Между этатистами и либералами, или Трудная дорога Путина

По мнению американского обозревателя Марка Адоманиса, Владимир Путин провёл в России немало рыночных реформ. Вместе с тем он сохранил прежний подход к «стратегическим отраслям», в которых государство доминирует. Обозреватель считает, что далеко не все россияне согласны с подобным подходом президента и что создание, к примеру, «Роснефти», удачной идеей не было.




Статья известного обозревателя Марка Адоманиса (Mark Adomanis) на днях появилась в популярном журнале «Форбс».

Всегда любивший «красочные метафоры» с участием животных, пишет автор, Путин недавно «действительно превзошёл сам себя». Адоманис цитирует «The New York Times»: «Один известный бизнесмен, знакомый с г-ном Евтушенковым, сказал, что Путин подорвал самые основы понятия прав собственности в России, и это относится даже к тем, кто проявляет ему верность. Он сказал, что Путин назвал частное владение стратегическими отраслями русским аналогом слова «roost» (можно перевести как «усаживаться на насест». — О. Ч.). «У курицы есть право собственности на свои яйца, ей могут давать корм, пока она высиживает яйцо, — пояснил источник, — однако в действительности это не её яйца».

По мнению Адоманиса, всё это образные выражения, сильно отличающиеся от того «сухого технократического языка», каковой Путин часто использует на официальных мероприятиях.

Взгляды Путина на роль государства, контролирующего некоторые важные отрасли промышленности, в том числе энергетические, обеспечивающие энергоресурсами Запад, не изменились. По мнению обозревателя, несмотря на «антикапиталистическую репутацию» в западном полушарии, Путин всё же провёл в России «значительное число рыночных реформ» (например, в налоговой и правовой сферах). Однако его взгляды на «стратегические» секторы экономики «чрезвычайно последовательны». Слова Путина соответствуют делам: он думает, что государство должно доминировать на этих «командных высотах экономики».

Между тем Адоманис находит, что создание таких крупных государственных «национальных чемпионов», как «Роснефть» и «Совкомфлот», не было «очень хорошей идеей». Правда, при высоких ценах на нефть Россия могла себе позволить реализовать неидеальную экономическую политику, считает аналитик. Экономика росла, хотя рост этот «таил в себе множество грехов». И сейчас мало кто из россиян положительно оценивает растущую роль государства в экономике, заявляет автор статьи.

«Проблема в том, что изменились условия. Россия сейчас находится в ситуации, в которой заметно давление, оказываемое на её крупнейшие компании со всех сторон: цены на энергоносители снизились, компании не могут занимать деньги на западных рынках, долги, которые уже были сделаны, из-за падения курса рубля в реальном выражении стали значительно дороже в обслуживании…» — перечисляет Адоманис.

По мнению обозревателя, власти России понимают, что они столкнулись с серьёзной проблемой. Российские компании должны понимать, каким образом им следует действовать, поддерживая рост.

В своём обращении к россиянам, напоминает американский автор Владимир Путин затронул некоторые «знакомые темы», заявив о необходимости России вести борьбу с западным экономическим давлением за счёт осуществления внутренней либерализации (domestic liberalization). Он сообщил о ряде инициатив, которые «сделают Россию более привлекательной страной для бизнес-инвестиций», отмечает аналитик. Среди таких инициатив он назвал мораторий на коррумпированные проверки по «лицензированию» и полную амнистию репатриированному капиталу. По мнению Адоманиса, это «прекрасный» и «рациональный» ответ на вопросы, поставленные сложной ситуацией.

Обозреватель пишет далее, что из цитаты о курице и яйцах всё ясно. Путин по-прежнему считает частный бизнес «младшим», т. е. подчинённым партнёром, а не равным государственному. Он считает, что государство действительно владеет важными активами, а частные предприятия — в лучшем случае «эффективные менеджеры», отмечает журналист. Но дело в том, что если нефть стоит на мировом рынке дороже 100 $ за баррель, такую позицию занимать довольно просто. Но вот при цене примерно в 60 $ всё обстоит намного сложнее, заключает аналитик.

Автор приходит к выводу о наличии «текущего противостояния Путина и российского бизнес-сообщества». Кто же победит в этом противостоянии?

Учитывая траекторию новейшей российской политики, Адоманис допускает, что «этатистские части аппарата Кремля» (их символ — Игорь Сечин) окажутся на первом месте.

Вместе с тем также возможно, что Путин прислушается к советам «группы рыночных либералов», число которых уменьшается.

В заключение Адоманис указывает, что Путин, собственно, — «не волшебная палочка», он не может по волшебству заполучить широкий приток частных инвестиций. Рынок просто не работает таким образом, отмечает обозреватель, тем более что президент страны не берёт в расчёт само право собственности, пытаясь «убедить всех кур, что их яйца им не принадлежат». От таких-то заявлений, пишет американец, и без того «ничтожный ручеёк инвестиций» будет лишь пересыхать.

Отсюда аналитик вывел всего два варианта экономического расклада для Кремля.

Первый: Путин может «ослабить поводья» и тем самым дать «скромный импульс экономической деятельности». Второй: «натянуть узду потуже» — и заполучить «ещё больший отток капитала».

Третьего не дано, резюмирует публицист.

Напомним, в конце декабря минувшего года Центральный банк России пересмотрел прогноз развития экономики. Согласно новым «предсказаниям», экономика РФ может просесть в 2015 году на 4,5, а то и на 4,8%.

Этот сценарий, именуемый «стрессовым», учитывает среднегодовую цену на нефть примерно в 60 долларов за баррель. Учитывается в документе ЦБ и «действие на экономику других негативных факторов». (Ясно, что это за факторы: западные санкции.)

Согласно докладу ЦБ, рецессия будет затяжной — она сохранится и в 2016 году, когда темпы падения ВВП составят 1%.

Однако в 2017-м году эксперты ЦБ уже рассчитывают на восстановительный рост, причём даже в том случае, если цены на нефть сохранят свой низкий уровень в течение ближайших трёх лет.

Экономисты ЦБ верят в адаптацию российской экономики к сложившимся условиям. В переводе на простой русский язык это означает, что ослабленный курс рубля вызовет к жизни тот самый процесс импортозамещения, о котором много толкуют политики, а заодно повысит конкурентоспособность экспорта российской продукции. Итог для макроэкономики: в упомянутом 2017 году Центробанк ждёт роста ВВП до 5,8%!

Сценарий, конечно, удивителен, если не фантастичен. Всего два года России потребуется на то, чтобы заменить импорт и «адаптировать» экономику. Вот так всё просто, главное — прогноз выдать.

Где ж мы были после 1998-го года? Почему не «адаптировали» экономику в 2000-м, когда цены на нефть стали быстро расти, и в бюджете завёлся немаленький профицит? Почему мы не сделали это в 2003-м и далее, когда цены на минеральное сырьё росли уже стремительно? Наверное, крепко дружили с Западом в те годы, и в «адаптации» нужды не было. И только в конце 2014 года мы наконец поняли, что с Западом нам не по пути, и что самодостаточность — не пустой звук.

Воистину, мы, русские, медленно запрягаем… Одна надежда: быстро поедем!

Обозревал, переводил и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

78 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти