Сарыкамышский разгром

Сарыкамышский разгром

100 лет назад, 9 (22) декабря 1914 года, началось Сарыкамышское сражение. Турецкий главнокомандующий Энвер-паша — ученик германской военной школы и большой поклонник германской доктрины, планировал провести глубокий обходной маневр и одним мощным ударом уничтожить русскую Кавказскую армию. «Турецкий Наполеон» Энвер-паша мечтал устроить второй «Танненберг» русской армии, что позволяло овладеть всем Закавказьем, а затем надеялся поднять восстание всех мусульман России, распространить пожар войны на Северный Кавказ и Туркестан (Среднюю Азию). Военная катастрофа на Кавказе вынудила бы русское командование перебросить на Кавказский фронт дополнительные силы с Восточного фронта, что облегчало положение Германии и Австро-Венгрии. После победы в войне с Россией турецкие правители надеялись присоединить к Османской империи все тюркские и мусульманские народности – на Кавказе, в Прикаспии, Туркестане, Поволжье и даже Западной Сибири.

Однако русские кавказские войска дали жестокий урок османам – практически вся 90-тыс. 3-я турецкая армия, самая мощная армия Турции, была уничтожена. От неё остались жалкие ошметки. Угроза турецкого вторжения на Кавказ была ликвидирована. Русская Кавказская армия открыла себе дорогу вглубь Анатолии.

Предыстория


В первые три месяца войны Османская империя формально соблюдала нейтралитет. Однако Стамбул ещё до начала войны вступил в тесные военно-политические отношения с Германской империей. Часть турецкого руководства, которая настаивало на союзе с Антантой, проиграла, так как Франция и Россия проявили равнодушие к Турции, считая, что её дело – это нейтралитет. В результате прогерманская группа заняла доминирующие позиции.

Османское правительство 2 августа 1914 г заключило с Германской империей тайный военный союз. Пока вопрос об участии Турции в войне оставался открытым, младотурецкое правительство воспользовалось ситуацией, чтобы укрепить свои позиции внутри страны путем отмены режима капитуляций. Так назывался режим, при котором иностранцы были изъяты из действия местной юрисдикции и подчинялись юрисдикции своих стран. В середине октября 1914 г. были изданы указы по ликвидации капитуляционных привилегий.

Военный союз с Германией обязывал Турцию выступить на стороне немцев в начавшейся войне. Турецкий флот был поставлен под контроль германской военно-морской миссии во главе с адмиралом Сушоном. Турецкая армия — единственная реальная сила в стране и опора младотурецкого режима — была в руках германских советников во главе с генералом Лиманом фон Сандерсом. Начальником турецкого Генерального штаба был полковник Бронсар фон Шеллендорф. В проливы вошли германские крейсера «Гебен» и «Бреслау». Германия предоставила Порте крупные займы, окончательно привязав её к себе. 2 августа Турция начала мобилизацию. Армия была доведена до огромных размеров – 900 тыс. солдат. Мобилизация сотен тысяч людей, транспорта и рабочего скота, бесконечные поборы на нужды армии – всё это подкосило и так находившуюся в кризисе турецкую экономику.

Когда план германского блицкрига рухнул, и на Западном и Восточном фронтах наметились первые неудачи, Германия усилила давление на младотурецкий триумвират (младотурецкие лидеры Энвер-паша, Талаат-паша и Джемаль-паша). Для ускорения событий турецкие «ястребы» во главе с Энвер-пашой, при полном понимании германцев, организовали нападение германо-турецких военно-морских сил на Севастополь и другие русские порты. Это привело к тому, что Россия 2 ноября 1914 г. объявила войну Османской империи. 11 ноября 1914 г. Турция объявила войну Великобритании и Франции. В результате появился новый региональный очаг войны, который привел к появлению нескольких фронтов – Кавказского, Персидского, Месопотамского, Аравийского, Суэцкого и др.

Англия и Франция имели свой интерес в этом противостоянии. Они использовали вопрос о проливах и Константинополе в качестве «приманки» для России (и для Греции) используя её ресурсы. При этом Запад в реальности не собирался отдавать России проливы и Константинополь, старался всячески затянуть войну с Турцией.

Войне придавали затяжной и нерешительный характер, мешали русской армии в осуществлении её стратегических задач. России было выгоднее одним решительным ударом сокрушить Турцию, чему могли содействовать союзники. Однако англичане всячески избегали взаимодействия с русской Кавказской армией. Одновременно британцы требовали оказать им помощь. Петербург шёл навстречу союзникам, как и на Восточном фронте. Русские войска, подвергая себя губительному воздействию местного климата, в 1916 году спешили на помощь английским войскам, окруженным турками к югу от Багдада. А британцы, чтобы сорвать десантную операцию русских в зоне Босфора, сначала сознательно пропустили в Дарданеллы германские крейсеры «Гебен» и «Бреслау», превратив турецкий флот в реальную боевую единицу, а затем в 1915 году предприняли бесплодную Дарданелльскую операцию. Эта операция была предпринята Антантой прежде всего из-за боязни, что русские смогут самостоятельно захватить Константинополь и проливы. В итоге из-за противоречий великих держав, которые углублялись по мере развития войны, согласованность действий союзных армий на Ближнем Востоке так и не была достигнута. Это позволило германским военным специалистам, которые возглавляли вооруженные силы Турции, долго парировать разрозненные попытки англо-французских сил занять азиатские владения Порты и сдерживать давление России.

Османская империя находилась в состоянии глубочайшего социально-экономического и политического кризиса. Экономика и финансы находились под контролем иностранцев, страна была де-факто полуколонией. Промышленность была в зачаточном состоянии. Перед началом Первой мировой войны Турция проиграла две войны. Проиграв Италии Триполитанскую войну, Турция потеряла Триполитанию и Киренаику (современная Ливия). Поражение в Первой Балканской войне привело к потере почти всех европейских владений, кроме Стамбула и его округи. Национально-освободительное движение в сочетание с нищетой подавляющей части населения (крестьянства) подтачивали страну изнутри. Младотурки, захватившие власть в 1908 г., компенсировали провалы во внешней и внутренней политике идеологией панисламизма и пантюркизма. Победа в войне должна была по их замыслу дать Османской империи новый импульс к жизни, превратить её в мировую державу.

Все силы Российской империи были отвлечены тяжелой борьбой на европейском театре. Оборона Кавказа была серьёзно ослаблена. Энвер-паша и его сторонники больше не колебались, они считали, что Турции выпал «звездный час» - сейчас или никогда. Османская империя могла вернуть всё утерянное ею с Кучук-Кайнарджийского мира 1774 года и даже более. И жребий был брошен, Османская империя атаковала Россию, подписав себе смертный приговор.

Подробнее о положении Турции в преддверии войны в статьях:

100 лет назад Османская империя начала войну против России
Как турецкие национал-либералы привели Османскую империю к краху
Планы строительства Великого Турана и господства «высшей расы»
Первые удары Турции: «Севастопольская побудка», бои у Баязета и Кеприкея
Первые удары Турции: «Севастопольская побудка», бои у Баязета и Кеприкея. Часть 2

Планы и силы сторон

С учётом того, что в начале войны Турция соблюдала нейтралитет, с Кавказа на фронт отправили 2 армейских корпуса и 5 казачьих дивизий (две трети всех сил). Поэтому после того как Османская империя вступила в войну русская группировка на Кавказе была серьёзно ослаблена. Войска, оставшиеся на Кавказе, получили задачу обеспечить две основные коммуникации, которые соединяли Закавказье с европейской Россией: железную дорогу Баку — Владикавказ и шоссейную дорогу Тифлис — Владикавказ (т. н. Военно-Грузинская дорога). Одновременно русские войска должны были защитить важный промышленный центр – Баку. Для этого предполагалось вести активную оборону, вторгнуться в турецкую Армению, разбить передовые войска турецкой армии, закрепиться на занятых приграничных горных рубежах, тем самым предотвратив вторжение османов на территорию русского Кавказа.

Основной удар русское командование планировало нанести на эрзерумском направлении, обеспечивая его одновременным движением отдельных отрядов на ольтинском и кагызманском направлениях. Наиболее уязвимым участком Кавказского фронта считалось приморское (побережье Чёрного моря) и азербайджанское направление, так как накануне войны русские войска заняли персидский Азербайджан. Поэтому для обеспечения флангов выделялись отдельные группы войск.

С началом войны в Закавказье остался только один 1-й Кавказский корпус под началом генерала Георгия Берхмана (20-я и 39-я пехотные дивизии), укрепленный единственной второочередной дивизией Кавказского округа — 66-й пехотной. В Персии дислоцировалась 2-я Кавказская стрелковая бригада. Эти силы подкрепляли отдельные соединения - 2 бригады пластунов, 3 1/2 кавалерийские дивизии и пограничные части. В сентябре на Кавказе перебросили слабый 2-й Туркестанский корпус (4-я и 5-я Туркестанские стрелковые бригады), штаб которого уже успели перебросить на Юго-Западный фронт. Официальным главнокомандующим русской армии был кавказский наместник Илларион Воронцов-Дашков. Однако он уже был стар и попросился в отставку. Фактически всем распоряжался его военный советник, генерал Александр Мышлаевский. Начальником штаба Кавказской армии был боевой генерал Николай Юденич, который в итоге возглавит русские войска и добьётся блестящих успехов на Кавказском фронте.

К началу войны русские войска были распылены на 720-километровом фронте от Черного моря до Персии. Всего было сформировано 5 групп: 1) Приморский отряд генерала Ельшина получил задачу прикрывать Батум; 2) Ольтинский отряд генерала Истомина прикрывал фланг главных сил на карском направлении; 3) Главные силы русской армии (Сарыкамышский отряд) под началом генерала Берхмана (1-й Кавказский корпус) располагался на сарыкамышско-эрзерумском направлении; 4) Эриванский отряд генерала Огановского стоял на баязетском направлении; 5) Азербайджанский отряд генерала Чернозубова дислоцировался в Северной Персии. В армейском резерве находились 2-й Туркестанский корпус и гарнизон Карса (формировавшаяся 3-я Кавказская стрелковая бригада). К началу боевых действий общая численность русской армии на Кавказе достигла 153 батальонов, 175 сотен, 17 саперных рот, 350 полевых орудий и 6 батальонов крепостной артиллерии.
В начале войны русское командование совершило ряд ошибок, что сказалось на результатах первого серьезного сражения. Так, русское командование рассредоточило свои войска отдельными отрядами на широком горном фронте, выделив избыточные силы на второстепенное эривано-азербайджанское направление и расположив армейский резерв в большом удалении от фронта. В результате на главном эрзерумском направлении османы имели преимущество, сосредоточив 50% всех сил, а русские противопоставили им 33% своих сил.

Сарыкамышский разгром


Турецкий план войны был построен на основе указаний германских офицеров. По плану германо-турецкого командования турецкие вооруженные силы должны были: 1) сковать русскую Кавказскую армию, не давая перебрасывать из её состава крупные соединения на европейский театр; 2) не дать англичанам занять Ирак; 3) прервать судоходство по Суэцкому каналу, для чего необходимо было захватить прилегающую область; 4) удержать проливы и Константинополь; 5) попытаться нейтрализовать Черноморский флот; 6) при вступлении в войну Румынии на стороне немцев турки должны были поддержать румынскую армию во вторжении в пределы Малороссии.

С началом войны Турция развернула семь армий: 1) 1-я, 2-я и 5-я армии защищали Константинополь и проливы; 2) 3-я армия, наиболее сильная, была развернута против России и должна была прикрыть персидское направление; 3) 4-я армия обороняла побережье Средиземного моря, Палестину и Сирию, и получила задачу занять Суэц; 4) 6-я армия защищала Ирак; 5) аравийская армия решала задачу защиты северного берега Красного моря.

3-я армия под командование Гассан-Изета-паши, начальником штаба которого был германский майор Гюзе, получила задачу разгромить русские войска у Сарыкамыша, а затем, выставив заслон у Карса, захватить Ардаган и Батум. Батум должен был стать оперативной базой для дальнейшего наступления на Кавказе. Одновременно османы планировали поднять широкое восстание местного мусульманского населения против «русских оккупантов». В случае, если русская армия первая перейдёт в наступление, турецкая 3-я армия должна была не допустить глубокого вторжения русских в Анатолию, перейти в контрнаступление. При наступлении русских войск на эрзерумском направлении войска противника планировали окружить и уничтожить восточнее крепости Эрзерум, что позволяло реализовать широкие планы по оккупации Кавказа.

Турецкая 3-я армия состояла из 9-го (17-я, 28-я и 29-я пехотные дивизии), 10-го (30-я, 31-я и 32-я дивизии) и 11-го (18-я, 33-я и 34-я дивизии) армейских корпусов, 1 кавалерийской и нескольких курдских дивизий, пограничных и жандармских войск. Кроме того, для усиления армии из Месопотамии перебрасывали 37-ю пехотную дивизию 13-го корпуса. К началу боевых действий силы 3-й армии достигали 100 батальонов, 165 эскадронов и курдских сотен, 244 орудия.

Каждая турецкая дивизия имела в своём составе три пехотных полка, артиллерийский полк, саперную роту, кавалерийский эскадрон и одно депо резерва. Полки имели в своем составе три батальона и пулеметную роту (4 пулемета). Артиллерийские полки в своем составе имели 2-3 полевых или горных дивизиона по 2-3 четырехорудийные батареи (до 24 орудий). В турецкой дивизии было примерно по 8 тыс. бойцов и они равнялась примерно нашей бригаде. В турецком корпусе было три дивизии, 3 артполка, 1 кавалерийский полк, дивизион гаубиц и саперный батальон. Всего в корпусе было около 25 тыс. солдат при 84 орудиях.

Главные силы 3-й турецкой армии (9-й и 11-й корпуса) были сконцентрированы в районе Эрзерума. 10-й корпус первоначально был расположен у Самсуна. Его планировали использовать как десантный, для высадки в Новороссии, если германо-турецкий флот добьётся господства на море или отразить ожидавшуюся высадку русских войск. Добиться господства на море не удалось, а высадка русского десанта оказалась дезинформацией, которой русский генеральный штаб искусно обманул противника. Поэтому 10-й корпус также стали перебрасывать в район Эрзерума.

В начале войны главная группировка 3-й армии была сосредоточена на эрзерумском направлении. Эта группировка в случае наступлении русских войск должна была встретить их в районе Гассан-Кала и Кеприкей (Кепри-Кей). Части сил должны были контратаковать с фронта, другая часть – совершить обходной маневр с севера и юга. На азербайджанском направлении турецкое командование развернуло пограничные части, жандармов и курдские части. Курдские войска также стояли на фронте Баязет, Алашкерт.

Сарыкамышский разгром

Кавказский театр военных действий

Начало боевых действий. Кеприкейское сражение

Война с первого дня приняла маневренный характер. Русские войска, расположенные на эрзерумском, ольтинском и эриванском направлениях, 19 октября (1 ноября) вторглись в Турцию. 39-я пехотная дивизия корпуса Берхмана двинулась в Пассинскую долину и, продолжая наступление в эрзерумском направлении, 25 октября (7 ноября) захватила Кепри-Кейскую позицию. Это была хорошо укрепленная позиция, но турецких войск здесь была мало. Однако далее полторы наши дивизии 1-го Кавказского корпуса столкнулись с шестью турецкими дивизиями 9-го и 11-го корпусов. Завязалось тяжелое сражение.

Тем временем Эриванский отряд успешно опрокинул пограничные турецко-курдские части и овладел Баязетом и Каракилиссой. Русские войска заняли Алашкертскую долину, обеспечив левый фланг Сарыкамышской группировки Берхмана и притянув на себя прибывающие силы 13-го турецкого корпуса. Эриванский отряд был преобразован в 4-й Кавказский корпус. Успешно действовал и Азербайджанский отряд. Отряд генерала Чернозубова в составе 4-й Кавказской казачьей дивизии и 2-й Кавказской стрелковой бригады присмирил окрестные племена, разгромил и выгнал турецко-курдские силы, которые вошли в западные районы Персии. Русские войска заняли районы Северной Персии, Тавриз и Урмию, стали угрожать Османской империи с юго-восточного направления. Однако для развития первого успеха войск была мало.

Командующий 3-й турецкой армией Гассан-Изет-паша бросил свои войска в контрнаступление. Тем временем на Кавказе началась ранняя горная зима, похолодало, начался буран. 26 октября (8 ноября) из метели вынырнули превосходящие силы турецких войск, опрокинули русские авангарды и ударили по главным силам русского корпуса. В ожесточенном четырехдневном сражении при Кепри-Кее русский корпус был вынужден отступить в долину Аракса. Русское командование спешно перебросило на помощь Берхману части 2-го Туркестанского корпуса. Кроме того, на главное направление перебросили 2-ю пластунскую бригаду. Подкрепления контратаковали противника. Пластуны на левом фланге разбили и заставили отступить 33-ю турецкую пехотную дивизию, затем перешли в ночь на 7 (20) ноября по грудь в воде ледяную реку Аракс и совершили рейд по вражеским тылам. Вскоре турецкое наступление было остановлено, и фронт стабилизировался. Обе стороны стали готовить войска к зимовке.

Одновременно шли бои на приморском направлении. Приморский отряд — 264-й пехотный Георгиевский полк, несколько сотен пограничников и батальон пластунов, был разбросан на огромном фронте в дикой местности. Ему пришлось успокаивать восставшее мусульманское население Чорохского края и сдерживать наступление переброшенной из Константинополя 3-й турецкой пехотной дивизией поддержанной иррегулярными войсками. Приморский отряд укрепили направленным в Батум 19-м Туркестанским полком.

Планы «турецкого Наполеона»

После Кеприкейского сражения обе стороны перешли к обороне и надеялись на спокойную зиму. Воевать зимой в горах было крайне сложно, а в ряде случае невозможно. Однако в конце ноября в Эрзерум прибыли Энвер-паша и начальник турецкого Генерального штаба полковник фон Шеллендорф. «Турецкий Наполеон» (энергичные действия и успех Энвера в ходе революции 1908 года сделали его необычайно популярным в Турции, его даже сравнивали с Наполеоном) решил не отводить войска на зимние квартиры, а пользуясь первым успехом и превосходством в силах перейти в решительное наступление, окружить и уничтожить слабую Кавказскую армию.

В результате Турция могла занять Закавказье и развить наступление на Северном Кавказе. Громкая победа могла привести к масштабному восстанию мусульманского населения на Кавказе и в Туркестане. Энвер-паша мечтал, что победа в войне с Россией приведёт к созданию великого «Туранского царства» — великой империи от Суэца до Самарканда и Казани. Сам Энвер видел себя в роли повелителя обновленной Османской империи. Это была заветная мечта его жизни. Свою авантюру стал проводить с большой решительностью, не смущаясь объективными проблемами, вроде наступления зимы, когда на Кавказе обычно наступало затишье. Командующий 3-й армией Гассан-Изет протестовал против этой авантюры и подал в отставку. Энвер сам возглавил армию.

Сарыкамышский разгром

Энвер-паша в сопровождении немецкого офицера

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. valokordin 29 декабря 2014 10:58
    Опять турки, а ведь с младотурками Советской властью в 1922году был заключен союз и Ленин признал правительство Ататюрка. А сейчас Эрдоган (орёл) заключил договор с Россией по газу. Браво, история повторяется.
    1. Скил 29 декабря 2014 11:13
      Только союз заключили не с младотурками. После поражения в войне Энвер-паша и другие младотурецкие вожди эмигрировали, а партия «Единение и прогресс» была ликвидирована. Власть захватили противники младотурков. Кемаль-паша также стал противником младотурецкого режима и не допустил возвращения их лидеров в Турцию. Хотя большинство рядовых членов "Единения" поддержали его партию, да и сам Кемаль в начале карьеры был иттихадистом.
    2. xan 29 декабря 2014 11:25
      Цитата: valokordin
      Опять турки,

      А что турки, имперская нация, реальная самостоятельность однозначно имеет своих сторонников в политической элите. А с кем дела иметь, с болгарами и с проебалтами чтоли?
      xan
  2. Selevc 29 декабря 2014 12:14
    Англия и Франция имели свой интерес в этом противостоянии. Они использовали вопрос о проливах и Константинополе в качестве «приманки» для России (и для Греции) используя её ресурсы. При этом Запад в реальности не собирался отдавать России проливы и Константинополь, старался всячески затянуть войну с Турцией.

    Да - совершенно странен и необъясним факт отсутствия участия России в Дарданельской операции... В то время как решалась судьба Турции и бои шли недалеко от Стамбула Россия увязла в боях где-то на окраинах Турции... Российский десант в районе Босфора одновременно с высадкой союзников мог бы вполне стать решающим ударом по Турции - но этого не произошло по одной главной причине... Англо-французам появление русских в Стамбуле было страшнее поражения !!!
    И это одна из главных причин поражения России в 1-й мировой - двуличные и лживые союзники нам были часто хуже врага - они показали свое истинное лицо во время Интервенции !!!
  3. GEOKING95 29 декабря 2014 12:42
    Можно без преувеличения сказать, что почти все боеспособное население Грузии сражалось с врагами Российской империи. А скольких раненных выходила тогда Грузия, сколько лошадей, скота, продовольствия дала она фронту!

    За этой сухой статисткой – сотни примеров воинского мастерства и героизма. И пусть, как в киноленте, перед нами промелькнут хоть несколько «кадров», повествующих о таких примерах.

    Турецкий фронт. Капитан Тарас Вашакидзе, отправившись в разведку под городом Саракамыш, со 129-ю подчиненными, возвращается, пленив… все командование одного из корпусов противника – и самого командира корпуса, и трех командиров дивизий с их штабами (а это – десятки офицеров), да еще 1306 солдат. Вместе с ними «приданое»: 8 орудий, 24 пулемета, ящики с боеприпасами. Это – результат не только отваги, но и военной смекалки: капитан сумел убедить турок, что за ним двигаются три полка русской армии…

    Рассказывали, что об этом героическом поступке было доложено Государю. По его распоряжению был издан высочайший указ о награждении капитана Тараса Вашакидзе высшей военной наградой Российской империи - орденом Св. Георгия IV степени. Эта история дошла и до французского президента Раймона Пуанкаре. Вашакидзе был награжден высшей французской военной медалью, которую могли получить исключительно командующие армиями. В России только один человек - император Николаю II был удостоен этой медалью!

    Белоруссия. Там сражается 2-я Кавказская армии, в которую входят 15-й Тифлисский, 16-й Мингрельский и 14-й Гренадерский Грузинский полки. Гренадеры, которыми командует полковник Акакий Отхмезури, несколько суток ведут жестокие бои, сдерживая продвижение немцев. И тогда на их позиции опускаются желто-зеленые облака, это – удушающий газ хлор.

    Естественно, солдаты надевают противогазы, но в них… не слышно команд! В окопах паника, а неприятель идет в очередную атаку. И полковник Отхмезури принимает беспрецедентное решение: снимает противогаз, чтобы подчиненные слышали его. Примеру командира следуют все офицеры. И вместе с ним погибают уже после того, как паника улеглась, и атака была отбита…
  4. GEOKING95 29 декабря 2014 12:43
    Западный фронт. Здесь, как и два ее земляка, которых мы сейчас видели, высшей воинской наградой – Георгиевским крестом – награждается медсестра Нино Джорджадзе. Выпускница Сорбонского университета добровольно ушла из Грузии на фронт с первых дней войны и спасает под огнем людей, проявляя настоящий героизм…

    А это уже… Месопотамия. Кавалеристы отдельного Персидского экспедиционного корпуса распевают там: «Наш Баратов бодр и весел,/ Всех к победе он ведет./ Что ж, казак, ты нос повесил?/ Веселей гляди вперед!» Это – песня, сложенная в ударной 1-й Кавказской казачьей дивизии о своем командире, генерале от кавалерии Николозе Бараташвили – полном тезке великого грузинского поэта-романтика, происходящего из одного с ним княжеского рода.

    Он возглавляет специальный корпус, посланный в Персию (Иран) с задачей, прямо скажем, межгосударственного значения: «До объявления войны Персией России поднять престиж русского имени, а с момента объявления войны занять Тегеран с целью закрепления политического положения России в Персии». За 2,5 месяца экспедиция Бараташвили выбивает из ключевых городов прогерманские силы, турецкие диверсионные отряды и очищает от них огромную территорию – до 800 километров по фронту и столько же в глубину.

    В штаб Кавказского фронта уходит донесение: «Мирная жизнь персидского населения, нарушенная боевыми действиями, вошла в свою колею». А тегеранский властитель Султан-Ахмед-шах, объявив врагами всех подданных, толкавших его к войне с Антантой, лично благодарит Бараташвили за «образцовое поведение русских войск и дружелюбное отношение к населению». И вручает генералу высший персидский знак отличия «темсал» - усыпанный бриллиантами миниатюрный портрет шаха.
  5. GEOKING95 29 декабря 2014 12:44
    Другой генерал, тифлисец Алексей Брусилов тоже решает задачу международного значения, да еще и входит в историю мировой военной науки. Командуя Юго-Западным фронтом, он прорывает оборону противника, впервые в мире применив одновременное наступление всех имевшихся армий. Войска генерал-адъютанта Брусилова продвигаются на целых 160 километров, и Австро-Венгрия оказывается на грани катастрофы. Это вынуждает немцев перебросить войска от Вердена, что значительно помогает англичанам с французами и спасает Италию от разгрома.




    Алексей Брусилов

    А еще в списке генералов-грузин, отличившихся в Первой мировой, - два генерала из грузинского царского рода. Это генерал-лейтенант - Дмитрий Петрович Багратион (1863–1919) Командир 1-й бригады Кавказской туземной конной дивизии. В 1915 временно командуя дивизией на Срыне, провел блестящую контратаку и захватил 450 пленных, 5 пулеметов и др., за что был награжден Георгиевским оружием. В 1916 году командующий Кавказской туземной конной дивизии (сменил вел. кн. Михаила Александровича)



    Дмитрий Багратион

    и генерал-лейтенант Александр Ираклиевич Багратион-Мухранский, зарубленный большевиками в Пятигорске в 1918 во время массовой казни заложников. Среди отличившихся на полях сражении также генералы Захарий Бакрадзе, Иванэ Казбеги, Георгий Андгуладзе, Илья Одишелидзе, Кирилл Кутателадзе, … Всего их 57 – большинство среди более чем 70-ти генералов из Грузии, и сотни офицеров воевавших в 1914-1918 годах.


    Александр Багратион-Мухранский

    Сама же прифронтовая Грузия в те годы дает войскам продовольствие и лошадей, транспортные средства и скот, принимает тысячи и тысячи раненых. В ее городах действуют госпитали, в том числе и созданный императрицей Марией Федоровной. Медсестрами в них становятся и аристократки, и простолюдинки. Один из двух крупных складов медикаментов, организованных в империи «Всероссийским земским союзом помощи больным и раненым военным», открывается в Тифлисе и обслуживает лазареты на 20 тысяч коек в тылах Кавказского фронта… И верховный главнокомандующий император Николай II, побывавший в грузинской столице в ноябре 1914-го проездом на турецкий фронт, благодарит «древний город Тифлис» и «от души осушает бокал» за всех, живущих в нем.
  6. Prager 29 декабря 2014 14:24
    отличная статья. давай с продолжением не тяни!
    1. Turkir 29 декабря 2014 23:17
      Самсонов это Брусилов для TopWar.
      Ждём продолжения... wink
  7. Его планировали использовать как десантный, для высадки в Новороссии, если германо-турецкий флот добьётся господства на море или отразить ожидавшуюся высадку русских войск.

    Это уже тогда турки на дирижаблях хотели высадится в Луганске и Донецке, чтобы помочь киевской хунте?
    Дедослав Олимпиадиевич Сочиев
  8. crasever 30 декабря 2014 14:45
    "Паша , не пошаливай !..." В.Маяковский , "Мистерия Буфф".
  9. Карауыл 30 декабря 2014 21:49
    Интересная статья. Автору спасибо и жду продолжения.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня