что, постоянно играя ремонтируемым оружием, он узнал название частей, деталей и механизмов разных оружейных систем раньше, чем научился читать.

В оружиеведческой литературе есть указание, что свою первую однозарядную винтовку, в качестве подарка брату Мэтту, Джон Браунинг сконструировал в 14 лет. Возможно, что в этом случае речь следует вести все же не о конструировании, а о модернизации какой-то уже существующей системы, однако совершенно достоверным фактом является получение Браунингом своего первого оружейного патента в 23 года. Однозарядная винтовка по этому патенту получила наименование «J. M. Browning Single Shot Rifle» и стала производиться под серийным грифом «Модель 1879 года». Позднее Браунинг модифицировал свою первую систему и под серийным наименованием «Модель 1885 года» винтовка производится в США до сих пор.

Как указывает в своем оружиеведческом трактате (единственном на сегодняшний день специальном русскоязычном исследовании о пулемете «Кольт») С.Л. Федосеев, в начале 70-х годов ХIХ века Браунинг начинает работу по «автоматизации» многозарядной винтовки. Первая конструкция своего рода «протопулемета» была выполнена на основе конструкции магазинной винтовки «Винчестер М1843» с качающимся рычагом-скобой для перезарядки. Эта винтовка хорошо известна всем поклонникам американских «вестернов» с участием неизменных ковбоев. Браунинг ввел в устройство винтовки специальный механизм, отводящий при выстреле часть энергии пороховых газов для перезарядки.

Ввиду того, что собственная оружейная фирма братьев Джона и Мэтта Браунингов «J.M. Browning & Bros» в финансовом и технологическом отношении была маломощной, идея с газоотводной перезарядкой была предложена крупной оружейной фирме «Кольт» для совместной разработки. С.Л. Федосеев приводит в своем исследовании любопытную запись из дневника руководителя отдела перспективных разработок фирмы «Кольт» К. Дж. Эбетса: «Сегодня 1891, 10 июня два из десяти братьев Браунинг были здесь для обсуждения своего пулемета, модель которого Джон привез еще 1 мая. Договорились, что мы попытаемся как можно раньше реализовать принцип применения газа для привода механизма оружия, чтобы опередить притязания на приоритет Максима».


Фото: Canadian War Museum


Речь в этой записке идет об оружейнике Хайреме Максиме, создателе знаменитого и самого «многотиражного» в военной истории станкового пулемета «Максим-Виккерс». Как видим, конкуренция на американском рынке изобретений и производств автоматического оружия в конце ХIХ века была исключительно остра. Разные оружейные фирмы шли в своих разработках буквально «ноздря в ноздрю», а преимущество при патентовании не превышало нескольких недель, а подчас и дней.


Заявка на патентование доработанного на фирме «Кольт» пулемета была направлена в Патентное бюро США 3 августа 1891 года. В течение последующих нескольких лет конструкцию пулемета защитили еще тремя патентами. Одновременно шла работа над усовершенствованием этой автоматической системы и наладкой технологического цикла при ее промышленном производстве.

Альянс конструкторской мысли Джона Браунинга и финансовых возможностей фирмы «Кольт» в итоге принес свои плоды: в 1896 году Военно-морской флот США принял на вооружение пулемет Кольт М1895 под патрон 6-мм Ли. Примерно в это же время небольшая серия пулеметов Кольт М1895 в варианте под патрон 30-40 Krag была приобретена армией США.

Впервые станковый пулемет Браунинга был использован в боях американо-испанского конфликта 1898 года на Кубе. Однако подлинно массовое применение Кольт М1895 получил только в период Великой войны 1914-1918 гг., притом, как ни странно, в русской армии. На русском фронте, в отличие от американской армии, этот пулемет стал действительно массовым оружием, вторым по общему числу стволов после пулемета Хайрема Максима. Пулемет русского оборонного заказа прошел модернизацию (усилен ствол, изменен станок) и впускался под грифом Colt Model 1914.

Помимо России детище Браунинга сравнительно небольшими сериями закупалось для вооруженных сил Великобритании, Бельгии и Италии. В итальянской армии Кольт М1895 использовался дольше всего: вплоть до конца 1943 года этими пулеметами были вооружены подразделения «второй линии» обороны, сформированные на основе добровольческих организаций «чернорубашечников» Муссолини.

Солдатская картофелекопалка

Джон Браунинг, создавая свой первый пулемет, пытался, по-видимому, максимально упростить систему, сделать ее настолько ремонтопригодной, чтобы починить его во фронтовых условиях можно было бы помощью самых простых инструментов — молотка, напильника и гаечного ключа. Такая техническая установка конструктора видится в механизме газового двигателя пулемета, отвечающего за перезарядку системы, который был очень прост и максимально доступен внешнему ремонту.

Абсолютное большинство газоотводных систем перезарядки снабжены линейно двигающимся поршнем, который перемещается под воздействием давления пороховых газов в специальной трубчатой газовой камере, располагающейся либо под стволом оружия, либо над ним. В современных системах оружия подобный принцип расположения газоотвода применяется очень широко: под стволом — во многих разработках фирмы «Браунинг» (например, в карабине Browning Bar II), над стволом — в отечественных автомате Калашникова и Самозарядном карабине Симонова (СКС), в многочисленном семействе немецких винтовок и пулеметов Heckler&Koch.

Система автоматической перезарядки пулемета Colt М1895 принципиально иная. Пороховые газы при выстреле, пройдя специальное газоотводное отверстие в стволе, попадали не в замкнутую камеру, а вылетали в атмосферу, предварительно ударив в пятку (короткий поршень) качающегося рычага-шатуна. Этот рычаг, закрепленный одним своим концом на муфте под стволом пулемета, производил полукруговое — назад на 170˚ — движение в нижней подствольной сфере, производя выброс стрелянной гильзы, перезарядку очередного патрона и взвод боевой пружины.

В первоначальное положение рычаг-шатун возвращался под действием двух возвратных пружин, смонтированных в направляющих трубках под стволом. При этом затвор досылал в ствол очередной патрон и, если спусковой курок оставался нажатым, происходил следующий выстрел.

Поскольку основные детали затворной группы и механизма перезарядки состояли из рычагов и пружин, практически все были на виду, неполная разборка пулемета Colt М1895 и замена отдельных элементов системы не представляли никакой проблемы.

Оборотной стороной медали данной схемы была повышенная вибрация ствола пулемета из-за длинноходовых движений рычагов, закрепленных на стволе. Вибрация стала органичным недостатком пулемета Кольт М1895, и ее не удалось ликвидировать ни существенным увеличением веса ствола, ни массивным станком треножного типа.


Демонстрация пулемета «Кольт» в военной академии Вентворт, США, 1916 год. Фото: Connecticut State Library


Тряска ствола Кольта самым отрицательным образом сказывалась на точности стрельбы из этого пулемета, особенно на дальние дистанции. Даже опытные пулеметчики, стреляя из Кольта, не могли показать тех результатов меткости, которые легко давались при стрельбе из «Максима», «Льюиса» и даже «Мадсена».

Кольт М1895 имел и еще одну, весьма неприятную в условиях фронта, особенность: чрезмерно высокий профиль. Пулемет, установленный в поле на неподготовленную площадку, мгновенно превращал бойца в фактически полукорпусную мишень. Эта особенность «Кольта» определялась необходимостью иметь под пулеметом не менее 15-20 сантиметров свободного пространства для маятникообразного движения рычага-шатуна. Движение рычага под пулеметом исключало применение «Кольта» без штатного, довольно высокого треножного станка.

В полевых условиях специфический лязгающий стук от движения рычагов перезарядки, а также клубы пыли, которые поднимались от мощного выброса пороховых газов в нижнюю полусферу оружия, придавали Кольту М1895, по мнению солдат, внешнее сходство с механической картофелекопалкой. «Potato digger» — так именовали детище Джона Браунинга англоязычные солдаты. Название это могло возникнуть, разумеется, только в среде солдат из США и Великобритании, где механические средства уборки урожая применялись массово.

В Российской империи периода Великой войны подавляющее большинство призывников из крестьян о каких-то «картофелекопалках» не имело ни малейшего представления. Поэтому в русской армии пулемет Кольта подчас называли в обиходе «Быком» — за сходство, видимо, с разъяренным бугаем, который в этом состоянии энергично швыряет на себя пыль и грязь передними копытами.

Питание пулемета осуществлялось из холщовой ленты на 100 и 250 (поздние версии) патронов. Кольт М1895/1914 комплектовался зарядными ящиками и пулеметным станком «низкая тренога», разработанным специально для контракта с русским военным ведомством. Станок был весьма тяжел — почти 24 килограмма. Вместе с броневым защитным щитом, закрывающим стрелка, вес станка превышал 36 килограммов. При этом масса тела пулемета была относительно невелика — 16,1 килограммов.

Транспортабельность «Кольта» даже в сравнении с тяжелым станковым «Максимом» была неудовлетворительной. Усилий пулеметного расчета из двух человек, при острой необходимости, было достаточно для перемещения и боевого использования «Максима» на поле боя. «Кольт» в обязательном порядке требовал минимум трех пулеметчиков, в противном случае, перемещенный на новую позицию пулемет рисковал остаться либо без «треноги», либо без броневого щита, либо без боекомплекта.

Американские «быки» на русском фронте

Укомплектованность пехотных соединений русской армии пулеметами в начале Великой войны, мягко говоря, оставляла желать лучшего. В специализированном исследовании С.Л. Федосеева сообщается, что на конец 1914 года русская армия должна была располагать 4990 пулеметами (для сравнения, Германия на тот же период имела более 12 тысяч пулеметов), но реально в войска до 1 августа 1914 года было поставлено только 4 157 стволов.

В июне 1915 года Главное артиллерийское управление Генштаба (ГАУ) определило ежемесячную потребность фронта в 800 пулеметов, а в октябре того же года общая потребность армии в пулеметах на январь 1917 года планировалась в пределах 31 170 штук. Эти расчеты, как указывают источники, оказались заведомо заниженными, ибо на начало 1917 года на фронт было поставлено, ввиду крайней необходимости, около 76 тысяч пулеметов. Понятно, что такое количество пулеметов для фронта слабая промышленная база Российской империи обеспечить не могла.


Бронеавтомобили Девидсона, оснащенные пулеметами «Кольт». Фото: wikimedia.org


При содействии правительства Великобритании в январе 1915 года русское ГАУ разместило в США заказ на установочную серию в одну тысячу «Кольтов». Цена за штуку в 650 долларов, как утверждают современные эксперты, была явно завышена. Однако в дальнейшем, невзирая на существенно бóльшие по объему заказы, американцы неизменно отказывались пересматривать цену в сторону уменьшения. Упустив драгоценное предвоенное время, больше думая о строительстве амбициозных линкоров-дредноутов, нежели о пулеметно-артиллерийском обеспечении сухопутных войск, русское военное ведомство вынуждено было теперь щедро платить золотым рублем зарубежным производителям.

В конце 1915 года Главному артиллерийскому управлению Генштаба британцы уступили свой заказ в США на 22 тысячи пулеметов «Максим» и «Кольт». В начале следующего 1916 года размещение заказов на изготовление пулемета Кольт М1895 в США было продолжено. 29 января 1916 года при английском посредничестве был подписан контракт с американской фирмой «Марлин-Рокуэлл Корпорэйшн» на поставку 12 тысяч пулеметов «Кольт» под русский рантовый патрон 7,62х54R. Оружие по этому заказу должно было поступить в Россию не позднее сентября 1916 года.

Почти одновременно с фирмой «Марлин-Рокуэлл» 10 тысяч «картофелекопалок» согласилась изготовить по заказу русского военного ведомства фирма «Кольт». Впоследствии, 28 сентября 1916 года с фирмой «Марлин» был заключен еще один, на сей раз финальный контракт на 3000 пулеметов Кольт М1895/1914.

Подавляющее большинство пулеметов «Кольт» поставлялись в Россию существенно модернизированными. Была значительно увеличена толщина ствола, что позволило улучшить баллистические показатели выстрела и увеличить время стрельбы до опасного разогрева ствола. Заботами русского эмиссара в США, генерал-майора А.Н. Сапожникова была уменьшена высота станка-треноги, что несколько снизило вертикальный профиль пулемета.

«Кольты» русского заказа имели рамочный прицел с диоптрическим целиком в виде диска с пятью отверстиями и шкалой на 2300 м. Боевое использование прицела «Кольта» было несложным: диск прицела поворачивался необходимым отверстием (в зависимости от дальности и освещения) на линию прицеливания. В прицеле имелся также рациональный механизм для введения боковых поправок (поправки на деривацию — отклонение пуль при стрельбе из нарезного оружия в сторону вращения — вводились автоматически при установке дистанции стрельбы).

По мнению военных экспертов, «Кольт М1895/1914» был более поворотливым при стрельбе на подготовленной позиции, нежели пулемет «Максим». Детище Джона Браунинга стало, вероятно, самой простой с технической точки зрения автоматической системой из примененных в сражениях Великой войны.

Пулемет «Кольт» состоял всего из 137 деталей, из них только 10 винтов и 17 пружин. Почти идеально простой для станкового пулемета австрийский «Шварцлозе» состоял из 166 деталей. Британский «Виккерс» (глубоко модернизированная версия «Максима») собирался из 198 деталей, 16 винтов и 14 пружин. Русский «Максим» образца 1910 года (впоследствии конструкция было упрощена и число деталей снижено) имел около 360 деталей, 13 винтов и 18 пружин.


Русские солдаты с пулеметом «Кольт». Фото: historyworlds.ru


Вместе с тем, по эксплуатационной живучести пулемет «Кольт» даже близко нельзя было сопоставить с «Максимом», имевшим жидкостное охлаждение ствола. Первые версии «Кольта» вообще могли стрелять только короткими очередями и очень недолго, поскольку иначе ствол пулемета раскалялся почти докрасна и приходил в негодность. «Русская версия» пулемета Кольт М1895/1914, получившая толстый ствол и поперечное оребрение по нему, могла уже стрелять длинными очередями, однако тоже весьма непродолжительно. Огнем же из «Максима» наступающие боевые порядки противника можно было буквально «заливать» свинцом.

Фактор недостаточной эксплуатационной долговечности ствола «Кольта», сравнительно низкий темп стрельбы из него явились, по-видимому, причиной того, что в русской армии американские пулеметы не пользовались особой любовью солдат. «На безрыбье и рак — рыба!» — гласит русская пословица: пулемет «Кольт» использовали только до той поры, пока не случалось поменять его на «Максим» или «Льюис».

Всего за годы войны в Россию было доставлено 17 785 пулеметов «Кольт», что сделало эту автоматическую систему второй по распространенности на русском фронте после легендарного «Максима». Несмотря на значительный объем поставок из США, пулеметов «Кольт» (равно как и пулеметов других систем) во фронтовых пехотных соединениях даже в конце войны не хватало. На 1 марта 1917 года на четырех русских фронтах числилось 2 433 пулемета «Кольт», тогда как по штатному расписанию их должно было быть в войсках не менее 6 732 стволов.
Автор:
Николай Лысенко
Первоисточник:
http://rusplt.ru/ww1/history/kartofelekopalka-brauninga-15025.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

33 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти